Майкл Муркок.

Амулет Безумного Бога

(страница 2 из 11)

скачать книгу бесплатно

   ДАверк притворно закашлялся, затем улыбнулся, глядя на двух пленников:
   – Боюсь, господа, вскоре мне придется вас покинуть. Воздух подземелья мне вреден, хотя таким здоровым молодым людям, как вы, он не страшен. Впрочем, надолго вы здесь не задержитесь, самое большее на сутки. Я вызвал большой орнитоптер, чтобы отвезти вас обоих на Сицилию – там стоят лагерем мои основные силы.
   – Вы захватили Сицилию? – спросил Хоукмун бесстрастным тоном.
   – Совершенно верно. Империя Мрака времени зря не теряет. Не сочтите за бахвальство, но я… – дАверк откашлялся в шарф… – я герой Сицилии. В том, что остров покорен так быстро, – моя заслуга. Но особо гордиться нечем, у Гранбретании способных полководцев предостаточно. В последние месяцы мы одержали немало славных побед в Европе… Да и на Востоке…
   – Но Камарг все еще стоит, – перебил Хоукмун. – Наверное, это раздражает короля-императора?
   – Долго Камарг не продержится, смею вас уверить, – бодро возразил дАверк. – Мы уделяем этой маленькой провинции особое внимание. Кто знает, может быть, городишко уже пал…
   – Пока жив граф Брасс, этому не бывать, – улыбнулся Хоукмун.
   – Кстати, о графе Брассе. Я слышал, что он тяжело ранен, а его помощник, фон Виллах, погиб совсем недавно.
   Хоукмун не знал, верить французу или нет. Новость ошеломила его, но он постарался этого не выдать. Неужели Камарг действительно вот-вот падет? Что тогда ждет Иссельду?
   – Похоже, мои слова вас огорчили, – ухмыльнулся д’Аверк. – Успокойтесь, герцог. Когда Камарг сдастся, никто не будет обижен. Я попрошу эту провинцию в награду за поимку изменника Хоукмуна. А мои славные друзья, – он показал на Экардо и волосатого великана, – будут править в ней, если я заболею. Это очень достойные люди, я доверяю им все свои тайны и радости. Надо же как-то их отблагодарить. Наверное, я назначу Экардо управляющим, а Петера пожалую графским титулом.
   Из-под маски великана донеслось урчание довольного зверя. Д’Аверк улыбнулся:
   – С мозгами у Петера туго, зато силушки в избытке, а преданность свою он доказал. Пожалуй, он будет неплохой заменой графу Брассу.
   Звеня цепями, Хоукмун гневно выкрикнул:
   – Д’Аверк, ты хитрая бестия, но не дождешься от меня мольбы и слез. Погоди, настанет день, когда мы поменяемся ролями!
   – Боюсь, вы слишком оптимистичны, герцог. Ну, ладно, лежите, отдыхайте, наслаждайтесь покоем. В Гранбретании вам этого не позволят.
   Усмехнувшись и отвесив поклон, д’Аверк удалился. Хоукмун и Оладан остались лежать во тьме.
   – Ах, – услышал вскоре Хоукмун голос друга, – после того, что нынче со мной приключилось, трудно поверить, что я жив… Не знаю, наяву это все или во сне…
   – Что с тобой произошло, Оладан? Почему ты не разбился насмерть, прыгнув с башни?
   – Разбился бы непременно, не подхвати меня призраки…
   – Призраки? Шутишь?
   – Ничуть.
Из бойниц башни вылетели существа, похожие на призраков, подхватили меня и мягко опустили на землю. Они похожи на людей, но почти неосязаемы…
   – Ты ушиб голову, когда упал, вот тебе и померещилось.
   – Наверное, ты прав. – Оладан помолчал. – Но если так, то мне до сих пор мерещится. Посмотри налево.
   Повернув голову, Хоукмун не удержался от возгласа изумления. Неподалеку стояла человеческая фигура. Но сквозь нее, как сквозь матовое стекло, с трудом можно было разглядеть стену.
   – Классический призрак, – заключил Хоукмун. – Странно, что он нам обоим…
   Его перебил тихий, мелодичный смех:
   – Я не мерещусь вам, чужеземцы. Мы – такие же люди, как и вы. Просто мы, жители Сориандума, существуем в иной форме.
   – Так вы не покинули город?! – воскликнул Оладан. – Но как вам удалось перейти в эту иную форму существования?
   Призрак снова рассмеялся:
   – Контроль над психикой, научный эксперимент, ну и знание природы времени и пространства. К сожалению, яснее не объяснить, так как для достижения своей цели нам, помимо всего прочего, пришлось создать совершенно новый язык. Многое в нашей жизни изменилось, но представления остались прежними, и не сомневайтесь: мы можем отличить друга от врага.
   – У вас есть враги? – удивился Хоукмун.
   – Да, но об этом позже. – Человек-призрак поплыл вперед и навис над Хоукмуном. Молодой герцог Кельнский ощутил необычное прикосновение и обнаружил, что висит в воздухе. Призрак, казавшийся неосязаемым, обладал сверхчеловеческой силой.
   Из тьмы появились еще двое. Один поднял Оладана, другой простер руку над головой, и ладонь засияла – неярко, но вполне достаточно, чтобы осветить подземную тюрьму. Теперь Хоукмун мог как следует разглядеть незнакомцев: высокие, стройные, с красивыми худыми лицами и огромными глазами, которые казались незрячими.
   Его предположение, что обитатели Сориандума способны проходить сквозь стены, не подтвердилось – они опустились сверху, проникнув в темницу через отверстие в стене под потолком. Когда-то через это отверстие, скатываясь по наклонному туннелю, в погреб попадали мешки с провизией.
   Несомые призраками, Хоукмун и Оладан медленно поднимались по туннелю и наконец увидели впереди сияние луны и звезд.
   – Куда мы летим? – шепотом спросил Хоукмун.
   – Туда, где никто не помешает снять с вас цепи.
   У выхода из туннеля они остановились. Призрак без ноши отправился разведать, нет ли поблизости гранбретанцев. Вскоре он вернулся и дал знак следовать за ним. Хоукмуна и Оладана перенесли над безмолвным городом к трехэтажному зданию, которое сохранилось гораздо лучше остальных.
   Через широкое окно на втором этаже призраки внесли людей в дом. В комнате с голыми стенами Хоукмуна и Оладана бережно опустили на пол.
   – Что это за дом? – спросил Оладан. Он все еще не доверял своим чувствам.
   – Наше жилище, – ответил призрак. – Нас осталось совсем мало. Мы живем веками, но у нас нет детей. Мы очень многое потеряли.
   Через двери в комнату влетело еще несколько призраков, среди них были женщины. Их обнаженные тела, словно слепленные из густого тумана, были прекрасны. По телам и лицам Хоукмун не решился бы судить о возрасте хозяев города. Однако пока он смотрел на них, его охватило необыкновенное чувство покоя.
   Один из них принес инструмент величиной с указательный палец. Звенья цепи, на которые он направлял этот инструмент, с треском разлетались. Вскоре с Хоукмуна и Оладана спали оковы.
   Хоукмун сел, разминая ноющие мышцы.
   – Спасибо, – сказал он. – Вы нас избавили от незавидной участи.
   – Всегда рады помочь, – сказал низенький призрак. – Меня зовут Ринал. Когда-то я был главой городского Совета. – Улыбаясь, он шагнул вперед. – Наверное, вам покажется странным, что и мы надеемся получить от вас помощь.
   – Буду счастлив оказать вам любую услугу, – с готовностью ответил Хоукмун. – Говорите, не стесняйтесь.
   – Нам тоже грозит опасность от чужеземных воинов в уродливых звериных масках, – сказал Ринал. – Они хотят сровнять Сориандум с землей.
   – Сровнять с землей? Но зачем? Город и так лежит в руинах, а здешние края не нужны Империи Мрака.
   – Ошибаетесь. Мы подслушали разговоры этих людей и знаем, что Сориандум им нужен. Они хотят построить здесь огромное хранилище для сотен и сотен летающих машин, чтобы нести смерть и порабощение соседним странам.
   – Понятно, – пробормотал Хоукмун. – Вот, значит, почему здесь бывший архитектор Гьюлам д’Аверк. Разумно. Строительный материал под рукой – надо только разобрать город по камешку. Место безлюдное, кругом пустыня – соседние государства и не заметят, как у них под носом враги построят базу для орнитоптеров. А потом Империя Мрака нанесет им внезапный и сокрушительный удар. Надо остановить гранбретанцев, иначе они такого натворят…
   – Иначе мы погибнем! – воскликнул Ринал. – Нам не жить без этого города. Мы – его душа. Если город разрушат, то и мы…
   – Но как их остановить? – перебил Хоукмун. – И чем могу помочь я? Вы – ученые, у вас, наверное, есть хитроумные механизмы, а у меня что? Только меч, да и тот остался у д’Аверка.
   – Вся беда в том, что мы не можем удаляться от города, – сказал Ринал. – У нас было много надежных машин, но мы давным-давно спрятали их в катакомбах неподалеку от города. Сейчас нам нужна одна-единственная машина, но отправиться за ней некому. Эта задача по плечу только смертному. Возьметесь?
   – Охотно, – ответил Хоукмун. – Объясните поточнее, как найти машину, и мы вам ее доставим. Только надо спешить, пока д’Аверк нас не хватился.
   – Вы правы, медлить ни к чему, – согласился Ринал. – Но я обязан предупредить вас вот о чем. В ту пору, когда мы сочли нужным отказаться от машин, мы еще могли преодолевать небольшие расстояния. На всякий случай мы поставили в хранилище зверь-машину – жуткий механизм, способный отпугнуть любого постороннего. Но беда в том, что это металлическое страшилище не только пугает. Оно умеет убивать, и убьет любого человека не нашей расы, который отважится проникнуть на склад.
   – Как же с ним совладать? – спросил Оладан.
   – Я вижу только один способ, – вздохнув, сказал Ринал. – Надо сразиться со зверь-машиной. И уничтожить ее.
   – Ясно, – улыбнулся Хоукмун. – Похоже, я попал из огня да в полымя.
   Ринал протестующе поднял руку:
   – Нет. Мы не настаиваем. Если считаете, что ваша жизнь слишком дорога, чтобы рисковать ею ради нас, – ступайте своей дорогой.
   – Уехать, зная, что Сориандум будет разрушен, что ваша раса вымрет, а Империя Мрака зальет кровью многострадальный Восток? Никогда! Моя жизнь принадлежит вам, и я сделаю все, что в моих силах, хотя, боюсь, без оружия от меня мало проку.
   По мановению руки Ринала один призрак выплыл из комнаты и вскоре вернулся с иззубренным в битвах мечом Хоукмуна и оружием Оладана: луком, колчаном со стрелами и мечом.
   – Выкрасть ваше оружие было проще простого, – улыбнулся Ринал. – Но у нас найдется кое-что еще. – Он вручил Хоукмуну крошечное устройство, разрушившее его оковы.
   – Эта вещица способна сломать любой замок. Надо только нацелить ее. С ее помощью вы попадете в главное хранилище, где механический зверь стережет машины Сориандума.
   – Но которая из этих машин вам нужна? – спросил Оладан.
   – Она совсем небольшая, размером примерно с голову человека, и напоминает нечто вроде восьмигранного кристалла на подставке из оникса. Вам не составит труда узнать ее по радужной окраске. Там имеется два таких устройства. Если удастся, принесите мне оба.
   – И как же они действуют? – полюбопытствовал Хоукмун.
   – Вернетесь – увидите.
   – Если, конечно, вернемся, – безрадостно констатировал Оладан.


   Немного подкрепившись вином и едой, которые призраки украли у воинов д’Аверка, Хоукмун с Оладаном принялись собираться в путь. Двое жителей Сориандума вынесли их за окно и бережно опустили на землю.
   – Может быть, Рунный Посох защитит вас, – прошептал один из них на ухо Хоукмуну. – Я слышал, вы служите ему.
   Хоукмун обернулся, чтобы спросить, кто говорит с ним, однако призраки уже исчезли. Герцог Кельнский нахмурился. Как-то раз ему уже доводилось слышать, будто он служит Рунному Посоху, но сам он придерживался иного мнения.
   Пройдя несколько миль по холмам, Хоукмун остановился и завертел головой в поисках искомого ориентира – гигантской пирамиды из гранитных блоков, которую сложили несколько столетий назад предки нынешних жителей Сориандума. Вскоре он увидел ее. В лунном свете древний камень блестел как серебро.
   – Теперь нам на север, – сказал молодой герцог. – Ищем холм, из которого брали этот гранит.
   Через полчаса они отыскали нужный холм, будто рассеченный огромным мечом какого-то великана. Но трава, которой зарос карьер, делала его похожим на обычный овраг.
   По упругому дерну Хоукмун и Оладан подошли к зарослям кустарника на дне оврага. Раздвинув кусты, они обнаружили узкое отверстие потайного хода. Этот ход привел их в просторную пещеру. Оладан зажег принесенный с собою факел, и мерцающее пламя осветило большой зал с квадратным полом и сводчатым потолком – зал, безусловно, созданный человеческими руками.
   Помня наставления Ринала, Хоукмун подошел к противоположной стене и отыскал на ней незнакомые письмена, а чуть ниже – крошечное отверстие.
   Достав из-за пазухи маленький инструмент – подарок жителей Сориандума – Хоукмун направил его на отверстие. Нажав на рукоятку, он ощутил легкое покалывание в ладони. Скала перед ним задрожала, от сильного порыва невесть откуда взявшегося ветра заколебалось и едва не погасло пламя факела. Стена засветилась, стала прозрачной и вскоре исчезла, перейдя на время в иное измерение.
   С мечами в руках Хоукмун и Оладан медленно двинулись по широкому туннелю, где от стен, как от расплавленного стекла, исходило зеленоватое свечение.
   Впереди стояла другая стена, с красным светящимся пятном посередине. Хоукмун прицелился в пятно, и снова – порыв ветра, на этот раз такой силы, что люди с трудом устояли на ногах. Стена засветилась – сначала молочно-белым, затем голубым – и пропала.
   Они вошли в туннель, пронизанный голубыми лучами. И снова путь им преградила стена, на этот раз черная. Потом – туннель, выложенный желтыми каменными плитами, и белая стена, за которой находилось хранилище машин, а в нем – сторож-убийца.
   Возле белой стены Хоукмун остановился.
   – Надо действовать быстро и с умом, – сказал он Оладану. – Как только это создание услышит нас, оно включится…
   Он замолк – из-за стены донеслось приглушенное лязганье и топот. Затем стена содрогнулась от удара чудовищной силы.
   – Может быть, не следует спешить? – спросил Оладан, с опаской глядя на стену. – Что толку, если мы здесь погибнем?
   Но Хоукмун уже сдавил рукоятку инструмента, и в туннеле загудел холодный ветер. За стеной раздался жуткий вой, полный боли и изумления. Стена порозовела и пропала, явив Хоукмуну и Оладану зверь-машину.
   Механическое чудовище не двигалось – по-видимому, его ошеломило внезапное исчезновение стены. Оно было огромно и все покрыто блестящей разноцветной чешуей; из спины торчали длинные шипы. Фигура механического зверя напоминала обезьянью: короткие задние лапы, длинные передние. Глаза – как у мухи, фасеточные, с радужным блеском, а в пасти полным-полно острых металлических зубов.
   Позади механического зверя вдоль стен стояли машины. В центре хранилища Хоукмун заметил устройства, описанные Риналом. Он молча показал на них Оладану и бросился мимо чудовища в зал.
   Уловив движение, зверь очнулся. Завывая и источая зловоние, он вразвалку двинулся следом за людьми. Краешком глаза Хоукмун заметил, что к нему тянется гигантская когтистая лапа. Он увернулся, опрокинув хрупкий механизм из стекла и металла.
   Лапа мелькнула в дюйме от лица Хоукмуна. Зверь снова попытался схватить его, но герцог Кельнский успел отскочить.
   Внезапно в морду зверя ударила стрела. Но наконечник даже не оцарапал желтых и черных чешуек. Заревев, механическое чудовище бросилось к Оладану. Тот не успел увернуться. Чудовище схватило его, оторвало от пола и подняло над разинутой пастью.
   Хоукмун закричал и ударил зверя мечом в низ живота. Тот фыркнул и отшвырнул пленника. Растянувшись на полу, Оладан не шевелился. «Оглушен? – мелькнула мысль у Хоукмуна. – Или убит?»
   Зверь снова направился к Хоукмуну. Герцог отступал, пока не решился на тактический маневр: он пригнулся и неожиданно проскочил между ногами зверя. Когда тот, удивленный, начал поворачиваться, Хоукмун повторил свой трюк.
   Металлическое чудовище злобно фыркало и размахивало лапами, хватая пустоту. Потом оно подпрыгнуло, с оглушительным лязгом приземлилось и погналось за Хоукмуном. Юркнув в тесный проход между машинами и стеной, герцог Кельнский подбирался к устройствам, за которыми пришел на склад, а зверь могучими лапами крушил механизмы у него за спиной.
   Одна из машин была похожа на оружие. Хоукмун остановился возле колоколообразного раструба, торопливо потянул на себя рычаг, но машина отозвалась только тихим гулом.
   А зверь уже навис над Хоукмуном.
   Герцог Кельнский приготовился защищаться. Он решил метнуть меч зверю в глаз – Ринал говорил, что механического сторожа убить нельзя, а можно только ослепить.
   Внезапно зверь пошатнулся и хрюкнул. Он стоял напротив раструба – видимо, машина испускала невидимый луч, воздействующий на механизм зверя. Хоукмун воспрянул духом, но ненадолго – зверь вскоре встряхнулся и медленно, неуверенно двинулся вперед. К нему постепенно возвращались силы.
   Хоукмун понял: если он сейчас же не расправится с чудовищем, другой возможности не представится. Пока оно медленно поворачивало голову, герцог Кельнский подпрыгнул, обхватил его руками за короткую, толстую шею, вскарабкался по чешуйчатой броне и уселся на плечи. Заревев, чудовище подняло лапу. Не дожидаясь, пока зверь схватит его, Хоукмун наклонился вперед и рукояткой меча разбил оба глаза.
   Завизжав, чудовище схватилось за глазницы. Молодой герцог воспользовался этим, чтобы спрыгнуть и броситься к механизмам, за которыми его послали жители Сориандума. Он выдернул из-за пояса свернутый мешок и опустил в него оба устройства.
   Зверь носился по залу, размахивая лапами, круша все вокруг. Ослепнув, он не утратил своей чудовищной силы.
   Проскользнув мимо него, Хоукмун подбежал к Оладану, взвалил маленького горца на плечо и бросился к выходу. Механический зверь услышал его шаги и помчался вдогонку. Хоукмун припустил что было сил. Сердце в груди билось так, что, казалось, вот-вот вырвется наружу.
   Он пронесся по туннелю, пересек пещеру и протиснулся в спасительный узкий лаз. Здесь механический сторож был ему не страшен.
   Выбравшись из подземелья, Хоукмун набрал полную грудь свежего ночного воздуха и уложил Оладана на траву. Зверочеловек дышал ровно – ребра, по-видимому, были целы. Зато на его лбу багровел огромный синяк, и Хоукмун понял, почему его друг потерял сознание. Вскоре веки Оладана затрепетали. Тихо застонав, он открыл глаза.
   – Оладан, ты цел? – с тревогой в голосе спросил Хоукмун.
   – Цел, только… голова болит нестерпимо. Где мы?
   – Мы в безопасности. Ты сможешь встать? Надо вернуться в Сориандум, пока не рассвело.
   Кряхтя, Оладан поднялся на ноги. Из пещеры доносились приглушенный вой и топот металлических ног. Зверь-машина искала своих врагов.
   – Мы в безопасности? – переспросил Оладан, показывая на склон позади Хоукмуна. – Надолго ли?
   Хоукмун обернулся. Скалу обезобразила огромная трещина – механический зверь пытался выбраться наружу.
   – Судя по всему, нам следует поторопиться, – подхватив мешок с добычей, Хоукмун торопливо двинулся в сторону Сориандума.
   Не успели друзья пробежать и полмили, как скала позади раскололась с оглушительным грохотом, и жуткий вой разнесся над холмами.
   – Едва ли ослепший зверь вздумает преследовать нас, – успокоил Оладана Хоукмун, – а в Сориандуме нам и вовсе нечего опасаться.
   Тем не менее, они прибавили шаг и вскоре оказались на городской окраине.
   Едва рассвело, Хоукмун с Оладаном добрались до здания, где обитали призраки.


   Трое призраков встретили их у самого дома и поспешили внести внутрь.
   Багровый край солнца уже показался над горизонтом, и в его лучах, проникающих в окна, люди-призраки окончательно утратили свою телесность. Весь дрожа от нетерпения, Ринал вынул оба устройства из мешка и подлетел к окну, чтобы получше их рассмотреть.
   – Замечательно! – произнес он негромко. – Вот теперь нам нечего опасаться чужеземцев в масках, ибо мы способны исчезнуть в любое мгновение.
   – Но разве не сами вы говорили, что не в силах покинуть город? – удивился Оладан.
   – Верно, однако эти устройства дадут нам возможность забрать город с собой.
   Хоукмун не успел его ни о чем спросить – с улицы донеслись крики и топот. Он боком подкрался к окну и осторожно выглянул. Внизу стояли д’Аверк, оба его помощника и десятка два воинов, один из которых показывал на окна.
   – Нас заметили! – хрипло произнес Хоукмун. – Надо бежать. Их слишком много.
   Ринал нахмурился:
   – Если мы включим машину, то спасемся, но вы снова попадете в плен. Не знаю, что и делать.
   – Включайте. С дАверком мы как-нибудь справимся сами.
   – Мы не можем бросить вас на произвол судьбы! Если бы не вы, нам…
   – Включайте машину! – снова крикнул Хоукмун. Но Ринал бездействовал.
   Под окном что-то негромко стукнуло в стену.
   – Они ставят лестницы! Еще минута, и они будут здесь! Ринал, решайтесь!
   – Решайся, Ринал! – тихо повторила женщина-призрак. – Если то, что мы слышали о герцоге, – правда, д’Аверк не причинит ему вреда. Во всяком случае, сейчас.
   – О чем это вы? – подозрительно спросил Хоукмун. – Откуда вы знаете?
   – У нас есть друг, который приносит нам новости о том, что происходит в мире, – ответила женщина. – Он тоже служит Рунному Посоху…
   – Воин в доспехах из золота и черного янтаря? – перебил Хоукмун.
   – Да. Он рассказывал о тебе…
   – Герцог Дориан! – закричал Оладан, показывая на окно, за которым появилась голова в маске Вепря.
   Выхватив меч из ножен, Хоукмун бросился к окну и вонзил острие в щель между маской и латным воротником воина. Захлебываясь кровью, тот полетел вниз. Хоукмун попытался столкнуть лестницу, но ее крепко держали внизу. Второго воина, вскарабкавшегося наверх, Оладан оглушил ударом по голове, но тот повис, держась за перекладину. Хоукмун рубанул по пальцам в латных рукавицах, и Вепрь с воплем рухнул на землю.
   – Включайте машину! – крикнул Хоукмун в отчаянии. – Долго нам не продержаться!
   Сзади раздался мелодичный звон, и у герцога Кельнского закружилась голова. Но он все же сумел сразить еще одного Вепря.
   Затем все кругом задрожало и окрасилось в алый цвет. Воины внизу завопили от удивления или, скорее, от страха. Багровые развалины дрожали – казалось, город вот-вот рассыпется в прах. Наконец машина умолкла, и Сориандум исчез. Хоукмун медленно полетел на восток. В ушах, слабея, звучал голос Ринала:
   – Сориандум не достанется нашим врагам. Вы спасли нас от верной гибели, и за это мы дарим вам вторую машину. Она может переместить в иное пространство-время большую территорию.
   Хоукмун опустился на каменистую землю, напоминавшую свежевспаханное поле. От города не осталось и следа. Где-то в стороне вопили гранбретанцы. Оглянувшись, Хоукмун увидел то, что их так испугало.
   Над толпой латников высилась зверь-машина. Вокруг нее валялись раздавленные и растерзанные тела. Потрясая мечом, д’Аверк гнал своих солдат в бой.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное