Михаил Серегин.

Последняя стрелка

(страница 2 из 28)

скачать книгу бесплатно

Вообще-то Владимиру вовсе необязательно было появляться на нефтеперерабатывающем комплексе с самого раннего утра. Он возглавлял совет директоров и в каждодневной рутине участия не принимал. Комплексом фактически управлял генеральный директор. В обязанности Полунина входила выработка общей стратегии предприятия.

Но Полунин, в сущности неплохой бизнесмен, все же недостаточно разбирался в нефтяном бизнесе и стремился понять и изучить все тонкости работы в этой сфере. Поэтому и появлялся на «Нефтьоргсинтезе» с самого раннего утра и задерживался до позднего вечера.

Он учился. И учеником, надо сказать, был способным. Под его руководством предприятие не только полностью расплатилось с долгами, но стало прибыльным. Рабочим в два раза повысили зарплату, а главное – регулярно платили ее.

Помимо контрольного пакета акций «Нефтьоргсинтеза», Полунин владел автосалоном и ремонтной мастерской. За время своего существования эти два предприятия завоевали в городе неплохую репутацию и приобрели постоянных клиентов. Они также давали стабильный, хотя и не слишком большой доход. Но Полунин ими мало занимался.

Почти три года назад, решив скупать акции «Нефтьоргсинтеза», Владимир передал управление автосалоном и ремонтной мастерской двум своим давним друзьям – Болдину и Рамазанову, – вместе с ними он сначала угонял машины, а потом занялся автосервисом.

Владимир был человеком замкнутым. За долгие годы жизни в этом городе, ставшем ему родным, Полунин приобрел немалый авторитет во всех слоях общества. А вот настоящих друзей у него почти не было. Славка Болдин, Шакирыч и, пожалуй, Колька Батурин, один из местных авторитетов. Вот и все его друзья-приятели.

Были еще несколько человек, которым Полунин был предан, но всех их судьба разбросала по свету. Лешка Каширин, друг детства, обосновался в Греции. Именно он познакомил Владимира с Александром Юсуповым, потомком древнего княжеского рода, вместе с ним Полунин провернул операцию против Томашевского. Юсупов предпочитал жить во Франции, хотя квартиры у него были и в Москве, и в Афинах.

В той операции принимал участие и Дмитрий Миронов, сын крупнейшего московского преступного авторитета. Миронов жил в Москве, где пытался организовать компьютерную империю, способную конкурировать со всемирно известным «Майкрософтом».

Еще двое, которых Полунин мог бы назвать друзьями, жили в том городе, где Владимир родился. Изя Либерзон, старый больной еврей, владевший в Тарасове сетью мелкооптовых фирм и несколькими магазинами, и Ким, ботаник по профессии и доморощенный философ, занимался созерцанием мира, работая лесником.

Но ближе и роднее всех для Полунина, естественно, были Антон и Светлана. Первое время свою будущую жену Владимир воспринимал лишь как няню, нанятую для сына. Но ей удалось покорить его сердце. И теперь Полунин просто не мыслил себе жизни без Светланы. Он любил ее и готов был на все, только бы ее не потерять. Светлана стала для Полунина олицетворением пресловутой «новой жизни».

Каждый, наверное, говорил себе, и не раз, что со старым покончено и надо начинать новую жизнь.

Полунин полюбил Светлану именно в тот момент, когда решил порвать свои связи с преступным миром и жить по-честному. Тихо, не ввязываясь в новые авантюры. И когда по всем счетам было уплачено, Светлана стала для Владимира тем лучом света в темном царстве, благодаря которому можно забыть о грязи жизни и попытаться стать счастливым. Полунин так и звал свою жену – Лучик. Или Солнышко...

– Лучик, – позвал Полунин, отвернувшись от зеркала.– Посмотри, что там этот разбойник делает. По-моему, он снова кормит кота зубной пастой.

Светлана усмехнулась и, включив чайник, пошла в ванную. Накануне утром Антон затащил туда кота и, связав, принялся чистить ему клыки зубной пастой. А когда на вопли затерроризированного животного в ванную прибежал Полунин, сын категорически заявил:

– Папа, не мешай! Я провожу эксперимент. От этого «Бленд-а-меда» у меня зубы почему-то не белеют. Если и коту не поможет, нужно срочно менять пасту!

Кота удалось спасти. Полунину пришлось минут десять объяснять сыну, почему кошкам не нужна зубная паста и почему «Бленд-а-мед» на клыки животного не подействует. Однако Антон скептически отнесся к словам отца. И, судя по взгляду, который мальчишка бросил на несчастное животное, эксперимента своего Антон прекращать не собирался.

Но сегодня причиной шума и диких криков, доносящихся из ванной, был отнюдь не кот. Кот с самого утра забрался на антресоли и решил там, от греха подальше, переждать, пока маленький экспериментатор уйдет из дома. А кричал сам Антон. Собственно говоря, не кричал даже, а пел. Ужасно фальшивя, Антон орал песенку из рекламного ролика чая «Липтон», размахивая при этом стаканом с водой. Когда же Светлана велела ему замолчать и побыстрее умыться, мальчишка обиженно заявил:

– Нигде от вас спасенья нет! Совсем меня затиранили. Даже попеть спокойно не дадут. А я, может, так самовыражовываюсь!

– Самовыражаюсь, – с улыбкой поправила его Светлана.

– Да какая разница? Все равно не даете, – махнул рукой Антон. – Ладно, умолкаю. Но, мама Света, если вы опять меня манной кашей собираетесь кормить, я снова запою.

– Ну, тогда сегодня тебе петь не придется, – усмехнулась женщина. – На завтрак яйца всмятку, йогурт и сдобные булочки.

– Хм! – Мальчишка многозначительно поднял брови. – Пожалуй, я согласен. А теперь дайте мне домыться!..

Полунин этого разговора не слышал. Едва Светлана вошла в ванную, как зазвонил телефон. Владимир ранних звонков не ждал и, раздумывая о том, кто бы это мог быть, направился в гостиную и снял трубку.

– Владимир Иванович, извините за беспокойство, – услышал он голос своей секретарши, приходившей на работу на час раньше шефа, чтобы подготовить к его приезду все необходимые бумаги. – Вам в офис только что пришло сообщение о том, что в десять тридцать в город прилетает заместитель министра топливной промышленности. Мэр просит вас быть в числе встречающих.

– А почему мне об этом сообщили только сегодня? – удивился Полунин. – Насколько мне известно, визит зама к нам не планировался!

– Мэр сказал, что заместитель министра в последний момент решил изменить свой маршрут и посетить наш город, – ответила секретарша. – Почему так произошло, я точно не знаю. Но одна моя подруга из администрации мэра сообщила, что это как-то связано с нашим предприятием. Видимо, поэтому мэр и попросил вас приехать.

– Хорошо, – секунду подумав, проговорил Полунин. – Заканчивайте свои дела, узнайте состав делегации и к десяти встречайте меня у входа в аэропорт.

Владимир положил трубку и задумался. Заместитель министра топливной промышленности уже около недели находился в разъездах по различным предприятиям отрасли. Это была обычная инспекционная поездка. И хотя государство владело десятью процентами акций «Нефтьоргсинтеза», приезд сюда заместителя министра не планировался. Возможно, потому, что объем продукции, выпускаемой нефтеперерабатывающим комплексом, был недостаточно велик.

Однако в планах высокопоставленного чиновника что-то изменилось, и Полунину очень хотелось знать, почему. С того самого момента, как Владимир начал скупать акции «Нефтьоргсинтеза», чуть ли не каждые два месяца вокруг их предприятия начинали крутиться различные проходимцы, причиняя Полунину всякие неприятности.

Вот и сейчас от визита заместителя министра Владимир не ждал ничего хорошего. Полунин не ломал голову над тем, что могло понадобиться на его предприятии крупному чиновнику из правительства. И так ясно, что заместитель министра едет сюда не для того, чтобы раздавать пряники. Такие люди привыкли брать их себе. Поэтому Полунину и не хотелось ехать на встречу.

Однако его неявка в аэропорт означала бы вступление в открытую конфронтацию с властью, а это было Полунину ни к чему. Владимир строил сейчас совсем иную жизнь – мирную и спокойную. И, чтобы не вскакивать по ночам с мыслью о том, что его близкие в опасности, Полунин поедет на встречу с высокопоставленным чиновником, пусть даже она состоялась бы в преисподней.

Когда Светлана с Антоном, умытым и взъерошенным, вышли из ванной, Полунин уже закончил телефонный разговор и прошел на кухню к остывающему завтраку. Через открытую форточку снаружи доносились звуки просыпающегося города – гул машин, надсадный рев снегоочистителя, голоса прохожих.

Снова зазвонил телефон.

– Чтоб вас всех разорвало! – Полунин вскочил со стула. – Поесть спокойно не дадут.

– Сиди, Володя! Я сама подойду, – остановила его жена.

Полунин опустился обратно на стул и потрепал Антона по взъерошенным волосам. Мальчишка недовольно тряхнул головой, всем своим видом показывая, как ему надоело самоуправство взрослых, и потянулся за яйцом. Полунин усмехнулся и, придвинув сыну соль, принялся доедать свой омлет.

Светлана не вернулась позвать мужа к телефону, и Полунин невольно прислушался, пытаясь угадать, с кем разговаривает супруга. И хотя слов разобрать не удалось, по ее оживленному и веселому тону Владимир понял, что Светлана общается с кем-то из подружек.

– Ну-у, это надолго, – усмехнулся он.

– Ага! – авторитетно заявил Антон. – Этих женщин никогда от телефона не оторвешь. Я вот вчера хотел Витьку позвонить, чтобы дисками от «Сеги» махнуться, а она меня целый час к телефону не пускала. Все болтала, болта-ала и болта-ала!..

– Молчал бы лучше, – фыркнул Полунин. – Быстро доедай завтрак, а то в школу опоздаешь!

Мальчишка ничего не ответил, только вздохнул и опустил голову. Видимо, Антону пока трудно было понять, насколько его представления о мире и о людях, его населяющих, отличаются от тех, которые существуют у взрослых. Вот и оставалось Антону только вздыхать. Он дал себе слово, что, когда вырастет, ни за что не будет ругать детей.

Светлана появилась на кухне как раз в тот момент, когда отец с сыном опустошили свои тарелки. Ни слова не говоря, она налила Полунину кофе, а Антону обещанный йогурт, сдобные булочки подала обоим. Владимир, принимая чашку, поднял на жену глаза.

– Кто звонил? – поинтересовался он.

– Да так, знакомая, – пожала плечами Светлана, почему-то отведя взгляд. – Договорились вместе за продуктами сходить...

– Смотрите, – шепотом перебил ее Антон, показывая рукой в сторону окна. Взрослые одновременно обернулись.

На оконной раме, в проеме форточки, сидел взъерошенный воробей. Он настороженно заглядывал внутрь дома, а в его маленьких черных глазенках-бусинках читалось откровенное любопытство. Воробей словно спрашивал у людей, почему у них тепло, а снаружи холодно? И почему на столе так много крошек, а птички за окном голодают?

Впрочем, длился визит воробья всего несколько секунд. Испуганный движением людей, а может быть просто потеряв к происходящему внутри дома интерес, воробей, взмахнув крыльями, выпорхнул на мороз. Но Полунин почему-то почувствовал укол совести от немого вопроса птицы. Почему действительно крошки от их завтрака бесцельно пропадают? Видимо, та же мысль пришла в голову и его сыну.

– Пап, а ты когда мне кормушку сделаешь? – поинтересовался он. – Всю зиму обещаешь!

– Ну, допустим, не всю. Зима только началась, – немного сконфузившись, ответил Полунин. – Но изготовление кормушки не будем откладывать в долгий ящик. Прямо сейчас и займусь этим!

– Как это сейчас?! – удивилась Светлана. – А на работу ты не идешь?

– Пока нет, – улыбнулся Владимир. – По крайней мере, времени на то, чтобы сделать кормушку, у меня хватит.

– Ур-ра! – завопил Антон, подпрыгивая на стуле. – Только, чур, зерно туда я сам буду засыпать!

– Подожди ты кричать! – одернула Антона Светлана и повернулась к Полунину: – Что-то случилось?

– Ничего. – Увидев, что Антон показал за спиной матери язык, Полунин улыбнулся. – К нам в город прилетает заместитель министра топливной промышленности. Меня только сегодня поставили в известность о том, что я должен быть в числе встречающих. Поэтому поеду сразу в аэропорт.

– Понятно, – ответила Светлана, бросив взгляд на Антона. – Все, разбойник! Хватит облизывать чашку. Иди одеваться.

Антон поставил бокал на стол и вышел из кухни. Полунин с улыбкой посмотрел ему вслед. Он любил сына, наверное, больше всего на свете. Мальчику много довелось пережить за свои неполные семь лет, и Владимир теперь изо всех сил старался сделать его жизнь счастливой.

Правда, в последнее время уделять достаточно внимания сыну у Полунина не получалось. После возвращения Владимира из Москвы оказалось, что дела на «Нефтьоргсинтезе» в довольно запущенном состоянии. Возникло слишком много проблем, в первую очередь по взаимозачетам. Вот и пришлось Полунину уйти с головой в работу, и на семью оставалось совсем мало времени.

Но теперь Владимир собирался все исправить. Большую часть проблем уже удалось решить. Однако Полунин так втянулся в процесс улучшения производства, что оказался не в силах оторваться от него.

И только сегодня, после визита воробья, Владимир вдруг вспомнил, что работа далеко не самое главное в жизни. Гораздо важнее семья.

После медового месяца он почти нигде не бывал вместе со Светланой. Приезжал домой поздно, уезжал рано. Выходные обычно просиживал у себя в кабинете, изучая технологию нефтепереработки, структуру и особенности топливного рынка.

Полунин решил, что пришла пора развлечься. Сегодня вечером он пригласит к Антону няню, и они с женой пойдут в театр. А сейчас он смастерит кормушку для птиц, обещанную сыну уже больше месяца назад.

– Ты не отвезешь Антона в школу? – спросила Светлана, прервав размышления Полунина.

– Зачем? – Владимир удивленно посмотрел на нее.

Антон ходил в единственную в городе гимназию, располагавшуюся примерно в десяти минутах ходьбы от дома, где жили Полунины. Причем на той же стороне улицы. И Полунин никогда не отвозил туда сына.

Во-первых, не видел в этом необходимости. Во-вторых, хотел с самого раннего возраста приучить сына к самостоятельности. В-третьих, потому что Антон был смышленым и мог перейти дорогу самостоятельно.

К тому же Полунин не хотел, чтобы мальчик хвастался одноклассникам, мол, его привозят в гимназию на машине, словно премьер-министра. И сейчас Владимира удивил вопрос жены.

– Ну, я думала, раз ты никуда не торопишься, мог бы и порадовать ребенка, – пояснила Светлана. – Ему было бы приятно, если бы ты подвез его до гимназии.

– Мы уже обсуждали с тобой эту проблему. – Полунин развел руками. – Я объяснил тебе свою позицию, и ты согласилась с ней...

– Нет правил без исключений. – Светлана выглянула в коридор, где Антон уже надевал пальто, прислушиваясь к разговору взрослых. – По отношению к детям нельзя быть таким принципиальным!

– Слушай, Лучик, давай не будем об этом, пока Антон не ушел, – попросил Полунин.– Некорректно обсуждать свои взгляды на воспитание детей в их присутствии.

– Как скажешь, – пожала плечами Светлана и вышла из кухни.

Владимир с недоумением посмотрел ей вслед. Они никогда дважды не обсуждали одну и ту же проблему, если решение было уже принято. Списав все на женские прихоти, Полунин тут же забыл об этом их разговоре и отправился в кладовку искать материал для кормушки.

Кусок фанеры и несколько реечек Владимир нашел почти сразу. Чего нельзя сказать о мелких гвоздях. Но и это не стало проблемой. И минут через пять после ухода сына Полунин уже устраивался на кухне с ножовкой в руке, примериваясь к куску фанеры.

Едва Владимир начал выпиливать донышко для кормушки, как дверь в его квартиру неожиданно открылась. Полунин распрямился и удивленно посмотрел в коридор, недоумевая, кто мог войти к нему вот так, запросто открыв запертую дверь. Владимир уже решил выйти и посмотреть на нежданного гостя, но не успел. Он не сделал и двух шагов к двери в коридор, как услышал знакомый голос:

– Света, я пришел! Ты готова?

Полунин на секунду замер. Голос принадлежал Славке Болдину, его компаньону и закадычному другу! Это он пришел в дом, открыв дверь своим ключом. И, судя по вопросу, именно Славка звонил сегодня утром Светлане. Полунин усмехнулся и вышел в коридор, опередив жену.

– Привет, Иваныч! – Болдин растерянно уставился на него. – Не ожидал тебя увидеть.

– Я догадываюсь, – широко улыбнулся Владимир и обернулся к жене. – Так вот, значит, какая у тебя подружка?

– При чем здесь подружка? – Светлана посмотрела на мужа. – Подружка просила Славку заехать за нами. Ты что, Володя? Приревновал меня к нему, что ли?

– Иваныч, ты что? – поддержал Светлану Болдин.

– Ладно, проехали, – перебил его Полунин. – Вы куда-то собирались? Езжайте. Кстати, откуда у тебя ключ?

– Так ты же мне сам его дал! – Славка удивленно посмотрел на Владимира. – Сказал, чтобы я его у себя держал, на всякий случай. Не помнишь, что ли?

– Помню, – кивнул Полунин и, развернувшись, ушел на кухню.

Светлана и Славка уехали через десять минут. Болдин попытался о чем-то поговорить с Полуниным, но Владимир не стал его слушать. В душе у него царила сумятица. Полунин не понимал, что происходит.

Вроде бы ничего страшного не случилось. Владимир и сам во время своей борьбы с Томашевским доверял охрану своей тогда еще будущей жены Болдину. Он и потом не раз отправлял ее вместе со Славкой туда, куда сам не мог поехать по тем или иным причинам. Но сейчас все казалось Полунину каким-то неестественным и преступным.

Светлана никогда не врала ему. Одним из условий их союза была полная откровенность друг с другом. И у Полунина ни разу не было причин подозревать жену во лжи. Да и сейчас подозревать Светлану в обмане, а тем более в измене было бы глупо. Она действительно могла разговаривать по телефону с подружкой, а Славку «припахала» уже та. Но Полунину почему-то не очень верилось в это.

Владимир сам не мог понять, почему вдруг у него возникли подозрения. Он попытался выкинуть их из головы, но неприятный осадок остался. Полунин кое-как доделал кормушку, обещанную сыну, и стал собираться в аэропорт. Времени оставалось в обрез.

* * *

Встречали Александра Петровича Вольцева, заместителя министра топливной промышленности, с особой помпой. В город, где жил Полунин, шишки такого ранга залетали не часто, и мэр постарался сделать все, чтобы не ударить в грязь лицом перед столичным чиновником. Слава богу, что духовой оркестр не додумался пригласить! А может быть, просто не успел.

Заместитель министра сошел с трапа самолета прямо на алую ковровую дорожку, постеленную на тщательно очищенный от снега бетон взлетно-посадочной полосы. Всем своим видом он напоминал барина, прибывшего в свою отдаленную вотчину.

Довольно заулыбавшись при виде большой толпы собравшихся, чиновник помахал всем рукой и принял свежие цветы от подскочивших к трапу длинноногих красавиц в распахнутых, несмотря на мороз, шубах. Красавицы заметно посинели от холода на пронзительном ветру, однако улыбались. Улыбались так, словно только что испытали самый сильный в своей жизни оргазм. Полунин едва не сплюнул от такого раболепия.

Мэру, наоборот, все это безумно понравилось, и он, одобрительно кивнув своему секретарю, организовавшему такую встречу, поспешил к трапу. Заместитель министра небрежно пожал протянутую руку мэра и, перекинувшись с ним парой фраз, направился к группе встречающих. Полунин с легкой усмешкой наблюдал за ним.

Следом за мэром к заместителю министра полезли с приветствиями остальные чиновники городской администрации. К удивлению Полунина, столичный барин что-то спросил у мэра и, проигнорировав их, направился прямо к Владимиру. Полунин встретил его открытым взглядом.

– Здравствуйте, Владимир Иванович, – снисходительно улыбнулся Вольцев, подходя к Полунину. Однако в этой улыбке не было пренебрежения. Напротив, он обратился к Полунину, как равный к равному. Владимир с удивлением воззрился на чиновника.

– Рад познакомиться, – продолжил между тем замминистра. – Вы, вероятно, слышали о том, что в последний момент я изменил свой маршрут и повернул в ваш город, – слово «ваш» было произнесено таким тоном, будто город целиком, с потрохами, принадлежал Полунину. – Так вот, эти изменения были внесены именно из-за вас. А если быть более точным, из-за вашего предприятия.

– И чем я обязан такой чести? – с легкой усмешкой поинтересовался Владимир. – Не думаю, что наша деятельность соразмерна с масштабами, интересующими государство. Или государство при новом президенте стало интересоваться любыми объемами переработки нефти?

– Вы напрасно иронизируете, хотя мне и нравится ваше отношение к происходящему, – проговорил Вольцев. – А о причине моего визита мы поговорим в более подходящей обстановке. Сразу после небольшого банкета, который мне уже навязал ваш мэр.

– А вы напрасно обольщаетесь насчет «небольшого», – улыбнулся Полунин. – Боюсь, банкет затянется настолько, что после него уже будет не до разговоров.

– Тогда побеседуем на банкете, – пожал плечами столичный чиновник и, развернувшись, пошел к ожидавшему его лимузину.

– О чем вы говорили? – Это возле Владимира, словно из-под земли, вырос вице-мэр.

– Александр Петрович рассказал мне, как вчера в Москве магнитогорский «Металлург» сыграл против «Динамо», – пожал плечами Полунин. – Он же знал, что я хоккеем не интересуюсь!

Владимир отвернулся от вице-мэра и, не скрывая усмешки, направился к поджидавшей его машине. Секретарша Полунина поспешила следом за ним, оставив вице-мэра в печальном одиночестве.

Всю дорогу до ресторана «Оливер», самого престижного заведения в городе, где мэр и давал банкет в честь приезда заместителя министра, Полунин раздумывал над словами Вольцева. В тоне московского чиновника не было ни угроз, ни желания польстить, как у всех, без исключения, охотников за легкой наживой, которые крутились вокруг Полунина после того, как он возглавил «Нефтьоргсинтез». Вольцев разговаривал с Владимиром так, словно был его старшим партнером в деле.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное