Надежда Ионина.

100 великих катастроф

(страница 2 из 36)

скачать книгу бесплатно



   В Эгейском море находится цепочка Кикладских островов, куда входят острова большие, маленькие и совсем крохотные. Это Кея, Арос, Китнос, Иос, Милос и другие. Некоторые из них лежат в непосредственной близости друг от друга, другие разделены десятками километров. Особое место среди них занимает остров Санторин, что в переводе на русский язык означает «Святая Ирина». Вулканическая деятельность началась здесь примерно сто тысяч лет назад. А до этого никаких вулканов в районе Санторина не было да и сам он представлял часть материка – Эгеиды.
   Потом вулканические массы поднялись над поверхностью моря и образовали чисто вулканический остров, который со временем соединился со скалистым островком, находившимся здесь еще до извержения. Образовавшийся новый остров имел почти идеальную форму круга, отсюда и родилось его первоначальное название – Стронгеле.
   Но однажды (приблизительно 25 тысяч лет назад – в эпоху последнего оледенения) газы и расплавленная лава скопились в жерле вулкана почти у самой земной поверхности. Когда давление газов превысило прочность пород, раздался страшный взрыв. Вулкан раскололся, и огромные массы паров и газа вырвались наружу. Они подняли на высоту 30–40 километров огромное количество пепла, и под вулканом образовались обширные пустоты. Это, в свою очередь, вызвало обрушение прилежащих к вулкану участков земли и формирование крупной кальдеры (буквально «котел»).
    -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------




   Постепенно воронка эта начала заполняться застывшей вулканической лавой, маленькие островки слились воедино, и так образовался большой остров Тира (Санторин). Ученые предполагают, что всю внутреннюю часть острова занимал вулканический конус и около 3500 лет назад здесь последовало новое катастрофическое извержение вулкана.
   Проснувшиеся вулканы вначале не сулили жителям острова ничего страшного, потому что интенсивность извержения возрастала постепенно. Но потом вырвавшаяся из вулканов магма заполнила поверхность острова, в середине его образовался провал, куда хлынули морские воды. Однако, достигнув дна пропасти, поток устремился вспять и породил волны-цунами чудовищных размеров – до ста метров, которые разрушили города и селения на островах и материке. Одновременно выпало огромное количество раскаленного пепла (температура его достигала 500 °C), который разлетелся по площади около двухсот тысяч квадратных километров.
   Извержение вулканов Санторина продолжалось, может быть, не одно десятилетие. В ходе раскопок в гавани Акротири был обнаружен уничтоженный землетрясением город. По данным ученых, площадь его составляла полтора квадратных километра. Но никаких жертв найдено не было! Это обстоятельство дало ученым возможность выдвинуть предположение, что была не одна катастрофа.
В первой ее фазе (около 1550 года до н. э.) город подвергся сильным разрушениям. Сколько жертв на совести этого извержения – не известно. После этого жители покинули город, и во второй фазе (около 1500–1450 годов до н. э.) он был уже опустевшим. Его засыпало пеплом при извержении вулкана, который после этого и сам прекратил свое существование. Но оставленные им вулканические выбросы и сегодня покрывают остров на высоту 30–35 метров (высота десятиэтажного дома). А в некоторых местах достигают и сотни метров.
   Все море вокруг острова во время извержения и после него покрывала пемза. Наверное, именно это и имел в виду жрец Саиса, когда отмечал, что «после этого море в тех местах стало несудоходным». Даже в наше время залежи пемзы находят на весьма значительном расстоянии от Санторина – в Малой Азии, на Крите и других островах. Энергия вулканического взрыва, по подсчетам греческого ученого А. Галанопулоса, в 350 раз превышала энергию взрыва атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму.
   Ученые предполагают (вернее, предполагали до 1976 года), что чудовищное по силе извержение санторинского вулкана уничтожило цветущую минойскую цивилизацию. Еще задолго до греков у минойцев были развиты кузнечное ремесло и плавка металлов, причем они широко использовали металлы не только в искусстве, но и в быту. При археологических раскопках на Крите в гробницах было обнаружено множество изделий из металлов: кубки, мечи, маски и т. д. Можно предположить, что и знаменитое «микенское золото» попало к грекам после гибели минойских городов.
   Минойская держава располагалась на островах, поэтому флот был необходим, как воздух.
   Море было родной стихией минойцев. Скалистые, покрытые могучими лесами острова и островки не имели земли, и жителей там кормило лишь море. Они занимались рыбной ловлей и торговали дарами моря. Морские пути связывали Малую Азию, Крит, Кипр и Пелопоннес с центром державы – островом Стронгеле. Все части этой великой державы качало на своих волнах, объединяло, кормило и возвеличивало Эгейское море. Естественно, минойцы были искусными кораблестроителями и мореходами.
   Предположение ученых о том, что резиденцией верховной власти минойцев был остров Стронгеле, подтверждается многими археологическими находками и сравнением их с культурой других народов. На рубеже III–II тысячелетий до нашей эры остров Крит заселили минойцы с острова Стронгеле. Они принесли с собой все достижения своей более древней (и более высокой!) культуры.
   Высокого уровня достигло и гончарное дело. Керамика с острова Стронгеле доставлялась на кораблях в самые отдаленные уголки Эгеиды. В керамических сосудах перевозились подати со всех земель: зерно, оливковое масло, вино.
   Во всем минойском искусстве (да и в искусстве всего Древнего мира) важное место занимает тема пропорций и ряда «золотого сечения». До сих пор в науке бытует мнение, что «впервые начала изучать связи природы и математики Пифагорейская школа» (то есть греки). Однако это утверждение представляется ошибочным, так как задолго до Пифагора (за три с лишним тысячи лет до н. э.) учение о космосе и закономерностях «золотого сечения» знали минойцы. «Золотое сечение» использовалось при строительстве минойских архитектурных ансамблей и живописных композиций.
   Древние минойцы были прекрасными астрономами, изучившими и знавшими космос. Законы космоса они считали божественными, тайными знаниями. Именно поэтому все, что было связано со строительством культовых зданий и изображением богов, было делом посвященных и избранных, знавших законы высших сфер (то есть закономерности «золотого сечения»).
   Остров Крит, его история и обитатели стали неотъемлемой частью греческой мифологии. Почти все греческие боги и герои так или иначе были связаны с Критом. К ним можно отнести Талоса – героя многих критских легенд. В некоторых мифах сделанный Гефестом Талос называется медным человеком, в других – медным быком. Талос был подарен Зевсом царю Миносу для охраны острова. Три раза в день объезжал великан остров и, когда приближались корабли чужестранцев, бросал в них огромные камни. По отрывочным свидетельствам древних, повозка, на которой Талос объезжал Крит, двигалась по вырубленным в каменистой почве колеям. По некоторым оставшимся описаниям ученые предположили, что это было самое первое подобие реактивного двигателя.
   Многое еще поражает ученых при изучении минойской культуры. Уровень их удивительных познаний во многих областях науки и искусства был фантастически высок!
   В 1901 году на остров Крит прибыл английский археолог Артур Эванс. У него были другие планы и другие цели, но уже буквально через несколько дней после его раскопок человечеству открылся легендарный Лабиринт. Он оказался многоэтажным дворцом с широкими каменными лестницами и колоннами, причудливо изогнутыми коридорами, бесчисленными залами и бесценными фресками, которые воскресили быт той эпохи.
   Почти тридцать лет длились раскопки, и каждый год открывались новые комнаты, огромное число кладовых, внутренние дворики и хозяйственные помещения с пифосами в рост человека. Из серой земли, из глубины тысячелетий, из хаоса остатков фундаментов и стен появлялись четкие очертания города-дворца.
   Артур Эванс и его верные последователи были поражены обилием настенной росписи и украшений, ваз, кубков и мелких сосудов для возлияний. Они поспешили описать Кносский дворец как место почти ежедневных пиров с выступлениями артистов и музыкантов, поэтов и певцов. Сами стены дворца и его колонны излучали блеск ни с чем не сравнимой роскоши и баснословного богатства.
   Во фресковой живописи на стенах критского дворца представлена вереница самых разнообразных фигур: милые кокетливые женщины, стремительные мужчины, персонажи обрядовых сцен и игрищ. Полон жизни мир растений и животных. Колышутся под ветерком травы и цветы, в них порхают бабочки и птицы, охотятся или спасаются от погони звери.
   Немало было сделано открытий после того, как был изучен критский Лабиринт. И, как это часто бывает в науке, новые исследования напрочь перечеркнули прежние, казалось, уже незыблемые утверждения. Прежде всего высококвалифицированные эксперты по строительству объявили: «Кносский дворец погиб не в результате природного катаклизма!» Строители присмотрелись к знаменитым колоннам из гранита и известняка. При сильных подземных толчках плиты под ними обязательно бы разрушились. Однако на них не было ни одной малейшей трещины…
   Экспертиза колонн во внутренних двориках Лабиринта показала, что они упали сами собой и только потому, что за ними долгое время не было надлежащего ухода.
   Потом строители установили, что не все комнаты Лабиринта отличаются роскошью. В большинстве случаев их строили вовсе не из драгоценного материала, поэтому царскими покоями их назвать трудно.
   Историкам пришлось только развести руками. Они пригласили экспертов разобраться в конкретных причинах конкретной катастрофы, а те «откопали» совершенно новые свидетельства. Те волнующие свидетельства, которые задали ученым множество вопросов, заставили иначе взглянуть и на природную катастрофу, и вообще на весь Кносский дворец…
   Коллеги Эванса говорили о гигантском пожаре, который бушевал здесь почти восемнадцать веков назад. О нем, по их мнению, свидетельствовала почерневшая гипсовая штукатурка. Однако самый тщательный анализ частиц гипса показал, что пожара тут не было никогда.
   В чем же причина, если не найдено ни следов землетрясения, ни следов военного столкновения или пожара? Вулкан? Но слой долетевшего с Санторина пепла здесь мог составлять всего 3–4 сантиметра. Кроме увеличения урожая на соседних полях, вулканический пепел ничего большего произвести тут не мог.
   Советский ученый Герман Малиничев делает вывод, что Лабиринт – это не дворец, а огромный… колумбарий. И в течение тысячи лет жили здесь не правители, а «работали» жрецы. Это был огромный заупокойный храм с внутренними усыпальницами на первом этаже и с бесчисленными алтарями и поминальными помещениями на втором. Лабиринт был сложным культовым центром для всего Крита, а не дворцом для развеселой жизни.
   Потому его никогда и не окружали крепостными стенами или валом. Он находился на окраине города, как и полагалось в древности всякому некрополю.
   В кносском Лабиринте было довольно большое помещение со ступенчатыми трибунами, которое было названо «придворным театром увеселений». Однако ничего веселого усмотреть в нем нельзя. Четырнадцать жриц в ритуальных позах стоят на прямоугольной сцене. Одеты они в голубые платья, а голубой и синий цвета у древних были цветами траура. На трибунах – женщины с белыми лицами и мужчины с коричневой краской на лице. Все это позволяет предположить, что собрались родственники умершего и здесь идет отпевание…
   Если бы коллеги Эванса в первые же дни раскопок обратили на это особое внимание, они бы нашли остатки мумий. Но воздух, освобожденный от наслоений земли и поступивший в помещения Лабиринта, в одно мгновение превратил эти остатки в мельчайшую пыль.
   Может быть, это только гипотеза, которая еще ждет своего подтверждения. Однако из всего этого уже следует, что истинный дворец правителей острова еще не найден. Тогда и причиной гибели минойской цивилизации могло быть не извержение вулкана на острове Санторин. Значит, перед учеными всего мира опять встала задача – искать! Ведь, возможно, что древнегреческие мифы о так называемом Девкалионовом потопе связаны именно с этой катастрофой. Точно так же, как предание о загадочно исчезнувшей Атлантиде, возможно, тоже следует соотносить с катастрофическим извержением вулкана на Санторине. Вот так тесно переплелись геологические события и древнейшая история.


   Споры о легендарном острове Атлантида, на котором располагался город атлантов, не умолкают вот уже два тысячелетия – с тех пор, как великий Платон рассказал о нем в своих диалогах «Тимей» и «Критий». Где только не искали эту загадочную страну: в Атлантическом океане и Южной Америке, в Средиземном море и Африке, в Малой Азии, Северном море и во многих других местах. Но там, где Атлантиду «находили», она не отвечала описаниям Платона. А в месте, указанном философом (то есть за Геркулесовыми столпами), эту таинственную землю не могут найти до сих пор…
   Среди ученых существует два подхода к термину «Атлантида». Как уже говорилось выше, впервые Атлантиду назвал Атлантидой древнегреческий философ Платон. Но предшественники Платона тоже знали о ней, хотя называли эту страну другими именами. Античные авторы под Атлантидой понимали некое государство, которое находилось на одной стадии развития с Грецией, воевало с ней и во время одной из войн погибло в грандиозной катастрофе.
    -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------




   Однако в оккультных науках существует представление об Атлантиде как о некой протоцивилизации, которая предшествовала нашей и погибла в результате целой серии катастроф. Об этом же говорят мифы и легенды народов самых различных стран, проживающих на разных континентах. Но у многих из них существуют представления о каком-то народе, который предшествовал современному человечеству и погиб в результате какого-то мощного катаклизма.
   «Платон мне друг, но истина дороже», – сказал в свое время великий Аристотель. Вот так была поставлена эта проблема: где, когда и как существовало государство атлантов? Кто-то признает существование Атлантиды без всяких сомнений, кто-то без всяких сомнений отвергает, исходя из формулы: «Этого не может быть, потому что не может быть никогда». Но большинство исследователей считают существование Атлантиды вполне вероятным, но требующим доказательств. Греческий философ Крантор говорит, что в 310 году до нашей эры видел в Египте колонну, на которой была выбита вся история исчезнувшего в морской пучине острова.
   Что было известно об Атлантиде Платону? В своих диалогах он сообщает, что Атлантида исчезла в течение одного дня и одной трагической ночи – «за одни ужасные сутки».
   Приступая к описанию Атлантиды, Платон предупреждает, что как название самого острова, так и все другие имена в его рассказе – не подлинные, а перевод на греческий язык. Египтяне, которые первые писали историю Атлантиды, перевели атлантские имена на свой лад. Солон, который и сообщил Платону сведения об этом острове, не видел надобности сохранять египетские названия и перевел их на греческий язык.
   Русский поэт-символист В.Я. Брюсов в своем сочинении «Атлантида» отмечает, что «описывает Платон Атлантиду уже в том состоянии, какого она достигла после нескольких тысячелетий культурной жизни, когда на острове было уже много раздельных царств, множество богатых городов и огромное население, исчисляемое миллионами». А сама история острова начиналась с раздела земли между тремя богами-братьями: Зевсом, Аидом и Посейдоном. Посейдону по жребию и достался остров Атлантида, и, кроме того, он стал повелителем морей. Когда Посейдон получил Атлантиду, то на острове жили только три человека – «один из мужей, в самом начале произведенный на свет Землею, по имени Евнор, с женой Левкиппой и красавицей дочерью Клейто». Посейдон влюбился в Клейто, она стала его супругой и родила пять пар близнецов – первых десять царей Атлантиды.
   Посейдон первым стал укреплять остров, чтобы сделать его недоступным для врагов. Вокруг невысокого холма, постепенно переходящего в равнину, было вырыто по окружности попеременно один за другим три водных и два земляных кольца. В самом центре холма (акрополя), на возвышении, Посейдон соорудил маленький храм для Клейто и себя, окружив его стеной из чистого золота.
   На акрополе был построен и дворец, который расширялся и украшался каждым царем, причем новый стремился непременно превзойти своего предшественника. «Так что нельзя было видеть это здание, не изумляясь величине и красоте работ», – пишет Платон.
   Цари – дети Посейдона, конечно, не могли обходиться без купания, и поэтому они построили на акрополе многочисленные купальни. «Для купанья были водоемы, открытые, и, для зимнего времени, закрытые; были особые – для царской семьи и для частных лиц; еще другие – отдельно для женщин, и еще для лошадей и вьючных животных; каждый из них был расположен и украшен, согласно своему назначению. Вода, выходившая из этих водоемов, была направлена для орошения леса Посейдона, где плодородие почвы производило деревья удивительной высоты и красоты».
   Самым большим и величественным сооружением акрополя был храм, посвященный одному богу Посейдону. Он был поистине гигантских размеров: длиной 185 метров, шириной 96 метров и «соответствующей» высоты. Снаружи большой храм был целиком облицован серебром, кроме «оконечностей», сделанных из чистого золота. Внутри храма было много статуй из золота. Самая большая из них изображала бога Посейдона, который, стоя на колеснице, управлял шестеркой крылатых коней. Статуя Посейдона была так высока, что почти касалась головой потолка, который был отделан слоновой костью и весь украшен золотом, серебром и орихалком. Стены, столбы и полы внутри храма сплошь были выложены орихалком. Все буквально сверкало и «загоралось», стоило только солнечному лучу проникнуть внутрь святилища.
   Много чудесного сообщает еще Платон о столице атлантов, а потом переходит к описанию всей страны. «Остров Атлантида был очень возвышен над уровнем моря, и берег поднимался недоступным обрывом. Кругом столицы простиралась равнина, окруженная горами, доходившими до моря». Об этой равнине все говорили, что она является самой красивой на земле и очень плодородной. Она была густо усеяна цветущими селениями, разделенными озерами, реками, лугами, где паслись множество диких и домашних животных.
   Многое приходило к атлантам извне ввиду обширности их власти, но остров и сам производил почти все, нужное для жизни. «Во-первых, все металлы твердые и легкоплавкие, годные для обработки, в том числе тот, который ныне мы знаем лишь по названию: орихалк… залежи его находили во многих местах острова; после золота это был самый драгоценный из металлов.
   Остров доставлял для ремесел все нужные материалы. Жило на острове большое количество домашних животных и диких зверей, между прочим, много слонов… Всякого рода животным остров давал обильно пропитание, как живущим в болотах, озерах и реках или на горах и в равнинах, так и этим (слонам), хотя они огромны и прожорливы.
   Производил и доставлял остров все ароматы, ныне произрастающие в разных странах, корни, травы, сок, текущий из плодов и цветов. Имелся там также плод, дающий вино (виноград), и тот, который служит пищей (хлебные злаки), вместе с теми, которые мы тоже употребляем в пищу, называя общим словом – овощи; были еще плоды, дающие одновременно питье, пищу и благовония (кокосовые орехи?)… Таковы были божественные и удивительные богатства, какие, в неисчислимом количестве, производил этот остров».
   Далее Платон описывает политическое устройство столицы и ее саму, потому что «при таких щедротах почвы жители строили храмы, дворцы, порты и гавани для судов и постарались украсить свой остров…».
   На счастливом острове каждый из десяти братьев-царей имел в своем царстве абсолютную власть, но общее правление государством Атлантидой цари вершили Советом, на который они собирались через пять-шесть лет, чередуя четные и нечетные числа. Высшая власть всегда оставалась за прямым наследником Атланта, но даже главный царь не мог приговорить к смертной казни никого из своих родственников без согласия большинства царей. Пока атланты следовали при правлении началам добродетели и пока господствовало в них «божественное начало, все им удавалось». Но когда восторжествовал «человеческий нрав» – низменное начало, когда они утратили всякую благопристойность и в них стала кипеть безудержная жадность, когда люди стали являть собой «постыдное зрелище», тогда Бог Богов – Зевс, видя развращенность атлантов, когда-то столь добродетельных, решил их наказать. «Он собрал всех Богов в небесном святилище и обратился к ним с такими словами…»
   На этом диалог Платона «Критий» внезапно обрывается. И начинается история Атлантиды и ее поисков длиной в две тысячи лет. Священнослужители оплакивали духовную мудрость Атлантиды, осквернившей себя. Философы рассуждали о божественных правителях этого острова, поэты воспевали сказочное совершенство ее устройства. Однако некоторые исследователи считают, что диалоги об Атлантиде нужны были Платону, чтобы выразить свои мысли об идеальном устройстве государства.
   Но рассказ об Атлантиде, как отмечает Валерий Брюсов, «не является чем-либо исключительным в сочинениях Платона. У него встречаются и другие описания фантастических стран, облеченные в форму мифов. Но ни один из таких рассказов не обставлен, подобно описанию Атлантиды, ссылками на источники. Платон, как бы предвосхищая будущие сомнения и возражения, заботится указать на происхождение своих сведений с наибольшей точностью, какую только знали античные авторы».
   В начале XX века были снаряжены и отправлены на поиски Атлантиды три экспедиции, одну из которых (вторую) возглавлял Павел Шлиман – внук знаменитого открывателя Трои Генриха Шлимана. По уверению Павла Шлимана, его знаменитый дед оставил запечатанный конверт с тем, чтобы его вскрыл тот из членов семьи, кто даст торжественное обещание посвятить всю свою жизнь исследованиям, указания на которые найдет в этом конверте. Павел Шлиман дал такую клятву, вскрыл конверт и прочитал находившееся там письмо. В письме Генрих Шлиман сообщал, что он предпринял исследование остатков Атлантиды, в существовании которой не сомневается и которую считает колыбелью всей нашей цивилизации. Летом 1873 года Генрих Шлиман будто бы нашел (при раскопках в Трое) бронзовый своеобразный сосуд больших размеров, внутри которого были глиняные сосуды меньшего размера, мелкие фигурки из особенного металла, деньги из того же металла и предметы, «сделанные из ископаемых костей». На некоторых из этих предметов и на бронзовом сосуде было написано «финикийскими иероглифами»: «От царя Атлантиды Хроноса». Но у многих исследователей, русских и зарубежных, этот рассказ вызывает недоверие.
   Поиски Атлантиды велись и ведутся везде – по всему земному шару. Советский гидрогеограф Я.Я. Гаккель представил свою «Атлантиду» в виде узкой полосы, что тянется вдоль подводного хребта Ломоносова и соединяет Канадский Арктический архипелаг с Новосибирскими островами. Действительный член Географического общества, член Научного совета по кибернетике РАН Александр Кондратов много работ посвятил связям между историей человечества и историей океанов. Он написал много книг о легендарной платоновской Атлантиде и о многочисленных «атлантидах» – так называемых гипотетических землях, ныне ушедших под воду.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное