Наташа Маркович.

Flutter. Круто, блин! Хроники одного тренинга

(страница 2 из 21)

скачать книгу бесплатно

Я огляделась и увидела вместо любимых однокурсников таких же пауков. Они сидели за партами и важно обсуждали что-то неважное.

Тогда мне отчего-то стало противно, и я ушла, не удосужившись блестяще защитить дипломный проект и получить свой очередной красный диплом.

Особый Случай

Пройдя еще несколько курсов лечения и продолжая поиски себя, полулысая, изможденная, но непобедимая, с огнем в глазах, я наконец попала на какой-то столичный тренинг. Стоило это по тогдашним меркам невероятно дорого, выглядело по тогдашней необразованности странно, до ощущения опасности. Тренинги, как способ образования, были никому не ведомы, по крайней мере в моем городе. Впрочем, мне уже было нечего бояться, терять тоже, и я смело туда пошла.

По крайней мере, новые ощущения мне были гарантированы, и этого уже хватало для принятия решения. Кроме того, это были гарантированно новые люди, которых я могла поразить своей новоприобретенной неординарностью.

Несмотря на плачевное состояние организма, дух мой был бодр, хотя и растерян, а внешний вид по пермским меркам был отличным. На пути превращения из странной девушки в неординарную личность я научилась одеваться в дорогих бутиках, поддерживать безукоризненный маникюр и делать прическу у лучшего городского стилиста. Поэтому даже моя полулысая голова была вполне ничего себе. Вообще, где-то после двадцати пяти я вдруг ни с того ни с сего стала довольно симпатична. Видимо, Вселенная решила хоть как-то поддержать меня на моем нелегком жизненном пути.

А худоба, необычайная бледность и темные круги под глазами придавали мне тайны и трагизма.

При моем виде людям сразу становилось ясно, кто является средоточием людской скорби и с непоколебимым достоинством, не теряя веселого расположения духа, несет тяготы ответственности за все прегрешения человечества.

Встав утром вовремя, что для меня является признаком энтузиазма, я одела самую короткую юбку, самые длинные, модные в ту пору сапоги, пришла в зал тренинга и села в первый ряд, положив ногу на ногу. С собой, невзирая на протесты девушки, встречавшей нас у входа в зал, я притащила кружку с чаем. К тому времени я уже окончательно привыкла командовать сама, а не подчиняться всяким там червям.

От любопытства меня разрывало на кусочки. Я ждала тренера, представляя себе мрачного, сутулого старикана.

Неожиданно вышел высокий и красивый парень в дорогом костюме, с идеальной стрижкой, в отполированных до сияния ботинках.

– Ух ты, какой красивый! – воскликнула я на весь зал и тут же забыла про своего стоматолога, с которым к тому же успела расстаться.

Весь зал посмотрел на меня. Сергей же не обратил внимания. Кроме того, он плевал на мой бледный и героический вид. Сразу скажу, ни капли сострадания к моей исстрадавшейся персоне я, за весь тренинг, так не дождалась.

– Для чего вы пришли? – поинтересовался он у аудитории, закончив вводную лекционную часть.

Я встала первая:

– Хочу понять.

– Что?

– Куда я иду и зачем.

– Ты стоишь у микрофона.

– Ну я имею в виду свою жизнь.

Что-то идет не так, как мне бы хотелось.

– А! Выражайся яснее. И что с жизнью? – Он критически оглядел меня с ног до головы.

– Невезуха…

– Эта идиотка готова заморить себя до смерти, лишь бы привлечь внимание к своей персоне, – объявил он залу, едва дослушав краткую историю моих поисков.

– Слушай, – возмутилась я, – что за оскорбления с порога? Уж не хочешь ли ты сказать, что я специально заболела?

– Хочу.

– Как это? – растерялась я.

– Вот так. Ты ВСЕГДА делаешь то, что тебе выгодно!

– И какие же выгоды я извлекаю из столь сомнительного приобретения?

– Жалость. Любовь. Сострадание. Восхищение. Ведь ты же герой, правда? Стойко переносишь тяготы жизни с улыбкой на пересохших губах!

Как он узнал?

– Почему это на пересохших?

– Никто, кроме тебя, не притащил в зал кружку с чаем.

– У меня после врачебных процедур плохо слюнные железы работают. Я даже везде с собой таскаю бутылку с водой – рот пересыхает.

– Это мне неинтересно, – ответил Сергей. – Есть и пить в зале запрещено. Всем. Исключений нет.

– У меня медицинские показания.

– Значит, этот тренинг не для тебя. Изволь покинуть зал. Деньги тебе вернут.

– Нет, я не уйду!

– Тогда дай слово не пить в зале.

Я прямо растерялась. Я привыкла, что моя болезнь делает меня исключительной. Что мне зачастую позволено то, что не позволено другим. Люди из сострадания дают мне отступления от правил. К тому же я не врала, у меня действительно после облучения отказали слюнные железы. Во рту окончательно пересохло.

– Хватит манипулировать свой болезнью! И ты еще про выгоды спрашиваешь! – вдруг возмутился он. – Мисс Особый Случай. Миссис, простите.

– Я, между прочим, инвалид второй группы! – как последний аргумент выдала я от отчаяния.

– Вот я и говорю, Особый Случай. Знаешь что? – продолжал тренер.

– Что? – сердито осведомилась я, сопротивляясь Сергею и тем чувствам, которые неумолимо накатывали на меня. Страх, стыд, еще раз стыд, растерянность, недоумение – все это пыталось прорваться сквозь мои горячо любимые и лелеемые годами веселье, силу, независимость, неординарность и еще множество приобретенных за годы цивилизованной жизни черт моего несносного характера.

– Мне наплевать. Из меня тебе не удастся выудить ни капли жалости. Хочешь любви? Начни ее создавать. И отдавать, а не потреблять.

– А я что делаю? – оскорбилась я.

– А ты высасываешь ее из других с помощью своей болезни, – сказал Сергей, – да еще изображаешь из себя крутого Бетмэна. Самого сильного, независимого и оригинального до невозможности.

– Но это же и есть я, идиот! – закричала я.

– Ты, Наташа, – это мелкий заячий хвост, который дрожит от страха, ненависти, боли и обиды. Я думаю также, – сжалился он, и голос его стал мягким, – что еще ты очень добрый, ранимый и нежный человек, который отчаянно боится быть самим собой.

– Так ведь как самим собой-то?! Это невозможно! Знаешь, что я пережила?

Я вспомнила молчание своих одноклассников, вспомнила, как они отворачивались, когда я подходила к ним с вопросом: «Что произошло?» – и вдруг разревелась. Даже тогда, во время бойкота, не плакала, а тут… Я думала, что давно забыла ту историю.

– Нет, это невозможно, – всхлипнула я.

– Ну и живи, блядь, в обнимку со своим несчастным прошлым, – устало произнес он, – года два еще проживешь. Крутая, модная, красивая и страшно одинокая.

– Врешь ты все!

Он замолчал, и я услышала в зале страшную тишину. Пятьдесят человек сидели открыв рты и переводя взгляд с меня на него и обратно. Эти гады не оспаривали его слова, не предъявляли ему претензии за грубость и оскорбления. Они просто смотрели широко открытыми глазами и молчали. Сергей тоже внимательно посмотрел в зал.

– Кто считает, что то, что я сказал, очевидно, поднимите руки. Выше!

Руки подняли все. У меня земля под ногами описала полный круг. Я сквозь слезы посмотрела на лес поднятых рук и молча села.

– Почему ты села? – мягко, но без единой капли сострадания в голосе спросил тренер.

– Мне надо подумать.

– А, это хорошо, – улыбнулся Сергей в первый раз.

Мои друзья ждали меня после первого дня тренинга. Они волновались. Я зашла взъерошенная как воробей, и они набросились на меня с вопросами:

– Ну что, что? Рассказывай, куда ты угрохала такую кучу денег?

– Знаете, что я сегодня узнала?

– Ну?

– Что я очень добрый, уязвимый, и напуганный человек. И еще… нежный. – Это слово я произнесла с усилием. Оно было новым в моем лексиконе. Раньше я считала, что нежность – это салат такой.

– Ты что, дура? Ты за это деньги заплатила?

– Так ведь это важно!

– А что, так это непонятно? Без тренинга?

– Нет! Я думала, что офигительно деловая колбаса. Модная такая, оригинальная, пробивная.

– Ну и это тоже. Бесит, конечно, иногда, ну да все не без глупости.

– А за что же вы со мной дружите?

– За то, что ты нежная, слабая и уязвимая. Ну еще ты добрая. И сильная.

Мир мой окончательно встал с ног на голову. Друзья решили, что я совсем рехнулась, и, уложив меня спать, пошли обсуждать план моего спасения.

Я много нового узнала за три дня тренинга. Плакала, кричала, спорила, сопротивлялась, удивлялась, недоумевала, хохотала и, кажется, поняла в миллион раз меньше, чем на своей кафедре психологии. Но почувствовала и осознала во столько же раз больше.

Тренинг я закончила с относительно ясным пониманием, куда мне идти, и твердым намерением прекратить свою странную социализацию.

Раз у меня не получается жить в этом мире, значит, надо изменить мир, решила я.

– Это недостижимая задача, – предупредил меня Сергей.

– Хоть начну, – засмеялась я.

– Добро пожаловать, – улыбнулся он в ответ.

Часть 2
Подготовка

Безумие, это когда делаешь то же самое снова и снова, но ожидаешь различные результаты.

Альберт Эйнштейн.


– Господи, почему я?!

– Хм… А почему нет?

Анекдот.

За неделю до старта

Моя жизнь начинается с того, что мозг прорезает отвратительно бодрый визг будильника, вмонтированного в телефон разумеется.

По мелодии совершенно очевидно, что производители телефона мечтали наполнить мой сегодняшний день оптимизмом с самой первой минуты. Не могу сказать, что им это удалось.

В эту страшную минуту я ненавижу компанию «Нокиа». Параллельно ненавижу город Москву, раннее утро, темноту за окнами, стрелки часов, самодовольно указывающие 5.30, темные мокрые улицы, свою работу, сонных людей, которые будут ждать меня в 7.00 в офисе моей компании… Господи, дай мне в моей будущей жизни сна до полудня, и я буду благодарна тебе до самого ее окончания! А может, и после. По ситуации.

Через десять минут благодаря продуманности производителей телефонов ситуация повторяется, и я, постанывая и даже подвывая, рождаюсь из теплого одеяла. В жизнь.

С подвываниями же доплетаюсь до душа, отворачиваю краны максимально влево и сажусь на край ванны плакать. Поплакав, я, как амеба передвигая ложноножками, заползаю под горячую воду. Процесс реанимации начался.

Душ постепенно смывает с меня сон, и я начинаю чуточку лучше относится к миру.

Стою под горячими острыми струйками воды и думаю. Думаю я о тех самых людях, которых буду встречать сегодня в офисе. Я буду думать о них теперь почти всегда. Просыпаться с мыслью о них и засыпать с мыслью о них же. Эти люди теперь моя новая головная и душевная боль, мои новые страх, радость и надежда.

Новая Игра

Еще через некоторое время я еду в офис, вполне проснувшаяся и веселая, по пустым московским дорогам. Нет, серьезно, когда дороги в Москве пусты, это создает ощущение необыкновенного, небывалого счастья. Я лечу со страшной скоростью на своем турбированном авто, слушаю вой турбины, слышимый сквозь музыку, и пою во весь голос, благо никто не слышит и ничьи нежные уши не раздражает мой несбалансированный вокал. Душа моя полна!

Сегодня – собеседования. Девять часов, девять человек. Мне в течение дня необходимо девять раз принять решение: участвует мой собеседник в Игре или не участвует? Отсортировать бесцельных соплежуев, которые потянут назад всю команду. Фу, как высокомерно, пытаюсь я пристыдить себя, но выходит не очень убедительно.

Но до этого, в 7.00, собрание, где мы с капитанами, моими помощниками, последний раз объясняем будущим игрокам некоторые правила, расписание и структуру Игры. Последний раз отвечаем на вопросы. Они волнуются и задают много дурацких вопросов, но я не злюсь. Я понимаю, что им страшновато. Новое всегда страшит. Даже если оно прекрасно и удивительно.

После собрания я отдаю им расписание собеседований на ближайшие три дня, чтобы записались те, кто не успел сделать этого раньше, и иду в кладовку. Отдохнуть там, лежа на полу. Времени 8.30, а я уже устала. Надо что-то с этим делать.

Мне надо было попить чаю, а я вместо этого уснула в кладовке.

Нелирическое отступление. А даже, пожалуй, и техническое.

Полный образовательный процесс, организуемый нашим тренинговым центром, длится полгода.

Сначала люди проходят собеседование. После него самые целеустремленные попадают на тренинг, на котором они узнают о себе много нового. Потом самые смелые проходят второй тренинг, где они начинают понимать, осознавать, что с этим знанием делать и как его применить к жизни. Затем самые неуспокоенные и безбашенные попадают на третий тренинг, где все, абсолютно все, вдруг встает с ног на голову и становится непонятно, но очень круто и легко. Потому что отпускает. И после этого самые сумасшедшие приходят в Программу создания новой реальности. Программу создания новых результатов. Самую мощную программу повышения осознанности, которую я встречала. В Игру.

Я работаю тренером и координатором Игры.

Трехмесячная Игра проходит в реале, то есть в жизни. Никакой изоляции, никаких выдуманных целей, все результаты ощутимы до боли, до счастья, каждым из ее участников.

Недетская такая, в общем-то, Игра. Хотя игроки порой ведут себя как дети. А на меня навешивают функции родителя. Детско-родительские отношения сильны в нас. Сильна тяга найти идеальных маму или папу. Жаль, что я их каждый раз разочаровываю, ибо далеко не идеальна, да и хилый материнский инстинкт уже потратила на племянницу Катьку, когда она была маленькая. Чему очень рада, это было здорово.

Проходит Игра примерно так: собирается группа участников от десяти до тридцати человек – людей сильных, успешных, но мечтающих о большем, чем у них уже есть. Иногда о много большем. Буддисты, не волнуйтесь, это не противоречит вашей философии, ибо желать, – не всегда значит зависеть от этого. Хотя некоторые кончено же зависят. А некоторые просто радостно идут к чему-то очень красивому. Это же игра.

Иные вот идут даже к просветлению. Это теперь модно.

Каждый ставит свои личные цели из тех, что «давно мечтаю, но никак не получается, не успевается, не верится в достижение, не доходят руки». Цели должны охватывать важные для участника сферы жизни – работу, дом, семью, творчество, здоровье, – то есть все то, что важно игроку, в чем он хочет добиться новых вершин.

Затем выбирается одна общая цель, как объединяющее команду звено. Это всегда общественный проект, посвященный служению обществу. Благотворительный, проще говоря.

Затем игроки договариваются о способах взаимодействия, принимают правила Игры и все, поехали. Три месяца в режиме ошпаренной кошки. Забудь про телевизор.

Игра считается выигранной, если все игроки выполнили все цели. Приз – небывалый, но я о нем не напишу. Ну, может, буквально пару слов. Он – нематериальный, и потому его ценность бесконечна и непреходяща. Если бы каждый в мире получил этот приз, нам всем стало бы легче жить. Но так просто его не выдашь, его сначала надо создать.

Поэтому о нем знают только те, кто дошел до конца. И это справедливо.

Я думаю, что всякие телевизионные шоу типа «Последнего героя» и «Голода» – детский садик по сравнению с Игрой. Подумаешь, деньги или еду искать в чужой стране! Для любого из наших выпускников это не задача. Они и не такое выделывают на тренировочных процессах, поэтому слово «Невозможно» почти исчезает из языка после игры.

А вот добиваться результатов там, где все твое, родное до боли, – это да. Никакого отрыва. Настоящий бизнес, настоящие семьи. В случае неудачи вертолет не спасет тебя с острова. И еду сверху не сбросят. Никаких чужих, безразличных тебе людей, отобранных на кастинге редактором программы. Все родные. Те, кто при малейших ошибках причиняют самую страшную боль. Ни один чужой человек не способен так ранить нас, как родной и любимый.

Игра – настоящая жизнь. Никакой изоляции, никакой подстраховки. Кроме одной – любви близких людей и партнеров по Игре. Но для того чтобы тебе начали отдавать любовь, нужно самому генерировать ее со страшной силой. А это страшно. Вдруг ты к ним с любовью, а они…

Зато и радость победы несравнима ни с чем. Ведь результаты – в твоем бизнесе, в твоих семьях. В твоем уме, с каждым днем все более остром и ясном. С твоими родными и близкими. Теми, что умеют быть счастливыми благодаря твоим победам. Ни один чужой человек так не способен радоваться за нас, как родной и любимый. Игра – настоящая жизнь. Никаких лавровых венков. Только любовь.

А вы говорите «Голод»

Моя функция как координатора Игры – предоставить структуру и следить за ее неукоснимым выполнением. Как тренера – помогать осознавать каждый шаг, каждый миг. Помогать делать ум ясным.

Структура Игры содержит следующие элементы:

1. Личные цели участника-игрока во всех сферах жизни.

В специальный «лист обязательств» вписываются цели – все то, что важно для игрока в данный момент времени. Все по СМАРТу. Новый бизнес, новая зарплата, новые отношения с родными и неродными, любовь, здоровье, красота, творчество. Единственное условие – цели должны быть не из тех, что и так произошли бы сами по себе, без дополнительных усилий, без риска и выхода за рамки привычных представлений о себе и о мире. При этом, однако, они должны быть принципиально достижимы. То есть цель «через три месяца у меня вырастут большие белые крылья» не принимается. «Моя прибыль повысится на сто долларов» – соответственно тоже. Где тут риск?

2. Общественный проект.

На берегу мы договариваемся, что это программа не только о нас, но и о мире, людях, которые нас окружают. О том, как сделать им хорошо. Поскольку в каждом их нас глубоко заложено желание делать другим добро, это условие принимается с радостью.

Мы договариваемся оставлять любое место после себя лучше чем до, заботиться о людях, близких и дальних, и сделать благотворительный проект.

Игроки сами его выбирают. Ремонтируют детские дома, собирают лекарства для больниц, помогают инвалидам, устраивают праздники детдомовским детям, раскрашивают стены города детскими рисунками, открывают детские площадки, комнаты реабилитации, мемориалы успеха и площади мечты.

Цель проекта – не только сделать нечто полезное для окружающих, но и попутно сплотить команду.

3. Три сессии и несколько официальных встреч.

На них мы в основном договариваемся о способах взаимодействия, подводим итоги, корректируем скорость и методы движения к целям, проводим тренировочные процессы для приобретения новых жизненных навыков. Проходят они в зале, иногда на улицах города.

4. Координатор и капитаны.

Координатор, или тренер – я. Мне слегка за тридцать, и я работаю в трансформационном движении семь лет с небольшим перерывом. Во время небольшого перерыва я написала книгу, мгновенно ставшую бестселлером, и открыла ресторан на Тверской, который спихнула на руки управленцам. После чего, поняв, что не могу жить без дела своей жизни, вернулась в строй. У меня есть идея, что на этой работе я могу целенаправленно и полно реализовывать свою жизненную миссию, или предназначение, если хотите. К тому я действительно хороший тренер, и мне жаль разбазаривать потенциал. В общем, кадр я, несмотря на все свои внутренние метания, хороший, хотя и слегка потерявший квалификацию во время перерыва. Об этом говорят результаты игроков-выпускников и моя нежная и честная дружба с ними же. Это одиннадцатая Игра, которую я координирую, но первая после перерыва, а так же первая и пробная на моем новом месте работы, в новом тренинговом центре. Они меня позвали, а я согласилась. У меня почти всю жизнь свой бизнес и я очень плохой наемный сотрудник, но я попытаюсь. К тому же, честно говоря, ресторанный бизнес мне страшно надоел. Он только снаружи кажется страшно увлекательным, а внутри очень занудно. Хотя, конечно же, есть там свои прелести.

Капитаны – это люди, прошедшие Игру и решившие пройти ее вновь. То есть они тоже игроки, но на другом уровне. Как в «бродилках» и «стрелялках». Они идут в Игру, чтобы передавать свои знания дальше. Они помогают мне соблюдать структуру. Мы с ними – одно целое. Кроме того, мы – этакое табло. Олимпийское. Честно отражаем результат. За это нас порой и ненавидят игроки. Хотя это довольно глупо. Все равно что горнолыжнику обидеться на цифры, показывающие плохое время.

У капитанов тоже есть листы обязательств с личными целями. Их общественный проект – вся Игра. Их счастливый удел – служение игрокам.

5. Капитанские звонки.

Каждый игрок звонит своему капитану. Происходит сие увлекательное действие с семи до восьми утра. У каждого участника свое время: 7.10, 7.20, 7.30… Опаздывать категорически запрещено, как и нарушать другие части структуры. На капитанских звонках игроки ставят цели на день и отчитываются о выполнении целей, поставленных накануне. Если вчерашние цели не выполнены, то происходит быстрый и конструктивный разбор – почему это случилось и что с этим делать дальше. Быстрый и конструктивный, он, конечно, в идеале, а на самом деле он порою весьма затягивается, кроме того, зачастую содержит и ругань, и слезы, и сопли, и злость, и сопротивление… А все потому, что цели немаленькие, срывов по обещаниям много и каждый раз приходится смотреть на себя честно и весьма критично. Выяснять, что же не работает, какие личные качества мешают мне быть большим и сильным, выполнять запланированное. Ну кстати смотреть какие мои качества мне помогают тоже, конечно же.

Задача капитана не истории поражений выслушивать, а требовать честного разбора полетов. И порой здоровенный и успешный мужик, предварительно бросив пять раз трубку и восемь раз с ненавистью послав маленькую щуплую девчонку-капитана, наконец уступает, отодвигает в сторону эго и говорит: «Ну ладно. Достала ты меня, зануда. Признаю, что я не поговорил со своим партнером не потому, что у меня нет времени, а потому что я трус. Я просто боюсь поговорить с ним честно, боюсь услышать то, что мне совсем не хочется слышать. И поэтому я неосознанно создаю вокруг себя завал важных, срочных и неотложных дел, которые не оставляют мне ни одной свободной минуты». «И что дальше?» – безжалостно спрашивает капитан, вызывая рычание оппонента, и не отстает, пока не получит обещание провести разговор до конкретной даты. А потом еще и вытрясает обещание о том, каков будет результат беседы. И будьте уверены, в назначенный срок маленький капитан обязательно спросит вас о результате. И не дай бог, он, результат, не будет соответствовать обещанному. Будут новые разговоры, разборки, собрания, подключение к разборкам всех игроков. Ты либо сделаешь запланированное, либо вылетишь из Игры. А вылетать не хочется, потому как ценность ее слишком очевидна для игроков. Приходится сворачивать горы и совершать невозможное.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное