Майкл Муркок.

Король Мечей

(страница 2 из 11)

скачать книгу бесплатно

   Корум пожал плечами. В последнее время он воспринимал родной замок как населенную призраками темницу. И если корабль врежется сейчас в башни Эрорна – что ж, значит, так суждено. Словно он раскрошит не замок, а череп – и выпустит из воспаленного мозга кошмар бешенства…
   Однако в последний момент корабль сумел отвернуть и начал кругами снижаться на серую лужайку у ворот замка.
   Корабль неуклюже приземлился, и Корум заметил, как струйка дыма лениво потянулась от его кормы. Из корабля высыпали люди. Без сомнения, это были вадхаги – высокие воины в развевающихся плащах, в серебряных и золотых кольчугах, конических шлемах, с обнаженными мечами в руках. Они маршировали по талому снегу, направляясь к замку.
   Корум первым узнал шагавшего впереди воина.
   – Это Бвидит! Бвидит-а-Хорн! Он нуждается в нашей помощи! Пойдем скорее, встретим его!
   Джари не выказал особой радости, однако молча последовал за Корумом и Ралиной к воротам.
   Бвидит со своими людьми уже достиг подножия холма, откуда дорожка вела прямо к воротам замка. Корум сам отпер ворота и вышел навстречу другу.
   – Я рад тебе, Бвидит! Добро пожаловать в замок Эрорн!
   Бвидит-а-Хорн не ответил, однако продолжал маршировать по склону холма.
   Внезапное подозрение пронзило Корума, но он подавил в себе нехорошее чувство. Прочь, это лишь злобная тень, затаившаяся в мозгу! Корум улыбнулся и протянул к Бвидиту руки.
   – Бвидит! Это я – Корум!
   – Лучше приготовься обнажить меч, – проворчал Джари. – Ралина, ступай в замок.
   Та озадаченно посмотрела на Джари.
   – Но почему? Это же Бвидит. Он нам не враг.
   Джари молча посмотрел на нее. Ралина опустила глаза и подчинилась.
   Корум вновь пытался подавить в себе вспышку ярости.
   – Если Бвидит собирается атаковать нас, то он найдет здесь…
   – Корум, – настойчиво сказал Джари. – Не теряй головы. Возможно, мы сумеем поладить с Бвидитом, ибо он, несомненно, страдает от того же недуга, что и мы. Бвидит! – позвал он. – Бвидит, старый дружище… Мы не враги. Войди под мирные своды Эрорна. К чему сражаться друг с другом? Мы тоже познали ужас злобы и ярости и сейчас должны вместе подумать об этом, узнать, откуда исходит наша одержимость…
   Но Бвидит продолжал шагать вверх по холму, и его воины, бледные и угрюмые, шагали за ним. Их плащи развевал ветерок, дующий с моря; сталь клинков не сверкала: она была серо-угрюмой, как и весь мир вокруг.
   – Бвидит! – закричала Ралина, стоявшая позади Джари и Корума. – Не поддавайся тому, что завладело твоим разумом! Корум – твой друг! Он нашел средство вернуть тебя в родные края…
   Бвидит остановился. Его люди тоже остановились.
Бвидит медленно поднял глаза.
   – Это лишний повод ненавидеть тебя, Корум!
   – Лишний повод? А за что ты ненавидишь меня, Бвидит?
   – За что?.. За твои отвратительные увечья! Ты омерзителен. За твой союз с демонами. За твой выбор женщин и выбор друзей. За твою трусость.
   – Трусость?! – взревел Джари, выхватывая меч.
   Но Корум остановил его.
   – Бвидит, мы знаем, что это болезнь. Она завладела нами. Она заставляет нас ненавидеть тех, кого мы любим, и желать смерти тем, кого хотим видеть в живых. Ясно, что и ты страдаешь тем же недугом. Но если мы поддадимся собственной слабости, значит, мы поддадимся тому, кто желает нашей смерти. Выходит, у нас общий враг – надо только найти его и убить.
   Бвидит нахмурился, но меч опустил.
   – Ты прав. Мне приходили в голову такие же мысли. Я не мог понять, почему вражда вспыхнула по всей земле. Возможно, ты прав, Корум. – Бвидит обернулся к воинам. – Слушайте меня! Мы должны…
   Но стоявший рядом вадхаг вдруг с яростным ревом всадил в него свой клинок.
   – Ты глуп! Я знал, что ты глуп! Умри же за это!
   Клинок рассек металл кольчуги и пронзил грудь Бвидита. Бвидит коротко вскрикнул и застонал. Пошатнувшись, он сделал шаг к Коруму и Джари, но рухнул ничком в снежную слякоть.
   – Яд действует быстро, – пробормотал Джари.
   Еще один воин поднял меч, поразив того, кто заколол Бвидита. Двое других бездыханные рухнули рядом. Крики ярости и злобной ненависти огласили воздух. В сером вечернем свете била толчками темная кровь…
   Цивилизованные жители Гвлас-кор-Гвриса убивали друзей безо всякой причины. Они рвали друга друга и грызлись, словно звери над падалью.


   Вскоре дорожка, ведущая к замку, была усеяна трупами. Оставалось в живых только четверо, как вдруг что-то заставило их, словно по команде, повернуть головы и уставиться горящими яростью глазами на Корума и Джари, все еще стоявших у ворот. Воины бросились вверх по тропинке. Корум и Джари выхватили мечи.
   Корум ощутил новый прилив гнева, его трясло. Он почувствовал облегчение от того, что может наконец дать себе волю. С леденящим душу криком Корум устремился вниз, на атакующих. Меч сверкал у него в руке. Джари бежал следом.
   Один из четверых рухнул при первом же ударе Корума. Воины Бвидита были изможденными и усталыми. Казалось, они не спали много ночей. В другое время в Коруме, может быть, проснулась бы жалость, и он попытался бы просто разоружить их или легко ранить, но гнев повелевал ему убить.
   И вскоре все они были мертвы. А Корум Джаэлен Ирсей стоял над поверженными противниками и тяжело дышал, словно бешеный волк, и кровь струилась с его клинка, впитываясь в серую землю. Вдруг его слуха достиг какой-то странный звук. Он обернулся: Джари-а-Конел уже стоял на коленях подле человека, издавшего этот звук. Человек еще дышал, и был это Бвидит-а-Хорн.
   – Корум… – Джари взглянул на друга. – Он зовет тебя, Корум.
   Гнев Корума внезапно охлынул. Он наклонился к умирающему.
   – Слушаю тебя, друг, – ласково сказал он.
   – Я старался, Корум, я так старался побороть то, что засело в моем мозгу! Много дней… Но оно все-таки победило меня. Прости, Корум…
   – Мы все страдаем от одного и того же.
   – Когда я опомнился, то решил отыскать тебя. Я надеялся, что ты найдешь средство от этого безумия. По крайней мере, я думал предостеречь тебя…
   – Значит, для этого ты прилетел в наши края?
   – Да. Но за нами началась погоня. Завязался бой, и ярость снова вернулась ко мне. Вся вадхагская раса охвачена враждой, Корум, и в Ливм-ан-Эш дела не лучше… Раздор правит миром… – Голос Бвидита слабел.
   – Тебе известна причина, Бвидит?
   – Нет… Принц Юретт пытался выяснить, но… тоже пал жертвой безумия. Он погиб… Разум побежден… Мы все во власти демонов. Хаос вернулся… Нам следовало оставаться у себя в городе…
   Корум кивнул:
   – Это дело Хаоса, несомненно. Мы слишком быстро забыли об осторожности, сделались чересчур благодушными – и Хаос нанес удар. Но это не Мабелод. Он не может сам явиться сюда, ведь он будет уничтожен – как это случилось с Зиомбарг. Значит, он действует через посредника. Кто это может быть?
   – Гландит? – прошептал Джари. – Может быть, Гландит-а-Крэ? Хаосу необходим смертный, готовый служить ему верой и правдой. И если такой найдется, Хаос даст ему силу…
   Бвидит-а-Хорн закашлялся.
   – Корум, прости меня за все…
   – Мне не за что тебя прощать, ты и я одинаково одержимы. Мы во власти зла, которое не в силах побороть.
   – Узнай, кто это сделал, Корум… – Бвидит приподнялся на локте. Глаза его горели мрачным огнем. – Уничтожь его, если сумеешь… Отомсти за меня… За всех нас…
   И он испустил дух.

   Корума трясло от волнения.
   – Джари, ты изготовил снадобье, о котором говорил?
   – Да, лекарство готово, хотя я не могу сказать наверняка, что оно подействует как надо. Быть может, безумие окажется сильнее.
   – Поторопись.
   Корум поднялся и пошел к замку, на ходу пряча меч в ножны. Уже в воротах он услышал истошный крик и помчался со всех ног по галереям во внутренние покои. Ворвавшись в залу, украшенную сверкающими фонтанами, он увидел Ралину, которая отбивалась от двух служанок. Женщины выли как разъяренные кошки и пытались вонзить в нее ногти.
   Корум снова выхватил меч, перевернул его и рукоятью ударил одну из служанок в основание черепа. Женщина упала; вторая заметалась по комнате, изо рта у нее шла пена. Нагнувшись, Корум хлестнул ее по лицу своей шестипалой рукой. Она рухнула как подкошенная.
   Ярость вновь вскипала в Коруме. Он сурово взглянул на рыдающую Ралину.
   – Ты обидела их? Что ты им сделала?
   Ралина взглянула на него с изумлением.
   – Я? Право, Корум, ничего. Корум, я ни в чем не виновата!
   – Но тогда – почему? – Он вдруг услышал собственный голос – резкий, пронзительный – и с трудом взял себя в руки. – Прости, Ралина. Я понимаю. Ступай, соберись в дорогу. Мы улетаем на воздушном корабле – и как можно скорее. Джари изготовил снадобье от болезни, оно успокоит нас. Мы должны отправиться в Ливм-ан-Эш, может быть, там еще осталась какая-то надежда. Надо вызвать Лорда Аркина, попросить у него помощи.
   – Отчего же он сейчас не помогает нам? – с горечью спросила Ралина. – Мы сделали все, чтобы вернуть ему его Царство, а он отдал нас на растерзание Хаоса!
   – Если Хаос действует здесь, значит, он действует повсюду. Может быть, дела еще хуже в Царстве Лорда Аркина или Царстве его брата. Ты же знаешь, никто из богов не вправе непосредственно вмешиваться в дела смертных.
   – А вот Хаос пытается вмешиваться, и очень успешно, – возразила Ралина.
   – Такова уж его природа, и потому на благо смертным только Закон, ибо он подразумевает их свободу; для Хаоса мы просто игрушки, которыми можно поиграть – и бросить, когда надоест. Поторопись, нам пора.
   – Но это бессмысленно, Корум. Хаос сильнее Закона. Мы сделали все, что могли. Почему ты не хочешь признать, что мы обречены?
   – Хаос только кажется сильнее, потому что он агрессивен и использует любые средства, чтобы добиться своего. Закон терпелив. Не думай, что я в восхищении от той роли, что уготовила мне Судьба, я предпочел бы иную жизнь, но Закон надо охранять. Ступай же скорее.
   Ралина нехотя удалилась, а Корум, осмотрев служанок, убедился, что раны не серьезны. Ему не хотелось оставлять женщин одних, ибо он не сомневался, что вскоре они передерутся. Корум решил оставить слугам немного изготовленного Джари снадобья. Вдруг это поможет им продержаться.
   Корум нахмурил брови. Может ли все это быть делом рук Гландита? Гландит не чародей. Он животное, грубая скотина, солдат с обагренными кровью руками, недурной стратег, и в определенном смысле в нем много достоинств, однако ему всегда недоставало ума и коварства, да и желания прибегать к колдовству, ибо он до смерти боялся его.
   И все же во всем Царстве нет никого, кроме Гландита, кто бы по собственной воле согласился стать прислужником Хаоса, а без этого Хаос не в силах проникнуть в Царство…
   Корум решил обождать с выводами. Пока ему слишком мало известно. Только бы добраться до Халвига-ан-Вак, до Храма Закона, – там уж он сумеет вызвать Лорда Аркина и испросить у него совета…
   Корум прошел в залу, где хранилось оружие и доспехи, и достал серебряную кольчугу, серебряные поножи и конический шлем с тремя гравированными символами. Поверх доспехов набросил алый плащ. Затем выбрал оружие – лук, колчан со стрелами, копье, боевой топор весьма искусной работы. К поясу пристегнул длинный, массивный меч. Снова он собирался в поход… Зрелище было великолепное и устрашающее; особенно поражали воображение шестипалая сверкающая Рука Квилла и изукрашенная драгоценными камнями повязка, скрывавшая Глаз Ринна. Как молился Корум о том, чтобы никогда больше не надевать доспехов, не сражаться чуждой рукой, приросшей к его запястью, не заглядывать чуждым глазом в запредельный мир Небытия и не звать оттуда на помощь мертвецов. Но в глубине души он всегда понимал, что силы Хаоса не сдались, что худшее впереди…
   Он чувствовал себя совершенно обессиленным, ибо сражение с собственным безумием столь же изматывало, как и настоящее сражение.
   Вошел Джари. Он уже собрался в путь. Презирая доспехи, Джари ограничился стеганой кожаной курткой, изукрашенной золотыми и серебряными бляхами вместо нагрудной пластины, – его единственная уступка голосу разума. Широкополая шляпа лихо заломлена, длинные, блестящие, тщательно расчесанные кудри рассыпались по плечам. Джари был одет в ярко-алый шелк и атлас, в изящные сапоги с красными и белыми кружевами и являл собой воплощенное щегольство. Только меч на поясе несколько смазывал впечатление. На плече у Джари сидел черно-белый крылатый кот – неизменный его спутник. В руке Джари держал флакон с узким горлышком. Внутри клубилась коричневатая жидкость.
   – Лекарство готово. – Джари говорил медленно, словно в забытьи. – По-моему, оно действует как надо. Все точно рукой сняло, хотя теперь меня клонит в сон. Впрочем, голова должна проясниться. Во всяком случае, я надеюсь…
   Корум посмотрел на него с подозрением.
   – Возможно, оно усмиряет безумие – но как мы защитим себя в случае нападения? Джари, оно же усыпляет разум!
   – Уверяю тебя, это совершенно не так. – Джари мечтательно улыбнулся. – И потом, у нас нет выбора, Корум. Что до меня, то я предпочту почить в мире, нежели умереть от муки душевной.
   – Это я тебе обещаю. – Корум взял флакон. – Сколько я должен выпить?
   – Снадобье очень сильное. Довольно капли на кончике пальца.
   Корум потряс флакон, смочив кончик пальца. Потом осторожно лизнул и вернул Джари флакон.
   – Ничего не чувствую. Возможно, оно не действует на организм вадхагов.
   – Возможно. А теперь надо дать Ралине…
   – И слугам.
   – Да, и слугам. Это будет справедливо.
   Они стояли во внутреннем дворике, стряхивая остатки снега с накрывающего воздушный корабль навеса; Джари сдернул ткань: обнажился металлический корпус, весь в ярко-синих, зеленых, желтых разводах. Джари медленно вошел внутрь и принялся колдовать над разноцветными кристаллами управления, вделанными в панель носовой части. Корабль был не слишком велик – гораздо меньше того, на котором они летели в первый раз. Когда отключалось невидимое защитное поле, он становился открыт для стихий. Легкий рокот пронесся по кораблю: он слегка подпрыгнул и завис в воздухе в дюйме от земли. Корум помог подняться Ралине, поднялся сам, прилег на кушетку и стал наблюдать за приготовлениями Джари.
   Джари двигался не спеша, с легкой улыбкой на лице. Корум смотрел на друга, и у него было хорошо на душе. Он взглянул на Ралину, прилегшую на соседней кушетке, и увидел, что она почти дремлет. Снадобье действовало превосходно, ибо чувство бешеной ярости испарилось. Но где-то в подсознании Корума жила мысль о том, что нынешняя эйфория не менее опасна, чем прежняя ярость, что в некотором смысле они сменили одно безумие на другое.
   Он надеялся, что они избегнут участи Бвидита, что никто не нападет на них в пути, – и дело было даже не в том, что лекарство почти усыпило их: и Джари, и Корум были абсолютно не знакомы с искусством воздушного боя. Единственное, на что был способен Джари, – это вести корабль в требуемом направлении.
   Наконец корабль поднялся в серый холодный воздух и полетел на запад, вдоль побережья – к Ливм-ан-Эш.
   Корум смотрел вниз, на землю, унылую и замершую, и гадал, придет ли еще весна в Бро-ан-Вадха. Он открыл было рот, собираясь что-то сказать Джари, но тот был всецело занят кристаллами.
   Тут Корум заметил, как маленький черно-белый кот соскользнул с хозяйского плеча и вылетел из корабля. Некоторое время он держался рядом, потом отстал и исчез вдали, за линией холмов.
   С минуту Корум размышлял, отчего это кот покинул их, потом напрочь забыл о нем и снова принялся рассматривать проносящуюся внизу землю.


   Маленький кот летел весь день, беспрестанно меняя направление, – он следовал невидимой извилистой тропинке в небе. Тропинка свернула к морю, и кот помедлил в нерешительности, потом все-таки повернул и полетел над прибрежными скалами, а потом над водой, которую ненавидел. Вскоре показались острова.
   Это были Нхадрагские острова, где жили остатки народа, во имя спасения жизни отдавшегося в унизительное рабство мабденским захватчикам. И хотя теперь рабство кончилось, нхадраги настолько выродились, что тихо вымирали от бездеятельности, не в силах даже ненавидеть вадхагов.
   Кот искал какую-то цель, следуя скорее не физическому, а психическому запаху, который лишь он был в состоянии различать.
   Ему уже доводилось чувствовать нечто подобное, в Каленвире, где собрались толпища мабденов и совершался обряд вызывания изгнанных ныне богов – Пса и Рогатого Медведя. На сей раз, однако, кот действовал сам по себе; его хозяин, Джари-а-Конел, не приказывал ему лететь на Нхадрагские острова.
   Самый большой из островов, помещавшийся почти в центре зеленого архипелага, звался нхадрагами Малифуль. Как и на всех прочих островах, на Малифуле было множество руин – развалин городов, замков, селений. Некоторые рассыпались от времени, однако большинство было разрушено ордами варваров во времена короля Лайр-а-Брода. Поход на Нхадрагские острова возглавлял граф Гландит со своими убийцами-денледхисси, как и последующие походы на крепости вадхагов. Мабдены стерли с лица земли всю вадхагскую расу, за исключением Корума – так он сам полагал. Уничтожение двух древнейших рас – шефанхау, как называл их Гландит, – заняло несколько лет. И те и другие были не готовы к натиску мабденов, они просто не допускали мысли, что существа, немногим отличающиеся от животных, обладают реальной силой. И они погибли.
   Лишь немногих нхадрагов пощадили мабденские варвары: они использовали их как собак, заставляли вынюхивать сородичей, выслеживать заклятых врагов – вадхагов, рыскать по другим Измерениям и потом рассказывать своим господам, что там происходит. То были рабы по натуре, самые трусливые из всей расы – и они предпочли прислуживать и унижаться, но не умереть.
   Кот заметил несколько стоянок среди городских развалин. Нхадраги возвратились сюда после битвы при Халвиге, в которой их хозяева были наголову разбиты. Они даже не попытались заново отстроить разрушенные замки и города, а жили как дикари; многие из них даже не подозревали, что эти руины были некогда зданиями, выстроенными их же предками. Нхадраги одевались в меха и металл, по своему обычаю, – смуглокожие, с приплюснутыми носами, с торчащими космами и кустистыми бровями, нависавшими над глубокими глазницами. Это был коренастый, крепко сколоченный народ, мускулистый и физически крепкий. Некогда нхадраги обладали могуществом и высокой цивилизацией, как и вадхаги, но упадок их был стремительным и необратимым.
   Наконец впереди появились разрушенные башни Оза, давней столицы Малифуля и всех нхадрагских земель. Озом Прекрасным называли некогда город его обитатели, но теперь от былой красоты не осталось и следа. Руины стен поросли сорной травой, башни обрушились, дома стали притоном крыс, ласок и прочих хищников, но не нхадрагов.
   Кот летел на запах. Он покружил над приземистым зданием, не затронутым еще разрушением. На плоской его крыше возвышался прозрачный светящийся купол. Внутри виднелись две мужские фигуры, черные в желтоватом свете. Один был плотный, статный, в доспехах; второй – покороче, но шире в плечах, одетый в меха. Из купола доносились их приглушенные голоса. Кот опустился на крышу, подкрался поближе. Прижавшись мордой к прозрачной стене, он весь обратился в слух и широко раскрыл глаза.

   Гландит-а-Крэ хмуро смотрел через плечо Эртиля на бурлящее в котле варево. Над варевом поднимался пар.
   – Ты уверен, что чары действуют, Эртиль?
   Нхадраг почтительно склонил голову.
   – Вадхаги продолжают убивать друг друга. Никогда еще мое колдовство не было столь успешным.
   – Это оттого, что силы Хаоса помогают тебе, глупец! Впрочем, скорее они помогают мне, потому что я предан им телом и душой. – Гландит обвел взглядом купол. Кругом валялись трупы животных, висели связки каких-то трав, стояли бутыли и склянки с порошками и жидкостями. Крысы и обезьяны с безучастным видом сидели в клетках, прикрепленных вдоль стены; под клетками на полках громоздились вороха манускриптов. Отец Эртиля был великим ученым и многому успел научить сына. Однако Эртилю было суждено разделить судьбу прочих нхадрагов, и он обратил древнюю мудрость в колдовство, чародейство. И все же мудрость не утратила силы, подумал граф Гландит-а-Крэ, ковыряя в желтых зубах.
   Красное, усыпанное чирьями лицо Гландита было наполовину скрыто густой бородой, заплетенной в косички и украшенной ленточками – как и его длинные черные волосы. Нечто в выражении серых глаз свидетельствовало о скрытой болезни.
   – А принц Корум? – прорычал Гландит. – И его дружки? И все эти шефанхау из волшебного города?
   – Я не могу видеть отдельные судьбы, мой господин, – проскулил чародей. – Я знаю только, что чары действуют.
   – Надеюсь, ты не лжешь мне, колдун.
   – Я говорю правду. Этому заклятию научил меня Хаос. Облако Раздора распространяется все дальше, с ветром. Его невозможно увидеть, но оно обращает брата против брата, отца против детей, мужа против жены. – Заискивающая улыбка появилась на темном лице Эртиля. – Вадхаги нападают друг на друга – и гибнут. Все они умирают.
   – Но умер ли Корум? Вот что я хочу знать. То, что гибнут вадхаги, это прекрасно, но не столь важно. Только когда умрет Корум, а земли его превратятся в пустоши, я смогу обрести союзников в Ливм-ан-Эш и вернуть утраченные владения короля Лайра. Ты можешь составить особое зелье – для Корума?
   Эртиль дрожал всем телом.
   – Корум смертен. Он должен страдать столь же сильно, сколь и все остальные.
   – Он коварен, хитер; ему помогают могущественные силы. Он может ускользнуть. Завтра мы отправимся в Ливм-ан-Эш. Так ты говоришь, невозможно знать наверняка, что делает Корум? Умер ли он, охвачен ли безумием, как все остальные?
   – Мне это неведомо, мой господин.
   Сломанными ногтями Гландит поскреб рябое лицо.
   – А ты не обманываешь меня, шефанхау?
   – Я не осмелюсь, мой господин, никогда!
   Гландит ухмыльнулся, глядя в полные ужаса глаза нхадрагского чародея.
   – Я верю тебе, Эртиль. – Он рассмеялся. – И все же еще капелька помощи от Хаоса не помешает. Вызови-ка снова того демона – ну, из Царства Короля Мабелода.
   – Всякий раз, как я делаю это, моя жизнь укорачивается на год, – захныкал колдун.
   Гландит вытащил длинный нож и приставил его к плоскому носу нхадрага.
   – Я сказал, вызови его, Эртиль!
   – Слушаю и повинуюсь.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное