Майкл Муркок.

Серебряное сердце

(страница 7 из 36)

скачать книгу бесплатно

   Коффин обдумывал услышанное. Возможно ли такое? Если да, это будет хорошая встряска для Кланов. Возможно, это сыграет ему на руку.


   Как только Центральный Рынок закрылся на ночь, постамент с Алмазом выкатили на паровой платформе за огромные металлические ворота. Комитету достойных представителей одного из младших Металлов было поручено провести церемонию. Лорд Лид [6 - свинец] зачитывал слова из официального свитка перед быстро редеющей толпой. Сегодня вечером люди хотели побыстрее разойтись по домам, чтобы подготовиться к Карнавалу, который будет сотрясать город до рассвета.
   Последние слова были произнесены, и Лид отложил свиток, возможно сам витая мыслями где-то у Медного Дома и предстоящей вечеринки. Механическая гвардия прогрохотала к постаменту. Они еще не успели выполнить до конца свою задачу, когда показались первые лучи Рубиновой Луны, пробивающиеся из-за горизонта. Всего через несколько минут город уже был затоплен красным сверхъестественным светом. Улицы выглядели странно пустыми и спокойными. Ни звука не доносилось из-за закрытых ставен. Сейчас уже должны были начаться празднования. Только Ребята патрулировали улицы, и странный свет придавал им какую-то дикую красоту. Некоторые были сделаны по подобию людей, с отлитыми ногами и лицами големов, иные – катились на колесах и выглядели как гигантские автоматические маслобойки. Все они были снабжены сиренами, оружием, огнеметами и прочим необходимым снаряжением. При патрулировании они гремели и издавали шипящие звуки, присущие паровым двигателям.
   Колокол пробил положенное время, и из громадных механических часов на главной рыночной площади показались металлические куклы, движущиеся в своем собственном жутковатом карнавале. Время мертво, словно говорили они. Вскоре по улице загромыхали закрытые ставнями паровые экипажи. Они останавливались у ворот таверн, которые широко распахивались им навстречу. Дворы за воротами были покрыты крышами, и посетители безбоязненно проходили внутрь, не рискуя попасть под ядовитые лучи.
   Около девяти часов таверна «Молот и Наковальня» сектора Акра была заполнена веселящимися. Это было известное местечко, где сегодня обеспеченные любители музыки собирались петь и танцевать под выстрелы хлопушек и фейерверки. Запах вина, фруктов и специй насытил воздух. Красное вино в чанах нагревалось над открытым огнем.
   Макс и Менни сидели в отгороженном уголке у окна, что давало возможность отделится от толпы вокруг. Макс водил пальцем по тяжелой вельветовой занавеске, горя желанием отдернуть ее, открыть деревянные ставни и выглянуть наружу. Его защитные очки лежали в кармане. Макс купил их у человека, который – в темном подземелье, глубоко под одним из борделей в Ирне – продавал людям его профессии все необходимые для работы приспособления. Макс и Менни были далеко не первыми, кто рискнул выбраться под едкие лучи Луны.
По традиции, самые отважные мастера воровского мастерства пользовались пустотой улиц и тем, что большинство жителей празднует карнавал, как большим преимуществом. Отважные, но и глупые. Многих находили наутро после краткого мига царствования Рубинового светила скорченными и покрытыми волдырями, лежащими на улицах. Причем они были тщательно «упакоованы» в многослойные защитные одежды и имели толстые очки. Рубиновая Луна карала тех, кто осмеливался бросить вызов ее могуществу. Но случались и удачные вылазки, ставшие легендами. Сердце Макса сильно и быстро стучало в груди, и ему казалось, что оно позванивает, ударяясь о клеймо. Он знал, что не умрет этой ночью, но хотел надеть очки прямо сейчас, в относительной безопасности таверны. Менни с печальной миной потягивал свой эль, но Макс чувствовал, что это недовольство показное. В молодости Менни был настоящей грозой улиц. Юный Менни, живущий где-то внутри нынешнего, наверное, оплакивал тот факт, что ему самому не пришла в голову мысль украсть Бриллиант. Они сделают это, Макс был уверен. Некоторые вещи предопределены.
   Луна зайдет в три часа, но тогда улицы заполнятся празднующими. Работу необходимо сделать сейчас, пока нужно опасаться только появления боевых Ребят.
   Менни встряхнул головой.
   – Убери руки от занавески, мальчик мой. Скоро насмотришься на Алмаз. – Менни нахмурился. – Он загорится новой жизнью. Как мы сможем держать его? Это то же самое, что попытаться украсть голыми руками пирожок Матушки Бэппи прямо из печи.
   – Я проделывал это сотни раз, – беззаботно отмахнулся Макс, потягивая из оловянного кубка «Водоворот»: странный холодный бурлящий ликер, оставляющий своеобразную металлическую пленку на губах. – Это была одна из первых вещей, которым ты меня научил, помнишь?
   – Чокнутый, – проворчал Менни. – На тебя нужно надеть смирительную рубашку. И на меня тоже, раз я иду с тобой.
   Днем, когда они спорили, обсуждали и прикидывали, как украсть камень, Менни предложил Максу идти одному. Впервые он предложил подобное. Они всегда работали вместе. Было непостижимо изменить это.
   – Ты – моя удача, мой талисман, – сказал Макс. – А я – твой. Я знаю, что ты со мной не согласен, но, пожалуйста, поверь, что у меня есть причины так поступить.
   – Причины, которых ты не понимаешь, – сухо парировал Менни. – Я не знаю, мальчик. Я не вижу в этом смысла. Что мы выиграем, украв Алмаз?
   Макс пожал плечами:
   – Я пока не знаю, но в одном я совершенно уверен: когда мы разберемся – это будет что-то грандиозное.
   В конце концов Макс убедил Менни сопровождать его, как обычно. Он не лгал и не льстил, говоря, что Менни – его талисман. Он действительно так считал.
   Макс поставил опустевший кубок и вытер рот.
   – Нам пора, – сказал он. – Эту работу нужно сделать быстро.
   Макс подумал, что нельзя оставлять Менни ни минуты на размышление, чтобы он не передумал и не отступил.
   Они пробрались через толпу на крытый двор, где все пели и танцевали среди молчаливо ожидающих паровых экипажей. Окрашенные в темно-красный цвет круглые плафоны ламп соревновались со светом Рубиновой Луны снаружи, многие гуляющие были раскрашены красным театральным гримом, будто их опалили смертоносные лучи. Горячее вино было красным, и даже бочка эля, окрашенного специальными пищевыми красителями, исходила розовой пеной.
   За аркой главных ворот находился маленький коридорчик, который вел к калитке для пеших посетителей. Народу в толпе было слишком много, чтобы кто-нибудь смог обратить внимание на две фигуры, скользнувшие в темноту короткого туннеля. Ворота были крепко заперты, чтобы никто из чрезмерно разгулявшихся случайно не вывалился в ночь, но для Макса было секундым делом справиться с замком.
   Они застегнулись на все пуговицы и обмотали толстыми шарфами головы, оставив только щелочки для глаз. Затем пришла очередь очков, после – широкополых шляп. Финальный штрих – руки обтянули шелковые перчатки, плотно тканные, но достаточно тонкие, чтобы позволить пальцам совершать самые аккуратные движения.
   Снаружи, на улице, было жутко. Так пусто, будто город вымер. Макс и Менни подкатили пару бочек, загородив выход, чтобы никто не смог последовать за ними. Через окрашенные толстые стекла очков было плохо видно. Свет казался бурым, как от умирающего солнца. Макс взглянул на небо и увидел свирепый шар цвета корицы, висящий прямо над ним. Им нужно спешить.
   Они пробежали по боковым аллеям, где дома соприкасались крышами, наклонившись друг к другу. Даже крысы не высовывались на рубиновые улицы. Из какого-то здания раздался плач ребенка, который, впрочем, быстро стих. Они прошли дом, в котором истерически залаяла целая свора собак. Будто животные учуяли, что люди, там, в лунном свете, задумали что-то чудовищно неправильное.
   Макс и Менни добрались до Башни Гильдий, рядом с которой теперь находился Алмаз, расположенный снаружи на постаменте. Даже сквозь очки был виден его ядовитый свет, уже значительно усилившийся. Он отбрасывал глубокие тени на дома и деревья: тени – друзья воров. Менни нес мешок с инструментами – щипцами и веревками. Макс начал карабкаться по внешней стороне опоры Башни, чтобы занять позицию над Бриллиантом Шрена. Повиснув на гигантской бронзовой горгулье, гримасничающей над площадью, Макс обратил внимание на механических охранников, безжизненно застывших по углам пьедестала. Группа Гремящих Ребят тяжело маршировала вокруг. Вдруг один из них остановился и зарычал на опаляющий свет без каких-либо видимых причин. Сверкааю-щие Ребята, напротив, стояли группой неподвижно, соприкасаясь своими вооруженными частями тела. Их серебристая кожа горела под лучами Алмаза, словно машины купались в них. Макс задумался, обладают ли древние автоматы каким-либо видом сознания, и является ли эта ночь для них такой же особенной, как и для людей. Он улыбнулся своим мыслям. Как забавно!
   Менни сейчас находился за ним, привязывая веревку к голове горгульи. Когда узел был закреплен, Макс начал медленно спускаться, пока не оказался прямо над Алмазом. Тогда он протянул руку к Менни, который передал ему щипцы. На мгновение Макс остановил взгляд на Бриллианте. Он здесь. Он собирается сделать это. Все было очень просто. Казалось, что лучи Алмаза проникают сквозь его тяжелую одежду, омывая тело жаром. Макс почувствовал себя слегка пьяным, испытывая легкое головокружение. Как могла столь целительная благодать питаться жестокими колдовскими лучами Рубиновой Луны?
   Менни потянул за веревку, словно напоминая Максу о необходимости поторопиться. Макс осторожно протянул щипцы, пристраивая их у Алмаза. Руки его не дрожали. Он чувствовал прилив сил. Но в тот самый миг, когда челюсти щипцов сомкнулись вокруг камня, капли света брызнули из него, сопровождаемые громоподобным звуком. Гремящие Ребята тут же подняли головы и издали громкий сигнал тревоги. Макс бешено завертелся на веревке, голова наполнилась кипящим пламенем. Бриллиант защищал себя сам, отгораживаясь от человеческого прикосновения. Тело Макса больно билось о металлические опоры Башни. Он не был уверен, держит ли еще щипцы. Руки онемели, а беспорядочный огонь слепил глаза. Тогда Менни скользнул вниз, не более чем черная тень на фоне яростного света. Он протянул к Алмазу руку в перчатке. Бриллиант Шрена пылал теперь алым сиянием, проникающим даже через очки. Сверкающие Ребята испускали неистовые слепящие лучи света и оглушающий свист. Макс и Менни спускались по опоре. Они достигли перекладины, и оба отчаянно вцепились в металл. Макс увидел, что очки Менни сползли. Он прижимал пылающий алый Бриллиант к груди, а его лицо над светящимся камнем было ужасным, демоническим.
   – Я ослеп, Макс! Я ослеп! – Макс поправил на нем очки и посмотрел вниз. Внезапно их нехитрое приспособление звучно треснуло и резко опустилось.
   – Тише, – прошептал Макс. Он пытался привести в порядок мысли, несмотря на то что голову разрывал пронзительный вой Алмаза, а глаза слепил его безумный свет. ,Аумай. План. Очки защитят их от слепящих лучей Сверкающих Ребят, а Гремящие не смогут достать их здесь. Если они затаятся, возможно, архаичная гвардия в конце концов снова вернется в пассивное состояние. Наверняка, никто из людей не отважится выйти из укрытия, чтобы разобраться, в чем дело. Еще не пробило одиннадцати. У Макса и Менни оставалось в запасе несколько часов.
   Менни за спиной издал странный хнычущий звук. Его тело задергалось.
   – Тише, – повторил Макс. Но Менни, похоже, не слышал. Его резкие движения расшатали прогнившую балку. Она с треском сломалась, а Макс и Менни беспомощно рухнули вниз. Алмаз выскочил из рук и отлетел в густую тень.
   Несколько секунд они лежали, охваченные холодным пламенем. Макс почти ничего не видел. Он почувствовал, что в какой-то миг его поглотил странный огонь. Они должны бежать. Сейчас. Иначе – это вопрос минут – их схватят Ребята. Макс сгреб Менни в охапку, поставив на ноги. Вокруг мелькали кружащиеся цветовые пятна, заполняющие собой всю площадь наподобие цветного тумана, – наверное, эффект Алмаза, оказавшегося не на своем месте. Но где же он? Нет времени его искать. Слышалось громыхающее движение автоматов. Макс вытащил меч. Раздался ненавистный голос, голос, который невозможно было не узнать:
   – Окружить их! Никакой жалости!
   Коффин? Как это возможно? Макс начал пятиться, почти таща за собой Менни, который тяжело наваливался на него. Должен быть выход. Но они были окружены. Ополченцы приближались, все защищенные от Лучей тяжелыми доспехами и затемненными шлемами. За ними, вырисовываясь на фоне пламени, выпрямившись в пыхтящей паровой повозке, стоял Коффин собственной персоной. Свора механических легавых была привязана к повозке. Они порывисто двигались, словно подражая повадкам своих живых прототипов. Пар вылетал из их угловатых челюстей, а стальные когти царапали булыжную мостовую.
   Макса наполнило чувство ужасной безысходной покорности. Он проиграл. Алмаз потерян, и Коффин пришел схватить его. Сколько еще раз неуемная пустая гордость будет приводить его к этому? Наверное это – последний раз. Всего на миг вспомнилась Максу загадочная женщина, с которой он разделил завтрак. Он больше не увидит ее никогда. Она придет, а за столиком никого не будет. Макс будет в Грагонатте, беспомощный перед жестоким сбродом, что служит Коффину. Лучше умереть. Аа. Лучше умереть.
   Менни тяжело вздохнул, возможно не осознавая отчаянности их положения. Мысленно Макс приготовился защищать себя и своего ослепшего друга. Через несколько минут их сомнет дикая звериная сила Ополченцев, но по меньшей мере нескольких он заберет с собой. Странное сияние понемногу убывало, и уже можно было пересчитать надвигающихся Ополченцев. За ними виднелись покачивающиеся вперед и назад, будто вышедшие из строя, механические патрульные, явно не способные справиться с ситуацией.
   Паровая повозка двинулась с места. Коффин наклонился вперед.
   – Макс Сильвер-Скин, это ты? – произнес он без тени сомнения в голосе.
   Макс ничего не ответил, он держал свой меч обеими руками и описывал им медленные круги.
   – Взять живым! Аккуратнее. Только легкие повреждения!
   Ополченцы шагнули вперед. Но неожиданно возникла еще одна вспышка сияющего огня. Свет окружил Макса и Менни, отбросив Ополченцев назад. Была ли это работа Алмаза, пожелавшего самостоятельно отомстить своим обидчикам? Пламя было ярким. Его гудение поглотило прочие звуки. Макс приготовился сгореть заживо и опустился на колени, держа Менни за руку. Тот продолжал трясти головой, что-то бормоча. Наверное, бредил.
   – Мне так жаль, – сказал Макс, скорее себе, чем Менни, который бы его, наверное, не понял. Он закрыл глаза, ожидая смерти. Вместо этого Макс почувствовал, как кто-то легко касается его плеча.
   – Встань, Макс Сильвер-Скин, – произнес незнакомый голос.
   Макс обернулся и увидел расплывчатую неясную тень на фоне огня. Тень не была ни высокой, ни низкой, но стройной. Голос был человеческим. Мужчина или женщина? Макс не понял.
   – Поторопись, – мягко приказал голос. – Они сейчас придут в себя.
   – Что это? – спросил Менни, вытирая слезящиеся глаза.
   – Я не знаю, – ответил Макс.
   – Нет времени, нет времени, – повторил незнакомец. – К твоему другу возвращается зрение. Следуйте за мной.
   – Алмаз, – Макс тяжело дышал. – Алмаз… – он указал на опустевший пьедестал. – Мы должны найти его.
   – Нет времени, – повторил незнакомец. – Если вам дорога жизнь, следуйте за мной. Алмаз сам позаботится о себе, как всегда делал это.
   Макс почувствовал себя как во сне. Ополченцы все также стояли вокруг них с оружием наизготовку, но они словно не видели ни Менни, ни его. Неизвестный спаситель вел их в аллею, идущую от площади к лабиринту улиц, где было легко избавиться от погони. Незнакомец шел по узкой улочке, представляющей собой тускло освещенный туннель между двумя рядами домов. Зрение почти вернулось к Менни, осталось лишь головокружение – возможно, результат длительной близости к неистовому огню, кооторым пылал Алмаз. Им повезло, что Рубиновая Луна уже прошла свой зенит. Длинные тени от высоких зданий на площади частично защитили Менни от смертоносного излучения на те несколько минут, когда его очки сползли. Они торопливо нырнули в темноту, Макс снова взял своего друга под руку. Он несколько раз оглядывался, пытаясь услышать звуки преследования, и чуть не натолкнулся на их спасителя, который остановился посередине аллеи, поднимая тяжелую крышку люка, вмонтированную в мостовую.
   – Туда? – спросил Макс, указывая на темную дыру, открывшуюся под крышкой. Внизу слышался шум воды.
   Незнакомец кивнул.
   – Быстрее.
   Узкая шахта, на стене которой была укреплена металлическая лестница, вела вниз. Все трое, во главе с незнакомцем, начали спуск, и по мере движения шум воды делался все громче и громче. Наконец они достигли конца шахты и спрыгнули на пол. Макс осмотрелся и понял, что они находятся в системе канализации под городом. Он снял очки и убрал их в карман. Место было освещено слабым зеленоватым сиянием, испускаемым лишайниками, в изобилии росшими по стенам и прямо под водой. Максу и Менни уже приходилось пользоваться канализацией как путем отступления, но они всегда прибегали к этому без особого желания – оба были плохо знакомы с ее планировкой. В городе ходила масса слухов о том, как здесь пропадали люди. Говорили, что в темных туннелях таятся хищники, но никто не знал точно, какие. Легенды приписывали им острые клыки и цепкие щупальца, однако никому из выбравшихся живыми на поверхность не привелось столкнуться с такими чудовищами. Так что легенды подтверждения не получали, оставаясь лишь мифами.
   Макс и Менни стояли на узкой мощеной тропе у широкого потока быстро текущей чистой воды. Чистой вода становилась, проходя через системы фильтров, расположенные практически по всей канализации. По всему проходу виднелись выходы трубопроводов, а сводчатый потолок терялся в высоте, весь испещренный рисунками причудливо изогнутых труб. Звуки порождали такое эхо, словно они находились в необъятном соборе.
   Макс повернулся к их таинственному проводнику:
   – Кто вы? Почему вы помогли нам? – но, еще не закончив вопрос, понял, что они остались одни. Он или она – Макс так и не определил пол их спасителя – уже исчез в лабиринте туннелей. Макс тяжело вздохнул – в холодный воздух вылетело облачко пара. Менни сел на сырой каменный пол, продолжая тереть глаза.
   – Это слишком даже для самой грандиозной авантюры.
   – Как ты? – спросил Макс.
   – Вижу еще как в тумане, но уже лучше. Да, парень, мы чуть не погибли. Чуть не погибли.
   Макс проигнорировал осуждение, сквозившее в тоне его старшего приятеля, и посмотрел наверх на шахту, по которой они спустились, прислушиваясь к шуму над головой.
   – Мы не можем рассиживаться здесь. У Коффина были ищейки. Они выследят нас.
   – Ну, и куда нам идти? Мы можем потеряться здесь, – Менни медленно встал. – Куда делся наш друг?
   – Не знаю.
   – Кто это был?
   – И на этот вопрос отвечу то же самое. И я не знаю, почему наши недруги вмешались. – Макс машинально почесывал грудь.
   – Что там?
   – Где?
   – Что у тебя с грудью? Тебя ранили? У тебя ожог? Макс убрал руку.
   – Нет, не думаю. Просто чешется, – он чувствовал странное, уже знакомое ощущение под кожей. Так же было и когда он очнулся от кошмара в Грагонатте, после побега – зуд странной метки над сердцем.
   – Покажи мне, – сказал Менни. Макс обнажил грудь.
   – Хм, – пробормотал Менни, хмурясь. – Кожа горячая. Похоже, немного воспалена.
   Макс отстранился и застегнул рубашку.
   – Мы займемся этим позже. Сначала выберемся отсюда. – он замолчал. – Слушай.
   Сверху донесся неясный царапающий звук и постукивания.
   – Пошли.
   – Ну, наш загадочный проводник не мог уйти в эту сторону, – Макс указал направо, – Иначе бы мы его увидели. Значит, пойдем в другую сторону. – И он зашагал налево.
   – Если бы они хотели, чтобы мы следовали за ними, то остались бы с нами. – Менни нервно взглянул на темное отверстие шахты.
   Макс пожал плечами:
   – Что бы они там ни хотели, они, по крайней мере, знают, как отсюда выйти.
   Двинувшись в путь, приятели временами слышали отдаленный лязг металла и странные завывания, но не обнаружили никаких признаков жизни. Минут через двадцать, поток привел их к подземной пропасти, куда и устремился – в необъятный центральный котлован, питаемый четырьмя мощными струями подходящих к нему каналов. Это, должно быть, и было Водохранилище. Макс видел его изображение в книгах по истории: настоящий шедевр архитектурной инженерии. На иллюстрациях оно всегда выглядело как новенькое, его массивные стальные колонны тускло блестели, вздымаясь из-под воды навстречу сводчатому потолку. Но сейчас вены коррозии проглядывали изнутри через стальную кожу опор, а желтоватые пятна лишайников довершали картину запустения. Узкая тропа огибала водохранилище по кругу на том же уровне, с которого вода каналов начинала свой стремительный полет вниз. Также над котлованом раскинулась целая сеть пересекающихся мостков. Макс подошел к барьеру и, перегнувшись, посмотрел вниз. На мгновение ему показалось, что под водой, которая бурлила у водопадов и была странно гладкой в центре, шевельнулось что-то темное и огромное. Он втянул в себя воздух.
   – Пахнет морем. Странно, вода должна быть чистой. Подо льдом были подземные моря, но ведь они же не
   должны были загрязнять Водохранилище? Менни отрицательно качнул головой:
   – Я ничего не чувствую. Макс остановился.
   – Что это было? Ты видел? Там, – он махнул рукой. Менни вперился вдаль через водную ширь.
   – Что я должен увидеть?
   – Я видел тень, может, фигуру там, на тропе у канала, на той стороне. Это мог быть и наш благодетель. Давай, пошли за ним.
   Макс и Менни двинулись к противоположному туннелю по узкой обрывистой дорожке. Время от времени Макс бросал взгляд через доходившее ему до пояса ограждение; но в воде больше ничего не двигалось, хотя он знал, что раньше он видел нечто. Темная извивающаяся тень больше не появлялась, но что-то внутри подсказывало Максу, что его первое впечатление не было ошибочным.
   Достигнув противоположной стороны, они обнаружили, что их новый путь освещен значительно хуже, чем Водохранилище и даже туннель, по которому они шли вначале. Наверное, лишайник рос здесь в меньших количествах. Макс пошел вперед, придерживаясь рукой за стену. По мере продвижения становилось все темнее, пока они не оказались погруженными в полный мрак. Было слышно, будто кто-то идет впереди, довольно близко. Макс сконцентрировался на этом звуке, пытаясь следовать за его источником. Он шел, а мысли об Алмазе не давали ему покоя. Как они могли потерять его так глупо? Ведь он был у них в руках. И где он теперь? Нашел ли его Коффин? Макс был сбит с толку: раньше он был уверен, что ему предназначалось взять Алмаз. А теперь он уже не чувствовал такой уверенности, словно он неправильно понял свою задачу. Как такое могло случиться? Возможно, само действие здесь было важнее результата? Но это не имело смысла, по крайней мере в том мире, с которым Макс Сильвер-Скин был знаком. Возможно, бриллиант будет снова найден к концу их путешествия.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное