Михаил Серегин.

Охота на блондинок

(страница 4 из 17)

скачать книгу бесплатно

– Реально ты можешь поспрашивать в своем кругу, – тут же пояснил ей Анатолий Андреевич, – как среди проституток, так и среди наркоманов.

– А что девушка... Ну, что наркоманка, понятно, судмедэксперт установил, ну а что она проститутка – откуда вы это взяли?

– По джентльменскому набору: презервативов – на взвод, одежда соответствует. Вот, посмотри. – С этими словами он опять залез в стол и вытянул бумажный прямоугольничек размером со спичечный коробок. Повертев в руках, майор протянул его женщине.

«Ночная фея. Досуг. Трудоустройство. Двадцать четыре часа в сутки», – обычная рекламка борделя. Такие сейчас заполонили все подъезды. Их клеят везде, куда только может упереться взгляд человеческий.

Танька перевернула рекламку и на обратной стороне увидела надпись, сделанную шариковой ручкой. «Марина». И еще один номер телефона.

– Ее сотовый, – уловив взгляд девушки, подсказал следователь, первый раз за последние десять минут нарушая молчание.

– Ясненько, – тяжело вздохнув, ответила Татьяна, – эскортница.

– Судя по внешним данным, количеству денег в кошельке покойной, наличию сотового, именно так и обстоит дело, – подтвердил ее вывод относительно статуса убитой Сиделин.

– Н-да, – закусив ноготь большого пальца, задумчиво протянула Татьяна, – скажу вам прямо: категории у нас разные. В эскортницах я лет пять назад ходила, а то и поболее!

– Ну а насчет наркоты?

– Что медики говорят? – в свою очередь задала вопрос Соколова. – Я имею в виду: что употребляла покойная?

– Героин, возможно, еще анаша или даже гашиш.

– Нехило девочка оттягивалась!

После своей реплики Татьяна задумалась вновь.

– Послушайте, – серьезно глядя на сыщиков, задала главный вопрос Соколова, – у вас есть все данные убитой, даже знаете контору, в которой она работала. Я вам зачем?

– Для пущей откровенности расспрашиваемых лиц, окружавших в последнее время убитую, – не задумываясь, пояснил майор. – И потом: круг наркоманов – я туда не вхож. А вот ты – другое дело!

Татьяна едва открыла рот, как Анатолий Андреевич поднял руку, показывая, что желает перебить ее.

– Сразу скажу тебе, что твои друзья и знакомые нам не нужны, мы не из наркоотдела и не из полиции нравов. Нам только убийца нужен. Так что ни на кого стучать мы тебя заставлять не станем – на этот счет можешь не переживать! И вообще – дело закрыли и, как я тебе обещал, расстались добрыми друзьями. А жизнь штука длинная, – хитро прищурив глаз, неожиданно добавил майор, – может, и «усатый» тебе когда пригодится. Тем более при твоей нынешней профессии. Ну так что?

– Ладно, – устало выдохнула Татьяна, – считайте, что сосватали.

– Ну и отличненько! – довольно констатировал Анатолий Андревич, переглянувшись с коллегой. – От нас что нужно?

– Данные, где проживала. Где трудилась, уже знаю. Да в общем давайте все, что известно по этой красотке...

* * *

«Черт бы побрал! – Татьяна вне себя от злости покидала Кировский отдел угро. – Влезла в дерьмо по самые уши!»

«Не могла мимо пройти! Надо было на труп таращиться? Мало тебя жизнь била?!» – мысленно бичевала себя женщина.

Достав сигарету, Татьяна закурила и задумалась над тем, что ей делать в сложившейся ситуации.

«Ночная фея» – название мало что говорило блондинке.

Героин, гашиш – это уже ближе к теме.

Она посмотрела на фотку, полученную от следака. Убитая при жизни была просто милашкой. Белокурые волосы до плеч, карие глаза, задорная улыбка – девушке на вид было не больше восемнадцати-девятнадцати лет. На самом деле Крючкова Марина прожила двадцать три года, официально нигде не работала, снимала квартиру в центре, в старом жилфонде. В Тарасов приехала из области два года назад, пыталась поступить в экономический университет. Но, видно, не судьба была ей стать экономистом. Домой девушка возвращаться не пожелала, а начала самостоятельную жизнь, благо смазливая мордаха и точеная фигурка вполне давали возможности для этого.

Первым делом Соколова решила посетить квартиру, в которой жила покойная. Она не сомневалась, что менты уже все там обшмонали, и искать ничего не собиралась. Она просто хотела потолковать с соседями. Может, кого из знакомых ей личностей обрисуют?

Оказалось, что Крючкова снимала комнату с двумя соседями, один из них и открыл дверь Татьяне. Только взглянув на данного представителя славного семейства гомо сапиенс, женщина сразу поняла, в каком ключе придется вести разговор.

– Земляк, тут моя Марина жила?

– А ты кто ей будешь? – пробулькал косматый мужик, одетый в трико гордой марки «Адидас» и обыкновенную синюю майку, всю заляпанную донельзя различными по цвету и составу пятнами.

– Сеструха ее старшая, – горестно вздохнула женщина, напирая грудью на немного опешившего аборигена, невольно отступающего под натиском в коридор коммуналки, – только сегодня утром приехала.

Глядя на физиономию субъекта, таращившегося на Татьяну круглыми бесцветными глазами и пытающегося родить соответствующую обстановке мысль, можно было уверенно сказать, что человек сей – большой любитель промочить горло. Даже скорее не любитель – профессионал в этом деле!

– А менты комнату ее опечатали! – выдал лохмач и опять замолчал, топчась на месте.

– Эх-эх! – вздохнула Соколова. – Я ведь даже подруг ее не знаю! И помянуть сестренку не с кем! Не по-человечески это! Правильно я говорю? – обратилась женщина к индивидууму в фальшивом «адидасе».

– Это, конечно, да, – сразу согласился тот и зачесал под носом.

– А ты его не спаивай! – вдруг раздался грозный рык, и из распахнувшейся двери комнаты появилась, дыша пламенем, женщина примерно такого же внешнего вида, что и открывший Татьяне входную дверь субъект. Нет, женщина выглядела намного хуже – под обоими глазами у нее красовались темно-синие пятна, на скуле также багровел синяк. Она с яростью в мутных зенках уставилась на совратительницу.

– Ты чего орешь?! – подавшись к ней всем корпусом, пробулькал мужик.

Его благоверная во избежание неприятностей отскочила обратно к двери и уже оттуда, обращаясь к Татьяне, заверещала:

– Не наливай ему! Видишь, что он делает!

– Да это сестра нашей Маринки! Помянуть хотела, а ты, курва старая, орешь на человека! – просветил местный дебошир свою половину.

– Маринки? – недоверчиво глядя на женщину, переспросила та.

– А что, не похожа? – немного с вызовом в голосе ответила вопросом на вопрос Соколова.

– Да нет, похожа, – смущенно пробормотала супружница лохматого.

– Ну так что, народ, брать пузырек? – в лоб спросила Татьяна, наверняка зная, что отказа не последует.

– Дай ему, он сходит, – кивнула на аборигена коммуналки дама с фингалами.

– Чего брать-то? – Получив полтинник, индивид задумчиво почесал затылок.

– Водки, – пожав плечами, распорядилась Татьяна.

Мужик что-то проворчал себе под нос, натянул на ноги старые ботинки и исчез за дверью.

– Пошли к нам, а то сейчас бабка на кухню припрется. Меня Зоя зовут, – неожиданно робко представилась женщина. Татьяна назвалась в ответ, и они прошли в апартаменты супружеской четы.

Жилье было под стать хозяевам. В длинной, как пенал, комнате царили обветшалость и уныние. Вещи и мебель всерьез претендовали на то, чтобы в скором времени удостоиться звания антиквариата. Слово «ремонт» и обитатели этой квартиры, наверное, были взаимоисключающими понятиями.

Татьяна уселась на стул, показавшийся ей наиболее приличным. Тот жалобно заскрипел под филейной частью ее тела, но не преподнес гостье никакого каверзного сюрприза.

– Сейчас Миша придет, – успокоила ее Зоя, – он долго не ходит!

Татьяна постепенно втянула женщину в разговор. Оказывается, к убитой ходила масса народа. Изо всех пронырливой соседке больше других запомнилась такая же белобрысая девица, как и погибшая, да еще один мужичок молодой.

– А что за мужик? Не Игорем зовут? – Кадетка ляпнула первое из пришедших ей на ум мужских имен.

– Не-а, – с тоской подходя к окну, отрицательно мотнула головой Зоя, – он нерусский. Грузин, что ли? Ле... нет, не помню, как зовут! Может, Миша вспомнит?

Пришлось ждать лохматого Мишу, который принес с собой две бутылки разбавленного спирта, запах перегара и четыре помидорины. Наорав на спутницу жизни за то, что она до сих пор не соорудила закуски, он выгрузил содержимое сумки на заваленный хламом стол.

– А из чего я тебе приготовлю? – робко поинтересовалась забитая женщина у грозного супруга. – Из штанов твоих драных?

– Из чего, из чего, – беззлобно забубнил тот, шаря взглядом по столу, будто собирался отыскать там что-либо, пригодное заедать самопальную водяру. – Вот, помидоры хотя бы сходи помой! – наконец в раздражении указал глава семейства на принесенные им же дары природы.

Зойка сгребла их со стола и молча отправилась на кухню. Вернувшись, она порезала помидоры дольками и спросила благоверного:

– Слышь, ты не помнишь, как того армянина звали, что к Маринке приходил?

– Не армянин, а грузин, – обстоятельно поправил знающий толк в этом вопросе пьяница, – зовут его Леван. Хороший человек! – вздохнув мечтательно, добавил Мишка.

– С чего ты решил, что он хороший? – несколько язвительно поинтересовалась Зойка, усаживаясь к импровизированному столу, сооруженному из большущего табурета.

– Он меня сколько раз выручал, когда я с похмела маялся, – терпеливо объяснил ей муж, торопливо распечатывая водку, – и никогда о долге не напоминал. Мол, отдашь, когда сможешь. Во! Человек!

– Ну, понятно, почему он стал у тебя хорошим, – не удержалась от ехидства Зойка, поднимая свой стакан.

– Ты – баба вредная, – махнув свою порцию спиртного и занюхав помидоркой, заметил Михайло, – за это тебе всегда и достается.

– А что я сказала?! Что сказала-то?! – сразу испуганно затарахтела женщина, округлив подбитые очи.

– Вот и молчи...

Неизвестно, во что переросли бы семейные разборки непутевой четы, но Татьяна вновь взяла инициативу в свои руки.

Путем постоянного поддержания разговора в нужном русле ей удалось выяснить, что Леван заходил к убитой примерно раз в две недели, а то и реже. Зато подружка к ней наведывалась почти каждый день. Насчет остальных посетителей комнаты покойной ни муж, ни жена ничего определенного сказать не могли.

Оставив пару допивать водку, Соколова распрощалась с алкашами и, захлопнув за собой дверь коммуналки, спустилась по лестнице во двор.

«Леван... Леван», – Кадетка перебирала в памяти всех знакомых мужчин, но никто с таким именем не всплывал из ее глубин.

Зато Татьяна вспомнила, что у нее в знакомых имеется армянин. К нему-то женщина и решила направиться. Звали знакомого Владимир. Человек этот занимался оптовой торговлей, был очень шустрым и расторопным малым.

Кадетка покинула двор и направилась к остановке. Разъезжать на такси денег у нее не было.

«Интересно, за что ее шлепнули?» – невольно задала она себе вопрос, который должен был всплывать вновь и вновь.

«Действительно, а за что?» – уже всерьез принялась размышлять Танька. Она прекрасно понимала, что если удастся разгадать мотив убийства, то это пятьдесят процентов того, что удастся найти убийцу.

«Несомненно, менты правильно определили профессию покойной. – Татьяна поднялась в салон автобуса и, сев на свободное место, отвернулась к окну. – Тогда всплывают несколько вариантов. Кража чего-то такого у клиента, за что могли убить, – это первое. Второе – она стала свидетельницей событий, из-за которых могут убить. Третье – большой долг. Ну и последнее – наградила кого-то нехорошей болезнью. Пожалуй, все».

Немного подумав, Татьяна почти наверняка отмела последние два варианта. Должников, как правило, не убивают. Только если те уже внагляк отказываются платить. Тогда для острастки других – да.

Но молодая девушка вряд ли могла задолжать большую сумму, да и откровенно кидать тоже вряд ли бы стала таких людей, которые могут ножичком пощекотать. Марина работала эскортницей. Конечно, разные люди попадаются, но наивной девушка была вряд ли.

Хотя мог случиться и такой вариант: девка не отнеслась серьезно к человеку, за лоха держала, а тот саданул ее под сердце. Но, как говорят менты, деньги и ценности убийца не тронул. Не вяжется что-то с версией о долге покойной кому-то.

Венерическое заболевание Татьяна отмела сразу, поскольку у убитой нашли кучу презервативов. Да и не станет профессионалка работать без резины. Но на всякий случай отложила в памяти, что не худо бы спросить об этом у следака.

«Остается вариант кражи или того, что покойная стала свидетельницей чего-то, что ей никак не нужно было видеть», – подвела итог своим размышлениям Соколова.

Теперь возникал следующий вопрос: кому из знакомых она могла рассказать про это? Левану? Вряд ли. Закадычной подруге – вполне возможно. Но как ее найти? Соседи покойной даже имени ее не знали, сказали, что последний раз та заходила недели две назад.

«Возможно, девушки вместе ездили куда-то, и загадочная блондинистая подружка – ключ к разгадке тайны гибели Марины Крючковой, – размышляла Татьяна, провожая взглядом знакомый городской пейзаж за окном автобуса. – Но теперь, узнав, что подругу шлепнули, та забьется в угол и будет дрожать там, как серенькая мышка!

А возможно, это простая бытовуха или маньяк какой-нибудь вновь объявился, – подумала Татьяна, – все может быть!»

Она поднялась и подошла к передней двери. Оплатив проезд, женщина сошла около Крытого рынка и направилась к группе складов, расположенных за аптекой.

Нужный ей человек оказался там. Владимир весело разговаривал о чем-то с одним из своих земляков. Заметив гостью, он кивнул ей головой, здороваясь таким образом, и продолжил прерванный разговор. Татьяна терпеливо дождалась, пока мужчина освободится.

– Чему обязан вашим визитом? – Владимир подошел к женщине.

Она знала торговца несколько лет. Несмотря на то что улыбка почти не сходила с его лица, Володя был человек очень серьезный, и за показным, несколько развязным поведением скрывалась натура, умеющая предельно концентрироваться, мгновенно переваривать полученную информацию и извлекать из этого пользу.

– Ты не знаешь такого грузина, зовут его Леван?

– Леванов даже в Тарасове много, – усмехнулся тот.

– Он любит молоденьких девушек, блондинок, возможно, иногда кайфом балуется.

– Ха-ха! – не выдержав, рассмеялся Вовчик, хлопнув рукой себя по коленке. – Все мои земляки, ну или почти все, любят молодых красивых женщин. Блондинок. Многие не прочь кайфануть. Какой он внешне? На чем ездит?

– Ничего не могу тебе сказать, – пожала плечами Татьяна, – кроме того, что ему лет под тридцать, может, постарше немного, и у него есть знакомая девушка в центре города, обитающая в одном из домов старого жилфонда на Казачке.

– А тебе это зачем? – подозрительно прищурился Вовчик.

– Что-нибудь знаешь?

– Нет, – пожал плечами мужчина, поставил на ящик ногу и поправил носок, – что-то никто из знакомых под данное вами, сударыня, описание не подходит. Просто в голову не лезет!

Татьяна поняла, что Вовчик начал паясничать. Значит, если и известно что-то, то вытянуть из него информацию будет практически невозможно.

«Но попытаться нужно», – сказала себе Татьяна, быстро соображая, как бы поудачнее подъехать к нему.

– Понимаешь, Володя, там девчушка проживала по этому адресу. Девушка – моя родственница. Соседи видели этого Левана. А девушку недавно зарезали. Сечешь?

Мужчина так и не убрал ногу с ящика, только теперь еще уперся в полусогнутое колено руками.

– Ну? – Ненужную улыбку после слов Татьяны как ветром сдуло с его лица.

– Так вот, я просто поговорить с ним хотела, скажем так, предварительно. Вдруг на него менты раньше меня выйдут?

– А тебе все это зачем?

– Я же тебе говорю: несчастная – моя родственница.

Владимир посмотрел на женщину, потом его взгляд уже без тени веселья уперся в собственный ботинок и не отрывался от него минуты две.

– Ладно! – наконец вздохнул он. – Посиди в «Ромашке». Я минут через десять к тебе подойду.

«Ромашка» встретила Татьяну аппетитными запахами, соблазнительно вплывающими с кухни кафе в зал.

Татьяна вспомнила, что последний раз ела давно и пора подкрепиться. Просмотрев меню, женщина остановила свой выбор на мясном салате и блинчиках с мясом. Запить эти деликатесы путана решила компотом, на этот раз проигнорировав любимый кофе.

Вовчика не было довольно долго. Женщина не только успела пообедать и выкурить сигарету, но и начала думать, не приключилось ли чего с ее знакомым.

Все же он появился. Причем не один. С ним был другой мужчина, примерно его возраста, такой же черноволосый и кареглазый.

– Ты Левана искала? – Если Владимир, проживший почти пятнадцать лет в России, разговаривал без акцента, то его земляк похвастаться этим не мог.

– Да, я, – подтвердила Татьяна после того, как мужчины сели на свободные стулья.

– Зачем он тебе?

– Это ты? – вопросом на вопрос ответила Татьяна.

– Нет, просто у меня есть земляк. Его зовут так. – Мужчина внимательно смотрел на нее. Его черные глаза ни на мгновение не отрывались от ее лица.

– Марина Крючкова. Фамилия ни о чем не говорит?

– А кто такая?

– Девушка, молодая. Блондинка. Ее вчера ночью зарезали.

– Кто?!

– Не знаю.

Владимир во время всего диалога с отсутствующим видом поглядывал по сторонам, не вмешиваясь в разговор.

– А что ты от Левана хотела? – обмозговав услышанное от Кадетки, уже спокойно поинтересовался приятель оптовика.

– Да хотела с ним поговорить раньше, чем это сделают менты, – прикуривая, спокойно ответила женщина, между тем внимательно наблюдая за реакцией уроженца гор.

– Менты? Почему менты?! – Собеседник от изумления выпучил глаза. Чувствовалось, что он не очень рад такому повороту в разговоре.

– Ну, как почему? Убили мою родственницу. Соседи ее говорят, что к ней частенько заглядывал этот мужчина. Может, он что-нибудь знает? Зачем мне скрывать его имя от ментов?

Неожиданно земляки, совершенно позабыв про Кадетку, заговорили на незнакомом той языке. Единственное, что смогла понять из их напряженной беседы женщина, так это то, что приятель Левана обвинял Владимира в чем-то. Наконец они пришли к согласию и разом замолчали. Первым заговорил незнакомец. Посмотрев на Татьяну Соколову пристальным взглядом, он тихо сказал:

– Зачем ты хочешь сдать ментам этого человека? Он ни при чем.

– Тогда чего ему бояться? – резонно поинтересовалась женщина.

– Слушай! Ты такая умная, да? Ты всегда везде свой нос суешь?! – неожиданно вспылил приятель Владимира. Потом, так же резко остыв, отвернулся в сторону и задумался о своем.

Татьяна поняла, что пора идти ва-банк.

– Леван, – женщина взяла парня за руку, и тот вздрогнул от ее прикосновения, – если ты не убивал девушку, в уголовке ничего о тебе не узнают, по крайней мере – от меня. Я же хочу только знать, какие у вас были отношения с Мариной?

– Я... у нас были очень хороший отношений, – акцент молодого мужчины заметно усилился. Чувствовалось, что он взволнован не на шутку.

– Ты ей наркоту доставал? – в лоб спросила Кадетка.

Леван опять вздрогнул.

– Да не жмись ты, – женщина криво усмехнулась, – я сама не первый год на игле сижу. В этом плане закладывать я тебя не собираюсь – саму бы кто-нибудь не вложил! И спрашиваю я только затем, чтобы понять – не могла она кому-то задолжать? Может, из-за этого ее и убили?

Мужчины опять на некоторое время занялись частной беседой, из которой Татьяна, естественно, не поняла ни слова.

– Я ей ничего не доставал! – серьезно глядя на Соколову, наконец на русском ответил грузин. – Клянусь мамой! Где она ширево брала – я не знаю! Знаю только, что у татар где-то. Это раз! Второе, – приятель Вовчика выдержал эффектную паузу, буравя ее тяжелым взглядом, – если ты капнешь на меня в милицию, то у тебя неприятности будут! Так что лучше забудь про меня. Я зла твоей сестре не делал! – еще раз заявил он на прощание и поднялся, давая понять, что разговор окончен.

– Она не могла тем задолжать? – поинтересовалась Татьяна, имея в виду торговцев, у которых покойная покупала наркотики. Леван понял ее правильно. Он задержался на секунду, обдумывая ответ, и покачал головой.

– Нет, навряд ли. Скорее всего, то, что произошло с Мариной, – несчастный случай, – вздохнув, сделал он вывод.

– Вот это вряд ли, – убежденно ответила Татьяна, отрицательно мотнув головой.

– Почему ты так думаешь? – заинтересовался Леван, вновь присаживаясь на стул.

Татьяна считала, что она обладает неплохой интуицией. И сейчас эта интуиция подсказывала ей, что Леван действительно непричастен к убийству.

– Ну, представь себе, – осторожно начала она, попутно взвешивая, что можно сказать, а что нельзя, – девушку убивают одним-единственным ударом. Раз – и готово! Второе: ни денег, ни золота, вообще ничего ценного убийца не взял. Изнасилования тоже не было. Словом, ничего такого, что указывало бы на ограбление или сексуальные притязания. Потом, само место и время: в два с чем-то ночи на железнодорожных путях. Что она могла там делать?

Грузин засопел, видно, собираясь что-то сказать. Татьяна замолчала, ожидая, когда же он наконец разродится.

– Она недавно уезжать хотела. Может, как раз приэхала?.. Может... – Тут задумчивый взор кавказского джентльмена озарила догадка, и он затараторил возбужденно: – Может, Марина в поезде с кем не нужно познакомилась? Всякое бивает! Потому и случилось все около железной дороги? Что менты говорят? Билет у ней нашли?

– Не знаю, не спрашивала, – скорее для себя, чем для Левана, задумчиво ответила Татьяна. – А куда она уезжала?

– Я не знаю, нужно ли тебе говорить, – вновь засопел молодой мужчина.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное