Михаил Серегин.

Правильно воспитывать детей. Как?

(страница 2 из 21)

скачать книгу бесплатно

Работы для оперативной следственной бригады было больше чем достаточно. Но Павлов уже знал по опыту, что дело закончится ничем. Повисит некоторое время нераскрытым «глухарем» и спокойненько уйдет в архив.

Но работа есть работа! Поэтому еще почти час бригада копалась на месте происшествия. За это время прибыла труповозка, и обгорелые останки человеческих тел увезли в ялтинский морг.

Больше всех недоволен был усатый командир взвода подразделения «Беркут». Недоволен тем, что его потревожили совершенно зря.

ГЛАВА 1

Отгремели громкие бандитские разборки. Жизнь стала более спокойной и вялой. Вместо ковбойских перестрелок в моду вошли заказные убийства, и не только на территории суверенной Украины, но также и в остальных дружественных независимых государствах, некогда образовывавших единый и нерушимый могучий союз.

Та разборка в Ливадии, последствия которой столь старательно разгребала опергруппа капитана Павлова, давно уже была забыта как правоохранительными органами, так и местным населением. Да это и неудивительно, ведь с тех пор прошло семь лет, и многое в жизни переменилось. Только останки винокурни, так и не отстроенной заново за полной ненадобностью, напоминали, что некогда тут разгорелся жестокий бой.

Неизменным оставалось только ласковое Черное море. И летом в бывшую всесоюзную здравницу, как и раньше, съезжается масса желающих загореть, поплескаться в лазурных водах – словом, отдохнуть на все деньги и на полную катушку. Хотя в последнее время у крутых в моде все больше Канары, Мальдивы и другие известные зарубежные курорты, но и побережье Черного моря в курортный сезон отнюдь не пустует.

Ялта, как и любой другой курортный город Крыма, с начала лета и до конца сентября переживает наплыв отдыхающих. С их прибытием жизнь заметно оживает. Что и говорить, ведь они – главный источник дохода.

«Интурист-Ялта» – одна из лучших гостиниц на Южном побережье Крыма. В разгар сезона свободных мест в ней практически не бывает. На пляже при гостинице их не бывает тоже, особенно в утренние часы.

Отдыхающие лежат на шезлонгах, махровых простынях. Некоторые, выскакивая из воды, падают прямо на раскаленную гальку, подставляя жаркому солнцу мокрую спину.

Среди многочисленных отдыхающих в то утро находилась одна весьма необычная парочка.

На шезлонге, подставив широкую спину солнечным лучам, лежал мужчина лет сорока пяти. Все его тело густо покрывали татуировки. Чего только не запечатлел неизвестный художник: и церковный храм, и зажженные свечи, и оскал тигра на плече. Создавалось впечатление, что на теле этого человека больше синего тона, чем обычной кожи.

Человек, разбирающийся в «росписи», с уважением мог бы сказать, что обладатель столь роскошных татуировок в определенных кругах должен пользоваться большим авторитетом.

Так оно и было на самом деле. Человек с расписанным плечистым телом, жесткими черными волосами на голове, подсеребренными сединой у висков, и суровым, пронзительным взглядом серых глаз звался Григорием Ивановичем Рублевым.

В своих кругах его знали больше под кличкой Гриша Крытый. Второе имя свое он получил за то, что отбухал изрядное количество лет на зоне особого режима, на жаргоне именуемой «крыткой». По своему статусу Григорий был положенцем – то есть реальным кандидатом в воры в законе.

Рядом с ним на такой же шезлонг только что шлепнулась молодая девушка, вернее, почти еще девочка, если судить по реальному возрасту, а не по внешности. Катерине только исполнилось пятнадцать, но выглядела она вполне сформировавшейся девицей. Григорий, последнее время размышляя о своей внучатой племяннице, справедливо отметил, что статью она пошла в мать. Та также рано налилась формами, и уже в пятнадцать парни на нее смотрели как на потенциальную невесту.

Григорий покосился на девушку, тело которой было покрыто каплями морской воды, и подумал: «Скоро девчонке от женихов отбоя не будет, а ей ведь всего пятнадцать! Еще учиться два года».

Катерина лениво жмурилась на солнце, подставляя смазливое личико его лучам. Затем она перевернулась на живот и поинтересовалась:

– Дядя Гриша, а ты чего купаться не идешь?

– Пока не хочу, – коротко ответил Григорий.

Катерина внимательно посмотрела ему в лицо и поняла, что тот размышляет о чем-то своем. Чтобы не беспокоить, Катя не стала задавать больше вопросов и, легко вздохнув, положила голову на руки и закрыла глаза.

Григорий привез Катюшу, которую любил без меры, на курорт отдохнуть от недавних событий, чередой развернувшихся в его родном городе. Девушке тоже досталось не на шутку. Несколько дней она была заложницей в руках двух ублюдков, и не подоспей Крытый с верным корешем вовремя, еще неизвестно, чем бы все закончилось! Слава богу, все обошлось, если не считать того, что Рублев в борьбе за свое право быть «смотрящим» в небольшом городке Веселогорске, расположенном не так далеко от Санкт-Петербурга, потерял почти всех своих друзей!

После очередной отсидки Крытый вернулся в город, в котором не был уже очень давно. Еще на зоне на воровском сходняке серьезные люди порешили, что быть ему «смотрящим» в родном городе. Однако перед этим долгое время пришлось наводить порядок. Город держал беспредельщик по имени Джафар, и свою власть отдавать просто так он не собирался. К тому же местный начальник ОБОПа, как оказалось, на этот счет имел собственные планы. Разыгралась самая настоящая война, в результате которой Крытый вышел победителем. В общем, все закончилось достаточно благополучно, и Григорий решил на время увезти Катерину из Веселогорска. На югах побывать он хотел давно. Причем не по делам, как это случалось обычно, а просто в качестве отдыхающего.

Как только он утряс все неприятности и передал на время бразды правления своему корешу Лысому, благодаря которому в основном и сумел разрулить сложную ситуацию в родном городе, Крытый с племянницей махнул в Питер. Оттуда, не задерживаясь, самолетом в Симферополь.

Сейчас, растянувшись на шезлонге и подставив утренним лучам синюю трехглавую церковь на спине, он лениво думал о своем.

«Почему Лева застрял в московской пыли? Денег, наверное, всех никак не соберет? Жадный стал до крайности! Бизнесмен! – думал он о своем приятеле, обещавшем прикатить в Ялту на днях. – Отбухал офис на Тверской что твой дворец, и все ему мало! Как насос лавье качает, даже отдохнуть от забот некогда!»

Эта странная парочка обращала на себя всеобщее внимание. Если на Григория люди поглядывали по-разному, кто со страхом, кто с презрением, а кто и с искренним уважением, то на Катерину с нескрываемым удовольствием бросил хотя бы короткий взгляд почти каждый из мужчин, расслаблявшихся на пляже.

Вот и сейчас группа парней застыла у воды и, негромко разговаривая между собой, откровенно глядела в сторону юной девы.

– Димыч, смотри какая телка! – Парень лет двадцати с осветленными короткими волосами слегка толкнул своего приятеля локтем в бок. – Слабо тебе закадрить?

– Ты видишь, какой дядя с ней рядом лежит? – лениво ответил Димыч и сплюнул себе под ноги, явно рисуясь перед приятелями. – Хотя… нужно уметь со всеми находить общий язык! На то я и «гомо сапиенс», то бишь человек разумный! А девушка действительно хороша. – Картинно подперев подбородок указательным пальцем, парень изобразил на своем смазливом лице глубокую задумчивость.

Приятели с интересом наблюдали за Димычем. Он был неоспоримым лидером в компании, недавно проколол правую бровь и повесил в нее колечко. Никто больше не рискнул так «украсить» свое лицо. А Димыч смог! И вообще, он старался всегда и во всем переплюнуть своих приятелей. Вот и сейчас, нарисовавшись вдоволь, он разбитной походкой направился к шезлонгам, на которых загорали Крытый и его племянница.

– Доброе утро, мадемуазель, – присаживаясь на корточки возле Катерины, начал он. – Говорил ли вам кто-нибудь сегодня…

– Говорил ли кто-нибудь тебе, сынок, – даже не повернув головы в его сторону, перебил Крытый, – что канать отсюда пора?

Катерина как заправская кокетка лениво приоткрыла прищуренные от солнца глаза и глянула на паренька, с явным интересом ожидая его ответа дяде Грише.

– Извините за беспокойство… – подчеркнуто вежливым тоном обратился парень к Рублеву, но Крытый даже не дал ему договорить.

– Слушай, голубь, не зли меня! – с плохо скрываемым раздражением процедил он. – Если тебе бикса нужна, то чаль в другое место. Моя племянница еще в школу ходит!

Изобразив на лице искреннее сожаление и даже огорченно вздохнув для видимости, Димыч поднялся и лениво пошлепал в обратном направлении. Приятели, с интересом наблюдавшие за демаршем своего друга, поняли, что расклад получился не по его сценарию. Теперь они ехидно поглядывали на Димыча и ждали, что он скажет по поводу столь очевидного поражения.

– Увы, увы! – состроив убитую горем мину, выдохнул паяц. – Дама оказалась слишком юной для пылкой любви!

– А на вид и не скажешь, – косясь в сторону шезлонгов, занимаемых живописной парочкой, задумчиво протянул парень с осветленными волосами. Он единственный из всей компании позволял себе иногда бросать открытый вызов лидерству Димыча.

– В школу ходит. Если хочешь проверить, ступай потолкуй с ее дядечкой! Сердечный до одурения мужик! А уж какой приветливый! – стараясь скрыть смущение, иронично усмехнулся Димыч и тут же предложил: – Погнали лучше в парк, там телок валом! – И, не сомневаясь, что его поддержат остальные, пошел по берегу в нужном направлении.

Вскоре вся компания покинула пляжный берег.

* * *

– Ты не сердишься на меня за то, что я этого папуаса отшил? – полюбопытствовал Григорий у племянницы, когда неожиданный ухажер удалился.

– Да нет, – пожала плечами Катя, но по личику ее все же проскользнула легкая тень разочарования.

«Скучно ей тут одной без сверстников! А что я? Она мне даже не в дочки, а чуть ли не во внучки годится! Пенек трухлявый!» – внимательно наблюдая за реакцией девушки, обругал себя Крытый.

Неожиданно зазвонил мобильный. Григорий включил связь, приложил трубку к уху и услышал знакомый голос:

– Привет из столицы.

– Привет с моря, – усмехнулся Крытый. – Не надоело тебе там в пылище торчать? Лева, ты когда привалишь сюда? Я уже заждался!

– Пока не могу, Григорий, кругом дела, и все срочные. Навалилось все скопом. Вот разгребу и через пару дней махну к вам! Такую гулянку закатим! Снимем частную яхту и поплывем вдоль побережья! Обещаю!

– Ну, если ты обещаешь, то так оно и будет!

Григорий, слушавший восторженный голос старого кореша, невольно отметил фальшивые нотки в его интонации. Обладая феноменальной способностью чувствовать ситуацию и угадывать по малейшему изменению тона, говорит собеседник правду или нет, Крытый сразу понял, что Леву задерживает не простая текучка повседневных дел, а что-то куда более серьезное. Однако с лишними расспросами он приставать не стал, у каждого есть право самому решать свои проблемы. Засоркин не маленький мальчик, если захочет поделиться – сам скажет.

Со Львом Валентиновичем Засоркиным Крытый познакомился там же, где и с большинством своих корешей, разбросанных по всей стране, – на зоне.

– Плюнь ты на свои дела! – добродушно посоветовал Крытый. – Всех денег все равно никогда не заработаешь! У тебя и так мешков уже не хватает, чтобы баксы паковать.

– Рад бы плюнуть, но на пару деньков еще придется задержаться, – с очевидной досадой отозвался собеседник.

Григорий отметил про себя, что Лева действительно искренне расстроен тем, что никак не может приехать раньше.

– Что же, – решил он подвести итог разговору, – как сможешь, так и приедешь. Мы еще недельку здесь точно проторчим, а там решим, что делать дальше!

– До встречи, – отозвался Лева и отключил связь.

Григорий тоже выключил аппарат и спрятал его в карман лежащих рядом летних брюк. Весело прищурившись, он глянул на Катерину и предложил:

– Не пора ли нам, барышня, топать до хаты? Что-то окрошки холодненькой захотелось!

– Мне тоже! – созналась девочка.

Катерина поднялась с шезлонга и быстро надела свое платьице. Григорий тоже не заставил себя долго ждать, и вскоре дядя и племянница покинули пляж. Поднявшись по каменной лестнице, они направились в сторону Поликуровского холма, где Крытый снимал не лезущий в глаза, но довольно уютный двухэтажный домик. Очаровательное строение просто утопало в густых зарослях, скрывавших его от посторонних глаз. Даже небольшой балкончик второго этажа обвивала глициния. Именно это и понравилось Катерине. Да и сам Крытый за годы своей нелегкой жизни привык к тому, чтобы место его обитания как можно меньше бросалось в глаза. В общем, дом им обоим понравился. С меблировкой и удобствами тоже было все в порядке. Григорий, не торгуясь, заплатил хозяину требуемую сумму, и все остались премного довольны.

Крытый и Катерина шли, оживленно разговаривая и совершенно не обращая внимания на паренька с колечком в брови. Теперь он был один. Его похотливый взгляд еще долго прожигал спину девушки.

ГЛАВА 2

Поликуровский холм, как и весь черноморский город Ялта, летом купался в солнце и зелени. Казалось, что в это время года у природы в запасе осталось только три цвета: голубой, желтый и зеленый. Небо было выкрашено в голубой цвет; яркая сочная листва дышала живым насыщенным зеленым; и все это обильно поливалось сверху лучами желтого солнца. Только одно море вмещало в себя целую гамму цветов и оттенков в зависимости от настроения.

Главной достопримечательностью Поликуровского холма была церковь Иоанна Златоуста. Ее колокольня с позолоченным куполом виднелась со всей прибрежной части города. Саму церковь отстроили совсем недавно на месте старой, некогда разрушенной, от которой оставался только фундамент. На этом самом фундаменте и возвели новое строение.

На город медленно и неуклонно опускалась ночь, напоенная прохладой и свежестью соленого морского бриза. Приютившиеся рядом с церковью двух– и трехэтажные домишки тихо засыпали, впрочем, как и весь город.

Неожиданно вдалеке послышался звук движущегося автомобиля. Вскоре включенные фары осветили фасад здания, но тут же погасли – водитель остановил машину.

Сторож, дремавший в своей сторожке, слышал звуки, но не придал им особого значения. Он лишь на секунду поднял голову и тут же, вновь опустив ее на грудь, продолжил мирно кемарить. Единственное, на что стоило обращать внимание, по мнению сторожа, это хулиганистые юнцы и собаки. Машина никоим образом не связывалась в его представлении ни с теми, ни другими.

Машиной, подкатившей к церковной ограде, оказался серый «Форд». Судя по номерам, регистрировался он далеко от Крыма. В салоне находились четверо мужчин. Лица всей группы скрывали черные маски с прорезями для рта, носа и глаз.

Едва машина остановилась, сидевший на переднем сиденье рядом с водителем человек повернулся назад и высоким, чуть хрипловатым голосом приказал:

– Клоун, остаешься за рулем. Тайсон – к сторожке. Цыган – со мной.

Распорядившись таким образом, человек открыл дверцу.

Остальные, не задав ни единого вопроса, последовали за ним, кроме водителя Клоуна, оставшегося, как и было приказано, в машине.

Тщательно отработанным движением вожак буквально перелетел через церковную ограду. Свободный спортивный костюм нисколько не сковывал движения. Его помощники слегка задержались, но потом тоже довольно быстро взяли препятствие. Один из них, плечистый коротышка с погонялом Тайсон, разлапистой походкой потрусил к сторожке. Он осторожно потянул на себя незапертую дверь и скользнул внутрь. Не успевший даже проморгаться сторож от короткого удара в челюсть полетел со стула в угол. Тайсон поднял его за грудки левой рукой и нанес удар в голову. Старик, не издав ни звука, потерял сознание.

Коротышка посмотрел на свою немощную жертву и, сплюнув на пол, поспешил вернуться к остальным. Те не теряли времени даром. Цыган в это время возился с замком на дверях церкви.

– Есть! – наконец просипел он, открывая двери.

Предводитель ступил в церковь первым. Все трое как по команде достали небольшие, но мощные фонарики.

Три луча света, прыгая по стенам, выхватывали суровые лики святых, изображенных на иконах. Казалось, святые спрашивали пришедших: «Что вам тут надо, святотатцы?! Остановитесь, пока не поздно!»

Тайсон поначалу робел и боялся брать церковную утварь в руки. Ему казалось, что божественное, освещенное святой верой людей церковное добро должно непременно обжечь преступные ладони. Но старший шикнул на него, и Тайсон сначала робко, затем торопливо стал запихивать в мешки все, что попадалось. Иконы цеплялись углами за края мешка, словно сопротивляясь грабителю, отчего Тайсон все больше и больше злился.

Деловито собирая в холщовые мешки иконы, вожак грабителей остановился около небольшого четырехугольного предмета. Предмет был выполнен из серебра, это понятно было сразу. Помещен в глубокий короб со стеклянной крышкой. Главарь размышлял недолго. Резко ударив кулаком сверху, он разбил стекло, достал серебряную вещь и, повертев загадочную коробочку в руках, небрежно кинул ее в мешок к остальному украденному добру.

– Атас! – прорезался вдруг возбужденный крик грабителя по кличке Цыган.

Тут и все остальные услышали приближающийся вой милицейской «канарейки».

Не задерживаясь дольше, грабители побежали к выходу. Первым из церкви выскочил главарь.

– Откуда менты взялись? – успел спросить у Цыгана Тайсон.

– Сигналка сработала, – коротко ответил тот.

– Стоять на месте! – раздался крик со стороны, противоположной той, где грабителей ожидала машина.

Главный, не задумываясь, выхватил пистолет и выстрелил на голос. Послышался вскрик, стон, затем темноту прорезал отборный мат и грохнули подряд два ответных выстрела.

Главарь быстро отпрянул за угол и зашипел от боли и злости – пуля блюстителя закона попала ему в предплечье. К счастью для грабителя, ранение оказалось поверхностным. Он несколько раз глубоко вздохнул, приводя дыхание в норму, и осторожно выглянул из-за угла. Его подельники вместо того чтобы прийти на помощь своему товарищу, спрятались внутри церкви.

Главарь тем временем успел рассмотреть, как толстоватый дядечка неуклюже перелезает через ограду и тяжело шлепает в его сторону, совершенно игнорируя при этом взломанные и распахнутые настежь двери церкви. Очевидно, милиционер по простоте своей посчитал, что грабитель один. А поскольку бандит скрылся за углом, работник право-охранительных органов не мудрствуя лукаво побежал за ним.

Преследователь, судя по изрыгаемым им ругательствам, был страшно зол на бандюгана. И неудивительно, ведь главарь грабителей несколько секунд назад, сам того не подозревая, одним выстрелом уложил напарника толстого милиционера наповал.

Главарь, отпрянув за угол, прислонился спиной к стене и стянул с головы черную маску…

… Золотые волосы разметались по плечам. Большие голубые глаза под густыми ресницами, чуть приоткрытые алые губы, правильные черты лица – словом, предводитель грабителей оказался женщиной. Женщиной! Да еще какой! Встретив такую блондинку в вечернем платье, ни один мужчина просто так не пройдет мимо, не проводив ее восхищенным взглядом.

Тряхнув еще раз золотистой гривой волос, она медленно согнула руки в локтях, перенося тяжесть тела на отставленную назад ногу. Такая стойка в карате-до называется «кокуцу-дачи» и считается очень удобной для атаки противника выставленной вперед ногой.

Так все и произошло. Едва запыхавшийся милиционер показался из-за угла, как правая нога блондинки молниеносно взлетела высоко вверх.

Удар был настолько резок и силен, что толстяк даже не успел сообразить, что же такое с ним случилось. Его безжалостно швырнуло назад, и он оказался лежащим на спине, раскинув в разные стороны руки. Табельное оружие милиционера, выпав из рук хозяина, негромко стукнуло в темноте об асфальт. Хрупкая блондинка, оказавшаяся столь грозной на поверку, в мгновение ока оказалась рядом со своим противником. Ее кулаки были сжаты и готовы к действию. Издай ее враг хоть один только стон или сделай малейшее движение, она бы наверняка нанесла ему второй удар и, как знать, может быть, последний в его жизни.

Но неуклюжий страж порядка находился в глубоком нокауте, и посему златовласая пантера в человеческом обличье, понаблюдав за ним несколько секунд, наконец расслабилась и отвернулась.

Женщина прислушалась. Во дворе было тихо, ни звука не доносилось и из самой церкви. Поняв, что пока ей ничто не угрожает, блондинка решительной походкой направилась к дверям собора.

К тому времени Цыган, а следом за ним Тайсон покинули свое укрытие и вышли во двор, держа оружие наготове и тревожно озираясь по сторонам.

– Быстро добро хватайте и на выход! – презрительно глянув в сторону мужчин, коротко распорядилась блондинка.

Так же легко и грациозно, как и в первый раз, несмотря на ранение, она перемахнула через ограду и бесшумно приземлилась, легко спружинив на полусогнутых ногах.

Вскоре показались и ее подельники. Блондинка приняла от них по очереди мешки с краденым. Водитель «Форда», увидев своего главаря, поспешил ей на помощь.

Погрузив все похищенное в багажник, бандиты уселись в салон, «Форд» резко сорвался с места и понесся по темным улицам города.

* * *

Засоркин Лев Валентинович пользовался заслуженным авторитетом у коллег. Профессия у него была нередкая для нашего времени, но, пожалуй, самая престижная – Засоркин делал деньги, то есть был бизнесменом. Причем бизнесменом весьма крупным. Окна его кабинета, по размерам больше напоминающего хоккейную площадку в ледовом дворце, выходили на Тверскую. Льва Валентиновича знали не только в Москве, Питере да и вообще в России, но и далеко за рубежом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное