Михаил Серегин.

Последняя стрелка

(страница 4 из 28)

скачать книгу бесплатно

Заляпанный грязью джип и серебристая «БМВ», визжа тормозами, подкатили прямо к биллиардной, на ходу распахнув дверцы, из которых выскочили Диман и Буйвол. И лишь когда машины окончательно остановились, из их комфортного нутра выбрались Батурин и Фиксатый.

Дмитрий мощным пинком распахнул дверь и, выхватив пистолет, ворвался внутрь. Следом за ним в фойе вбежал Буйвол. Пока один из охранников у дверей удивленно смотрел в тусклый зрачок пистолета Макарова, направленного Дмитрием ему в лоб, Буйвол мощным ударом свалил на пол второго и блокировал дверь, ведущую в игровой зал.

– Лежать, суки! – прошипел Дмитрий и посторонился, пропуская внутрь Батурина с Фиксатым. – Колян, тут чисто. Можем двигаться дальше.

Батурин кивнул и пошел к игровому залу, даже не взглянув на поверженных охранников. Пусть Дмитрий и Буйвол с ними разбираются. А Батурину до них не было никакого дела. Не было до тех пор, пока не прогремел выстрел.

В тесном помещении он прозвучал так, что едва не лопнули барабанные перепонки. Батурин инстинктивно пригнулся, в носу защекотало от порохового дыма. Он уже хотел лечь на пол, но, обернувшись, застыл с открытым ртом, когда увидел, что это стрелял Буйвол, проделав во лбу одного из охранников черно-красную дырку.

– Ты, в натуре, охренел, урод? – только и смог вымолвить Батурин, глядя, как расплывается на полу кровавое пятно – Ты что натворил, сука?

– Он тебя пришить хотел, – осклабился Буйвол, отшвырнув ногой в сторону старенький «ТТ». – Я и глазом моргнуть не успел, как этот козел его из кармана выхватил. Едва выстрелить успел, чтобы тебя, дурака, спасти, а ты еще орешь на меня.

– Ладно, потом разберемся! – прорычал Николай. – Быстро все за мной. Надо Чугуна застать врасплох, пока он не успел сообразить, что к чему.

– А с этим что делать? – Буйвол пнул ногой второго охранника, зажмурившего от страха глаза и тихонько поскуливавшего. – Мочить? А то заложит ментам.

– Я тебе замочу, баран! – рявкнул Батурин, рывком открыв дверь в игровой зал. – Дай ему по черепу, чтобы отключился, и держи дверь. Диман, Виталик, за мной!

В игровом зале было шестеро мужчин и две девушки. В фойе все произошло настолько быстро, что они ничего не поняли. И лишь когда в зал ворвались трое вооруженных мужчин, смысл происходящего стал ясен как дважды два – началась разборка!

Увидев пистолеты в руках у вошедших, девушки завизжали и попятились к стене, а мужчины остались стоять посреди комнаты. Среди них было четверо братков Чугуна, но ни один не попытался достать оружие. Возможно, его у них просто не было.

– На пол, суки! – заорал Диман и выстрелил в потолок. – Все на пол, живо!

Звук рикошета от пули, угодившей в металлическую лампу под потолком, еще не стих, а все шестеро мужчин как подкошенные повалились на пол. Девушки, испуганно глядя на ворвавшихся в зал, тихонько сползли вниз вдоль стены, прижавшись друг к другу и дрожа всем телом. Никто не обращал на них внимания, словно они были частью интерьера.

Батурин, скользнув по ним взглядом, устремился дальше, в подсобные помещения биллиардной. К Чугуну.

У дверей Николая остановил Дмитрий. По неписаному правилу их группировки во время разборок босс не должен подставляться под пули. Поэтому первым внутрь ворвался Диман, пинком распахнув дверь, и сразу получил пулю.

Стрелял помощник Чугуна. Его финансовый советник. Он и пистолет-то толком держать не умел, даже в армии не служил, закосив от службы с помощью влиятельного папаши. Он просто открыл беспорядочную стрельбу и случайно попал Дмитрию прямо в горло, разорвав артерию.

Димана отбросило назад, прямо на Батурина. Николай успел подхватить своего друга, при этом он сам едва не упал. Дмитрий попытался что-то сказать, однако из горла вместе со струйками крови вырвались лишь булькающие звуки. В считанные секунды глаза Дмитрия подернулись пленкой, и он, вздрогнув в последний раз, обмяк на руках у Батурина, залив его кровью, фонтанирующей из разорванной артерии.

– Су-у-уки! – заорал Николай и, опустив Дмитрия на пол, ворвался в изрешеченную пулями дверь.

Прямо перед ним на корточках сидел финансист Чугуна, пытавшийся перезарядить пистолет. Поглощенный этим занятием, он не заметил, как рукоятка пистолета Батурина опускается ему на макушку. Финансист отключился, даже не сообразив, что только что убил человека.

А Николай побежал дальше, опередив Фиксатого на пару метров, и ворвался в кабинет Чугуна, но там никого не было. Перевернутое кресло и разбросанные по полу бумаги говорили о том, что кабинет покинули буквально несколько секунд назад. Батурин выбежал в коридор и устремился к задней двери.

Дверь оказалась незапертой, Николай распахнул ее, выскочил на улицу, покатился по выскобленному дочиста от снега и льда асфальту и тут увидел Чугуна, бегущего к своей машине.

– Стоять! – заорал Николай и выстрелил поверх головы врага. – Стой, козел, или пристрелю!

Чугун, однако, побежал дальше, на ходу стреляя в лежавшего на асфальте Батурина. Несколько пуль, выпущенных из «узи», высекли из грунта крошку прямо у головы Николая, и ему пришлось перекатиться за мусорный бак, чтобы не попасть под автоматную очередь.

Фиксатый попытался прийти на помощь. Однако Чугун уже добрался до машины и вслепую открывал дверцу, держа под прицелом черный ход биллиардной. Стоило Виталию лишь на секунду показаться из-за двери, как Чугун выпустил из «узи» новую очередь, раскрошившую кирпичи стены чуть правее груди Фиксатого.

Виталик метнулся назад, автомат замолчал, и тут же один за другим раздались три пистолетных выстрела. Стреляли откуда-то из-за спины Чугуна. Батурин осторожно высунул голову из укрытия, чтобы увидеть, как его враг сползает вниз, цепляясь за распахнутую дверцу машины, а позади него стоит Буйвол, держа обеими руками прямо перед собой пистолет. Словно рейджер в американском фильме.

Николай поднялся и пошел к машине. Чугун сидел на асфальте, прислонившись спиной к своему «Мерседесу». Он был еще жив. Увидев Батурина, попытался дотянуться до автомата, но не смог. Сделав несколько конвульсивных движений, он застыл и мутнеющим взглядом посмотрел на Николая.

– Чтоб ты сдох, сука! – прохрипел он, пытаясь плюнуть в Батурина. Однако вместо слюны изо рта у него вытекла струйка почти черной крови. Он вздрогнул и затих, перестав дышать.

В этот момент пошел снег.

Николай стоял, глядя на своего поверженного врага. Ненависть испарилась, уступив место безграничному удивлению. Батурин словно завороженный смотрел, как крупные снежинки падают в струйку крови, стекавшую по подбородку Чугуна.

Едва касаясь черно-красного ручейка, снежинки мгновенно набухали и их девственно-чистая белизна тут же окрашивалась багрянцем. Еще через мгновение снежинки исчезали, растворяясь в крови.

– Уходим, Колян! Через пару минут нагрянет милиция! – заорал Фиксатый, дергая Батурина за рукав. – Пошли быстрее. Что ты на эту падаль уставился?

– Димана надо забрать, – как-то отрешенно проговорил Николай, не двигаясь с места.

– Ты че, охренел, в натуре?! – опешил Виталий. – Ведь нас же всех заметут! Сваливаем, говорю! Нам еще нужно алиби себе организовать. А Диман... Диман нас поймет!

И Фиксатый устремился к машинам, поджидавшим их у входа в биллиардную, увлекая за собой Батурина.

* * *

После кровавой разборки в биллиардной в городе несколько дней было относительно спокойно. Мир вокруг не изменился от гибели трех братков. Люди лишь пошептались о том, что это может быть началом новой войны, и вскоре забыли о случившемся, поглощенные своими собственными заботами.

Стал забывать о стрельбе и Батурин. Точнее, не забывать, а воспринимать произошедшее по-другому. Проще и обыденнее. Как своего рода издержки производства. Дмитрия похоронили, его родителям помогли материально, и случившееся для Батурина отодвинулось на задний план. Тем более что забот у него прибавилось!

Вместо ожидаемого спокойствия после бойни в биллиардной у Батурина начались тревожные дни. Дело в том, что наезды на фирмы, платившие ему дань, не прекратились. Деньги продолжали уходить в неизвестном направлении, и Батурину никак не удавалось выяснить, кто стоит за рэкетирами.

Кто-то из «подопечных» потребовал от Николая немедленно разобраться со всем этим беспределом. Кто-то просто молчал, запуганный новыми сборщиками податей, некоторые прекращали свою деятельность, понимая, что стрельба в биллиардной – это не конец, а лишь начало событий. Одни фирмы закрылись под благовидным предлогом – близился Новый год, – другие отпустили сотрудников в бессрочный отпуск, вовсе не объясняя причин.

И тогда стало понятно, что в городе творится неладное. Ничто не могло вернуть жизнь в прежнее русло. Ни демонстрации протеста против неоплачиваемых отпусков, ни поджоги в закрываемых «на каникулы» офисах.

Деловая жизнь города замирала. Бизнесмены опасались братков Батурина и вновь испеченных рэкетиров, которые, захватив территории Николая, перебрались в районы других, более мелких группировок. Власти города, чтобы прекратить панику, стали организовывать различные праздничные мероприятия, делая вид, что ничего необычного не происходит.

Когда через день после допроса у ментов Батурин пришел в спортклуб и от одного из братков услышал, что вымогательства неизвестных на его территории продолжаются, он понял, что Чугун к этому не был причастен.

Следовало немедленно выяснить, кто стоит за теми людьми, которые трясут фирмы, платившие дань группировке Батурина. Опасаясь новых кровавых разборок, Николай стал действовать более осторожно. Тем более что менты постоянно следили за ним и его группировкой, и Буйвола пришлось спрятать от их глаз подальше.

Батурину удалось проверить почти все группировки города, и он понял, что отбивают его территорию не они. Некоторые были слишком малы, другие находились далеко от границ его владений, на территорию третьих тоже вторгались чужаки.

Николая очень обеспокоила такая ситуация. Кто-то в городе начал передел собственности. Но кто именно, никак не удавалось выяснить. Вопрос о том, почему Чугун открыл по нему стрельбу, если не наезжал на фирмы, контролируемые Батуриным, Николая почти не волновал. Он уже и думать о нем забыл, когда один из его братков получил интересную информацию.

Оказывается, Чугуна предупредили, что Батурин может приехать на разборки! Причем сделали это буквально за час до начала событий. То есть еще тогда, когда Фиксатый и Диман находились в офисе Вадима. К Чугуну приехал человек и сказал, что Батурин хочет его замочить и разогнать всю чугуновскую братву.

Батурин приказал двоим своим парням собрать в спортзале всех членов группировки, чтобы выяснить, кто мог это сделать. Они коротко кивнули и, накинув куртки, уже почти дошли до дверей клуба, но покинуть его так и не успели – с грохотом выломав двери, внутрь ворвались бойцы ОМОНа!

А минутой позже, когда все братки Батурина и он сам стояли вдоль стен, в тренажерный зал вошли двое ментов в штатском. Эти двое в штатском без лишних слов направились к тайнику с деньгами и оружием. А Батурину оставалось лишь скрипеть зубами, проклиная неизвестного предателя.

Но предатель, видимо, не знал, что Батурин после стрельбы в биллиардной решил подстраховаться и перепрятал все стволы в другое, более надежное место. Однако отсутствие оружия в спортклубе ментов не слишком расстроило. Один из тех двоих, кто пришел в штатском, приказал привести Батурина в его же кабинет.

– Присаживайся, Николай, – проговорил второй, представившийся капитаном Стрельцовым, едва за Батуриным закрылась дверь. – Ну что, допрыгался?

– Вы о чем? – ухмыльнулся Николай.

– Да все о том же, – жестко проговорил Стрельцов. – Слишком много ты награбил на своем веку. Пора упрятать тебя в места более суровые, чем наши.

– И на каком основании? – ехидно поинтересовался Батурин. – По указанию святого духа? Сажать-то за что будете? За то, что рожей не вышел?

– Было бы желание, а за что тебя посадить, мы придумаем, – скривился капитан и достал из принесенной с собой сумки несколько пакетов героина. – Тут около полукилограмма. Лет десять тебе впаять хватит. Отпечаточки твоих пальцев мы на этих пакетиках быстро организуем, а сейчас будем оформлять изъятие. Советую сидеть и не дергаться!

Двое омоновцев плотно вжали Батурина в кресло и держали так, пока Стрельцов убирал героин в тайник, где лежали деньги. А через минуту, по сигналу капитана, второй мент в гражданском ввел в кабинет понятых.

Через полчаса все было кончено, и Батурина в наручниках потащили к машине, но он успел подать знак Фиксатому, смешавшемуся с толпой зевак на другой стороне улицы. И тот понял, что надо мчаться к Полунину за помощью.

Глава третья

Полунин удивленно смотрел на батуринского посыльного. Тот зябко ежился на холодном ветру, кутаясь в потертую кожаную куртку и с опаской озираясь по сторонам. Полунин усмехнулся, глядя на него.

– А почему Колян именно тебе позвонил? – поинтересовался Владимир. – Ты у него в близких друзьях не числишься. Отчего он именно о тебе вспомнил? И почему не объяснил, что за наезд такой случился?

– Да я откуда знаю?! – чуть не взвизгнул посыльный Батурина. – Он позвонил, я передал. А дальше разбирайтесь сами!

Человек в кожанке снова огляделся, глаза его округлились от ужаса, он пригнулся и прыгнул в сторону, стараясь слиться со стеной. Владимир резко обернулся и увидел заляпанный грязью джип, мчащийся на полной скорости прямо на них.

В первую секунду Полунин тоже испугался, но его тут же разобрал смех. В мчавшейся на него машине Владимир узнал джип Анатолия, одного из водил братвы Батурина. Наклонив голову набок, Полунин остался стоять на месте, глядя на приближающийся внедорожник.

Джип, завизжав тормозами, остановился. Но вопреки ожиданиям Полунина, из машины выбрался не Толян, а правая рука Батурина – Виталий по кличке Фиксатый. Он тоже огляделся и, сверкнув золотыми зубами в зверином оскале, метнулся мимо Полунина к его недавнему собеседнику.

– А ты, Батон, падла, чего тут ошиваешься? – заорал он на всю улицу, схватив посыльного за грудки. – Сдал Коляна ментам, а теперь бросился к Иванычу спасения искать? А, сука?! Ты ментам Коляна сдал?

– Ты че гонишь, Виталик? – залопотал тот в ответ, стараясь разжать мертвую хватку пальцев Фиксатого. – Я тут при чем? Меня сам Батурин просил Иванычу о случившемся рассказать!..

– А ну, тихо! – прикрикнул на обоих Полунин и оттащил Фиксатого от посыльного. – Какие менты, Виталий? Объясни толком, что случилось?

Фиксатый, со злостью отшвырнув Батона к стене, повернулся к нему спиной. Затем дрожащими руками достал из кармана куртки сигареты и закурил. Несколько секунд он молчал, делая одну за другой глубокие затяжки, а затем жалобно посмотрел в глаза Полунину.

– Я ему говорил, что с тобой, Седой, сразу надо было связаться, а он мне орет, что, дескать, своя голова на плечах есть! – Фиксатый в сердцах ударил кулаком одной руки по раскрытой ладони другой. – Довыеживался, мать его! Как лох, в натуре, погорел!

Только сейчас до Полунина дошло, что случилось нечто серьезное. Выражение страха на лице щупленького мужика в потертой кожаной куртке вызвало у Владимира ироничную усмешку. Батон всегда был трусоватым. И то, что туманный звонок Батурина перепугал его до смерти, Владимира ничуть не удивляло. Другое дело – Фиксатый!

Дикая реакция Виталия на присутствие рядом с Полуниным перепуганного Батона сначала удивила, а затем насторожила Владимира. Фиксатый славился среди братков отменной выдержкой и спокойствием. А то, что он едва не размазал Батона по стене, говорило лишь о двух вещах – либо Виталий был обкуренным, чего в принципе не могло случиться, либо произошло что-то действительно очень серьезное.

Однако в ответ на все расспросы Фиксатый только ругался, распугивая своим криком прохожих, которые, увидев джип и троих громко спорящих мужчин, торопились перейти на другую сторону улицы, от греха подальше. А когда на Фиксатого стали поглядывать менты, охранявшие ресторан, Полунин схватил Виталия за отворот куртки.

– А ну-ка заткнись, – зашипел он ему в лицо. – Что разоряешься, как петух на параше? Закрой свое хлебало, и полезайте оба в машину. Сидеть тихо и ждать меня! Я сейчас вернусь. Все ясно?

Не отпуская оторопевшего Виталия, Полунин повернулся к Батону. Тот, оцепенев под взглядом Владимира, словно жаба перед ужом, судорожно сглотнул и едва заметно кивнул. Полунин усмехнулся и, отпустив Фиксатого, не оборачиваясь, стремительно пошел к ресторану.

Охрана в дверях молча расступилась, пропуская Владимира внутрь. Он даже не посмотрел на них, направившись в глубину банкетного зала, где его ждал Вольцев. Полунин не мог просто так уйти из ресторана, не поговорив еще раз с этим человеком.

Предложение немецкой фирмы «JEI», переданное ее руководством через заместителя министра, было настолько заманчиво, что пренебречь им было бы просто глупо. Вопрос о возможном дальнейшем сотрудничестве «Нефтьоргсинтеза» с немцами следовало тщательно обдумать, обсудить и лишь после этого принимать решение.

Однако Полунину сейчас было не до того, чтобы размышлять над возможными последствиями сотрудничества «JEI» и своего предприятия. Его мысли были сейчас заняты Батуриным. Владимир был настолько обеспокоен поведением Фиксатого, что не обращал внимания ни на что вокруг. Иначе бы он просто не мог столкнуться с девушкой.

Она стояла у зеркала возле входа в гардероб и старательно подкрашивала губы. Видимо, кто-то окликнул ее из банкетного зала, и она начала поворачиваться, держа губную помаду в поднятой руке. Именно на эту руку и наткнулся Полунин.

В своем стремительном движении он едва не сбил девушку с ног. Та вскрикнула и, потеряв равновесие, мазнула помадой Владимира по щеке. Полунин успел подхватить ее за талию, невольно прижав к себе. Девушка облегченно выдохнула.

– Извините меня, пожалуйста, – виновато проговорил Полунин, посмотрев девушке в лицо.

На вид ей можно было дать не больше двадцати двух – двадцати трех лет. Девушка смотрела на него пронзительной голубизны глазами, а по ее тонким, красиво очерченным губам скользнула легкая, чарующая улыбка. Одной рукой девушка держалась за плечо Полунина, а другой, ненароком коснувшись его груди, поправила белокурые волнистые волосы.

– Это вы меня извините, – с легким вздохом ответила она. – Я такая неловкая. Нужно было посмотреть, прежде чем поворачиваться. Ой, я вас помадой измазала! Сейчас сотру... Господи, забыла платок! Какая же я рассеянная.

Девушка начала рыться в сумочке, но Полунин остановил ее. Он чуть придержал девушку за руку, машинально отметив, что она дрожит. Решив, что это от испуга, Владимир улыбнулся.

– Не стоит беспокоиться, – проговорил он и, отпустив руку девушки, достал из кармана платок. – У меня есть свой. Еще раз извините и прощайте. Я тороплюсь!

Полунин чуть наклонил голову и, развернувшись, направился к Вольцеву. По дороге Владимир вытер платком перепачканную щеку и, небрежно сунув его в карман, забыл о происшествии.

– Ну что, Владимир Иванович? Решили свои проблемы? – легкой улыбкой встретил его заместитель министра. – А вы, я смотрю, пользуетесь в этом городе популярностью! Девушки так и вешаются вам на шею.

Вольцев раскатисто захохотал. Его смех тут же подхватили окружающие. И хотя многие даже не слышали, о чем он говорит, постарались выдавить из себя подобострастные смешки различной степени интенсивности. Полунин сдержанно улыбнулся.

– Это была просто случайность, – проговорил он.

– Конечно, случайность! – перебил Владимира Вольцев. – Но после таких случайностей обычно дети заводятся!

Столичный барин снова засмеялся. На этот раз его поддержали более дружно, поскольку передние уже успели передать на дальний конец стола смысл шутки заместителя министра. Глядя на эту подвыпившую компанию, Полунин вдруг почувствовал отвращение. И прежде всего к Вольцеву. И решил побыстрее закончить бестолковые разговоры.

– Александр Петрович, боюсь, мы не сможем дальше продолжать светскую беседу, – Полунин старался говорить как можно спокойнее. – К сожалению, мои проблемы оказались намного серьезнее, чем я думал. Извините, но мне придется вас покинуть!

– Что-нибудь с производством? – насторожился Вольцев.

– К сожалению, нет, – отрезал Владимир. – Это проблемы личного характера и требуют немедленного решения. Это все, что я могу вам сказать. Поэтому извините, но я вынужден попрощаться!

Пока Полунин разговаривал с заместителем министра, в банкетном зале наступила тишина. Кое-кто на самых дальних местах, конечно, вполголоса переговаривался, однако и им было слышно, о чем ведут речь Полунин и Вольцев. Когда же Владимир сказал, что вынужден попрощаться, по залу пополз удивленно-осуждающий шепоток. Впрочем, ни Вольцев, ни сам Полунин не обратили на это внимания.

– А что с моим предложением? – недовольным тоном поинтересовался заместитель министра.

– Передайте, что я готов его обсудить, – кивнул Полунин. – Пусть присылают своих людей, и мы обговорим условия. Большего обещать не могу. Но в принципе предложение интересное.

– Что же, рад это слышать, – самодовольно усмехнулся Вольцев, поставив себе в заслугу согласие Владимира. – Тогда ждите нас через пару недель. Да, вот еще что! Немцы народ щепетильный. Они дорожат своей репутацией. Я знаю, что все ваши похождения остались в прошлом, и сейчас вы просто пример законопослушания, но все же по-дружески хочу предупредить вас, Владимир Иванович, не вляпайтесь снова в какую-нибудь историю. Иначе на предстоящей сделке можно будет поставить крест. И неприятности будут у нас обоих!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное