Михаил Серегин.

Правильно воспитывать детей. Как?

(страница 5 из 21)

скачать книгу бесплатно

Салон VIP-класса отделан красным деревом. Казалось, не было таких услуг, которые вам не могли бы тут предложить: бар с напитками на любой выбор, отменная кухня ресторана, персонал, готовый тут же отреагировать на малейший чих элитного пассажира. Огромных размеров телевизор «Хитачи» сейчас был выключен. Засоркин Лев Валентинович хотел поразмышлять в тишине. Четверо его телохранителей почтительно сохраняли молчание, лишь иногда переговариваясь вполголоса между собой.

По случаю летней жары приятель Крытого был без пиджака, в белоснежной рубашке с короткими рукавами. Но галстук неизменно оставался при нем, как бы подчеркивая, что Лев Валентинович человек очень значимый и всегда серьезный.

Он сам всегда старался придерживаться строгого стиля в одежде, что немало помогало в делах и не давало расслабляться людям вокруг него. Была и вторая причина подчеркнуто стильного поведения бизнесмена Засоркина. С недавних пор, особенно когда он был признан, как принято выражаться, в верхних кругах, Лев Валентинович неожиданно стал стесняться своего зоновского прошлого. Ему постоянно казалось, что леди и джентльмены голубых кровей смотрят в его сторону с плохо скрытой насмешкой.

Поэтому Засоркин старался по возможности окружить себя невообразимой роскошью. Если машина – то самая крутая, если офис – то на Тверской и отделан так, что его можно перепутать с президентским дворцом. Причем соблюдать этот принцип Лев Валентинович старался абсолютно во всем, начиная с заколки для галстука.

Для того чтобы удовлетворить все свои потребности, нужна была колоссальная сумма, а потому Засоркину приходилось много работать.

Вот и сейчас Лев Валентинович был погружен в размышления о текущих делах.

Появилась стюардесса в белоснежной блузке и короткой синей юбке. Она продефилировала по салону на своих умопомрачительно стройных ножках и обнажила в улыбке крупные ровные зубы.

– Лев Валентинович, ваш коктейль, – сладким голоском проговорила девушка.

Телохранители пригвоздились к девушке обалдевающими взглядами и на мгновение даже забыли о существовании своего босса.

На их квадратных суровых физиономиях отобразилось нечто подобное человеческому восхищению.

Сам Засоркин ответил стюардессе небрежным кивком и рассеянной улыбкой. Приняв свой кампари, он сделал небольшой глоток. Едва он снова поднес бокал ко рту, как зазвонил сотовый. Лев Валентинович досадливо поморщился и отдал бокал одному из своих «быков».

Спутниковый аппарат высветил номер абонента на табло.

Человек в очках посмотрел на него и заметно помрачнел. В другой раз он непременно бы выругался, но сейчас сдержался. Лев Валентинович в последнее время старался избегать крепких выражений, а тем более в присутствии такой красивой женщины.

– Слушаю, – сухо бросил он в трубку.

– Здравствуй, дорогой, рад тебя слышать!

– Что тебе еще? – не поддержал радости собеседника Засоркин.

– Да я все о том же, – безмятежно парировал абонент.

Судя по его акценту и теме разговора, это был все тот же армянин, что так давил на Льва Валентиновича еще в Москве. – Время дорого, дорогой! Мы о чем с тобой договаривались?!

– Тебе там, в Америке, хорошо время считать! – огрызнулся в ответ московский бизнесмен. – У меня люди строго по плану пашут, и сам я сейчас туда лечу. Скоро все готово будет! До встречи!

После этого он без колебаний отключил телефон и вновь отвернулся к иллюминатору, забыв про свое кампари. Телохранитель же боялся напомнить о бокале, видя, что шеф раздражен до крайности звонком американского партнера.

Один из бритой четверки склонился к уху приятеля и шепотом поинтересовался:

– Слышь, Колян, ты больше с самим кантуешься. Скажи, что это Льва Валича нашего в Крым потянуло? На Канарах или на Мальдивах прикольнее было бы! Или, например, во Флориду бы махнул! Что ему в голимой Ялте делать? Ностальгия по совковским временам, хе-хе?

– Много ты понимаешь. – Бритоголовый Колян в черном костюме придал своему лицу значимое выражение. – Он к корешу своему катит. Есть такой человек, зовут его Гриша Крытый. Он в Веселогорске, что под Питером, «смотрящий». Они вместе с нашим папой в Мордовии зону топтали. Это раз. Второе – дело у Льва Валича в Ялте крутое.

– Я вообще не врубаюсь, – стараясь говорить тихо, просипел в ухо Коляну приятель. – Папа у нас отдыхает когда-нибудь или нет? Может, он круглосуточно капусту рубит, хе-хе?

– Если хочешь, как он, катить по жизни с ветерком, – невольно скаламбурил Колян, – будешь пахать!

Тем временем мелодичный голос объявил, что самолет идет на посадку.

Серебристой стрелой «Ил» прорезал белоснежную вату облаков, и неожиданно под крылом стало видно бескрайнее Черное море. Его темная поверхность была сплошь покрыта яркими золотистыми бликами, щедро разбросанными по водной глади утренним летним солнцем.

* * *

Южная ночь темным непроницаемым покрывалом окутала Ялту. Крупные звезды повисли на небосклоне. Круглая большая луна окрасила окрестности призрачным молочным светом. Тени деревьев, похожие на огромных страшных чудищ, притаились на залитом серебристым мерцанием асфальте города. Купол церкви Святого Иоанна Златоуста тоже был посеребрен лунным светом.

Внизу тяжело ухало море. Оно с шумом бросало сильные волны на прибрежную гальку и затем лениво оттягивало их назад.

Крытый спокойно спал, когда раздался сильный стук в дверь. Сначала он подумал, что ему это показалось, но через несколько секунд стук повторился вновь.

«Какого ляду кому нужно?!» – подумал Григорий, но быстро поднялся и отправился открывать дверь.

В жизни Крытого случалось всякое, и он давно уже перестал удивляться некоторым ее странностям. Ему и самому немало приходилось «работать» по ночам.

Пока Григорий спускался на первый этаж, в дверь постучали еще раз.

«Менты без санкции, да еще ночью, ко мне не сунутся, – рассуждал он сам с собой по дороге. – Может, Тимофей Петрович?»

В дверной глазок был виден лишь худой невысокий силуэт человека, едва различимый в лунном свете.

– Кто там? – громко спросил Григорий. – Кто это людям спать не дает?

– Это от соседа вашего, – раздался хрипловатый приглушенный голос, – он в большой беде!

– Какой сосед, в какой беде? – насторожился Крытый. Однако дверь незнакомцу открывать он не спешил.

– Отец Тимофей! – продолжал все тот же высокий, с заметной хрипотцой голос. – Понимаете, недавно церковь обчистили, в которой он настоятелем служит, потом выкуп требовали, теперь хотят к нему в дом залезть. Я это точно знаю!

– Откуда ты знаешь? – сердце Рублева забилось чаще. Он, как волк, напавший на свежий заячий след, моментально весь подобрался.

– Я видел грабителей и знаю, кто они такие! – продолжал все тот же хриплый голос. – Их было двое: один кудрявый, второй здоровый, видимо, в прошлом спортсменом был. Они гоняют по Ялте на «Форде».

«Катерина говорила, что они укатили на какой-то иномарке. Она также говорила, будто один из них был похож на цыгана – может, как раз этот кудрявый. Второй мужик точно, как Катька говорила, здоровяк был!» – все это Григорий быстро прокрутил у себя в голове, сравнивая рассказ племянницы с информацией неизвестного.

«А баба? Почему он про бабу ничего не говорит?!» – неожиданно подумал он и на всякий случай ради проверки поинтересовался:

– Там, кажется, с ними и третий был? Здоровенный такой бугай, как я слышал?

– Про третьего я ничего не знаю, но если мы не поспешим, то хана батюшке! – срывающимся тенорком воскликнул ночной гость.

«Голосок какой-то странный!» – подумал Григорий, но медлить больше не стал и отворил дверь. Все же часть событий неизвестным была описана достоверно, и из этого Крытый заключил, что неожиданный ночной визитер действительно мог узнать о грозящей его новому другу опасности.

Пока он возился с замком, странный гость еще раз нервным голосом призвал его поспешить:

– Давайте быстрее, я вам по дороге все расскажу! А то стремно мне одному туда лезть. Не дай бог, узнают! Убьют же!

«Чего он боится? – подумал Крытый, наконец открыв замок. – На кой ляд тогда пришел, раз боится?!»

Он вышел за дверь, стараясь как следует разглядеть пришедшего к нему человека, но тот торопливо повернулся к нему спиной и, махнув рукой, позвал за собой.

Рублев успел отметить, что неожиданный визитер был уж больно худощав для мужчины.

Больше ничего подумать Крытый не успел, так как в это мгновение на его голову обрушился сильный удар, и он едва не потерял сознание. Однако, пошатнувшись, Григорий все же устоял на ногах и заметил справа от себя еще одну тень, вновь занесшую руку для следующего удара.

Григорий хотел обрушить на нападающего свой огромный кулачище и уже замахнулся было, но тут руку обожгла новая боль, и в голове вновь вспыхнул фейерверк.

Крытому еще повезло: стальная трубка пришлась по занесенной для удара руке и только вскользь прошла по голове, но этого вполне хватило, чтобы он потерял сознание.

Тот человек, что вызвал Григория во двор, моментом присоединился к остальным, и вся троица принялась с остервенением месить неподвижное уже тело. Они безжалостно отрывались до тех пор, пока не выдохлись сами. Крытый все равно уже ничего не чувствовал – тело его безвольно дергалось под ударами трех пар ног. Напавшие наконец остановились, тяжело дыша.

– Карманы проверьте, «рыжье» – все забирать! – скомандовал тот же слегка хрипловатый голос.

Три пары рук потянулись к Крытому. Жадные пальцы стянули печатку, тускло блеснула в лунном свете великолепная цепь положенца и исчезла в кармане грабителя. Троица усердно продолжала трудиться, но от мерзкого занятия их внезапно оторвал громкий крик. Кричала девушка.

* * *

Катерина проснулась все от того же стука в дверь, который разбудил и ее дядю.

Сначала юной скрипачке показалось, что она ослышалась. Но потом стук повторился. Девушка приподнялась на локте и прислушалась. Точно! В дверь громко стучали. Она уже хотела идти разбудить дядю, как услышала его осторожные шаги.

Катерина вновь легла и накрылась простынкой – под одеялом спать было очень жарко. Близкий рокот волн невольно скрадывал едва слышный разговор внизу, да и, честно говоря, юная красавица не больно-то и прислушивалась. Раз дядя Гриша пошел сам, значит, все будет в порядке.

Девчушка совсем недавно вновь обрела своего двоюродного дядю, но уже в достаточной мере поняла, что он очень надежный человек и за ним можно чувствовать себя спокойно как за каменной стеной.

Поэтому, едва услышав, что он спустился вниз, девушка сразу успокоилась. Но что-то все равно не давало ей уснуть. В полудреме Катерина слышала, как дядя с кем-то переговаривается через дверь. Потом на секунду голоса смолкли, затем послышался громкий тревожный голос с заметной хрипотцой, и Катя отметила, что, кажется, уже слышала недавно этот тенорок. Неожиданно послышался громкий вскрик, и следом дядя зло матюкнулся. После этого послышались крики и какая-то возня.

Сердцем Катерина поняла, что во дворике происходит что-то нехорошее. Не раздумывая, девушка накинула халатик и быстро спустилась по деревянной лестнице на первый этаж.

В открытую дверь девушка увидела жуткую картину: неподвижное тело ее любимого дяди Гриши и три темные фигуры, склонившиеся над ним и торопливо обшаривающие свою жертву. Темные пятна на лице Рублева отпечатались безобразными кляксами. Глаза закрыты.

– Сдох, кажись, уркаган! – сказал с придыханием один из нападавших, шаря рукой по шее неподвижного тела.

– Цепуру дай сюда! – услышала Катя голос с хрипотцой.

Все это как-то сразу, в одно мгновение, запечатлелось в голове бедной девчушки, и она тут же поняла весь непомерный ужас произошедшего.

Катерина закричала, закрыв лицо руками. И тут же свет карманного фонарика ударил ей в глаза. На мгновение она совершенно ослепла, в сердце пробрался леденящий ужас. В этот момент девушка почувствовала чужую руку на своем плече.

Юная скрипачка рванулась что было сил и бросилась к калитке. Кто-то подставил ей ногу, и только чудом девушка не упала. Пошарив рукой по доске, она надавила на рычажок калитки и, дернув дощатую дверь на себя, выскочила наружу. Оказавшись на улице, Катя услышала, что ее преследователи молотят в захлопнувшую калитку кулаками и посылают ей вдогонку ругательства.

Понимая, что невысокая преграда надолго не удержит преследователей, Катерина, ни на секунду не останавливаясь, побежала дальше. Шлепанцы слетели с ее ног, и теперь она бежала босиком.

В ночной тишине отлично были слышны все звуки, их не заглушал даже рокот волн. Вскоре отчетливо стал слышен шум погони. К тому же преследователи перестали остерегаться и уже орали на всю улицу.

– Вон она,…ее мать, направо свернула!!!

Добежав до перекрестка, девушка действительно свернула направо и побежала по узкой улочке, круто уходящей вверх.

Пробежав не больше тридцати метров, девушка уткнулась в высоченный забор, преодолеть который у нее не было никакой возможности. С внутренней стороны послышался звон цепи и глухой лай собаки. Судя по тембру этого самого «гав-гав», псина обладала внушительными габаритами.

Катерина затравленно посмотрела по сторонам и поняла, что ей не остается ничего другого, как лезть через свалку и овраг на другую улицу.

Несколько раз довольно больно уколов босые ноги, девушка все-таки выбралась в проулок и, пробежав с десяток метров, свернула на более широкую улицу.

Бандит, который преследовал Катю по пятам, неожиданно увяз в овраге. Катерина немало обрадовалась этому. Однако каков же был ее ужас, когда в следующий момент, выбежав на асфальтированную улицу, девушка с ужасом обнаружила, что из-за угла появились еще двое преследователей. Они были не далее чем в ста метрах от нее, но расстояние это с каждой секундой сокращалось.

– Стой, блядь!

Этот крик только подстегнул Катюшу, и она побежала еще быстрее, не обращая внимания на острую боль в исколотых ступнях. Через некоторое время один из преследователей все же нагнал Катерину и вновь схватил за плечо. С диким мычанием она рванулась в сторону. Ткань халата затрещала, и краем глаза девушка увидела, как бандит, не удержавшись, растянулся во весь рост, ударившись лицом об асфальт.

Катерина оглянулась и увидела еще одного преследователя. Он бежал навстречу, ругаясь и злобно размахивая руками. «По другой улице побежал, наперерез!» – отметила девушка. Развернувшись, она опять бросилась в сторону Поликуровского холма.

«Внизу набережная, там всегда люди ходят!» – билась в голове спасительная мысль.

Справа, вниз по холму, в зарослях колючего кустарника и вьющихся растений темными пугающими выступами застыли гранитные плиты старого кладбища.

«Сейчас обогну его…» – додумать девушка не успела. Нога ее зацепилась за корень, и Катерина кубарем покатилась вниз.

Падение завершилось сильным ударом головой. Скорее всего, на пути встал один из гранитных памятников. В глазах вспыхнула длинная искра, и последние силы покинули Катю. Уже проваливаясь в беспамятство, девушка увидела перед собой возникшую из темноты здоровенную темную фигуру. В следующее мгновение кто-то плотно зажал Катерине рот ладонью и потянул ее в кусты. Последняя воля к борьбе за свою жизнь покинула племянницу Крытого, и она потеряла сознание.

* * *

«Ил-86», оглашая турбинным ревом взлетную полосу, подобно гигантской птице, медленно снижался. Еще немного – и красавец-лайнер застыл, готовый выпустить пленников из своего чрева. Подкатили трап, и первые пассажиры ступили на ровный бетон аэродрома.

Утро было в самом разгаре.

Засоркин в окружении своих телохранителей важно спустился вниз. Лев Валентинович задержался у трапа и набрал номер своего кореша – Григория Крытого. Однако трубка его молчала. Московский бизнесмен удивленно дернул плечом и, зевая, оглянулся на быстро приближающийся микроавтобус, отвозящий пассажиров со взлетной полосы к зданию аэропорта.

В такси, увозившем бизнесмена и его «быков» к Ялте, он попытался еще раз дозвониться до приятеля, и опять у него ничего не получилось. Засоркин удивился еще больше.

Секьюрити господина Засоркина зафрахтовали для поездки в Ялту таксующую иномарку. Водитель оказался веселым пронырливым мужиком средних лет.

Багажа у Льва Валентиновича не было, посему загружать в багажник ничего не пришлось. Водитель попытался пошутить по этому поводу, но наткнулся на непробиваемые гранитные физиономии засоркинских «коммандос», и веселье водителя увяло само собой.

Владелец «Тойоты» внешне совершенно соответствовал гоголевскому Тарасу Бульбе, только усы у него были аккуратно подстрижены и сам он был несколько худощавее запорожского полковника. Да и на голове он носил не оселедец, а простую короткую стрижку.

Поняв, что побалакать с угрюмыми пассажирами никак не получится, он крутанул настройку приемника и наткнулся на новости местной радиостанции.

«… в связи с недавним происшествием, – вещал приятный женский голос, – выступал настоятель Киево-Печерской лавры…»

– Сделай погромче, – неожиданно услышал таксист у себя за спиной властный голос и, покосившись в зеркало, поймал заинтересованный взгляд своего клиента.

Водитель крутанул ручку громкости, не отрывая ни на секунду взгляд от дороги.

– Ты сам ялтинский? – Голос пассажира немного потеплел.

– А как же! – весело отозвался водила, радуясь возможной перспективе все же скоротать поездку за разговором.

– Что там у вас произошло? О чем это сейчас передавали?

– О! Там такое было!.. – За пять минут непрерывного монолога таксист рассказал все городские слухи, быстро появившиеся в связи с ограблением храма Иоанна Златоуста.

– Вот сволочи! – высказал свою оценку случившегося господин Засоркин. – Мало этим бандюганам своих дел, они и до святого места добрались!

Водитель полностью разделил это мнение и некоторое время ругал на чем свет стоит грабителей. Московский бизнесмен был с ним полностью солидарен.

Между тем «Тойота» уже была на подходе к Ялте, и Лев Валентинович распорядился:

– Давай на Поликуровский!

– Как раз там церковь эта и стоит! Ну та, которую скоты эти безбожные испоганили! – сразу выдал справку водитель.

– У меня там друг рядом живет, – обронил Засоркин и назвал адрес.

Вспомнив о друге, Лев Валентинович достал сотовый и набрал номер Крытого. Аппарат по-прежнему отзывался длинными гудками, трубку никто не желал брать.

Лев Валентинович только поиграл желваками, но вслух говорить ничего не стал.

Когда иномарка подкатила к двухэтажному особнячку, снимаемому Крытым, Лев Валентинович уже понял, что случилось что-то нехорошее. Около дома толпились соседи. Тут же присутствовали две официальные машины: милицейская и «Скорая помощь».

– Останови! – не доезжая до нужного дома, приказал московский бизнесмен.

С таксисом рассчитались, и он живо укатил от греха подальше.

В окружении своей свиты Засоркин подошел к дому. Как раз в это время выносили из дома носилки, и Лев Валентинович с изумлением увидел на них своего кореша Гришу Рублева. Крытый лежал, закрыв глаза. Голова и рука его были забинтованы.

– Куда его? – совершенно игнорируя капитана милиции, попытавшегося было остановить московского бизнесмена, обратился к врачу Засоркин.

– В городскую, – устало отозвался тот.

– Как он? – последовал новый вопрос.

Немолодой уже медик, повидавший многое за свою практику, окинул быстрым взглядом настырного господина, его окружение и решил, что лучше будет ответить.

– Положение очень тяжелое. Чудо, что он до сих пор еще жив. Пропустите, пожалуйста, – добавил он твердо, – нужно быстрее пациента доставить.

– В самую лучшую палату положите его, – горестно глядя на бледное, в кровоподтеках лицо Рублева, распорядился Лев Валентинович, достал из кошелька несколько стодолларовых купюр и сунул врачу. – Чтобы уход и все прочее было на высшем уровне. Позвоните мне по этому телефону, – сказал он и дал врачу свою визитку.

Капитан наконец прорвался к Льву Валентиновичу через заслон его богатырей и поинтересовался:

– Вы знали потерпевшего?

– Я к нему в гости из Москвы прилетел, – ответил Засоркин и, предугадав следующий вопрос, сам сказал: – Что здесь произошло, не имею ни малейшего понятия. Еще и трех часов не прошло, как я с самолета спустился.

– Избили вашего друга, – кивнув в сторону машины «Скорой помощи», констатировал местный блюститель порядка.

– Это я и сам прекрасно вижу! – зло усмехнулся Засоркин, презрительно глядя на капитана.

Он уже хотел отойти от работника правоохранительных органов, как вдруг, вспомнив, спросил:

– А где Катерина?

– Какая Катерина? – насторожился капитан.

– Племянница его, которая с ним отдыхала.

– Когда мы прибыли, никого тут не было, – немного растерянно ответил милиционер и, пристально посмотрев на Засоркина, спросил: – Может, вы хоть догадываетесь, кто его так отделал?

– Понятия не имею, – отрезал Лев Валентинович и отвернулся, потеряв к работнику местных правоохранительных органов всякий интерес.

Капитана взбесила наглость появившегося неожиданно друга потерпевшего, но опыт ему подсказывал, что цепляться к приезжему не стоит. Узнать все равно ничего не узнаешь, а неприятностей наживешь целую кучу. Поэтому он также демонстративно отвернулся от Засоркина и пошел к машине.

Уже по дороге оперативник понял, что ему внушило мысль о неприятностях: и потерпевший, и его дружок побывали в «академии», и, по всей видимости, неоднократно.

«Вот пусть сам и выясняет, кто и зачем его приятелю калган расшиб!» – зло подумал он, садясь рядом с водителем.

Тем временем Засоркин обратил внимание на то, что больше всего внимания зеваки сосредоточили на молодом человеке с пирсинговым колечком в брови. Тот что-то возмущенно говорил, отчаянно жестикулируя.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное