Майкл Муркок.

Рунный Посох

(страница 1 из 10)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Майкл Муркок
|
|  Рунный Посох
 -------


   «Опытные воины и стратеги, они не боялись рисковать своей жизнью. Да и что им было дорожить жизнью, если в сердцах их поселилась гниль, разум помутился, а из всех страстей осталась лишь чудовищная ненависть ко всему, что не подверглось разрушению. Владыки Гранбретании, лишенные всякого понятия о нравственности, пронесли знамя своего короля-императора Хеона через весь европейский континент и сделали эти земли собственностью Гранбетании. Затем они двинулись дальше: на запад и на восток, к другим континентам, на которые тоже притязала Империя Мрака. И, казалось, нет в мире такой силы, которая смогла бы остановить этот безумный и смертоносный поток. Теперь им вообще никто не оказывал сопротивления; с гордой усмешкой и холодным презрением завоеватели требовали дань у покоренных народов, и дань эту они получали.
   Среди покоренных народов умирала надежда, что существующее положение когда-либо изменится к лучшему. Из тех, кто надеялся, лишь единицы осмеливались сказать об этом вслух. И едва ли кто-нибудь был настолько отважен, чтобы произнести слова, символизирующие эту надежду: “Замок Брасс”.
   Однако те, кто еще помнил это имя, прекрасно сознавали, что оно в действительности означает. Ведь замок Брасс оставался единственной цитаделью, не покоренной полководцами Гранбретании. Он был обителью героев, сражавшихся с Империей Мрака – тех, кого так люто ненавидел мрачный барон Мелиадус, магистр Ордена Волка, главнокомандующий армии, завоевавшей весь мир. Все знали, что барон Мелиадус вел войну с этими героями, особенно – с легендарным Дорианом Хоукмуном, герцогом
   Кельнским, который женился на Иссельде, дочери графа Брасса, которую желал заполучить Мелиадус.
   Однако защитники замка Брасс не разгромили армию Гранбретании. Замок просто уклонился от битвы, исчезнув вместе с обитателями, переместившись в другую плоскость Земли при помощи древней машины-кристалла. Там, в новой плоскости, и нашли убежище Хоукмун, граф Брасс, Оладан с Булгарских гор и небольшой отряд воинов Камарга. Многие из оставшихся думали, что герои Камарга покинули эту плоскость навсегда. Они ни в чем не винили ушедших. Однако с каждым днем все меньше надеялись на их возвращение.
   В том, незнакомом для них Камарге, Хоукмун и остальные столкнулись с новыми трудностями. Выяснилось, что колдуны-ученые Империи Мрака задумали прорваться в их плоскость или вернуть исчезнувших обратно. И они были близки к своей цели. Загадочный Рыцарь-в-Черном-и-Золотом посоветовал Хоукмуну и д’Аверку отправиться на поиски легендарного Меча Рассвета, который мог бы помочь им в борьбе с Гранбретанией.
Этот меч, как оказалось, каким-то образом связан с Рунным Посохом, управляющим судьбою Хоукмуна, да и судьбами всех людей на Земле.
   Герцогу Кельнскому удалось завладеть мечом Рассвета. Тогда Рыцарь объявил, что Хоукмун должен пройти морем вдоль побережья Амареки к городу Днарку, где нужна помощь этого клинка. Но Хоукмуном овладели сомнения. Ему не терпелось вернуться в Камарг к своей прекрасной жене Иссельде. И вместо того, чтобы плыть вдоль побережья, Хоукмун вместе с легкомысленным д’Аверком отправился в Европу.
   В то же самое время в Гранбретании барон Мелиадус кипел от гнева из-за того, что король-император не одобрил его планы относительно замка Брасс. Барон был уверен, что правитель нарочно перечит ему, и это не ускользнуло от короля. Хеон становился все более недовольным и недоверчивым, а это грозило Мелиадусу опалой. А между тем Шенегар Тротт, граф Суссекский, все больше входил в милость у императора.
   Упустив своих врагов в Йельской пустыне, Мелиадус, сгорая от ненависти, вернулся в Лондру. И там его ненависть к защитникам замка Брасс обратилась против самого бессмертного правителя, короля-императора Хеона…»

 Из «Летописи Рунного Посоха»



   Через огромные распахнутые двери барон Мелиадус прошествовал в тронный зал короля-императора. Однако на входе дорогу ему преградил двойной ряд стражей из Ордена Богомола, подчинявшегося лично королю. На стражниках были огромные, усыпанные самоцветами маски, изображавшие личинки насекомых. Похоже, они отнюдь не собирались пропускать гостя.
   Мелиадусу стоило больших усилий сдержать гнев и невозмутимо дождаться, пока стража все же расступится и даст ему дорогу.
   Наконец он вошел в огромный зал с высоким, уходящим в поднебесье, потолком, увешанным стягами пятисот знатнейших семей Империи Мрака Мозаика из драгоценных камней на стенах изображала памятные эпизоды из истории Гранбретании. Пройдя меж двух шеренг воинов, Мелиадус уверенно двинулся к Тронной Сфере, находившейся в доброй миле от входа в зал.
   На полпути к возвышению барон упал ниц. Когда он поднял голову, твердая черная Сфера на мгновение побледнела, и во тьме замелькали алые и белые искры.
   Мелиадус ощутил на себе пронзительный взгляд, исходящий из Сферы. На него смотрел Хеон, король-император Гранбретании и магистр Ордена Богомола, обладавший неограниченной властью над десятками миллионов людей. Он жил вечно, и именем этого правителя барон Мелиадус завоевал всю Европу и земли за ее пределами.
   Из Тронной Сферы донесся юношеский голос:
   – А, наш нетерпеливый барон Мелиадус!
   Мелиадус вновь поклонился и почтительно произнес:
   – К вашим услугам, повелитель.
   – О чем вы хотите нам сообщить, торопливый лорд?
   – Об успехе, великий император. О том, что мои подозрения подтвердились.
   – Вы нашли пропавших эмиссаров из Краснокитая?
   – К сожалению, нет, ваше величество…
   Барон Мелиадус даже не догадывался, что именно в этом обличье Хоукмун и д’Аверк проникли в столицу Империи Мрака. В курсе дела была лишь Флана Микосеваар, помогавшая им скрыться.
   – Тогда почему же вы здесь, барон?
   – Я выяснил, что Хоукмун, который по-прежнему является величайшей угрозой нашей безопасности – и я на этом настаиваю – посещал наш остров. Я отправился в Йель и нашел там его и предателя Гьюлама д’Аверка, а также волшебника Майгана из Лландара. Им известен секрет путешествий во времени.
   Барон не упомянул, что он упустил всех троих.
   Он продолжал:
   – Они исчезли прежде, чем мы смогли схватить их. Могущественный король, если они могут приходить и уходить из нашей страны, когда пожелают, то очевидно, что мы никогда не сможем чувствовать себя в безопасности. Я бы предложил нашим ученым, в особенности Тарагорму и Калану, немедленно направить все усилия на поиски этих отступников. Надо их обязательно уничтожить – они представляют для нас серьезную угрозу.
   – Барон Мелиадус, какие новости об эмиссарах из Краснокитая?
   – Пока что никаких, могущественный король-император, но…
   – С несколькими партизанами, барон Мелиадус, наша Империя может справиться, но если нашим берегам угрожает сила, которая превышает нашу и которая использует неизвестные нам научные достижения, то мы можем, как вы сами понимаете, этого не пережить… – голос произносил слова с неторопливостью, в которой чувствовался яд.
   – У нас нет доказательств, – нахмурился барон, – что такое вторжение планируется, о Всемогущий Повелитель.
   – Согласен. Но у нас также нет и доказательств того, что Хоукмун и его банда могут причинить нам сколько-нибудь ощутимый вред. В жидкости, заполняющей Тронную Сферу, вдруг промелькнули яркие искорки леденящей голубизны.
   – Великий король-император, дай мне время и средства…
   – Мы – империя, постоянно расширяющая свои границы. И мы желаем двигаться еще дальше, барон Мелиадус. Было бы ошибкой остановиться на достигнутом, не правда ли? Это не в обычаях Гранбретании. Мы гордимся нашим влиянием на Земле, и мы желаем распространить его еще дальше. Вы, кажется, не рветесь исполнять наши замыслы – нести страх во все стороны света. Мы опасаемся, что вы стареете…
   – Но всемогущий повелитель, мы не должны отказаться от преследования того, кто хотя и слаб, но может разрушить наши замыслы!
   – Мы не терпим инакомыслия, барон Мелиадус. Твоя ненависть к Хоукмуну, твое желание обладать Иссельдой Брасс – это предательство наших интересов. Мы знаем и помним о твоих личных пристрастиях, барон. И если ты будешь продолжать в том же духе, мы будем вынуждены назначить вместо тебя другого, освободить тебя от службы и даже отстранить от ордена.
   Руки барона Мелиадуса, одетые в латные рукавицы, непроизвольно дотронулись до маски.
   Быть без маски! Величайший позор, величайший ужас, ибо угроза лишиться ордена подразумевала именно это. Вступить в ряды самых низких подонков общества в Лондре – в касту не носящих масок! Мелиадус внутренне содрогнулся и едва заставил себя заговорить.
   – Я поразмыслю над вашими словами, о император Земли, – удалось ему наконец выдавить из себя.
   – Сделай это, барон Мелиадус. Мы не хотим, чтобы рассудок столь великого военачальника помрачился от его же собственных мыслей. Это может погубить тебя. Если ты желаешь вновь обрести нашу милость, то узнай, каким образом исчезли эмиссары Краснокитая.
   Барон Мелиадус рухнул на колени, кивая головой в громадной маске Волка и раскинув в стороны руки. Завоеватель Европы пал ниц перед своим королем, но в мозгу его зрели мятежные мысли; он возносил благодарность духу своего ордена за то, что маска скрывала лицо, и поэтому ярость его не была видна.
   Он отступил от Тронной Сферы, а за ним все следил пронизывающий взгляд короля-императора.
   Мелиадус повернулся и начал долгий обратный путь к гигантским дверям. Он шел и чувствовал, что глаза под неподвижными масками Богомолов следят за ним со злорадством.
   Выйдя из дверей, он свернул налево и зашагал по извилистым коридорам дворца в поисках покоев графини Фланы Микосеваар-Канберийской, вдовы Азровака Микосеваара, возглавлявшего когда-то Легион Стервятников. Графиня Флана была единственной родственницей короля Хеона, его кузиной.


   Сидя у окна, графиня любовалась крышами Лондры и ее спиралеобразными башнями. На прекрасное бледное лицо легла тень печали и разочарования. Графиня опустила взгляд на маску Цапли, что лежала перед ней на лакированном столике.
   Графиня поднялась с места, и красные отблески солнечных лучей скользнули по нарядному шелковому платью, украшенному драгоценностями. Она подошла к шкафу, где еще хранились причудливые костюмы двух мужчин, давно покинувших ее покои. Это были доспехи, в которые облачались Хоукмун и д’Аверк, когда выдавали себя за эмиссаров Краснокитая. Графиня Флана погрузилась в раздумья. Она пыталась представить, где эти люди сейчас, что с ними и что произошло с д’Аверком, который, как она догадывалась, полюбил ее.
   Графиня Канберийская за всю свою недолгую жизнь сменила дюжину мужей и неисчислимое множество любовников и постоянно избавлялась от них тем или иным способом – как другая женщина могла бы избавиться от пары чулок. Флана раньше не знала любви и никогда не испытывала чувств, которые были не чужды даже жителям Гранбретании.
   Но д’Аверк, щеголь и ренегат, который вечно прикидывался больным, почему-то пробудил в ней любовь.
   Прежде графиня держалась при дворе особняком, потому что была самой здравомыслящей из всех, кто окружал ее. Теперь она узнала любовь, не имеющую ничего общего с эгоизмом, которым славились повелители Империи Мрака. Вероятно, ласковый, чувствительный и тонкий д’Аверк пробудил Флану от апатии, вызванной отнюдь не отсутствием души, а напротив – ее величием. Величием души, не желающей покориться существованию в безумном, эгоистичном, извращенном мире короля Хеона.
   Но когда графиня очнулась, она уже не могла не обращать внимания на свое ужасное окружение, не могла бороться с мыслью, что ее возлюбленный никогда не вернется.
   Она удалилась в свои покои и стала избегать общения. Хотя одиночество и спасало ее от общества придворных, но оно же давало благодатную почву для печали.
   По бледным щекам графини покатились слезы, и она остановила их надушенным шелковым платком.
   Служанка открыла дверь в комнату и в нерешительности остановилась на пороге. Флана машинально протянула руку за своей маской:
   – В чем дело?
   – Барон Мелиадус Кройденский, миледи. Он говорит, что должен вас видеть. По неотложному делу.
   Флана надела маску. С минуту она обдумывала слова служанки, потом пожала плечами, решив, что ничего не изменится, если она уделит несколько минут Мелиадусу. Может быть, у него есть известия о д’Аверке, которого он сильно ненавидит. Немного хитрости, и она сумеет выведать все, что ему известно о ее возлюбленном.
   Но если Мелиадус пожелает заняться с ней любовью? Ведь такое было не раз. Тогда она просто отвергнет его, как это делала и раньше.
   Она чуть наклонила маску.
   – Пригласите барона, – приказала графиня.


   Быстроходный корабль стремительно рассекал морскую гладь, ветер надувал огромные белоснежные паруса. Небо было ясным, а море безмятежным. Рулевой покосился на главную палубу, где у борта, вглядываясь в океан, стоял Хоукмун. Ветер трепал золотистые волосы герцога Кельнского, а за спиной его вился алый бархатный плащ. Красивое лицо молодого человека портил лишь Черный Камень во лбу.
   Заметив боцмана, поднявшегося на палубу, Хоукмун приветственно вскинул руку.
   – Я отдал приказ плыть вдоль побережья в восточном направлении, – доложил боцман.
   – Кто велел вам идти этим курсом?
   – Никто, сударь. Просто я подумал, что раз вы направляетесь в Днарк…
   – Мы направляемся не в Днарк. Скажи об этом рулевому.
   – Но тот страшный воин – Рыцарь-в-Черном-и-Золотом, как вы его называли, он же говорил…
   – Он мне не хозяин, боцман. Мы направляемся через море – в Европу.
   – В Европу, сэр?! После того, как вы спасли Нарлин, мы отвезем вас, куда хотите, и куда угодно последуем за вами. Но понимаете ли вы, какое огромное расстояние мы должны проплыть, чтобы достичь Европы, сколько морей нам придется пересечь, какие шторма пережить…
   – Да, понимаю. Но все равно мы поплывем в Европу.
   – Как скажете, сэр, – нахмурившись, боцман повернулся, чтобы передать рулевому приказ.
   Из своей каюты под главной палубой по трапу поднялся д’Аверк. Хоукмун ему улыбнулся:
   – Хорошо спалось, друг д’Аверк?
   – Настолько хорошо, насколько это возможно на борту этого плавающего корыта, качающегося в разные стороны. Я и в лучшие времена страдал от бессонницы, но сейчас мне удалось сомкнуть глаза лишь на несколько минут. Пожалуй, на большее я и не рассчитывал.
   – Когда я час назад заходил в каюту, ты храпел, – засмеялся Хоукмун.
   – Так значит, ты слышал, как я тяжело дышал? – поднял брови д’Аверк. – Я старался делать это как можно тише, но дурацкая простуда, которую я подхватил на борту корабля, вызывает определенные затруднения, – он поднес к носу льняной платок.
   На д’Аверке была свободная шелковая голубая рубашка, алые расклешенные брюки, тяжелый широкий кожаный пояс, на котором висели меч и кинжал. Горло он обмотал шарфом пурпурного цвета, а его длинным волосам не позволяла спадать на лоб яркая повязка. Тонкие, почти аскетические черты лица хранили обычное сардоническое выражение.
   – Правильно я расслышал ваш разговор с боцманом? – спросил д’Аверк. – Ты приказал направиться в Европу?
   – Да.
   – Значит, ты все еще надеешься добраться до замка Брасс и хочешь забыть слова Рыцаря-в-Черном-и-Золотом? Ты ведь знаешь, что твоему клинку, – д’Аверк показал на большой розовый меч на боку Хоукмуна, – выпала судьба направиться в Днарк, чтобы служить делу Рунного Посоха?
   – Я обязан быть верным себе и своим родным и не стану служить какому-то мифическому Посоху, в существовании которого я весьма сильно сомневаюсь.
   – Раньше ты не верил в силу этого клинка, – с иронией заметил д’Аверк, – но ты же видел, как Меч Рассвета вызвал воинов, которые спасли наши жизни.
   На лице Хоукмуна появилось упрямое выражение.
   – Да, – с неохотой признался он, – но я все равно хочу попробовать вернуться в замок Брасс.
   – Но ведь невозможно узнать, в каком измерении он находится.
   – Да, я могу лишь надеяться, что он именно в этом измерении, – в голосе Хоукмуна прозвучала категоричность. Он как бы показывал, что не хочет обсуждать уже решенный для себя вопрос. Д’Аверк поднял брови, затем спустился на нижнюю палубу и стал прогуливаться по ней, насвистывая.
   Пять дней плыли они, подняв все паруса, по спокойному океану. На шестой день боцман подошел к Хоукмуну и указал вперед:
   – Видите темное облако там, на горизонте? Это шторм, и мы к нему приближаемся.
   Хоукмун стал вглядываться вдаль:
   – Говоришь, шторм? Какой-то странный…
   – Да, сэр. Убрать паруса?
   – Нет, боцман. Мы будем плыть дальше, пока точно не узнаем, что там впереди.
   – Как скажете, сэр, – боцман, качая головой, спустился на палубу. Спустя несколько часов перед ними возникло нечто, напоминающее огненную стену, протянувшуюся через море. Стена поднималась вверх, а небо оставалось все таким же голубым, как обычно, и море выглядело абсолютно спокойным. Только ветер стих. Создавалось впечатление, будто они плывут по озеру, берега которого уходят в небо и исчезают в вышине.
   Экипаж пришел в замешательство: никто не мог дать объяснения столь странному явлению. В голосе боцмана Хоукмун услышал страх:
   – Уберем паруса, сэр? Я никогда прежде не слыхал ни о чем подобном. Экипаж нервничает.
   – И правда, явление странное, – сочуственно кивнул Хоукмун, – скорее сверхъестественное, чем естественное.
   – Именно так и говорят матросы.
   Самого Хоукмуна неудержимо тянуло вперед: ему не терпелось встретиться с тем, что его ожидает. Но он был в ответе за команду корабля, последовавшую за ним добровольно; они были благодарны ему за избавление их родного города Нарлина от власти лорда-пирата Вальона Старвельского, прежнего владельца Меча Рассвета. И это сдерживало Хоукмуна.
   – Ладно, боцман, – вздохнул Хоукмун. – Уберем паруса и переждем ночь. Может быть, нам повезет, и к утру все это прекратится.
   – Благодарю вас, сэр, – боцман явно испытал большое облегчение. Хоукмун кивнул ему, а затем, повернувшись, вгляделся в высокие стены, пытаясь разгадать их тайну. Воздух стал прохладнее. И хотя по-прежнему сияло солнце, казалось, что его лучи огибают огненные стены. Все было недвижимо и спокойно.
   Хоукмун гадал, мудро ли он поступил, направившись прочь от Днарка. Насколько он знал, никто, кроме древних, не переплывал этот океан. И можно было лишь воображать, какие неведомые ужасы могут таиться в нем.
   Наступила ночь, а огненные стены все еще горели в темноте красным и пурпурным светом. Это было очень странно. Беспокойство Хоукмуна нарастало.
   Утром оказалось, что стены придвинулись намного ближе к ним, и спокойствие океана стало зловещим. Хоукмун подумал, что они попали в ловушку, расставленную какими-то сверхъестественными силами.
   Он расхаживал по палубе в теплом плаще, который не очень-то спасал от холода. Вслед за герцогом на палубу выбрался дрожащий д’Аверк, закутавшийся сразу в три плаща:
   – Прохладное утро, Хоукмун.
   – Да, – пробормотал герцог Кельнский. – Что ты об этом думаешь, д’Аверк?
   – Довольно мрачная перспектива, – покачал головой француз. – А вот и боцман…
   Они оба повернулись, чтобы поприветствовать боцмана, появившегося в широком кожаном плаще.
   – У тебя есть какие-нибудь соображения насчет этого, боцман? – спросил д’Аверк.
   Боцман пожал плечами и обратился к Хоукмуну:
   – Матросы говорят, что они будут с вами до конца, сэр, чтобы ни случилось. Если понадобится, они умрут за вас.
   – Похоже, им не очень весело, – улыбнулся д’Аверк, – но нельзя винить их за это.
   – В самом деле, сэр, – круглое, честное лицо боцмана выражало отчаяние. – Может быть, приказать поставить паруса?
   – Так будет лучше, чем сидеть и ждать, когда приблизятся эти стены, – подтвердил Хоукмун. – Поднимайте паруса!
   И матросы бросились выполнять приказ.
   Постепенно паруса наполнились ветром, и корабль с явной неохотой начал двигаться к странным багрово-красным стенам, похожим на облака.
   Вдруг стены дрогнули, и сквозь них стали проступать другие, более темного цвета. Со всех сторон послышался какой-то воющий звук. Люди застыли, в ужасе от происходящего.
   Но вот в один миг стены исчезли.
   Хоукмун ахнул.
   Со всех сторон их окружала гладь океана Все было, как прежде. Палуба огласилась радостными криками. Но лицо д’Аверка оставалось по-прежнему мрачным. Хоукмун тоже понимал, что опасность, возможно, еще не миновала. Он стоял наготове у фальшборта и ждал. Предчувствие не обмануло его.
   Повсюду из воды начали появляться одно за другим огромные чудовища Гигантские рептилии с зияющими красными пастями и тройными рядами зубов. Вода струилась по их чешуе, а глаза горели безумной и страшной злобой.
   Раздался оглушительный звук хлопающих крыльев, и они поднялись в воздух.
   – Нам конец, Хоукмун, – с философским спокойствием произнес д’Аверк, вынимая меч. – Даже жаль, что не пришлось напоследок увидеть замок Брасс и сорвать последний поцелуй с губ любимой.
   Хоукмун едва его расслышал. Он был зол на судьбу, которая послала ему гибель в этом проклятом океане: никто никогда не узнает, как и где они погибли…


   Над палубой зависли гигантские рептилии, с шумом рассекая воздух крыльями. Хоукмун замер, словно окаменел, глядя, как разинувшая пасть тварь медленно снижается над кораблем. Он уже готов был к смерти, однако рептилия, задев мачту, снова взмыла в воздух.
   Хоукмун из последних сил выхватил Меч Рассвета. Никто, кроме него, не смог бы взять в руки это оружие и при этом остаться в живых. Вместе с тем Хоукмун прекрасно сознавал, что против этих отвратительных тварей даже его великолепный клинок бессилен. Ведь монстрам ни к чему даже нападать на людей. Им достаточно лишь нанести кораблю пару пробоин, чтобы отправить его на дно.
   Ветер, поднятый рептилиями, раскачивал корабль. Воздух был пропитан их зловонным дыханием.
   – Но почему они не нападают? – нахмурился д’Аверк. – Как будто играют с нами в какую-то игру.
   – Похоже на то, – кивнул Хоукмун и сказал сквозь стиснутые зубы: – Может быть, им хочется поиграть с нами, прежде чем уничтожить.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное