Майкл Муркок.

Королева Мечей

(страница 3 из 13)

скачать книгу бесплатно

   Двери растворились, и в зал втащили огромную клетку с пленниками. Среди них были маленькие дети, женщины и несколько мужчин, типичных крестьян. Они растерянно озирались, не понимая, куда они попали и что с ними собираются делать. Огромную клетку, поставленную на колеса, выволокли на середину зала. Дети плакали. Взрослые пленники не делали никаких попыток их успокоить. Они лишь цеплялись руками за толстые железные прутья клетки и с безнадежностью смотрели на своих мучителей.
   – Ага! – воскликнул Лайр. – Вот и угощение для Пса и Медведя! Отличное угощение! Вкусное!
   Король явно наслаждался ужасом, который испытывали пленники. Он сделал шаг вперед – и то же самое проделала Черная Стража. Он облизал губы и изучающе осмотрел пленников.
   – Пусть их зажарят! – приказал он. – И пусть запах их жареного мяса достигнет границ Иффарна, пробудит аппетит Богов и приведет их сюда!
   Одна из женщин в клетке жалобно вскрикнула и потеряла сознание. Двое юношей склонили головы и зарыдали. Дети непонимающе смотрели сквозь прутья клетки, перепуганные уже тем, что они сюда попали, не понимая, что им уготовано.
   Сквозь кольца в верхней части клетки пропустили толстые веревки, которые затем перекинули через одну из балок, и клетку подняли вверх, к потолку.
   Крылатый кот передвинулся по балке ближе к стене и продолжал наблюдение.
   Затем в зал втащили огромную жаровню, которую установили прямо под клеткой с пленниками. Глаза воинов вспыхнули в предвкушении жестокого зрелища. Жаровня была наполнена раскаленными угольями.
   В зал вошли слуги с кувшинами масла и стали лить его на раскаленные уголья. Огромные языки пламени взлетели вверх, объяв и поглотив страшную клетку. Из нее раздались жуткие, леденящие кровь вопли заживо зажариваемых людей.
   Король Лайр-а-Брод расхохотался.
   Ему вторил хохот графа Гландита-а-Крэ.
   И вся мабденская знать, собравшаяся в зале, тоже начала хохотать.
   Крики и вопли вскоре утихли. Слышен был лишь рев пламени в жаровне. Воздух наполнился запахом горелой человеческой плоти.
   Смех тоже стих. Воины в напряженном молчании ждали, что будет дальше.
   И откуда-то издалека, из-за стен замка, из-за города, из бесконечности мрака раздался жуткий вой.
   Кот передвинулся по балке еще дальше в тень, поближе к дверям, через которые он проник в этот зал.
   Вой приближался и становился все громче. Огонь в жаровне между тем угас, словно под воздействием этого жуткого звука.
   В зале воцарилась полная тьма.
   Вой все приближался. Эхо его, отраженное стенами и бесчисленными углами, металось по залу, то замирая, то вновь заполняя собой все вокруг.
   Затем к вою присоединилось страшное рычание и рев…
   Эти звуки означали приближение Пса и Медведя – мрачных и жутких мабденских Богов.
 //-- * * * --// 
   Все в зале вздрогнули, когда странный свет вдруг излился на пустой трон.
   И в этом пятне света, охваченное разноцветным, невыносимым для глаза свечением, возникло нечто.
Это было чудовищных размеров животное. Оно поводило носом, принюхиваясь к запахам еды, словно предвкушая обильную трапезу. От его огромной туши исходила жуткая вонь. Чудовище стояло на задних лапах, словно подражая собравшимся в зале мабденам, которые, дрожа от ужаса, наблюдали за ним.
   Великий Пес еще раз понюхал воздух, помотал башкой, и из горла его вырвалось ворчанье.
   А из-за стен теперь доносились новые звуки – не то жуткое хрюканье, не то рев. Звуки эти становились все громче. Прислушиваясь к ним, Пес склонил голову набок и перестал поводить носом.
   На возвышение по другую сторону трона упало пятно темно-синего света, принявшее затем определенные очертания: перед собравшимися возник Медведь – огромный черный Медведь с гигантскими закрученными рогами на голове. Медведь раскрыл пасть, и все увидели его страшные острые клыки. Он поднял лапу и, зацепив клетку, сдернул ее на пол.
   И тогда Пес и Медведь набросились на содержимое этой жуткой клетки, раздирая жареную человеческую плоть и набивая ею свои пасти, рыча, сопя, захлебываясь от жадности, хрустя костями. По их мордам текла кровавая жижа.
   Покончив с едой, они улеглись на возвышении, глядя в зал на замерших в молчаливом ужасе смертных, – примитивные боги примитивных людей.
   Впервые за вечер король Лайр-а-Брод вышел из круга Мрачных Стражников и приблизился к трону. Опустившись на колени, он поднял руки, обращаясь с Псу и Медведю.
   – О Великие Боги, выслушайте нас! – воскликнул он. – До нас дошла весть, что Лорд Араг сражен нашим врагом-шефанхау, который вступил в союз с предателями из страны Ливм-ан-Эш, Страны, Погружающейся в Море. Возникла страшная угроза нашему делу! И ваша собственная власть тоже в опасности! Поможете ли вы нам, о Боги?
   Пес ответил рычанием. Медведь продолжал сопеть.
   – Поможете ли вы нам, о Боги?
   Пес обвел зал свирепым взглядом. И столь же свирепый блеск, казалось, зажегся в прикованных к нему взглядах мабденов. Пес был явно удовлетворен и, наконец, ответил:
   – Мы знаем об этой опасности. Она даже больше, чем вы думаете.
   Голос его звучал резко, отрывисто, слова с трудом выходили из собачьей глотки:
   – Вам следует как можно быстрее направить все свои силы на уничтожение наших врагов, если вы хотите, чтобы Те, Которым Мы Служим, сохранили свою власть и, в свою очередь, сделали вас еще сильнее.
   – Наши капитаны все здесь, о Великий Пес. А их армии уже стекаются к Каленвиру.
   – Это хорошо. Тогда мы пришлем вам в помощь все силы, которые сможем собрать.
   Пес повернулся к своему брату Медведю.
   Голос Медведя был высок и резок, но его речь казалась более внятной:
   – Наши враги тоже будут искать помощи на стороне, но им будет труднее ею заручиться, поскольку Лорд Аркин пока еще слаб. Ариох, которого вы зовете Арагом, должен возвратиться на принадлежащий ему по праву трон и вновь владеть и управлять этими Измерениями. Но для того, чтобы вернуться, ему нужно новое сердце и новая телесная оболочка. Все это вы должны для него добыть. На свете есть только одно сердце и одна-единственная телесная оболочка, которая ему подойдет, – сердце и тело его убийцы – Корума, Принца в Алом Плаще. И когда Корум будет пленен – а он должен быть именно пленен! – тогда нам понадобится все известные колдовские чары и заклинания, чтобы подготовить его тело для Лорда Ариоха!
   – Так его нельзя убивать?! – В голосе Гландита сквозило неприкрытое разочарование.
   – Его надо взять в плен! – рявкнул Медведь.
   Гландит лишь пожал плечами.
   – Теперь мы покидаем вас, – сказал Пес. – Скоро к вам прибудет наша помощь. Ее возглавит посланник Великих Древних Богов и Повелительницы Мечей, которая правит иными Пятью Измерениями, – Королевы Зиомбарг. Он расскажет вам больше, чем можем поведать мы.
   Пес и Медведь исчезли. В зале по-прежнему стоял отвратительный запах горелого мяса.
   Дрожащий голос короля Лайра раздался во мраке:
   – Принесите факелы! Факелы!
   Двери распахнулись, и в зал ворвался тусклый красноватый свет. Стал вновь виден трон на каменном возвышении, искореженная клетка, потухшие угли в огромной жаровне и трясущаяся коленопреклоненная фигура короля.
   Двое стражников помогли королю встать на ноги. Глаза его закатились в беспамятстве. Он, казалось, не сознавал, какая огромная ответственность по воле Богов легла на его плечи. Почти умоляюще он взглянул на Гландита.
   А Гландит широко улыбался. Гландит тяжело дышал, словно пес, наконец догнавший убегавшую добычу и вонзивший в нее клыки.
 //-- * * * --// 
   Крылатый кот бесшумно пробрался по балке назад к выходу, тихо проследовал по коридору, поднялся по лестнице в верхнюю комнатку башни. Затем выбрался на крышу, расправил крылья и полетел назад, в замок Мойдель.


   Стоял теплый, тихий день. Лето было в разгаре. На ярко-синем и чистом небе лишь где-то далеко на горизонте виднелись легкие белые облака. Луга, спускающиеся к широкой полосе желтого песка, отделяющего зелень берега от синевы тихого спокойного моря, насколько хватало глаз, были покрыты яркими, прелестными цветами. Цветы были, конечно, дикие, но их красота и разнообразие невольно наводили на мысль, что когда-то они росли в огромном старом саду, которым много лет никто не занимался.
   Небольшая стройная шхуна только что причалила к берегу, и с ее борта на землю спустилась, ведя за собой по дощатым сходням лошадей, группа пестро одетых людей. Солнце сверкало на шелках их одежд и на их доспехах. Покинув свое судно, они сели верхом на лошадей и направились в глубь побережья.
   Четверо, ехавшие впереди, достигли луга; их кони утопали по колено в траве и тюльпанах, ярких и нежных, с бархатными лепестками. Воздух был напоен ароматами трав и цветов, и всадники с наслаждением вдыхали его полной грудью.
   Все они, за исключением одного, были в боевом облачении. Первый, высокий, со странными чертами лица, носил на лице украшенную драгоценными камнями повязку, закрывающую правый глаз, а на левой руке – также украшенную камнями латную перчатку с широким раструбом. На перчатке было шесть пальцев. Голову его закрывал высокий конический шлем, видимо серебряный, бармица которого, сделанная из тонких серебряных колец, ниспадала ему на плечи. Его кольчуга была двухслойной – верхний слой колец серебряный, а нижний – из бронзы. На нем были также рубашка, штаны и высокие сапоги из мягкой кожи. Слева у бедра висел длинный меч, эфес и гарду которого украшала тонкая серебряная чеканка и оправленные в серебро красные и черные ониксы. К седлу был приторочен боевой топор на длинной рукояти, серебряная отделка которого была такой же, как на мече. С плеч ниспадал ярко-алый плащ, сделанный из какого-то странного материала. За спину были заброшены колчан со стрелами и длинный лук. Это был Корум, Принц в Алом Плаще в полном боевом снаряжении.
   Всадница, ехавшая рядом с ним, была одета в броню. Ее шлем был сделан из цельной раковины гигантского морского рака, а щит – из раковины огромного, давно вымершего моллюска. Короткий меч и легкое копье дополняли ее вооружение. Это была прекрасная маркграфиня Ралина из Алломглиля в полном боевом снаряжении.
   Рядом с Ралиной ехал красивый юноша, шлем и щит которого были такими же, как у нее. Он был вооружен мечом, длинным копьем, боевым топором на короткой рукоятке и длинным кинжалом с широким лезвием. Его плащ был из оранжевой парчи. Такого же цвета попона украшала его коня, а седло и уздечка были так богато украшены драгоценными камнями, что, видимо, стоили гораздо дороже, чем все оружие всадника. Это был рыцарь Белдан-ан-Алломглиль в полном боевом снаряжении.
   У четвертого всадника на голове была широкополая шляпа, лихо заломленная набок и украшенная пышным плюмажем. Его рубашка была из ярко-синего шелка, а штаны – из почти такого же алого, как плащ Корума. Он был перепоясан широким желтым поясом, а через плечо была надета поношенная кожаная портупея, на которой болтались сабля и длинный кинжал. Сапоги его закрывали ноги до колен, а темно-синий плащ был настолько длинным, что свисал с крупа его коня. На плече его удобно примостился маленький черно-белый кот со сложенными на спине крыльями. Кот, по-видимому, был в прекрасном расположении духа и громко мурлыкал от удовольствия. Всадник время от времени поднимал руку, чтобы погладить его по голове. Это был путешественник и поэт, товарищ и спутник Героев, рыцарь Джари-а-Конел, однако его снаряжение трудно было назвать боевым.
   Позади ехали охрана Ралины и женщины ее свиты. Воины были одеты в цвета Алломглиля, а их шлемы, щиты и нагрудники были, как и у нее, изготовлены из панцирей гигантских морских моллюсков.
   Живописная кавалькада прекрасно выглядела на фоне чудных пейзажей герцогства Бедвилрал-нан-Ривм, самого восточного в королевстве Ливм-ан-Эш.
   Они вынуждены были покинуть замок Мойдель после тщетных попыток разбудить гигантских летучих мышей, спавших в пещерах на берегу. («Исчадия Хаоса, – бормотал Джари-а-Конел. – Их теперь не заставишь служить нам».) А Лорд Аркин, несомненно занятый более неотложными проблемами, даже не ответил на их обращение к нему. Когда крылатый кот вернулся из Каленвира и сообщил им все, что видел и слышал там, они поняли, что своими силами им замок не удержать. Тогда было решено оставить Мойдель и отправиться в столицу Ливм-ан-Эш, которая называлась Халвиг-ан-Вак, и предупредить короля о грядущем нашествии варваров с юга и с востока.
   Оглядываясь вокруг, Корум поражался красоте открывающихся перед ними ландшафтов и не переставал удивляться тому, что столь прекрасная земля одарила произведенных ею на свет мабденов чертами и внешним видом, с его точки зрения, присущими лишь вадхагам.
   Не трусость заставила их покинуть замок Мойдель, но осторожность. Еще они рассчитывали на то, что Гландит потратит впустую много дней, даже, может быть, недель, готовя осаду и штурм замка, в котором их уже не будет.
   Главный город герцогства носил название Лларак-ан-Фол.
   Верхом до него от побережья было добрых два дня пути. Там они рассчитывали достать свежих лошадей и выяснить, насколько страна готова к войне. Сам герцог постоянно проживал в Ллараке. Он знавал Ралину еще девочкой, и она была уверена, что он окажет им помощь и с доверием отнесется к их сообщению о грядущем нашествии. А оттуда до Халвига-ан-Вак ехать надо было еще неделю.
   Корум никак не мог отделаться от ощущения, что он поступил неправильно, покинув замок. Он все время боролся с искушением повернуть назад и встретить своего ненавистного врага Гландита на стенах замка Мойдель. И хотя он сам предложил им уехать, ему все время приходилось подавлять в себе желание вернуться. Из-за этого он был мрачен и неразговорчив.
   Остальные, напротив, были оживлены и радовались мысли, что смогут оказать помощь стране Ливм-ан-Эш в подготовке к отражению нашествия короля Лайр-а-Брода, который, видимо, рассчитывал на эффект внезапности. Полагаясь на свое более совершенное оружие, они были уверены в том, что им удастся отбить его нападение.
   Только у Джари-а-Конела были некоторые сомнения. Он время от времени напоминал Ралине и Белдану о том, что Пес и Медведь обещали прислать Лайру помощь, хотя никто из них не имел представления, что это за помощь и какого рода.
   На ночь они разбили лагерь в Долине Цветов, а утром вновь тронулись в путь по равнине, за которой лежал Лларак-ан-Фол. Около полудня они достигли небольшого селения, раскинувшегося по обоим берегам живописного ручья. Подъезжая к нему, они увидели, что на площади собралась толпа жителей и какой-то человек в черном, взобравшись на сруб колодца, что-то говорит им.
   Натянув поводья, они остановились на краю селения, стараясь разобрать, что происходит. Но до них долетал только шум толпы.
   Джари-а-Конел нахмурился:
   – Кажется, они чем-то возбуждены. Может быть, мы уже опоздали со своим предупреждением?
   Корум потрогал пальцами повязку на правом глазу, разглядывая толпу на площади.
   – Вероятно, обсуждают какую-нибудь местную проблему, Джари. Давай мы с тобой подъедем к ним и узнаем, что случилось.
   Джари кивнул и, сообщив остальным о своем намерении, они пришпорили лошадей и поскакали на площадь.
   Человек в черном увидел их и начал что-то кричать толпе, тыча пальцем в приближающихся всадников. Селяне были явно взволнованы и озабочены.
   Когда они подъехали к собравшимся у колодца, человек в черном с безумным выражением на лице закричал:
   – Кто вы? На чьей вы стороне? Зачем приехали? У нас ничего нет для вашей армии!
   – Ну, уж и армия, – пробормотал Джари. Потом он громко сказал: – Мы никому не желаем зла, друг мой. Мы просто заехали к вам по пути в Лларак.
   – В Лларак! Значит, вы на стороне герцога! Из-за вас на наши головы падут несчастья!
   – О чем это ты? – спросил Корум.
   – Вы объединились с этими слабаками! С мягкотелыми, вырождающимися созданиями, которые твердят о мире, а сами навлекают на нас страшную войну!
   – Что-то я тебя никак не пойму, – сказал Джари. – О чем ты? И вообще, кто ты такой?
   – Меня зовут Веренак. Я – жрец Великого Урлеха! Я служу Ему в нашем селении и отвечаю за благополучие жителей! На карту поставлена их судьба – да и судьба всей страны!
   Корум шепотом сказал Джари на ухо:
   – Урлех – это местное божество, подчиненное Ариоху. Вот уж не думал, что его власть здесь сохранилась после того, как Ариох был изгнан!
   – Вероятно, именно поэтому Веренак так возбужден!
   – Вероятно.
   А Веренак тем временем пристально уставился на Корума.
   – Ты не человек!
   – Я смертный, – ровным голосом ответил Корум. – Но я не мабден, это правда.
   – Ты вадхаг!
   – Да, я вадхаг. Последний вадхаг.
   Веренак в ужасе закрыл лицо дрожащими ладонями и повернулся к односельчанам:
   – Гоните их прочь! Иначе Повелители Хаоса отомстят вам! Хаос скоро вернется! Вы должны хранить верность Урлеху, иначе вам несдобровать!
   – Урлеха больше нет, – сказал Корум. – Он был изгнан из наших Измерений вместе со своим хозяином Ариохом.
   – Ложь! – вскричал Веренак. – Урлех здесь!
   – Вряд ли, – возразил Джари.
   Корум обратился к селянам:
   – Лорд Аркин, Хранитель Закона, теперь снова управляет нашими Пятью Измерениями. Он принес вам мир и гораздо большую безопасность, чем было раньше.
   – Вздор! – заорал Веренак. – Ариох изгнал Аркина много веков назад!
   – А ныне Аркин нанес поражение Ариоху, – сказал Корум. – И теперь надо защищать мир, подаренный нам. Хаос несет с собой лишь разрушение и ужас. Вашей стране угрожает нашествие таких же мабденов, как вы, которые служат Хаосу и готовы всех вас истребить!
   – А я утверждаю, что ты лжешь! Ты просто хочешь настроить нас против Лорда Ариоха и против Великого Урлеха. Мы будем хранить верность Хаосу!
   По лицам селян, однако, не было заметно, чтобы они разделяли мнение Веренака.
   – В таком случае, вы сами навлекаете несчастья на свою голову, – заявил Корум. – Я твердо знаю, что Ариох изгнан, ибо я сам отправил его в Лимб, в преддверие ада, уничтожив его сердце!
   – Святотатство! – завопил Веренак. – Убирайтесь отсюда! Я не позволю вам развращать эти невинные души!
   Селяне поглядывали на Корума с подозрением. Но не менее подозрительно они глядели и на Веренака. Наконец один из них выступил вперед.
   – Нам, в общем-то, все равно, Хаос будет нами править или Закон. Мы просто хотим жить в мире, как жили всегда, и чтобы никто нас не трогал. Ты, Веренак, раньше никогда не вмешивался в наши дела. Только изредка помогал нам немного своей магией, получая за это плату. А теперь ты вдруг заговорил о великих целях и великих делах, о борьбе и об ужасах, которые нам угрожают. Ты все твердишь, что мы должны вооружиться и идти войной на нашего господина, герцога. А теперь еще этот чужестранец, вадхаг, говорит, что мы должны служить Закону. И тоже для того, чтобы уцелеть. А мы пока не видим никакой угрозы. И знамений тоже никаких не было…
   Веренак пришел в ярость.
   – Были знамения! Я видел их в своих снах! Мы должны взять оружие и присоединиться к силам Хаоса! И напасть на Лларак, чтобы доказать верность Урлеху!
   Корум пожал плечами.
   – Вам не следует вступать в союз с Хаосом, – сказал он. – Если вы не присоединитесь ни к кому, Хаос все равно поглотит вас. Нас здесь немного – а вы называете нас армией. Значит, вы даже не имеете представления о том, что такое настоящая армия. Если мы все не будем готовиться к нашествию врага, тогда ваши цветущие долины и холмы в один прекрасный день почернеют, затоптанные копытами огромных армий, которые уничтожат вас с такой же легкостью, с какой они топчут цветы на лугах. Я сам уже пострадал от их рук и знаю, что прежде чем убить, они будут пытать и насиловать. Если вы не пойдете с нами в Лларак и не будете учиться тому, как надо оборонять вашу прекрасную страну, от вашего селения скоро не останется и следа.
   – А с чего, собственно, начался ваш спор? – спросил Джари, решив зайти с другой стороны. – Почему ты хочешь поднять этих людей против герцога, Веренак?
   – Потому что герцог выжил из ума! – окрысился Веренак. – И месяца не прошло с тех пор, как он выгнал из города всех жрецов Урлеха! Зато служителям этого поганого божка Илаха он позволил остаться! Он встал на сторону Закона и перестал считаться со сторонниками Хаоса! И это непременно навлечет на него месть Урлеха и Ариоха! Именно это я и хочу втолковать этим несчастным глупцам и заставить их принять необходимые меры!
   – На мой взгляд, эти люди гораздо умнее тебя, друг мой, – рассмеялся Джари.
   Веренак воздел руки к небу:
   – О Урлех, порази этого нечестивца!
   Тут он потерял равновесие и, нелепо взмахнув руками, свалился со сруба в большое долбленое корыто, служившее поилкой для скота. Крестьяне засмеялись. Тот из них, что говорил о желании жителей селения жить в мире, подошел к Коруму.
   – Не беспокойтесь, рыцарь, мы ни на кого войной не пойдем. Нам прежде надо урожай собрать.
   – Если мабдены Восточных земель придут сюда, никакого урожая вам не видать, – предупредил его Корум. – Но я не намерен более спорить с тобой. Хочу лишь заметить, что мы, вадхаги, тоже когда-то не верили в кровожадность мабденов и не обращали внимания на все предупреждения об их намерениях. И поэтому все мои родные погибли: и отец, и мать, и сестры. Именно поэтому я теперь – последний из вадхагов.
   Человек провел рукой по лбу и почесал в затылке.
   – Над этим надо, пожалуй, подумать.
   – А с ним что делать? – спросил Корум, кивнув на Веренака, который как раз выбрался из поилки.
   – Он нам не указ. К тому же он все равно пойдет со своими речами в другие селения. Но я не думаю, что его там станут слушать.
   Корум кивнул:
   – Хорошо. Но помни, что все эти споры, все разногласия и все вроде бы не имеющие особого смысла решения вроде того, что герцог выслал из города жрецов Урлеха, на самом деле лишь первые признаки той жестокой битвы, которая грядет вскоре между Законом и Хаосом. Веренак понимает это, и герцог тоже. И Веренак пытается собрать союзников Хаоса, а герцог присоединяется к лагерю сторонников Закона. Ни один из них еще не знает, что угроза вторжения уже нависла над страной, но оба ощущают эту угрозу. А я везу в страну Ливм-ан-Эш весть о том, что война вот-вот начнется. Помни о моем предупреждении, мой друг, как бы ты ни решил поступить.
   Селянин пожевал губами.
   – Я подумаю, – произнес он наконец.
   Остальные жители селения уже расходились с площади. Веренак, злобно оглядываясь на Корума, направился к своей лошади, привязанной в тени.
   – Не хотите ли вы и ваши спутники отдохнуть в нашем селении? – спросил вдруг Корума крестьянин.
   Корум покачал головой.
   – Благодарю, но то, что я видел и слышал, заставляет меня спешить в Лларак-ан-Фол, чтобы предупредить герцога. Прощай!
   – Прощайте, – крестьянин казался сильно озадаченным.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное