Майкл Муркок.

Граф Брасс

(страница 2 из 11)

скачать книгу бесплатно

   – Нет, он описал твоего отца. Его лошадь, его доспехи. Его черты.
   – Но он был пьян… Даже сегодня.
   – Но ведь и другие люди тоже видели графа Брасса, и слышали от него такой же рассказ.
   – Тогда это какой-то заговор. Кто-то из твоих друзей, возможно, слуги Империи Мрака. Кто-то из них переоделся и замаскировался под моего отца.
   – Вполне возможно, – заметил Хоукмун. – Но уж кто-кто, а Черник точно должен был отличить подделку. Он много лет был знаком с графом Брассом.
   – Верно, – признала Иссельда. – И он очень хорошо его знал.
   Хоукмун медленно поднялся со стула и тяжелым шагом подошел к камину, над которым висел боевой шлем графа Брасса. Он поднял глаза на шлем, протянул руку, задумчиво коснулся блестящего металла, затем тряхнул головой.
   – Я должен сам во всем разобраться. Зачем кому-то пытаться так опорочить мое имя? Что это за неведомый враг?
   – Может быть, сам Черник? Может, ему не понравилось, что ты поселился в замке Брасс?
   – Черник стар и почти выжил из ума. Он бы не смог придумать такую сложную историю. Однако поразительно, почему граф Брасс остается на болотах и там жалуется на меня прохожим. Это совсем не похоже на твоего отца. Будь это и в самом деле он, то не побоялся бы прийти в собственный замок и вызвать меня на поединок.
   – Теперь ты говоришь так, будто бы и впрямь поверил Чернику.
   Хоукмун вздохнул.
   – Я должен узнать об этом побольше. Нужно отыскать Черника и спросить его.
   – Я могу отправить в город кого-то из наших доверенных людей.
   – Нет, я отправлюсь сам и найду его.
   – Ты уверен?
   – Я должен это сделать, – он обнял Иссельду. – Хочу все выяснить сегодня же вечером. С какой стати позволять призракам пугать нас?
   Он набросил на плечи плащ из плотного синего шелка и, еще раз поцеловав Иссельду в губы, вышел во двор, и там приказал, чтобы ему оседлали лошадь. Уже через несколько минут он выехал на извилистую дорогу, плавно спускавшуюся из замка Брасс в город. Несмотря на праздничную ночь, на улицах было темно и безлюдно. Судя по всему, тягостная сцена на арене древнего амфитеатра произвела на горожан такое же гнетущее впечатление, как и на Хоукмуна и его гостей, и отбила у них охоту ко всяким гуляньям.
   Вскоре задул ветер, резкий мистраль Камарга, который местные жители именовали ветром жизни, поскольку верили в то, что именно он спас их земли во время Тысячелетия Ужаса.
   Хоукмун рассчитывал отыскать Черника в одной из многочисленных таверн северной части города. Туда он и направился, причем не слишком поторапливал лошадь, поскольку не горел желанием вновь пережить отвратительную утреннюю сцену и опять выслушивать оскорбления Черника.
   Таверны в северной части Эгморта представляли собой в большинстве своем грубые деревянные строения с фундаментом из белого камаргского камня.
Фасады хозяева красили в самые разные цвета, а на вывесках изображали различные сцены в память о батальных подвигах самого Хоукмуна и графа Брасса. Названия таверн также были даны в честь знаменитых битв или героев. Здесь вспоминали и мадьярскую кампанию, и битву при Каннах, и форт Балансия, и последний взвод, и кровавый штандарт… Все это напоминало о подвигах графа Брасса. Скорее всего, Черник, если еще не свалился от выпитого в канаву, должен быть где-то здесь. Хоукмун вошел в таверну «Красный Амулет», которая была названа так в честь волшебного талисмана, который он сам когда-то носил на шее. В помещении теснились старые вояки, с большинством которых он был хорошо знаком. Все они пили пиво или вино и были уже навеселе. У многих лица были обезображены шрамами. Смех звучал приглушенно, и, как ни странно, сегодня никто не думал петь, вопреки всем обычаям. Прежде Хоукмун всегда хорошо чувствовал себя в таком обществе. Однако сегодня он справедливо опасался, что его может ждать совершенно иной прием. И все же он искренне поприветствовал однорукого славянина, еще одного ветерана боевых походов графа Брасса.
   – А, Джозеф Ведла! Приветствую вас, капитан! Как у вас дела?
   Ведла сощурился и изобразил на лице улыбку.
   – Добрый вечер, мессир. Вот уже целый месяц, как мы не видели вас в таверне.
   Опустив глаза, он принялся рассматривать свой бокал.
   – Не хотите ли выпить со мной, – предложил ему Хоукмун. – Я слышал, вино урожая этого года очень неплохое. Может быть, еще кто-то из наших старых друзей согласится…
   – Нет, спасибо, мессир, – Ведла поднялся с места. – Я уже слишком много выпил.
   Он неловко одной рукой набросил на себя плащ.
   Хоукмун обратился к нему без обиняков:
   – Джозеф Ведла, вы и впрямь верите Чернику, когда он утверждает, что встретился на болотах с графом Брассом?
   – Мне пора идти.
   И Ведла двинулся к дверям.
   – Остановитесь, капитан Ведла.
   Против воли тот застыл и медленно обернулся к Хоукмуну.
   – Неужто вы и впрямь верите, будто граф Брасс сказал ему, что я предатель и что я завел его в ловушку?
   Ведла помрачнел:
   – Одному только Чернику я бы не поверил. Он стареет, и память подводит его. Может быть, вообще не стоит верить никому из старых вояк, что бы они ни говорили, но так хочется, чтобы граф вернулся.
   – Мне бы тоже этого хотелось.
   Ведла вздохнул:
   – Я верю вам, мессир. Но многие уже не верят. Точнее, сомневаются…
   – Но кто еще видел этот призрак?
   – Несколько купцов, которые поздно вечером возвращались через болота. Один молодой загонщик диких быков. И даже пограничный страж одной из восточных башен якобы видел вдали силуэт, принадлежавший покойному графу.
   – Не знаете ли вы, где сейчас может быть Черник?
   – Скорее всего, в «Днепровской переправе». Это таверна в конце улицы. Там он пропивает последние деньги.
   Вместе они прошлись по переулку, вымощенному булыжником.
   – Капитан Ведла, – промолвил Хоукмун, – неужто вы и впрямь думаете, что я мог предать графа Брасса?
   Ведла потер переносицу:
   – Нет, вы не похожи на предателя, герцог Кельнский. Но рассказывают такие правдоподобные вещи. Все, кто встречал этого… этот призрак… пересказывают одну и ту же историю.
   – И все равно, живой или мертвый, граф Брасс не тот человек, чтобы стенать на окраинах города. Если бы он хотел… Если бы он и впрямь горел жаждой мести, не думаете ли вы, что он явился бы ко мне лично?
   – Да уж, граф Брасс не из тех, кто колеблется. Однако, – капитан Ведла печально усмехнулся, – у призраков свои обычаи.
   – Значит, вы все-таки верите в эту историю.
   – Я не верю ничему и верю всему. Этому меня научила жизнь. Взять тот же Рунный Посох: кто из смертных может с уверенностью сказать, что было видением, а что происходило на самом деле?
   Хоукмун принужденно улыбнулся:
   – Я понимаю, о чем вы, капитан. Доброй вам ночи.
   – И вам доброй ночи, мессир.
   И Джозеф Ведла широким шагом двинулся в противоположную сторону, тогда как Хоукмун повел свою лошадь по направлению к таверне «Днепровская переправа». Таверна выглядела не слишком привлекательно. Краски давно потрескались, стены и крыша покосились, словно из здания кто-то вынул одну из центральных поддерживающих балок. Уже на подходе к ней чувствовался запах кислого вина, навоза, пережаренного прогорклого жира. Должно быть, это был самый грязный и дешевый кабачок в городе.
   Пригнувшись, Хоукмун вошел в низкую дверь и увидел полупустой зал, слабо освещенный факелами и свечами. Перепачканный пол, засаленные грязные столы и скамейки, потрескавшаяся кожа старых бурдюков, выщербленные деревянные и глиняные кружки, оборванцы по темным углам, – все подтверждало первое впечатление Хоукмуна об убожестве этого заведения. Сюда приходили не ради дружеской беседы, а лишь для того, чтобы напиться побыстрее и подешевле.
   Грязный маленький человечек с черными жирными волосами выскользнул из темного угла и широко улыбнулся Хоукмуну.
   – Пива, мессир, или вина?
   – Черник здесь?
   – Да, мессир.
   Хозяин таверны ткнул пальцем в сторону уборной.
   – Думаю, он не заставит себя долго ждать. Позвать его?
   – Нет.
   Хоукмун обвел взглядом зал и устроился на лавке, которая показалась ему чуть менее грязной, чем остальные.
   – Я подожду.
   – Налить вам вина, чтобы скоротать время?
   – Да, пожалуй.
   Но не успел Хоукмун притронуться к своему бокалу, как появился Черник. Пошатываясь, он направился прямо к стойке.
   – Еще кувшин, – пробормотал старый вояка, шаря по карманам в поисках денег. Он пока не замечал Хоукмуна.
   Тот поднялся.
   – Черник!
   Солдат развернулся и едва не упал. Рука его тут же метнулась к поясу за мечом, который он давным-давно уже заложил ради выпивки.
   – Предатель! Ты явился сюда, чтобы убить меня? – в мутном взгляде появились ненависть и страх. – Ты хочешь, чтобы я умер за то, что сказал правду? Будь здесь граф Брасс… Знаете, как называется это место?
   – «Днепровская переправа».
   – Да, я был там. Мы дрались бок о бок, граф Брасс и я, на Днепровской переправе против армий князя Рухтова, против казаков. В реке было столько трупов, что она изменила течение, а потом, когда орды князя Рухтова были, наконец, разбиты, в живых остались только граф Брасс и я.
   – Я знаю эту историю.
   – Тогда знайте и то, что я храбрый человек и вас не боюсь. Убейте меня, если хотите, но вы не сможете заставить замолчать графа Брасса.
   – Я пришел не для того, чтобы вас убить, Черник, но чтобы выслушать. Расскажите мне все, что вы видели и слышали.
   – Я уже все сказал вам сегодня.
   – Но я хочу услышать еще раз. И не добавляйте сюда собственных обвинений. Просто перескажите все, что сказал вам граф Брасс.
   Черник пожал плечами:
   – Он заявил, что вы имели виды на его земли и дочку с первого же дня, как прибыли в Камарг. Он сказал, что сперва вы сражались с Империей Мрака в Кельне, но потом перешли на сторону Гранбретании, хотя они и убили вашего отца. А потом вы повернули оружие против них, едва только почувствовали, что у вас хватит сил, но они подавили мятеж, заковали вас в цепи и увезли в Лондру, и там, в обмен на сохранение жизни, вы согласились помочь им в заговоре против графа Брасса. Вырвавшись из их лап, вы сразу прибыли в Камарг, где решили вновь предать империю. После чего использовали своих друзей – графа Брасса, Оладана, Ноблио и д’Аверка, чтобы предпринять поход против своих прежних союзников. Добившись цели, вы решили, что друзья вам больше не нужны, и подстроили так, чтобы все они погибли при штурме Лондры.
   – Убедительная байка, – мрачно промолвил Хоукмун. – Она соответствует фактам, хотя и оставляет в стороне все детали, способные оправдать мои действия. Однако это явно выдумка, хотя и ловкая.
   – Так вы считаете, что граф Брасс лжет?
   – Я считаю, что тот, кого вы видели на болоте, будь то смертный или призрак, это не граф Брасс. Говорю вам правду, Черник, я никого не предавал, и совесть моя чиста. Граф Брасс знал это. Зачем ему лгать после смерти?
   – Я знаю графа Брасса, и я знаю вас. Я знаю, что он никогда не стал бы лгать. Он искушенный дипломат, всем это известно, но с друзьями он всегда был честен.
   – В таком случае, тот, кого вы видели – это не граф Брасс.
   – Это был он, его призрак. Тот самый граф Брасс, с которым я воевал бок о бок, чей стяг я держал, когда мы направились в Италию сражаться с Лигой Восьмерых, за два года до вашего приезда в Камарг. Я знаю графа Брасса…
   Хоукмун нахмурился.
   – И что же он велел мне передать?
   – Он будет ждать вас каждую ночь на болоте. Он пришел, чтобы отомстить.
   Хоукмун глубоко вздохнул и поправил меч на поясе.
   – В таком случае я отправлюсь туда сегодня же вечером.
   Черник удивленно взглянул на него.
   – Вы не боитесь?
   – Нет, я уверен, что тот, кого вы видели, не может быть графом Брассом. Зачем же мне бояться какого-то обманщика?
   – А может быть, вы попросту забыли о своем предательстве? – предположил Черник. – Может быть, ваш разум был под властью Черного Камня, он мог заставить вас совершить такие деяния, о которых вы затем напрочь позабыли, когда кристалл убрали из вашей головы.
   Хоукмун невесело усмехнулся.
   – Благодарю вас, Черник, но сомневаюсь, чтобы камень имел надо мной такую власть. Камень был несколько иной природы.
   Он нахмурил брови, на миг вообразив, что Черник, возможно, был прав. Вот это был бы ужас… Но нет, не может быть. Иссельда сумела бы распознать истину, как бы он ни старался все скрыть от нее. Иссельда точно знала, что он не предатель.
   И все же не было сомнений, что по болотам бродила какая-то нечисть и пыталась настроить против него народ Камарга, а значит, он обязан был схватиться с ней в честном бою, изгнать проклятый призрак и раз и навсегда доказать людям вроде Черника, что он никогда и никого не предавал.
   На этом он оборвал спор со старым солдатом и решительным шагом покинул таверну, оседлал своего черного скакуна и направился к городским воротам.
   Выехав за городские стены, озаренный лунным сиянием, он ощутил первые, резкие и колючие порывы мистраля, почувствовал холодок на щеках, заметил, как подернулась рябью поверхность болот и тростник начал свой танец – но то было лишь ласковое дуновение по сравнению с тем, как ветер задует через день-другой.
   Он предоставил выбирать дорогу своему коню, который куда лучше знал эти болота. Пристальным взором старался Хоукмун пронзить полумрак в поисках скрывающегося там призрака.


   Сумрак кишил мириадами звуков: обитатели болот ползали, хрустели, тявкали, завывали и квакали, занятые своей таинственной ночной жизнью. Время от времени перед Хоукмуном мелькали какие-то твари покрупнее или с шумным всплеском ныряли в омут за добычей жирные совы-рыболовы. Однако, насколько хватало глаз, не было видно никого похожего на человека – ни духа, ни смертного. Он продолжал углубляться все дальше в сумерки.
   Горечь овладела Дорианом Хоукмуном. Он так радовался возможности вести мирную сельскую жизнь, не ведая иных забот, кроме хозяйства и воспитания детей.
   Но нет же, проклятые загадки преследуют его! Даже угроза войны встревожила бы его куда меньше. По сравнению с тем, что произошло сегодня, сражение с Империей Мрака казалось делом простым и незамысловатым. Если бы вдруг ему случилось обнаружить в рыжем небе Камарга полчища гранбретанских орнитоптеров или завидеть вдали армии в звериных масках, гигантские повозки и все прочее вооружение Империи Мрака – тогда он точно знал бы, что делать. Он сумел бы ответить на призыв Рунного Посоха.
   Однако сейчас противник был куда хитрее. Как воевать со слухами, с призраками, со старыми друзьями, которые внезапно обернулись против него?
   Рогатая лошадь медленно пробиралась среди трясины, и по-прежнему он не заметил поблизости ни единой живой души. Усталость начала одолевать его, ибо сегодня из-за праздника Хоукмун встал куда раньше, чем привык. Его начали терзать подозрения, что в болотах и вовсе не водилось на самом деле никакой нечисти, а Чернику и всем прочим это попросту привиделось. Он готов был посмеяться над собственным легковерием. Стоило ли принимать всерьез бредни пьяницы?
   Но, разумеется, именно в этот миг и возник перед ним всадник верхом на безрогом жеребце, покрытом попоной из рыжего шелка, в медной упряжи, блестевшей под луной. На всаднике был шлем из полированной меди, совершенно простой, без всяких украшений, и панцирь и поножи из того же металла. С головы до ног человек был закован в доспехи из меди. Медные кольца кольчуги были нашиты на кожаные рукавицы и сапоги, и даже пояс на талии его был из медных колец и застегивался на огромную медную пряжку, а с пояса свисали медные ножны. Впрочем, само оружие было, разумеется, отнюдь не из меди, а из добротной стали. Отличная сабля. Ну и, наконец, лицо всадника. Глаза темного золота смотрели прямо и сурово. Густые рыжие усы и рыжие брови отливали расплавленным металлом.
   Да, это был он и никто иной!
   – Граф Брасс, – выдохнул Хоукмун, затем взял себя в руки и повнимательнее пригляделся к призраку, ибо точно помнил, как на глазах у него подлинный граф Брасс погиб на поле брани.
   А этот человек несколько отличался от того, которого он знал. Хоукмун понял, почему Черник утверждал, что видел того самого графа Брасса, бок о бок с которым сражался на переправе через Днепр. Этот граф Брасс был моложе по меньшей мере лет на двадцать того человека, с которым сам Хоукмун встретился в Камарге семь или восемь лет назад.
   Тяжелые веки приподнялись, и всадник обернулся к Хоукмуну, вперив в него свой суровый взор.
   – Тот ли вы, кого я ожидаю? – произнес он глубоким и звучным голосом. – Мой рок.
   – Ваш рок? – Хоукмун разразился горестным смехом. – Похоже, граф Брасс, скорее это можно сказать о вас.
   Голос, без сомнения, принадлежал покойному графу, но было в нем что-то потустороннее, и глаза нынешнего графа Брасса также утратили давнюю и всегдашнюю искренность.
   – Кто вы такой? – требовательно спросил Хоукмун. – И что привело вас в Камарг.
   – Моя кончина. Разве я не мертв?
   – Тот граф Брасс, кого я знал, мертв. Он погиб в Лондре вот уже пять лет назад, и я слышал, будто нашлись те, кто обвиняет в этом меня.
   – Вы ли тот человек, кого именуют Хоукмуном Кельнским?
   – О да, я Дориан Хоукмун, герцог Кельнский.
   – Тогда, похоже, я должен вас прикончить.
   Однако граф Брасс произнес это с явным отвращением, и Хоукмун, у которого кружилась голова от происходящего, внезапно понял, что собеседник его, кем бы он ни был, отнюдь не чувствует себя уверенным. Возможно, он сомневался даже больше Хоукмуна, ибо тот хотя бы признал графа Брасса. А этот человек, судя по всему, даже не узнавал Хоукмуна.
   – Но почему вы должны прикончить меня? Кто велел вам сделать это?
   – Оракул. Он заявил, что хотя сейчас я мертв, но могу ожить, однако лишь в том случае, если буду уверен, что не погибну в битве при Лондре. Отсюда следует, что я должен прикончить того человека, который убедит меня принять участие в этой битве и предаст меня впоследствии. Этот человек не кто иной, как Дориан Хоукмун Кельнский, который желает заполучить мои владения и… руку моей дочери.
   – Благодаря своему происхождению я и так достаточно богат, а руку дочери вы обещали мне задолго до битвы при Лондре. Кто-то посмеялся над вами, мой друг призрак.
   – Но зачем Оракулу обманывать меня?
   – Потому что существуют ложные Оракулы. Откуда вы явились?
   – Откуда? Ну, с Земли, откуда же еще?
   – В таком случае, где, по-вашему, вы находитесь?
   – В чертогах ада, несомненно. В таком месте, откуда мало кто может спастись. Но мне это удастся. Только сперва я должен убить вас, Дориан Хоукмун.
   – Кто-то пытается уничтожить меня вашими руками, граф Брасс… Если только вы на самом деле граф Брасс. У меня нет объяснения этой загадке, однако я верю в вашу искренность, вы и впрямь считаете себя графом Брассом и видите во мне своего врага, однако все это ложь… Целиком или хотя бы отчасти.
   Высокий лоб графа прорезала глубокая морщина.
   – Ваши речи сбивают меня с толку, я не понимаю. Никто не предупреждал меня о подобном.
   Хоукмун облизал пересохшие губы. Он был настолько ошарашен, что мысли в голове ворочались с огромным трудом, а чувства теснились, не находя выхода. Он ощущал боль, вспоминая о покойном друге, ненависть к тем, кто пытался опорочить эти воспоминания, и глубокое сострадание, если перед ним и впрямь был граф Брасс, которого каким-то образом вернули из мертвых и превратили в бездумную куклу.
   Похоже, виной всему этому был отнюдь не Рунный Посох, но проклятая наука Империи Мрака. Вся история явственно несла на себе отпечаток извращенного гения гранбретанских ученых. Но как сумели они достичь подобного? Двое величайших ученых колдунов Гранбретании, Тарагорм и Калан, погибли, а с ними ни при жизни, ни после смерти никто не мог бы сравниться.
   И почему граф Брасс на вид так молод? Почему он даже не помнит о том, что у него есть дочь?
   – Кто вас не предупреждал? – настойчиво вопросил его Хоукмун.
   «Если дело дойдет до схватки, графу Брассу не составит никакого труда сразить меня, – подумал Дориан. – Во всей Европе не было бойца лучше, чем он. Даже на склоне лет граф не нашел бы человека, который выдержал бы больше пары его ударов.»
   – Оракул. И это еще одна деталь, которая тревожит меня, о, мой будущий враг. Если вы по-прежнему живы, то почему же и вы тоже оказались в аду?
   – Но дело в том, что мы отнюдь не в преисподней, а на землях Камарга, и вы, судя по всему, не узнаете те края, Хранителем которых были столько лет… И которые защищали против Империи Мрака. Следовательно, я не верю, что вы и впрямь граф Брасс.
   Существо озадаченно потерло латной рукавицей лоб.
   – Вы не верите… Но ведь мы никогда не встречались…
   – То есть как не встречались? Мы столько раз сражались бок о бок и спасали друг другу жизнь. Нет, я полагаю, что вы просто наделены поразительным сходством с графом Брассом и кто-то убедил вас либо колдовскими чарами заставил попытаться меня убить. Возможно, это какой-то уцелевший безумец из Империи Мрака или кто-то из подданных королевы Фланы, кто по-прежнему ненавидит меня. Эти предположения ни о чем вам не говорят?
   – Нет, но я совершенно уверен в том, что я – граф Брасс. Так что лучше поберегитесь, герцог Кельнский.
   – Но на чем зиждется ваша уверенность? На вашем сходстве с графом Брассом?
   – Нет, на том, что я – это он, – взревел призрак. – Мертвый или живой, но я все равно граф Брасс.
   – Но как возможно такое, если вы не узнаете меня и даже не подозреваете о том, что у вас есть дочь, когда вы принимаете землю Камарга за некое потустороннее царство, когда вы не помните ничего о своих заслугах перед Рунным Посохом, когда, наконец, вы убеждены, что я предатель?
   – Я понятия не имею обо всех этих событиях, но хорошо помню свои путешествия и службу многим государям… В Мадьярии, Арабии, Скандии и Славии, на землях греков и булгаров. И я знаю, какова моя мечта… Объединить воедино все эти враждующие княжества в Европу. Я помню всех женщин, которых мне дано было любить, друзей, которые у меня были… И противников, с кем я сражался. И твердо уверен, что сейчас вы не числитесь ни среди моих друзей, ни среди врагов, однако среди последних вы сделаетесь худшим предателем из всех. Где-то в реальном мире сейчас покоится мой хладный труп, а в преисподней я брожу в поисках человека, который лишит меня всего, чем я владею, включая и собственную жизнь.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное