Михаил Серегин.

Последняя стрелка

(страница 5 из 28)

скачать книгу бесплатно

Пока Вольцев говорил, Владимир едва сдерживал растущее раздражение. Этот столичный боров не просто предостерег его от неосторожных шагов. Он угрожал. Это и ежу было ясно. Полунин с трудом сдержался, чтобы не врезать по носу зарвавшемуся чинуше.

– Я учту ваши пожелания, – сухо проговорил он и, не сказав больше ни слова, направился к выходу.

Полунин еще не успел дойти до входа в гардероб, как в банкетном зале снова началось оживление, причиной которого был, естественно, московский гость. Владимир усмехнулся, подумав о том, насколько ущербны те, кто лижет задницы высокопоставленным чиновникам в надежде получить хоть крошку от праздничного пирога.

Они как дикие звери, выросшие в неволе, неспособны добывать себе пропитание. Им просто не прожить без хозяина. Без приказов сверху они растеряются, и беспощадный город проглотит их. Так и доживут эти прихлебатели до конца своих дней – сытые, но в неволе.

Секретарша Полунина тоже поднялась из-за стола и догнала Владимира уже возле гардероба. В этой компании она чувствовала себя вполне уютно и была раздосадована, что приходится покидать праздник в самый разгар веселья. И хотя Полунин ее с собой не звал, она посчитала неудобным оставаться на банкете после ухода босса.

– Леночка, не торопитесь. Можете еще повеселиться. Вы мне сегодня не понадобитесь, – остановил ее Полунин и увидел, как у девушки радостно заблестели глаза. Не каждый день удается так хорошо погулять на дармовщинку!

– Кстати, попросите, пожалуйста, водителя через полчасика перегнать машину ко мне домой, – добавил Полунин, надевая пальто. – Вот ключи. Если меня не будет, пусть отдаст их жене. К тому времени она уже должна вернуться.

От воспоминания о Светлане к горлу подступил комок горечи. События, произошедшие с ним после утреннего происшествия, вытеснили утренний эпизод из памяти. Полунин утешал себя тем, что ничего особенного в визите его друга к Светлане нет. Однако обстоятельства, при которых произошел инцидент, вызвали в душе Полунина чувство боли и тревоги.

Владимир не был уверен в том, что жена действительно разговаривала по телефону с подружкой. Может быть, так оно и было, но из-за того, что Светлана была взволнованна, узнав о том, что Полунин задержится дома, а затем попросила его отвезти Антона в школу, в душе Полунина поселились сомнения. Он гнал их, но они не уходили.

Владимиру стало не по себе. Он посмотрел вслед секретарше, танцующей походкой направляющейся к одному из столиков, подождал секунду, пока она передаст ключи водителю, и направился к выходу. Милиционеры у дверей расступились, пропуская его, но сейчас в их дружелюбных улыбках Полунину почудилось что-то зловещее. Будто они только того и ждали, чтобы воткнуть нож ему в спину. Владимир покачал головой.

– У тебя начинается паранойя, Полунин! – поставил Владимир себе диагноз и вышел на мороз, закрыв за собой стеклянную дверь.

Виталий и Батон ждали его в джипе. Фиксатый сидел на месте водителя, а Батон забился в угол на заднем сиденье.

Оба молчали. И Полунин почувствовал, что натянутость в отношениях между этими двумя не исчезла. Они просто выполняли его приказ и поэтому сдерживались. Иначе Фиксатый стал бы ломать Батону кости, а тот орать, призывая на помощь.

– Заводи машину! – скомандовал Владимир, захлопывая дверцу. – Поедем в автомастерскую к Шакирычу. Там и поговорим.

– А мне что там делать? – завопил Батон. – Я тут при чем, в натуре? Меня Колян попросил передать тебе, Иваныч, о наезде, а больше я ничего не знаю. И ментов мне Фиксатый зря шьет.

– Заткнись, – устало перебил его Полунин, дернув за руку Виталия, собиравшегося развернуться к Батону. – Вот приедем в автомастерскую, там во всем разберемся. Чего ты штаны обмочил? Тебя же не в камеру пыток везут.

– А хрен вас знает! – буркнул себе под нос Батон, но и потом всю дорогу молчал.

Шакирыч, как обычно, встретил приехавших в брезентовой спецовке, заляпанной красками и маслом, и вязаной шапочке, натянутой почти на глаза. Перед тем как подать Полунину руку, он долго вытирал ее ветошью. Да и после этой процедуры протянул не ладонь, а кисть.

– Здорово, Иваныч! – пробасил двухметровый, уже постаревший великан. – Каким ветром? Я, признаться, уже забыл, как ты выглядишь.

– А ты к телефону почаще подходи, – усмехнулся Владимир. – Или секретаршу посади. А то ведь тебя не найдешь.

Полунин уже который раз говорил эти слова другу. Рамазанов терпеть не мог телефоны и секретарш. Телефоны считал атрибутом ленивых, а секретарш – бесполезным украшением офиса, ни за что получающим жалованье.

Владимир несколько раз пытался доказать Шакирычу, что он не прав, но старого брюзгу переубедить было трудно. Так же трудно, как заставить Рамазанова носить костюмы, соответствующие должности директора довольно крупной автомастерской, и не копаться в моторах машин, подобно простому механику. Шакирыч оставался непреклонен.

«Вот руки у меня откажут, тогда и буду в кабинетах штаны протирать!» – твердил он всякий раз, и спор на этом заканчивался. То же самое было и сегодня.

– Секретарши вам, молодым, нужны, чтобы было за что подержаться, когда жена далеко, – пробасил Рамазанов в ответ на реплику Владимира. – А у меня, у старого, гаечный ключ уже на них не стоит! Правда, Виталик? – Шакирыч так хлопнул крепкого братка по плечу, что тот едва не сел на пятую точку.

– Да ну тебя к ядреной матери с твоими шуточками, в натуре! – отмахнулся от него Фиксатый. – Проблемы у нас. А то мне делать больше нечего, кроме как с тобой тут махаловку устраивать!

– Что случилось? – Рамазанов настороженно посмотрел на Владимира.

– Пойдем в офис. Там все и выясним, – пожал плечами Полунин и направился в кабинет директора, расположенный на втором этаже, прямо над мастерскими.

Кабинет выглядел жутко. В нем ничего не было, кроме обшарпанного стола, таких же обшарпанных стульев, пары шкафов да старого громоздкого сейфа, в котором хранилась всякая ерунда вроде набора гаечных ключей, недопитой бутылки водки и старой потрепанной кожаной папки для бумаг, положенной туда Полуниным еще лет пять тому назад. В целом кабинет Рамазанова больше походил на каморку прораба в доперестроечные времена, чем на офис преуспевающего бизнесмена.

Полунин бывал здесь часто и давно привык к окружающей обстановке. Однако Батон и Виталий оказались здесь впервые и буквально ошалели от увиденного.

– Это что, Шакирыч, в натуре, твой офис? – выпучил глаза Фиксатый. – Ты че, типа нищий? Отделать его конкретно не можешь? Вот те хрен!

– А оно мне нужно? – равнодушно проговорил Рамазанов, смахнув ладонью пыль со стула. – Я тут раз в год бываю, и то по обещанию. Вон в бухгалтерии бабы попросили, я им мягкую мебель купил. А тут и так сойдет.

– Ну, как знаешь, – хмыкнул Фиксатый, с опаской опустившись на стул, предварительно постелив на сиденье старую пожелтевшую газету.

– А это ты зря, – покачал головой Шакирыч, ткнув заскорузлым пальцем в газету. – Я в ней болты, маслом машинным перемазанные, сюда приносил.

Виталий вскочил со стула так, будто ему подложили парочку каленых кнопок, и принялся вертеться по кабинету, пытаясь рассмотреть тыл своих белых спортивных штанов. Рамазанов, глядя на него, добродушно расхохотался. Фиксатый удивленно уставился на него.

– Да пошутил я, – сказал Шакирыч. – Какой же дурак болты в кабинет прет? Что, им в гараже применения не найдется? Это только у зайца в частушке ширинка на болтах, а у меня с этим делом все в порядке. Жаль, хранить под этой ширинкой нечего. Все отвалилось давно и списано по окончанию срока службы.

Теперь уже рассмеялись все. Напряжение, царившее в компании до этого момента, мгновенно исчезло. Даже взрывной Виталий лишь махнул рукой на Шакирыча и тоже рассмеялся.

– Пенек старый, – фыркнул он. – Перепугал меня, как лоха, в натуре!

– Ладно, Виталий, давай перейдем к делу, – оборвал общий смех Полунин. – Рассказывай, что случилось. Только с самого начала. И без утайки. Иначе я вам помочь не смогу.

– Да чего тут рассказывать? – всплеснул руками Фиксатый, в миг становясь серьезным. – Попался Колян конкретно. Подставили его, как лоха, пока он бычился на весь белый свет и себя пупом земли считал!

Снова усевшись на пожелтевшую газету, закрывшую собой неприглядную поверхность стула, Виталий начал рассказывать. Скрывать он ничего не собирался, поскольку считал, что если кто-нибудь и сможет помочь Батурину, то только Владимир.

Рассказал Фиксатый и о том, что все они считали наезд на фирму Вадима делом рук братков Чугуна, сколотившего новую группировку, но ошиблись, затем о разборке в биллиардной, о поисках таинственных рэкетиров и о том, как взяли Батурина.

– Многого, Седой, я не знаю, – вздохнул Виталий. – Я из клуба отъехал по своим делам буквально на полчаса, а когда возвратился, увидел около дверей конкретную тусовку. Ну, думаю, все, трындец! Разборки, в натуре, начались. Либо Колян этих козлов все-таки вычислил, либо они сами приехали наших валить!

Виталий достал из кармана пачку сигарет, закурил. Руки его снова стали дрожать от волнения. На сей раз Фиксатый устыдился своей слабости и изо всех сил тщетно пытался унять дрожь. Впрочем, кроме Полунина никто этого не заметил. Рамазанов смотрел под стол, а Батон тупо уставился на стену.

– Я сразу, конкретно, по газам! Думаю, сейчас я вам, суки, покажу, кто я такой, – продолжал Фиксатый. – Подъехал поближе, смотрю – а там менты! Ну я сразу и заныкался на другой стороне улицы. Ты не думай, Седой, я не трус! Но если бы и меня замели, кто, в натуре, пацанам бы помог?

– Никто тебя трусом и не считает, – успокоил его Полунин и посмотрел на Батона. – Теперь тебя послушаем.

– А че меня слушать? – подскочил тот на стуле. – Я дома с телкой отвисал. «Шампунь» там, конфеты, все дела, и тут звонок на трубку. Я, чтобы перед бабой порисоваться, отвечаю, что велел меня не беспокоить. А на том конце – Колян! И голос у него такой странный, что я чуть, в натуре, с дивана не свалился. Он мне говорит, чтобы я мчался к тебе, Иваныч, что на него наехали, и тут связь оборвалась. Я давай его номер набирать, а там никто не отвечает. Ну, думаю, конец Коляну!..

– Хватит трындеть, как баба на базаре! – перебил его Рамазанов. – Тебе-то он с какого хрена позвонил?

– Да я почем знаю? – Батон резко обернулся в сторону Шакирыча и замер.

– А, блин, понял! – он хлопнул себя по лбу. – Я же в клуб телок постоянно привожу, когда там гулянки бывают. Колян специально мой номер на кнопку повесил, чтобы долго набирать не приходилось. Вот и нажал, наверное, первую попавшуюся, потому что времени не было. Она оказалась моей!

Батон, наверное, продолжал бы говорить еще полчаса, если бы Полунин не оборвал его. Он пнул ногой ножку стула, на котором сидел Батон, и тот, вздрогнув, немедленно заткнулся. Владимир, усмехнувшись, посмотрел на него.

– Ладно, хватит. С тобой все ясно, – проговорил Полунин и обернулся к Виталию. – Сам как думаешь, почему менты в клуб нагрянули?

– Да хрен его знает в натуре! – покачал головой Фиксатый. – Скорее всего – из-за стрельбы в биллиардной. Другой причины просто нет. Там Димана замочили, суки. А мы его оставили. Времени не было забирать. Нас, конечно, проверяли, но алиби мы успели сделать железное.

– Почему же все-таки они приехали? – прогудел Рамазанов.

– А потому, что какая-то сука им стуканула про тайник с оружием в клубе! – Виталий хлопнул ладонью по столу и зло посмотрел на Батона. – Че зенки вылупил, урод? Настучал ментам, когда тебе хвост прижали? А теперь горбатого лепишь, истории для идиотов придумываешь?

– Чего ты гонишь?! – завопил Батон, вновь подскочив на стуле. – Ты за базар ответь!

– Молча-ать! – рявкнул Полунин, тыча пальцем в Фиксатого. – Так, значит, Коляна со стволами замели? Вы не охренели, идиоты? Кто после таких дел оружие оставляет?!

– Так в том-то и прикол, Седой, – развел руками Виталий. – Мы оружие из тайника сразу после разборки в другое место перепрятали. К тому же чистое оно. Палил только Буйвол. А с его ствола мы стерли отпечатки и зарыли поглубже.

– Тогда я ничего не понимаю, – сказал Шакирыч. – Чего вы дергаетесь? Если в клубе все чисто, Коляна отпустят через пару часов. Помаринуют на шконке, следак его помучает да и выгонит на хрен.

– Ладно бы одного Коляна, Шакирыч, – Виталий вновь ударил кулаком по столу. – Всех братков, кто в клубе был, менты повязали. Всех до единого! А какого хрена их, в натуре, забирать, если в клубе все чисто? Не знаете? Я вам отвечу! Потому и повязали, что какая-то сука стуканула о разборке в биллиардной!..

– Спокойно, Виталик. – Полунин положил ему руку на плечо. – Сейчас все выясним.

Владимир достал из кармана пальто сотовый телефон и, раздумывая, набрал номер майора Тихоненко, заместителя начальника районного УВД.

Волей-неволей за то время, что прожил в городе, Полунин оброс массой полезных и бесполезных знакомых. Иногда сам Владимир искал знакомства с нужным человеком, рассчитывая использовать его в дальнейшем, бывало, кто-то набивался в друзья к Полунину, желая заполучить в его лице надежного покровителя.

Тихоненко принадлежал к первой категории. Владимир давно искал связи в городской милиции, надеясь получать информацию и поддержку в случае необходимости. И когда казалось, что такие контакты налажены, выяснилось, что те менты, с которыми он познакомился, куплены его злейшим врагом – Сатаровым. Из-за этого Полунин едва не лишился головы.

Это было довольно давно. И с тех пор Владимир стал осторожнее. Однако он прекрасно понимал, что без связей в милиции ему не выжить в этом городе, где после отсидки в зоне оседала масса различных проходимцев, готовых сожрать каждого, вставшего у них на пути, вместе с потрохами.

Полунин тщательно и осторожно изучал каждого мента, имеющего какое-то влияние в этом городе. И в итоге вышел на Тихоненко. Человека не слишком жадного и сохранившего, как это ни странно при его должности, еще какие-то моральные принципы. Владимир купил его, хотя сделал это очень осторожно. Сам Тихоненко понял это, лишь когда полностью оказался в руках Владимира.

Впрочем, Полунин многого от него не требовал и тревожил лишь в случае крайней необходимости. А майор, можно сказать, вообще забыл о Полунине. Между обоими установилось нечто похожее на взаимоуважение, если таковое возможно при подобных обстоятельствах.

Тихоненко ответил на звонок почти сразу. И так же быстро, услышав вопрос Владимира, выдал ему ответ. О том, что произошло в спортивном клубе, знала почти вся городская милиция. И майор был уверен, что слух о самой крупной за всю историю города партии героина, изъятой у Батурина, скоро доползет и до местной прессы. Владимир поблагодарил Тихоненко за информацию и отключил связь.

– Значит, чисто в клубе было, говоришь? – Полунин в упор посмотрел на Фиксатого, напряженно ожидавшего окончания разговора. – А героин там откуда взялся? А, уроды?! Сколько раз вам, сукам, говорил, чтобы с наркотой дела не имели?

– Ты че, Седой, охренел, что ли? – Виталий вытаращил глаза. – Да откуда у нас героин? Колян под страхом смерти запретил этой ерундой маяться. Сам знаешь, что мы даже бухаем редко!

– Знаю! – Теперь пришла очередь Полунина стучать по столу кулаком. – Только вот мой человек говорит, что при обыске в клубе изъято около полукилограмма героина. Что ты на это скажешь?

– Не может быть! – оторопел Фиксатый. – Не было у нас героина. А если менты его нашли, значит, сами и подбросили!

– А зачем? – поинтересовался Шакирыч. – Какой им смысл на Коляна наркоту вешать? И почему именно на него?

– А я откуда знаю, в натуре? – Виталий резко повернулся к Рамазанову. – Может, конечно, и не менты это сделали. Может, кто-то другой, а потом ментам стуканул. Но, бля буду, я эту суку, в натуре, отыщу и за яйца на морозе подвешу!

– В общем, так, – перебил его Владимир. – Хватит лясы точить. Ты, Виталик, вместе с Батоном собираешь братков, которых не замели. Будем разбираться. А ты, Шакирыч, свяжись с блатными. Нужно весточку в предвариловку передать и ответ получить.

– Иваныч, ты же знаешь, что я не хочу больше с этими придурками связываться. Хватит, сыт по горло их повадками, – поморщился Рамазанов. – Может, ты сам к ворам съездишь?

– Нет, к блатным поедешь ты, – отрезал Полунин. – Я отправлюсь в ментовку и постараюсь узнать все поподробнее. – И уже более мягко добавил: – Шакирыч, мне действительно нужна твоя помощь!

– А-а, хрен с тобой, Иваныч, – махнул рукой Рамазанов. – Так я и знал, что ты сам спокойно жить не будешь и мне своей смертью умереть не дашь!

– Спасибо, Шакирыч, – улыбнулся Полунин, поднимаясь со стула. – Ладно, разбегаемся. Пошли, Виталик. Подбросишь меня до дома, а потом поедешь братву собирать. Когда все сделаешь, позвони мне на сотовый. Да, и еще! Не вздумайте соваться в клуб. Найдите для сходняка другое место!

* * *

Полунин ехал через погружавшийся в вечерний полумрак город, раздумывая над событиями уходящего в небытие дня. Он усмехался при мысли о том, как мало нужно человеку, чтобы сломать установившийся размеренный образ жизни. Единственный звонок по телефону о приезде в город заместителя министра топливной промышленности – и все летит в тартарары!

Безмятежности и покоя как не бывало. Беды и неприятности накатывают на тебя, словно волны, одна за другой. А впереди ни лучика надежды.

С утра Полунину позвонила секретарша, сообщив, что его рабочий график меняется. Светлана повела себя странно, заставив Полунина задуматься о том, что он уделяет мало внимания семье. Потом неожиданно в его квартире появился Славка Болдин, лучший друг, открывший дверь собственным ключом. И, наконец, выясняется, что еще одного друга – Кольку Батурина – арестовали менты.

Но и на этом неприятности не кончились. Едва Полунин переступил порог квартиры, как Светлана устремилась к нему с решительным видом и заявила, что своими подозрениями он ее оскорбил.

– Я понимаю, ты не можешь доверять женщине, которую знаешь без году неделю, – говорила она. – Но Слава твой лучший друг! Выходит, ты и ему не доверяешь?

Полунин не стал вступать в дискуссию, сказал, что сейчас не время для подобного разговора и лучше отложить его до вечера. Однако и такой поворот событий Светлану оскорбил. Она начала обвинять мужа в том, что проблемы семьи его волнуют меньше, чем работа. И Владимиру, чтобы окончательно не разругаться с женой, оставалось только уйти из дома.

То ли из-за ссоры со Светланой, то ли из-за плохого освещения улиц, но Полунину вдруг показалось, что мир вокруг него изменился. Город стал неузнаваем, превратившись в огромного хищного зверя, который подстерегал его, чтобы сожрать. И Владимиру вдруг захотелось увидеть того самого воробья, который утром залетел в форточку, а потом исчез. Вместе с ним исчезло спокойствие.

– Молодец, Полунин! – похвалил себя Владимир, удивляясь собственным мыслям. – Теперь тебе осталось начать писать стихи!

Полунин остановил машину возле районного УВД. Еще в кабинете у Шакирыча Владимир решил, к кому пойдет, чтобы выяснить подробности по делу Батурина. Разыскивать следователя, который этим делом занимался, было бессмысленно. Тот либо ничего не скажет, либо отделается общими словами. А Владимира это не устраивало. И, поскольку даже Тихоненко не знал всего, следовало идти прежде всего к начальнику УВД подполковнику Исаеву, что Полунин и сделал.

Исаев, так же как и Полунин, не был уроженцем этого города. Он приехал сюда около двадцати лет назад, уже в чине капитана милиции. Поначалу все в его карьере шло гладко, но потом он чем-то не угодил начальству, и его продвижение по службе приостановилось. И лишь несколько лет назад, после громкого скандала вокруг «Нефтьоргсинтеза» и смещения всего руководства УВД, Исаев занял в милиции главенствующую позицию.

Подполковник встретил Полунина суховато. Что, впрочем, и полагалось ему по чину. Когда Владимир вошел в его просторный кабинет, Исаев сидел в кресле у окна и беседовал с капитаном Стрельцовым. Полунин сдержанно поздоровался с обоими и опустился на стул по левую руку от Исаева.

– Семен Тихонович, я к вам по личному вопросу, – без обиняков заявил Владимир. – Меня интересуют подробности ареста Батурина.

– А почему, Владимир Иванович, вы решили, что я вам о них расскажу? – прищурился подполковник.

– А потому, что я располагаю некоторой информацией, способной помочь следствию, – спокойно ответил Полунин. – Но вам я предоставлю ее только в обмен на интересующие меня сведения.

– А вы не боитесь, что я привлеку вас к ответственности за подобное предложение? – полюбопытствовал Исаев.

– Не боюсь, – с улыбкой ответил Полунин, – поскольку всегда могу сказать, что пошутил. И давайте, Семен Тихонович, не будем играть в такие игры. Угрозами меня не запугать. Вы же знаете.

– Знаем, Владимир Иванович, – ехидно улыбаясь, встрял в разговор капитан Стрельцов. – Вас все достаточно хорошо знают. А уж милиция тем более!..

– Помолчите, капитан! – осадил подчиненного Исаев и, взглянув на Полунина, с расстановкой проговорил: – Владимир Иванович, имеющаяся у вас информация меня мало интересует. У меня и своей достаточно. А вам бы я настоятельно посоветовал держаться подальше от этого дела. А теперь оставьте нас.

Полунин усмехнулся и встал. Несколько секунд он смотрел прямо в глаза Исаеву, надеясь прочитать в них хоть что-то, способное пролить свет на происходящее, но взгляд подполковника оставался непроницаемым и бесстрастным. И Владимир понял, что толку он здесь не добьется. Но прежде чем покинуть кабинет, Полунин бросил на Стрельцова испепеляющий взгляд.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное