Надежда Ионина.

100 великих сокровищ

(страница 5 из 34)

скачать книгу бесплатно

   Финикийцы жили рядом с морем, их легкие суденышки уходили далеко от родных берегов и не раз причаливали в гаванях Галлии и Иберии (современных Франции и Испании). Паруса финикийских кораблей появлялись даже у оловянных островов, как морские бродяги древности называли Британию. Приплывали они и к Янтарному берегу Балтии.
   Финикийские моряки выменивали бронзу Вавилона на египетскую пшеницу, а в Египет везли ливанский кедр. Поставляли фимиам храмам, продавали и перепродавали ароматические масла и рыбу, пряности и украшения, ткани и посуду. И нужно было без ошибок подсчитать, сколько следует получить за проданное, сколько уплатить за купленное…
   Именно поэтому в финикийских городах начали создавать такую систему, которую бы можно было легко выучить. Ни египетская, ни ассиро-вавилонская письменность для торговых целей не подходили. Писцы Египта, Вавилона и Ассирии много лет обучались в школах, а у финикийцев не было для этого времени. Да и слишком бы большое количество писцов потребовалось для множества торговых судов.
   …Когда прибывшие на поле сирийского крестьянина археологи отрыли каменные ступени, они сначала оказались под аркой крепости, а потом у входа в царский дворец. Пышные покои, анфилада комнат, изящные ювелирные изделия, терракотовые статуэтки, тонко выполненная резьба на изделиях из слоновой кости, богатая библиотека – все говорило о роскоши угаритского правителя. Здесь же была найдена и черная стела с изображением бога Эла на троне, а перед ним – фигура коленопреклоненного царя. Возможно, это был Никмадду – представитель местной династии, при котором угаритское государство достигло своего наивысшего расцвета.
   Археологические находки в Угарите свидетельствуют о высоком уровне его жителей, так как даже предметы их быта были выполнены очень искусно.
   А вот и знаменитая комната писцов, в которой было сделано сенсационное открытие – найден первый в мире алфавит. Это был крошечный глиняный брусочек с 30 знаками, который сейчас хранится в Национальном музее Дамаска.
   Месопотамская клинопись и египетские иероглифы содержали сотни знаков, выражающих слова и словосочетания. Значительно упростив эту систему, финикийцы из Угарита создали на ее основе первый в мире алфавит.
   В нашем столетии на территории древнего ливанского города Библа впоследствии была найдена гробница финикийского правителя Ахирама – тоже с надписями. И это дало право ливанцам претендовать на первенство именно их алфавита, найденного именно в их земле. Но раннее библосское письмо состояло из 22 букв, а угаритская пластинка относится к более ранней дате. Возможно, вариант из Библа является упрощенной формой более древнего алфавита, так как оба они использовались одним и тем же народом, на одной и той же земле. Но гробница царя Ахирама была поставлена тогда, когда Угарит, разрушенный «народами моря», уже перестал существовать.
   Исследовав пластинку из Угарита, ученые установили, что быстрое распространение угаритского алфавита подтверждено и надписями на табличках (из Беш-Шамеша), на медном кинжале, обнаруженном на горе Табор в Палестине, и другими находками.
На одной из таких табличек был дан угаритский алфавит, записанный колонками. Напротив каждой колонки были помещены соответствующие фонетические знаки на ассиро-вавилонском языке, но ни на одной из многочисленных табличек нет алфавитного знака из Библа, что тоже говорит о первенстве угаритского алфавита.
   Финикийцам принадлежит заслуга и в сведении письменных знаков в один последовательный ряд, а две буквы их алфавита – альфа и омега – навечно вошли не только в древние, но и в современные языки.
   Угаритский алфавит состоял из одних согласных, гласные в него позднее внесли греки. Расшифровав глиняную пластинку, ученые смогли прочитать многочисленные тексты, тоже найденные в царском дворце, – письма, трактаты, торговые акты, политические документа. А это в свою очередь позволило им проследить историю взаимоотношений финикийцев с египтянами, хеттами и другими народами.
   Большую ценность (не только историческую) представляет и «художественная» литература – мифологические поэмы, исторические легенды, песни и гимны, которые стали одними из самых древних литературных памятников Сирии. Полны поэтического очарования, например, такие строки, посвященные богу Баалу:

     Выпил он кубок напитка волшебного,
     С ложа поднялся
     И радости крики издал,
     Стал петь он под звуки кимвалов,
     И голос его был прекрасен.

   А в исторической «Легенде о Керете» рассказывается, как сидонский правитель Керет отправился в поход против враждебного племени, жившего на границе между Аравией и Палестиной. Многочисленные надписи обнаружены и на развалинах храма, построенного еще во II тысячелетии до нашей эры. Именно они рассказали нам о ярком и самобытном мире угаритских богов и богинь, которым были присущи все чувства простых людей: нежная любовь и страстная ревность, жгучая ненависть и неутешное горе…
   Так, например, миф об умирающей и возрождающейся природе, который встречается у многих народов, угаритцы передали в полной драматизма поэтической картине.
   В начале осени бог смерти Мат похищал Баала и увлекал его под землю. Природа умирала, и народ стекался к храму с погребальными песнями и плачем. Выражая полное отчаяние, женщины рвали на себе одежду, а жена Баала отправлялась на его поиски…

     Дни текут за днями,
     Любовью живет Анат,
     Она страдает, и,
     как сердце антилопы
     тоскует по теленку
     и сердце овцы
     по маленькому ягненку,
     так тоскует сердце Анат…

   Найдя мужа, Анат выносит его на поверхность земли, где в его честь приносятся многочисленные жертвы, а бог Мат падает под серпом богини Анат…


   Хранилище древних рукописей в пустынных пещерах Вади-Кумран (в Иордании) было обнаружено совершенно случайно. И не учеными-археологами, и не исследователями-историками, а молодым пастухом-бедуином по имени Мохаммед ад-Диб. В тот жаркий весенний день 1947 года у него пропала коза, и после долгих и тщетных поисков Мохаммед остановился отдохнуть в тени скалистой горы.
   Юноша уж было и глаза закрыл, как вдруг заметил отверстие в нависшей над дорогой скале. Он подумал, что пропавшее животное могло укрыться в этой пещере, а что расщелина вела в пещеру, Мохаммед ничуть не сомневался. Он бросил в отверстие камень, надеясь вспугнуть козу, если она там была, но вместо ее блеяния вдруг услышал треск битых черепков.
   Через некоторое время молодой пастух бросил второй камень и опять услышал все тот же звук разбиваемой глиняной посуды. Преодолевая страх, Мохаммед забрался в пещеру и обнаружил там два глиняных цилиндрических сосуда, в которых находились древние рукописи. Они были написаны на коже, свернутой в свитки, некоторые из них были еще завернуты в ткань. Всего было семь свитков и несколько фрагментов, но ткань не помогла древним манускриптам, и некоторые из них оказались очень ветхими.
   Сначала Мохаммед хотел нарезать из свитков ремни для сандалий, но кожа была очень хрупкой, и долгое время свитки пролежали в бедуинском шатре. Но в одну из поездок бедуины взяли их с собой в Вифлеем, чтобы показать там торговцам-антикварам. Историк И.Д. Амусин в своей книге сообщает, что они продали их за бесценок, а С.И. Ковалев и М.М. Кубланов полагают, что антиквары вообще сочли свитки не заслуживающими никакого внимания. В Иерусалиме в поисках покупателя бедуины забрели в монастырь Святого Марка, но надменный привратник не пустил за ворота уставших путников, и они отправились со своим бесценным грузом дальше…
   В конце концов два бедуина добрались до сирийского епископа Мара Афанасия и продали ему часть своей находки – четыре свитка. Однако епископ сам не мог ни прочитать свитки, ни вообще определить, представляют ли они какую-нибудь ценность. Он начал осторожно, исподволь показывать манускрипты специалистам, но консультанты из Службы древностей Иордании и из Библейской археологической школы в Иерусалиме заявили, что приобретения Мара Афанасия не представляют никакой ценности. Подлинную историю свитков удалось выяснить молодому американскому ученому Дж. Треверу, он же правильно оценил и их значение.
   Впоследствии в районе Кумрана было обследовано более двухсот пещер, и в одиннадцати из них ученые обнаружили еще много свитков. Всего в кумранских пещерах было найдено около 40 000 различной величины фрагментов на коже и на папирусе, написанных на древнееврейском и арамейском языках. Некоторые из свитков были на 1000 лет старше самой древней рукописи Библии, сохранившейся к настоящему времени. Кроме того, выдающиеся семитологи (Е.Л. Сукеник и др.) установили, что среди древних манускриптов были и совершенно не известные науке.
   Но перед учеными встала задача: как развернуть тугие свитки рукописей, которые пролежали более двух тысяч лет в непроветриваемых тайниках? Многие свитки при первых попытках раскрыть их ломались и рассыпались, после чего исчезали и стирались целые строки. Некоторые из рукописей склеились так, что казалось, их уже никогда не удастся разделить на первоначальные слои.
   Все свитки представляют великую ценность, но у ученых особый интерес вызвали те рукописи, в которых содержатся материалы об организации, общественном устройстве и идеологии одной религиозной еврейской общины, в древности обитавшей в пустынной местности Кумрана. Среди этой группы материалов есть так называемый «Устав общины»: в кумранских пещерах было найдено 11 списков этого документа, и это само по себе говорит о его значении.
   В наилучшем состоянии оказался свиток из первой пещеры, дошедший до нас в двух фрагментах, составлявших первоначально один свиток из пяти кусков кожи, сшитых вместе. Сравнив его с другими, ученые выяснили полное название «Устава»: «Устав для всего общества Израиля в конечные дни».
   Кумранская «община праведников», населявшая безлюдный край между грядой холмов и Мертвым морем, не была связана с остальным миром. И хотя вероучение общины исходило от иудаизма, однако некоторые положения придают ему совершенно особую окраску. По учению кумранитов, Бог, сотворивший человека, поставил его на распутье между двумя противоположными духами – Правдой и Кривдой, Добром и Злом, Светом и Тьмой. Между ними с переменным успехом идет борьба, и так будет до назначенного свыше тайного срока, когда Бог уничтожит духа Тьмы и всех служивших ему.
   «Устав» представляет собой совокупность правил, поучений и наставлений, регламентирующих жизнь кумранской «общины праведников», которая к моменту составления «Устава», видимо, прошла уже долгий путь развития. Люди здесь жили по своим законам, ожидая «день гнева», готовясь к нему и проводя дни «в труде и молитве». Себя они считали верующими, а всех остальных – погрязшими в пороке и лжевере.
   По составу община делилась на «Аарон» («жрецы и левиты») и «Израиль» («весь народ»). Управлялась община советом из 12 человек, в который (кроме «жрецов») входило еще несколько «великих» – полноправных членов общины. Все вместе они решали наиболее важные вопросы, например, о приеме новых членов в общину, а также при наложении наказаний за различные проступки.
   У них все было общее, и каждый новый член при вступлении отдавал все свое достояние в общину. Общинная собственность охранялась, и если кто-то неумышленно наносил ущерб имуществу, то он должен был возместить его полную стоимость. Но как мог член общества, отказавшийся от всего своего имущества, иметь средства для покрытия нанесенного ущерба?
   Некоторые ученые считают, что это правило применялось только к кандидатам в члены общины или новичкам, так как их имущество еще не принадлежало общине.
   Каждый желающий вступить в общину заявлял об этом главе «великих», и тот проверял его нравственность и поведение, а также рассказывал о порядках и законах общины. В течение первого года новичок, соблюдая все правила, не мог еще принимать участия в ритуальных омовениях. Только со второго года он начинал участвовать в них, а его имущество передавалось главе «великих». Тот регистрировал его, но пока еще не присоединял к общинной собственности. Новообращенного не допускали и к общим трапезам, так как он все еще не был полноправным членом общины. Только на третий год, если новичок благополучно выдерживал испытание, он становился полноправным членом общины, должен был участвовать в общинных работах и обрядах, в очищении водой, молитвах и покаянии в грехах.
   Некоторые предписания «Устава» касались хороших манер и умения вести себя. Например, в присутствии «великих» запрещалось плевать, и виновник должен был раскаиваться в течение месяца. Скромное и благопристойное поведение требовалось не только на собраниях, но и в любом другом месте. Бросающаяся в глаза жестикуляция, несдержанный смех, непристойные разговоры приводили к раскаяниям. Согласно «Уставу», грехи могли быть искуплены хорошим поведением, а не обязательно жертвоприношением.
   Однако, как считают некоторые исследователи, кумранская община в некотором отношении была жреческой корпорацией. Несмотря на общинную собственность и общие трапезы, полного равенства среди членов общины не было. Только «жрецы» и «великие» обладали всеми правами, а кандидаты и новички находились у них в подчинении.
   Кумранская община была очень близка секте ессеев, о которой сообщали и древние авторы. Плиний Старший, например, писал, что ессеи – «племя уединенное и наиболее удивительное во всем мире: у них нет ни одной женщины, они отвергают плотскую любовь, не знают денег и живут среди пальм. Изо дня в день число их увеличивается за счет утомленных жизнью пришельцев, которых волны фортуны влекут к обычаям ессеев».
   Ученые ссылаются и на Иосифа Флавия, в сочинениях которого тоже есть сведения о ессеях. Он даже называет точную цифру: в середине I века в Палестине было 4000 ессеев.
   Иосиф Флавий дважды подчеркивает, что ессеи, не порвав окончательно с иудейским вероисповеданием, не совершают жертвоприношений и не участвуют в них, нарушая тем самым один из главных догматов иудаизма: «в храм они доставляли пожертвования, но сами не занимались жертвоприношениями, признавая другие способы очищения более целесообразными. Поэтому им запрещен доступ в храм, и они совершают свое богослужение отдельно».
   Однако в кумранских текстах есть ряд моментов, которые не совпадают с сообщениями И. Флавия и других историков о товариществе ессеев (например, в них ничего не говорится о делении общины на «Аарон» и «Израиль», о «великих» и их собратьях, о «Новом союзе» и «Праведном учителе», а также о преследованиях, которым он подвергся со стороны «нечестивого жреца»).
   Израильский историк Клаузнер, однако, считает, что кумранскую общину нельзя отождествлять с есееями. По его мнению, авторами рукописей были сикарии, принадлежавшие сообществу Симона – сына Гиоры, Менахема – сына Иуды и др. Именно они представляли ту секту, о которой шла речь в «Уставе общины» и других манускриптах.
   Большой интерес представляет вопрос о связях идеологии и организации кумранской общины с ранним христианством. «Праведный учитель», образ и судьба которого, как они представлены в свитках, побудили многих ученых отождествить его с Иисусом Христом.
   Тексты свитков показали, что приблизительно за сто лет до Рождества Иисуса Христа в Иудее существовали общины, у которых были похожие обряды, обычаи, идеалы и представления о мире, как и у ранних христиан. Ученые отмечают многочисленные терминологические и фразеологические совпадения в кумранских рукописях и сочинениях первых христиан. Так, например, выражение «сыны света» встречается в Евангелии от Луки, где «сыны света» противопоставлены «сынам сего века»; в Евангелии от Иоанна сказано: «Доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света».
   Тексты найденных свитков вызывали и споры. Многие западные ученые утверждали, что кумраниты были эбионитами (иудо-христианами). Так, например, Дж. Л. Тайхер отождествлял «Праведного учителя» с Иисусом Христом, а «проповедника лжи» с апостолом Павлом, которого эбиониты называли ложным апостолом.
   Английский ученый Вильсон пытался выяснить, в какой мере Иисус Христос находился под влиянием учения и обрядов общины кумранитов. Может быть, Он действительно был ее членом в ранние годы своей жизни или сообщался с ней через Иоанна Крестителя, который знал о существовании кумранской общины: Предтеча жил в Иудейской пустыне еще до того, как начал крестить народ. В этой же пустыне жили кумраниты, здесь же впоследствии были найдены и свитки.
   Наиболее насыщен намеками на исторические события свиток «Комментарий к Аврааму». Центральная фигура в нем – «Праведный учитель» (о котором говорилось уже выше), руководитель, а возможно, и основатель «Нового союза». Он наделен даром предсказывать будущее и объяснять то, что неведомо было и самим пророкам.
   «Праведный учитель» и вся община в целом подвергаются преследованиям со стороны «нечестивого жреца». Жрец занимает свою должность по закону, но вскоре становится гордым безбожником, не выполняет предписаний закона, во имя личной наживы накапливает богатства грабежами и насилием. «Нечестивый жрец» совершает различные мерзости и даже оскверняет Иерусалимский храм.
   «Комментарий к Аврааму» не ограничивается лишь свидетельствами о внутренних делах общины. В нем говорится и об иноземных завоевателях, которые обозначаются словом «киттим» [9 - Это название много раз упоминается в Библии, «Иудейских древностях» Иосифа Флавия и апокрифических сочинениях.].
   Они приходят издалека, с «островов моря», и покоряют страну при помощи коней и «крупного скота». «Киттим» наводят страх и ужас на все народы, стараются навредить им: один правитель «киттим» сменяется другим, но все они приходят только для грабежа и опустошения.
   «Киттим» весьма опытны в военном деле, отличаются смелостью и быстротой передвижения. Им не страшны чужеземные укрепления, они насмехаются над ними, завоевывая их с помощью своего многочисленного войска, а потом разрушают.
   Многое из рассказываемого в «Комментарии к Аврааму» относится к любому войску, и это обстоятельство привело к тому, что разные ученые отождествляли «киттим» то с одним, то с другим народом.
   «Киттим» упоминаются и в свитке «Трактат о войне», в котором рассказывается о войне племен (колен) Левия, Иуды и Вениамина против «войска Велиала». Армия последнего состояла из эдомитян, моавитян, аммонитян, филистимлян и «киттим». Коленам Левия, Иуды и Вениамина покровительствуют «сыны света и справедливости», а остальных поддерживают силы злые и темные.
   Кроме событий войны в «Трактате» содержатся сведения о возрасте лиц, допускавшихся в лагерь «сынов света»: для пехотинцев возраст составлял 20–25 лет, а для кавалеристов – 30–50 лет. В нем подробно говорится о построении армии, видах оружия, музыкальных трубах, военных знаках, башнях, способах ведения боя и т. д. Участвовать в войне на стороне «сынов света» не разрешалось больным, слепым, увечным – всем, кто имел телесные недостатки, а также страдал от физической нечистоты.
   В третьей пещере Кумрана был найден так называемый «Медный свиток», сделанный из тонкой меди. Он был настолько сильно поврежден, что ученые решились к нему подступиться только через несколько лет.
   «Медный свиток» доставили в Технологический институт Манчестера, где его разрезали на 23 узкие поперечные полосы, которые снимались со свитка наподобие того, как очищают луковицу. А потом фотографирование, произведенное с помощью инфракрасных лучей, позволило прочесть многие стершиеся строки.
   В «Медном свитке» содержится опись тайников с указанием их местонахождения и скрытых в них сокровищах. «В крепости, что в долине Ахор, сорок локтей под лестницей, ведущей к востоку, – сундук с деньгами; его содержание весит семнадцать талантов. В надгробном памятнике в третьем ряду кладки – легкие слитки золота. В большой цистерне, что во дворе перистиля, в кладке дна, в углублении напротив верхнего отверстия, – 900 талантов». И далее указываются еще 57 тайников, где скрыты несметные сокровища.
   После прочтения «Медного свитка» среди ученых разгорелся спор о толковании документа. Одни (например, Т. Милик) говорили, что это запись предания о сказочных сокровищах древних царей, какие можно найти у многих народов. Другие утверждали, что запись содержит реальные данные.
   Д. Аллегро полагал, что указанные в свитке клады зарыли зелоты во время первого восстания против римлян в 68 году. Другие ученые считают, что ценности были укрыты Бар-Коброй позже, в 133 году – во время второго восстания; третьи утверждают, что сокровища – это казна ессеев, которые копили свои богатства многие века.
   Кроме вышеперечисленных, в число свитков Мертвого моря входят также «Апокрифические книги Бытия», две версии книги Исайи, «Дамасский трактат», арамейский текст (или перевод) книги Иова, книга Гимнов, книга Иезекииля и другие. Все они хранятся сейчас в Иерусалимском музее, во Дворце книги.


   Художественная культура античного мира, охватывающая почти 15 веков существования государств Древней Греции и Древнего Рима, оказала огромное влияние на всю последующую историю человеческой цивилизации. Именно античный мир создал замечательные памятники архитектуры, скульптуры и живописи, и особое место среди них занимает древнегреческая вазопись. Шедеврами керамического искусства по праву считаются античные вазы VI–V веков до нашей эры.
   Незадолго до начала Первой мировой войны известный русский археолог Н.И. Веселовский раскопал несколько курганов в окрестностях кубанской станицы Елизаветинской. Эти огромные земляные насыпи воздвигли над могилами своих вождей древние меоты, населявшие Прикубанье во второй половине I тысячелетия до нашей эры.
   2Еще в глубокой древности грабители почти полностью опустошили каменный склеп, находившийся под земляной насыпью, в котором находился погребенный вождь. Не пощадили они и самого покойного, на котором было надето много золотых украшений и других драгоценностей. Кости человеческие потом были обнаружены вне склепа, вперемешку с костями захороненных в кургане лошадей. И все же в кургане оставались кое-какие предметы – железные наконечники стрел и копий, железные мечи, бронзовые украшения конской уздечки, железный чешуйчатый панцирь и несколько глиняных амфор – больших остродонных сосудов для хранения масла.
   Одна из амфор, покрытая многофигурной росписью, привлекла более пристальное внимание ученого, так как при раскопках редко удавалось найти что-либо подобное. Амфора представляла собой глиняный сосуд с высоким, расширяющимся к венчику горлом и двумя вертикально поставленными ручками. Стройное, округлое тулово амфоры, плавно сужаясь, переходит в короткую ножку на круглом поддоне.
   В Афинах существовал целый гончарный квартал Керамик, из его мастерских выходили самые разнообразные сосуды: большие двуручные амфоры, в которые наливали вино, мед или оливковое масло; вместительные кратеры, в которых вино (по греческому обычаю) разбавлялось родниковой водой; изящные пиршественные «килики»… Все это делали на ручном гончарном круге из лучшей аттической глины, которую добывали в окрестностях Афин. Ее старательно очищали от примесей и слегка подкрашивали охрой, отчего после обжига глина получалась оранжево-красного цвета. Готовые вазы долго сушили на солнце, затем расписывали густой глазурью, условно названной черным лаком.
   Побывав в обжигательной печи, лак приобретал сочный металлический или неповторимый зеркальный блеск с оливковым отливом. Живописцы чернофигурного стиля полностью заливали лаком фигуры людей и животных, отдельные детали передавали процарапанными резцом линиями, а также белой и пурпурной краской. Секрет этого необыкновенного искусства не разгадан до сих пор, потому качества красок и вызывают такое восхищение.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное