Майкл Муркок.

Серебряное сердце

(страница 1 из 36)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Сторм Константайн
|
|  Майкл Муркок
|
|  Серебряное сердце
 -------

   Говорят, что в центре Множественной Вселенной есть город. Он был там с Начала Времен. Имя ему – Карадур-Шрилтаси. Одни будут уверять вас, что он – не более чем иллюзия, основанная на иллюзии; мираж, который путешественники по параллельным мирам лишь однажды видят мельком, а потомбезуспешно ищут всю оставшуюся жизнь. Другие скажут, что это и есть самый центр Множественной Вселенной и что судьба города определяет природу всей организованной материи мириадов миров и бесчисленного множества реальностей.
   Подобные споры не слишком важны для большинства из нас. Мало кому доводилось найти Карадур-Шрилтаси или увидеть Бриллиант Шрена, мифический Алмаз Всех Времен, появившийся еще во времена строительства города. Он был обнаружен в далеком прошлом шахтером по имени Шрен, увидевшим свечение Алмаза сквозь толщу каменной скалы. Считается, что Алмаз – это кристаллизовавшаяся эссенция первичной материи, которая образовалась из вращения Хаоса в Начале Вечности и из которой произошла остальная материя.
   Может, это – простая легенда? Или обычная реальность для живущих и умирающих в Карадур-Шрилтаси, тех, что никогда не ставят под сомнение странную логику, от которой зависит все их существование?
   Многие будут очень убедительно доказывать вам, что Карадур-Шрилтаси не существует и не может существовать. Но я знаю, что он есть. Я путешествовал дорогами лунных лучей Множественной Вселенной. Я был в этом городе, видел его великолепие и могу взять вас туда.
   Мы проследуем к центру Множественной Вселенной, туда, откуда берут начало все иные реальности, вселенная за вселенной, каждая с миллиардами населенных миров.
   Когда я попал в Карадур-Шрилтаси, – я оказался в раю вдохновляющей красоты; в местных садах и тавернах я изучил историю города. Я услышал невероятную, сказочную легенду. «Это выдумка, чтобы привлечь туристов?» – спросил я рассказчиков. Но они с простодушными улыбками направили меня в Музей Металла, где я увидел своими собственными глазами древние свидетельства: машины из прошлого, тщательно записанные летописи и произведения искусства.
   Прежде чем начнется наша история, нужно отметить, что Карадур располагался в надменном уединении на бескрайней ледяной равнине. Раньше он был известен только как Карадур, а почему об этом вы узнаете из нашего повествования. Не имея контакта с иными реальностями, город – возомнивший себя единственной реальностью, лучшим из всех возможных миров – отрицал упадок и не замечал разрушения. Те же, кто знал о его существовании – путешественники по Вселенным, которым удалось увидеть самые скрытые уголки Множественной Вселенной, – предсказывали Карадуру гибель под тяжестью всепоглощающего самообмана и жесткой ортодоксальности его правителей.
   Если смотреть с ледяной равнины, город возникает из холодного тумана как некий асимметричный курган; его высокие сверкающие каменные и кирпичные здания обшиты железными, стальными, золотыми и медными обручами, словно изящными воротниками и манжетами.
   Если смотреть сверху, легко различимы четыре сектора, каждый из которых подчинен одному из правящих Металлических Кланов.
Между секторами, образуя целый квартал, расположены свободные зоны, традиционно населенные бедняками, неудачниками и криминальными элементами, которые либо сами избегали законной жизни в городе, либо были изгнаны из нее. Вокруг зон вытянулись крытые фермы, где содержатся городские стада и выращивается урожай; там же находятся входы в шахты, прорытые подо льдом.
   В центре Карадура высится огромная Башня Гильдий: металлический шедевр, воспевающий могущество правителей города. Каждая из четырех главных балок – или «ног» – отлита из металла, символизирующего один из Кланов великих Лордов Металла – Лордов Айрона, Сильвера, Голда и Коппера [1 - Iron (анг.) – железо, silver (анг.) – серебро, gold (анг.) – золото copper (анг) – медь] – чей незыблемый авторитет поддерживал закон и порядок в городе. Остальные балки обвиты лентами из других металлов, что символизирует единство и силу Лордов Карадура.
   Карадур был поделен на сектора очень давно; каждый из секторов попал под власть великого Клана Металла и был назван именем древнего почитаемого мастера. Так, Клан Серебра контролировал сектор Акра, Клан
   Железа – сектор Пейгрон, Клан Золота правил в Ирне, в то время как Клану Меди подчинялся Шинлеч. У каждого из кланов имелся большой особняк, построенный в центре сектора. Особняк олицетворял как власть и стремления, так и качества своего Клана. Клан Серебра располагался в сказочной формы Особняке Лунного Металла, тогда как Клан Меди населял Медный Дом. Клан Железа гордо именовал свою резиденцию с массивными колоннами попросту – Старая Кузница. Старая Кузница была огромным литейным комплексом, внутри которого оборудовали жилые помещения для Клана. Здание было создано потомками древней Гильдии Свинца – великанами-литейщиками, имевшими собственный кодекс и культуру.
   Толькоо Клан Золота не жил больше на старом месте – в мрачной Крепости Грагонатт, преобразованной в тюрьму. Вместо этого, клан Золота обитал в меньшем по размеру, но значительно более элегантном дворце, известном как Новый Мятный Двор, расположенном неподалеку от одной из свободных зон.
   По давней традиции механической полиции, называемой также Гремящими и Сверкающими Ребятами, был запрещен вход в свободные зоны, населенные «свободными бедняками», не присягнувшими ни одному из Кланов. В основном, бедняки представляли собой рабочую силу для всех крупных заводов города, за исключением литейных цехов Старой Кузницы. Независимость зон долгое время была гарантирована, так как они контролировали четыре городских великих источника, поставляющих всю свежую воду. Каждый источник находился в центре одной из свободных зон.
   Могло показаться, что благородные кланы, простые горожане и бедняки из свободных зон жили в полном согласии, опираясь друг на друга, чтобы выжить на враждебной территории. Но все больше и больше росло недовольство горожан своими Лордами, оторванными от простого народа. Как могли те вершить правосудие, не зная подлинных его нужд? Город медленно приходил в упадок. Камень и кирпич осыпались под металличес-кимкорсетом. Что же следовало предпринять? Разве Кланы не видели, что происходит? Лорды Металлов, однако, высокомерные и ограниченные, уверив себя в собственном беспристрастии и гуманности, считали своей святой обязанностью сохранить Карадур таким, как он был всегда.
   Все правящие семьи Карадура состояли в родстве с Кланами, часто посредством браков создавались амальгамы – смешанные семьи. Так в результате союза старого Лорда Септимуса Тина [2 - олово] и юной Леди Августы Сильвер на свет появился Сэр Кловис Пьютер. [3 - сплав на оловянной основе] Насчитывались сотни Брассов и Бронзов, [4 - латунь и бронза] не говоря уже о могущественных Стилах, [5 - сталь] тесно связанных с семьями Клана Железа, – они помогали контролировать литейные цеха.
   Даже сами мысли о переменах были преданы анафеме. Может, Лорды воистину были слепы по отношению к происходящему вокруг их древних дворцов? Если осыпалось здание, они просто приказывали укрепить его железными и стальными поясами. Дополнительный ряд золотых фигур маскировал кренящийся карниз. Металл давал и защиту и силу. И так должно было быть всегда.

   Покосившиеся и заброшенные дома на некоторых улицах города уже начали указывать на его возраст. Смерть, безусловно, является неизбежным следствием более чем почтенного возраста.
   Однако в Карадуре ходили легенды, предсказывающие городу совсем иную судьбу. Внизу в переулках свободных зон, где оборванные философы до хрипоты спорили о своих теориях за высокими кружками затхлого пива, говорили, что гибель может быть неожиданно предотвращена, и если бы только Карадур смог воссоздать забытый рецепт собственного спасения, это спасло бы всю Множественную Вселенную. Уровни реальности, тысячелетия назад начавшие изгибаться и дробиться, восстановились бы, полностью подготовленные к вечной борьбе между Жизнью и Смертью, которую многие называют борьбой Добра со Злом.
   Согласно подобным легендам, конечный результат должен зависеть, что довольно несправедливо, от одного человека, юноши, который и не представляет, что приготовила ему судьба, и который никогда по собственной воле не взял бы на себя такую ответственность. Некоторые даже отваживались утверждать, что этот юноша уже живет среди них, и они знают его имя. Но все это были только слухи, полные надежд мечтания, тонущие в пивных лужах. Если же легенды не лгут и такой человек реально существует, он должен быть мастером тонких энергий создания и разрушения, энергий, которые обычно называют магическими.
   Лорды Карадура отрицали существование тайных наук. Следуя опыту, вынесенному из темных времен Клановых Войн, тысячелетия назад, вновь созданные Советы Металлов запретили изучение колдовства и связанных с ним наук. Было объявлено вне закона даже электричество, поскольку его нельзя увидеть невооруженным глазом. Во время Клановых Войн злоупотребление тонкими энергиями Множественной Вселенной привело к разрушительным последствиям, поэтому все манипуляции ими сочли опасными и запретили. Так произошла великая Реформация. Разрешена была только энергия пара, потому что ее могли увидеть и почувствовать все. Это был реальный, безопасный и естественный способ запустить машины. Электричество было слишком таинственным, чтобы довериться ему, и давало возможность всем типам странных приборов угрожать стабильности города. Это сконцентрировало бы слишком много власти в одних руках. Во время Войн подобная ситуация подвела мир к опасной черте, позволив создавать разнообразные приборы – такие как думающие машины, – амбиции которых невозможно контролировать. Так же было и с магией и прочими лженауками: те, кто использовал их силы, теряли над ними контроль. Изучающие черное, агрессивное искусство также осуждались и наказывались, как угрожающие безопасности и миру в умах целого сообщества. Тайные силы Множественной Вселенной были изменчивы и нестабильны. Они внушали страх.
   «Магии, – декларировали Лорды, – не существует. Те же, кто осмеливался заниматься ею – все были шарлатанами и лгунами. Любой, заподозренный в практиковании запрещенных искусств, будет обвинен в публичном обмане и наказан, самые злостные нарушители – заключены в мрачную Крепость Грагонатт на перевоспитание. Никто не будет освобожден. До сих пор никто не сумел сбежать и в будущем не сбежит из крепости: побег невозможен» – так сказали Лорды.
   Но такие декларации не имеют надежной почвы и легко опровергаются. Множественная Вселенная, являясь сутью изменений, не может безропотно терпеть и находит трещины в структуре веры, сквозь которые просачиваются сбивающие с толку противоречия. Таким образом, если бы в Карадуре дела оставались в прежнем положении – он был бы просто погребен во льдах и забыт и нам было бы не о чем рассказывать. Когда происходят великие изменения, они часто зарождаются в сточных канавах, ветхих лачугах и воровских притонах. Так случилось и в Карадуре.


   В тусклом свете салона парового экипажа Леди Мелодия Голд выглядела голодной, но это был не физический голод от недостатка пищи, а скорее некое неутоленное желание. Золотая плиссировка ткани ее платья выглядывала из-под плотно запахнутого, чтобы защитить свою хозяйку от холода, красного вельветового плаща. Сидящий напротив Лорд Прометеус Айрон видел это странное нетерпение, которое Леди Мелодия пыталась скрыть за маской холодного презрения, и оно внушало ему легкое отвращение. Его собственный интерес в предстоящем деле был куда более серьезным. Он, так же как и Мелодия, хотел опросить заключенных – их арестовали во время кражи ее драгоценностей из Нового Мятного Двора, – но его мотивы были намного глубже.
   Холод, как хищный зверь, таился в темноте улиц, ведущих к зданию тюрьмы – Крепости Грагонатт в центре Ирна. Ночи всегда были жестоки в Карадуре. Холод, выползающий изо льда, старался заморозить и усыпить механизмы экипажа, чтобы погасла топка в кабине. Тогда дыхание ночи смогло бы хлынуть в салон и отметить голубой печатью смерти находящихся внутри пассажиров.

   Чугунная решетка под сиденьями излучала тепло, душный воздух от двигателя поднимался вперед, и без них путешественники могли замерзнуть и умереть.
   Еще одним пассажиром был Капитан Корнелиус Коф-фин, сидящий на той же плюшевой скамье, что и Лорд Айрон, но на некотором удалении от него. Коффин был одет в строгий черный мундир со стальными пуговицами и толстое черное пальто, распахнутое на груди. Его широкополая, отделанная железными заклепками шляпа лежала рядом на сиденье. Лицо капитана с жесткими чертами и квадратными челюстями всегда казалось слегка небритым – в любое время суток. Коффин выглядел одновременно и злорадствующим, и страстно ожидающим прибытия. Он был уверен, что достоин поощрения, если не повышения в звании. До сих пор Лорд Айрон хранил упорное молчание относительно причины их вечерней поездки. Он должен был сам убедиться, прежде чем предпринимать дальнейшие шаги, что заключенный в Крепости человек – не кто иной, как бесстыдный вор Макс Силь-вер-Скин.
   Сильвер-Скин был бельмом на глазу уже долгие годы. Паршивая овца. Дурная кровь. Сомнительное происхождение, плюс ко всему. Его отцом был благородный член Клана Серебра, который по одному ему лишь ведомым причинам – хотя может просто из похоти – связался с дальней родственницей, женщиной семьи Сильвер-Ски-нов, из младшей ветви Клана. Максимилиан стал несчастным плодом этого неразумного союза. Сильвер-Скины всегда славились странным характером и считали себя новаторами и мыслителями. Они жили на окраине Акры, у самой границы свободных зон, чуть ли не в самой зоне. Женщины Сильвер-Скинов имели репутацию занимающихся запрещенными или опасными искусствами, и вся семья была знаменита своими еретиками. Клан Серебра отказался признать брак между этими двумя, так что неизвестно где и когда Августус Сильвер и Софелия Силь-вер-Скин в действительности поженились; согласно одной из причудливых версий, их свадьба имела место в одном из легендарных Городов Окраин, лежащем далеко за горизонтом. Другие истории утверждают, что влюбленные сбежали в Ледяные Пещеры под поверхностью Равнины, где по слухам существуют целые города. Несомненно, все это лишь фантазии, и не было человека в Карадуре, который мог бы или пожелал бы рискнуть выйти на лед, дабы увериться, что хоть что-то в этих рассказах было правдой. Прежде всего, такое путешествие было бы невозможным: паровые экипажи могут перемещаться на очень небольшие расстояния от города, а без транспорта на льду никто не выживет. В далеком прошлом горстка смельчаков отважилась выйти на разведку, но ни один из них так и не вернулся и не смог подтвердить существование Городов Окраин или подземных поселений.
   Лорд Айрон ни на мгновение не поверил в романтическую версию о том, что родители Макса погибли или исчезли на Равнине или в каком-нибудь мифическом месте. Было смешно предполагать, чтобы странные обитатели ледяных просторов принесли ребенка обратно в Карадур, где тот был принят добросердечными жителями зон. Ай-рон в точности знал, что произошло. Родители Макса сбежали в кварталы свободных зон и жили там, среди отребья, пока в конечном итоге не стали их жертвами. Мальчика воспитал некий Меневик Вейн, обычный вор, грязный негодяй. И только вследствие настойчивости Вейна, когда Максу исполнилось девять лет, Клан Серебра признал мальчика одним из своих и принял его обратно в лоно семьи. Конечно же, Вейн надеялся снискать расположение Клана, но сильно просчитался: двери Особняка Лунного Металла захлопнулись перед его носом.
   Принятие Максимилиана в семью не принесло результата. Несмотря на самое лучшее образование и опеку наиболее уважаемых лордов, Макс не устремился к добру. Он не прислушивался к авторитетам и, как ребенок, совершал множество неразумных поступков и мелких преступлений в стенах Особняка. Лорд Айрон знал, что беспокойный Сильвер безнадежен. Позже, когда мальчик подрос, его вылазки в город привели к многочисленным осложнениям. Он тянулся к отбросам общества – несомненно, наследие материнской крови – и явно чувствовал себя дома в большей степени в свободных зонах, нежели в респектабельной атмосфере Акры. Его преступные наклонности пытались искоренить бессчетным количеством разнообразных наказаний. Он крал даже из Домов Кланов, получая удовольствие от производимой этим паники. Еще хуже, что бедняки увидели в нем народного героя, попирающего традиции. В конечном итоге, у Клана Серебра не осталось иного выхода, кроме как изгнать обременительного приемыша. Они надеялись, что пережитый позор послужит ему уроком, что отсутствие преимуществ дворцовой жизни поможет ему осознать свои ошибки и исправиться. Клан был уверен, что Макс вскоре одумается и попросится назад. К сожалению, этого не произошло. Свободные зоны и городские рынки облетела весть, что Макс оставил Клан по собственной воле, публично высмеяв его традиции. Он принял имя матери – Сильвер-Скин – и нес его как знамя, как вызов Особняку Лунного Металла, покровительством и порядками которого так оскорбительно пренебрег. Взяв это имя, Макс поставил себя в оппозицию всему тому, что представляли Лорды. Теперь весь сброд свободных зон считал его герольдом своей никчемной жизни. Своей отвратительной ловкостью Силь-вер-Скин не только полностью соответствовал своей репутации, но и, продолжая успешно красть из резиденций Кланов, обливал грязью их имена. Однако хватит воспоминаний. Это уже в прошлом. Несколько лет охотился Капитан Коффин за этим независимым Лисом Акры и наконец поймал его. Удаче способствовали платные информаторы – бедняки, работающие за гроши. Один из семьи тех же подлых Сильвер-Скинов и продал своего знаменитого сородича. Это позволило Капитану загнать Макса в угол и арестовать, обвинив в тяжких преступлениях против общества, меньшим из которых было воровство. Отсутствие поддержки со стороны семьи было крайне своевременным. Хоть Сильвер-Скиины и слыли еретиками, но они оказались слишком трусливыми, чтобы спрятать у себя разыскиваемого преступника.
   Погруженный в эти неприятные мысли, Лорд Айрон расправил складки своей серой мантии и недовольно хмыкнул, что привлекло любопытные взгляды его спутников. Даже мысль об этих Сильвер-Скинах раздражала его. Несмотря на презрение высшего общества, они упорствовали в своих заблуждениях. Многие Сильвер-Скины заявляли, что обладают истинными знаниями о Городах Окраин и о землях, лежащих глубоко подо льдом, и что совсем скоро они смогут организовать исследовательские экспедиции. Подобные идеи были не только крамольными, но и опасными. Они влекли за собой суровое наказание. В первые разрушительные годы Реформации Сильвер-Скиины гибли в Латунных Шутниках и Бабушкиных Кастрюльках, двух легендарных орудиях пыток, теперь выставленных в огромном Музее Металла в Шинлече, секторе Клана Меди. Сейчас закон стал куда гуманнее – негодяев заключают в Грагонатт на перевоспитание.
   Лорд Айрон отдернул тяжелую шерстяную занавеску. За окном эипажа город был погружен в извечный туман, что каждую ночь поднимался со льда и расползался, пронизывая весь Карадур и застывая коркой на дорогах и зданиях. Металлические колеса экипажа выгрызали из этой корки сверкающие осколки замерзшей грязи, которые разлетались в стороны и оседали потом на боках повозки. А там, впереди, уже показалась сама Крепость, будто впивающаяся в темное, чернильное небо. Крепость была выстроена из странного сплава камня и металла, громадная и неприступная; ее тяжелые грозные линии дышали человеческими страданиями. Так выглядел символ закона и порядка в Карадуре. Грагонатт представлял неизменную Истину, которую не могла осилить преступная Ложь. Преступники же, по природе своей, являлись двуличными обманщиками.
   Теперь Макс Сильвер-Скин и Меневик Вейн должны будут провести здесь на перевоспитании всю свою жизнь, в крепости, откуда за ее более чем тысячелетнее существование смогли вырваться только крики.
   Грагонатт – порождение Клановых Войн, когда благородные семьи Карадура строили себе неприступные города в городах, изводя поколения за поколениями рабочих для воплощения своих архитектурных замыслов. Несчетное количество здоровых крепких тел было изувечено и сломлено неподдающимся базальтом, а сам камень насквозь пропитался молодой алой кровью. Крепость – все, что осталось от того темного периода войн и смут, – являлась тюрьмой большую часть своего существования. Там нет места для одухотворенной личности. Трудно представить, что когда-то элегантный Клан Золота жил в этих мрачных стенах, но это было слишком давно, да и здание с тех пор подвергалось многочисленным и значительным перестройкам.
   Лорд Айрон бросил взгляд на Мелодию, которая тоже смотрела в окно. Может, она представляла себя заключенной в этих суровых стенах, тоскливо глядящей на теряющиеся в тумане городские шпили?
   – Уже почти приехали, – зачем-то объявил Коффин, поерзав на месте.
   Лорд Айрон одновременно и уважал и презирал Капитана. Он был хорошим сыщиком, но часто вмешивался не в свои дела; старательным, но зачастую ограниченным.
   Кроме того, он явно интересовался дочерью Лорда Айро-на, Леди Розой. Интересно, на что он надеется? Правда, этот человек самостоятельно поднялся из самых низов и сколотил некоторое состояние. Кроме того, если узником Грагонатта действительно является Сильвер-Скин, Коффин вскоре прибавит к своему состоянию значительное вознаграждение, назначенное Кланами за голову Макса. Коф-фин реформировал силы безопасности города. Его личная армия жестоких «Ополченцев», состоящая из родственников достойных литейщиков, больше похожих на первобытных людей, – патрулировала город, пользуясь все большей безнаказанностью. Свободные зоны на словах считались независимыми, и Кланы Металлов традиционно держались в стороне от их улиц. Это не останавливало Коффина и его Ополченцев от все более бесцеремонных «прогулок» по неподчиненной Кланам территории. Жители зон, естественно, возражали и постоянно отправляли посланцев к Лордам, требуя прекращения вторжения людей Капитана. Однако, в свете недавних народных волнений, петиции были оставлены без ответа.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное