Михаил Серегин.

Менты с большой дороги

(страница 5 из 23)

скачать книгу бесплатно

Санек показал рукою новое направление движения, буквально поедая взглядом аппетитную гражданку. Она заметила это. Все симпатичные женщины кожей чувствуют обращенное на них внимание. Кажется, не будь этой подпитки всеобщим восхищением, красота оставит о себе одни лишь воспоминания. Короче говоря, девушка все заметила и правильно приняла на свой счет. Плавной походкой она приблизилась к Зубоскалину и вручила ему маленькую записку.

– Позвони, когда будет время, – томно произнесла она.

Санек приосанился. Он не предполагал, что завоевание доверия получится таким кратковременным и эффективным.

– Как насчет вечера?

– Идет.

Несколько секунд спустя прекрасное видение скрылось за поворотом.

– Йес! – по-ребячески выкрикнул Дирол, сделав рукой характерный жест.

Водители ближайших автомобилей не вполне поняли, что показывает регулировщик и на всякий случай притормозили. Машина, идущая следом, впечаталась в зад впереди идущей. Но Дирол этого не заметил. Он с благоговением развернул записку и прочитал: «02, звонить в любое время суток».

– Черт! – выругался парень, безнадежно махнув рукой, за чем последовало еще два дорожно-транспортных происшествия.

* * *

Кулапудову достался самый ответственный пост – напротив банка «Зюзюкинск-Инвест». Ни для кого не секрет, что самые матерые преступники грабят именно банки, а следовательно, бдительность на вверенном Веньке участке должна быть повышена вдвойне, а то и втройне.

Кулапудов очень старался. В первую очередь он тщательно изучал всех, кто входил в банк, а также кто из него выходил. Примечая всех подозрительных, Венька записывал приметы в маленький блокнотик, прихваченный из общежития специально для такого случая. Во-вторых, парень тщательно обследовал все близлежащие люки на предмет наличия в них нежелательного социального элемента, как то воров или банальных бомжей, желающих поживиться. На счастье, в подземной части города все на первый взгляд обстояло благополучно.

«Но враг не дремлет. Он либо спит, либо действует», – повторил про себя крылатую фразу полковника Подтяжкина курсант и бдительность не ослабил.

Венька буквально не спускал глаз с огромного здания банка, пока не услышал звон стекла. Звуки доносились с противоположной стороны проспекта.

Венька обернулся и машинально схватился за кобуру. У магазина со звучным названием «Сапоги, валенки, унты ведущих производителей мира» оказалась выбита витрина. Дело попахивало ограблением.

В два прыжка достигнув входа в магазин, курсант с секунду постоял у нее, собираясь с духом, вышиб ногою дверь и одним махом проник в просторное фойе.

– Никому не двигаться, – как можно громче выкрикнул он, нацеливая пистолет в просторный зал. – Руки вверх.

Оружие было учебное. Боевое курсанту третьего курса никто бы не дал. Но эффект неожиданности и грозный вид пистолета не позволит сразу догадаться о его характере преступному элементу, что поможет выиграть время.

Три продавца за стойками и несколько посетителей послушно подняли руки и стали ждать.

Венька растерялся. Кто из них вор, с первого взгляда трудно было догадаться. Ни на одном из присутствующих не было черного чулка – обязательного атрибута грабителей.

– Г-гражданин н-начальник, по-п-позвольте мне покинуть вас, у меня т-талончик к зу-зубному, – прошамкал маленький полный покупатель лет сорока-сорока пяти, с обмотанной больной щекой, и боком, осторожно сделал шаг к двери.

– Стоять на месте! – взревел Кулапудов.

Ему стало все предельно ясно. Преступник сам себя выдал, начав разговор первым. Хотел по-тихому смотаться с места преступления. Не выйдет! Он-то, наверное, думал, что Кулапудов ничего не понял. Кулапудов все понял! Повязка эта на щеке липовая, сделанная ради маскировки. Голос изменен до заикания специально, на тот случай, если у Веньки записывающее устройство в кармане. А маленький рост… маленький рост… Да просто, чтобы казаться незаметным.

Венька моментально раскусил главу шайки, но арестовывать его сразу не стал. У Заики – как сразу же окрестил его курсант – должны были оставаться в здании сообщники, и их предстояло вычислить.

– Мама, мне надо пи-пи.

«Этот? – мысленно спросил себя Кулапудов, окидывая взглядом ребенка лет семи, который настойчиво теребил подол матери. – Вряд ли. Он безоружен».

Тогда кто?

«Логика, дети мои, главное оружие следователя, – говорил на занятиях по криминалистике капитан Мочилов. – В самых безвыходных ситуациях она вам поможет». «Тонкий психолог по незначительным деталям способен отличить обыкновенного обывателя от преступника», – вспомнились лекции лейтенанта Смурного. И Венька решил воспользоваться советами учителей.

– Всем выйти из-за стеллажей и построиться в шеренгу, – приказал он.

Покупатели и продавцы неохотно последовали в центр зала и выстроились.

– Три продавца и четверо покупателей, не считая ребенка, из них один симулянт с больным зубом и беременная женщина, – вполголоса посчитал курсант. – Неплохо.

У беременной вполне мог оказаться накладной живот, в котором спрятаны взрывчатка, автоматы и загранпаспорта всех участников злостного нападения.

– Позвольте заметить, что я все-таки не могу терпеть, – пожаловался глава шайки и Заика в одном лице.

– Тогда не терпите.

– Хорошо, – согласился грабитель, свалился на пол и, скорчившись, застонал.

Мужчина в новеньких валенках, около которого упал Заика, чуть отодвинулся в сторонку, мелькнув белой этикеткой на голенищах.

– Так-так, – понимающе протянул Кулапудов, делая вполне логический вывод: преступники решили прихватить с собой не только всю выручку за день, но и унести на себе товар. Неплохо продумано.

Три преступника были найдены. Стандартный состав шайки, занимающейся грабежом магазинов. Можно было производить задержание.

– Что? Магазин закрыт? – послышался голос нового посетителя, вошедшего только что в дверь.

– По техническим причинам, – хором ответили продавцы.

Венька подозрительно прищурился и подошел ближе к работникам торговли.

– Почему такое единодушие? По какой причине вы не позволяете потенциальному покупателю войти в «Сапоги, валенки, унты ведущих производителей мира», когда от посещаемости зависит ваша непосредственная прибыль?

Продавцы шумно проглотили слюну и ничего не ответили. Становилось ясно, что грабители действовали в преступном сговоре с кассиром и консультантами. Число преступников росло и ширилось, как на дрожжах.

– Мама, я сейчас сделаю лужу.

А эту парочку наняли для отвлечения внимания.

– Встать в строй! – скомандовал Венька вновь пришедшему, правильно рассчитав: где восемь преступников, там и для девятого место найдется.

– А сейчас я зачитаю вам ваши права.

Неожиданное событие заставило Кулапудова на минуту замолчать. В здании погас свет. Полумрак завладел комнатой, смешав все карты курсанту Высшей школы милиции и дав фору преступному элементу. Венька понял, что промедление может оказаться роковой ошибкой, и дал предупредительный выстрел в воздух.

* * *

Федя был обижен на всех и вся. Ему досталась никому не интересная окраина, где жили одни старики и старушки в частных домишках. Естественно, если они в молодости и нарушали закон, то к началу двадцать первого века ушли на пенсию по состоянию здоровья. В восемьдесят лет не залезешь в форточку на девятом этаже, чтобы ограбить квартиру.

На улицах было пустынно, ухабисто и грязно. Лишь тощие нервные курицы оживляли пейзаж, перебегая время от времени через дорогу, да дворняги за заборами сообщали о своем существовании истеричным лаем. Феде было скучно, но не долго. На втором часу патрулирования парень заметил движение в одном из дворов, а также шум и подозрительные крики. Где-то явно происходил скандал, возможно с рукоприкладством. Ганга решительно одернул форменную рубашку. Он твердо решил не допускать беспорядков на своем участке, а потому, печатая шаг, направился в сторону неспокойного двора.

– А-а-а, в кои-то веки милиция пришла вовремя, – протянула пожилая женщина склочного вида с некрасиво выбившейся из пучка волос облезлой прядью. – Где это видано?

Ганга деловито прошел во двор и, остановившись, оценил обстановку. Помимо склочной дамы, среди многочисленной рухляди, обильно разбросанной по двору, стоял виновато моргавший маленький мужичок с куриной лапкой в руке.

– Товарищ лейтенант, – повысила Федю в звании хозяйка дома, – вы как нельзя кстати. Подойдите ближе, я буду с вами беседовать.

Хотя тон был приказной, а слова не вполне корректные, Ганга почему-то не обиделся. Он послушно проследовал к спорящим.

– Ближе, – властно придвинула его за рукав женщина. – Митя, дай лапку. Вот! Что это такое, скажите на милость?

Она торжественно протянула куриную конечность и ткнула ею в нос курсанту. Федя удивленно приподнял бровь.

– Часть тела курицы, нижняя ее конечность, в простонародье называемая лапкой или ножкой, – пояснил парень.

– Нет, вы посмотрите, он издевается надо мной. Ратуйте меня, бабоньки, ратуйте!

Федя пошарил глазами по сторонам, в надежде найти тех, кому следовало произвести непонятное действие «ратуйте». Ни одной особи женского пола, не считая пацифисток кур, в поле зрения не появлялось. Себя и того самого Митю, который продолжал виновато хлопать глазами на жену, Ганга к «бабонькам» причислить не мог.

– Я спрашиваю, почему от моей лучшей несушки остался только набор для холодца? А?

Федя с надеждой посмотрел на Митю, ожидая в его глазах найти ответ на поставленный вопрос. «Что с ними, с бабами, сделаешь», – безнадежно пожаловались глаза того и обреченно прикрылись ресницами. Курсант понял, что отвечать снова придется ему.

– Возможно, вы слишком много мяса едите, – предположил Ганга.

– Кто? Я? – возмутилась женщина. – Митя, что ты молчишь, когда твою жену оскорбляют?

– Ну, дорогая, возможно гражданин милиционер не вполне тебя понимает…

– Я так и знала, что ничего умного ты сказать не сможешь.

Она решительно закатала широкие рукава потертого фланелевого халата. Митя непроизвольно вжал голову в плечи, а у Феди мелькнула мысль, что сейчас его будут бить. Парень заранее пожалел себя. Однако дело разрешилось мирным путем.

– Это, – потрясла куриной лапкой над головой склочная дама, – украденная лапка.

Федя потихоньку начал понимать, в чем собственно состояла проблема. Парень достал из кармана блокнот, ручку, мгновенно посуровел и приготовился записывать.

– Где, когда и при каких обстоятельствах вы похитили продукт питания, именуемый куриной лапкой? Кто является потерпевшим? Действовали ли вы одни или в сговоре с другими преступниками?

С каждым хлестким вопросом, режущим прямо в глаз, женщина все ниже приседала на подгибающихся ногах, как рыба хватая ртом воздух.

– Вы можете не отвечать на вопросы, можете требовать адвокатов, но помните – добровольное признание уменьшает вашу вину и смягчает степень наказания.

Тетушка шлепнулась на перевернутый вверх дном тазик, который по счастливой случайности оказался у нее под ногами, и в голос запричитала:

– Ой, и да за что ж я такая горемычнаяя-я-я! Ой, да и кто ж меня пожалеет сиротинушку-у-у! Да до чего ж власти нынче стали несговорчивые-е-е, все денег им подавай, взятку всучи-и-и! А где же бедной женщине взять такие деньжищи-и? Когда дети не кормлены, для внуков садик не оплачен, Мефодиевне, злыдне поганой, долг не вороче-е-ен!

– Говорите, пожалуйста, помедленнее, я не успеваю записывать, – попросил Ганга.

– Неужто заметешь, начальник? – внезапно успокоившись, спросила хозяйка дома.

– Как суд решит.

Новый взрыв причитаний наполнил округу. Вокруг двора стали собираться люди. Это на первый взгляд кажется, что в частном секторе практически никого не осталось и люди там словно динозавры вымерли. Но случись беда или другое какое занимательное событие, как народу соберется столько, сколько не мечтал видеть сам Басков на своих концертах. Словно грибы после дождя, из-за забора повысовывались головы многочисленных любопытствующих. У истории с курицей случился настоящий аншлаг.

– Чавой-то тама? Чаво? – спрашивал седой как лунь житель города Зюзюкинска, прикладывая к уху допотопный слуховой аппарат раструбом.

– Алевтина-то, Яковлевна наша, в преступники подалась. Зарезала кого, иль ограбила по-крупному. А может, и то и другое.

– За ней станет. Помните, как по прошлому году она у меня трешку в долг заняла, да так и не вернула.

– А у меня банку трехлитровую брала, целую, почти новую совсем. А вернула с лопиной. Вот, ей-богу, не вру, с лопиной во-от такой!

Зрители немного смутили Федора Гангу, но, с другой стороны, они прибавляли ответственности его поступкам. К тому же за понятыми, в случае чего, далеко ходить не надо будет.

– Ты, того, начальник, шибко на нее не ори, – скромно попросил Митя. – Нервная она у меня шибко, вот и голосит, будто в оперном театре. А ножку эту не она украла. Здесь ее вины ни грамма нет.

– Выходит, ваша Алевтина Яковлевна скупщик краденого? – догадался Федя.

– Вот это не знаю. Не могу сказать, потому как к вранью не приученный. На рынок ходит и покупает там чего не попадя, а краденое это или нет, на нем же не написано. Только лапку эту никто не покупал. Я ее нашел на улице, у соседского двора.

– Тогда я ничего не понимаю.

– Так тут и понимать нечего, гражданин хороший. Курочка у нас с Алевтиной была.

– Особые приметы?

– Да какие особые приметы! Пестрая она и клюв желтый, как у всех курей в округе.

– И коготка, коготка на правой лапке не хватало, – вставила женщина.

– Вас, Алевтина Яковлевна, я отдельно допрашивать буду.

– И везде-то нашего брата, женщину, притесняют мужики проклятые-е. Очереди на допросах устанавливают не по справедливости, а по половому признаку-у-у! – продолжила свою песню Яковлевна.

– Попрошу вас временно замолчать, гражданка. Вы мешаете следствию.

Алевтина мгновенно закрыла рот, словно только что и не причитала о безудержном горе.

– Суровый начальник. Серьезный, – уважительно донеслось из-за забора.

– Ага! Несмотря, что молодой, да еще и иностранец. Враз какого нарушителя на чистую воду выведет.

Федя откашлялся, скрывая возникшее смущение.

– Итак, – обратился он к Мите, – вы утверждаете, что нашли улику преступления у двора вашей соседки?

– В аккурат верно.

– Кто-нибудь видел, как вы подобрали часть от расчлененного трупа?

– Ах! – разом выдохнули зрители, среди которых вполголоса понеслась новая весть, обрастая различными дополнительными фактами.

– Неужто маньяк в наших краях появился?

– Вот и сюда докатилась цивилизация, туды-т ее в качель!

– Всех режет, под чистую. А особенно любит детей малых…

– Около школ да садов ясельных обитает, антихрист. Там выслеживает себе жертву.

– И как начнет рубить на клочки мелкие! Только успевай глаза закрывать, чтобы брызги не попали. Видать, мясником раньше работал…

– Чего ж это творится, люди добрые?! Как жить теперь? Как?

Риторический вопрос завис в воздухе, заставив людей крепко призадуматься. Митя почесал за ухом и сознался:

– Почитай все, кто здесь находится, и видели. Не считая вас, конечно.

– Почему это вы меня не берете в расчет? – обиделся Федя.

– Новенький вы у нас. Всех наших обычаев не знаете.

Федя призадумался.

– Хорошо. Назовите поименно всех свидетелей. Опишите местонахождение каждого из них в тот момент, когда была найдена улика.

– Всех назвать не могу, потому как не видел ни одного. А это ваше местонахождение запросто скажу. У окошка в доме своем каждый сидел и на улицу посматривал. Где чего происходит, кто к кому в гости приходит, кто чего делает – все примечается и фиксируется в мозгу у каждого.

– Что же и совершение преступления народ видел? – удивился Федя.

– А то!

– И преступника могут опознать в лицо?

– Могут, но не опознают.

– Почему?

– Традиция такая – ничего менту не говорить.

Федя озадаченно сел на маленькую скамеечку грязно-серого цвета. Что-то не состыковывалось в его голове. Преступление было налицо, преступник тоже вроде как намечался, но что за преступление, кто именно преступник и в чем именно ущемили пострадавшую, оставалось загадкой.

– Да ты не горюй, сынок, – сжалился Митя. – Я тебе сам расскажу, кто нашу курицу зарезал. Мефодиевна это, соседка наша. Вон ее двор.

– И я о чем говорю, – не вынесла долгого молчания Алевтина Яковлевна. – Надобно к ней пойти и все сказать как на духу. Мол, гони нам курицу, такую же несушку, али деньгами компенсировай. Понимать надо, несушка все ж таки!

Федя сам не заметил, как оказался крепко подхваченным под руки Митей и Алевтиной и отведен к дому соседки, злостной похитительницы курей. Домишко ее был небольшого размера, давно не ремонтировался, забор и двор пришли в запустение. Среди молодых весенних побегов более всего расплодилась под окнами молодая крапивка, буйно зеленея и забивая мирную мураву. Калитка запиралась на один лишь хлипкий засов, который легко открывался, если перекинуть руку через низенький забор. Внутри, в самом дворе, в видавший виды пенек было воткнуто орудие преступления.

– У-гу, – понимающе промычал Федя и подошел ближе.

Вокруг пенька трава была вытоптана до серого чернозема, на котором виднелись характерные бурые пятна. Пенек был также отмечен нужного цвета пятном. Казалось, дело с убийством курицы было раскрыто. Оставалось только отправить кровь на экспертизу, снять отпечатки когтей с вещдока, то есть с найденной лапки, и со спокойной душой закрыть дело. Федя осторожно отковырнул ножиком щепку с пенька, испачканную в крови.

– Пакет полиэтиленовый у кого-нибудь есть? – спросил он.

Зрительный зал предупредительно зашуршал. Через пару минут в сторону гражданина начальника было протянуто около пятидесяти разных пакетов: свежих и использованных, чистых и с крошками хлеба, целых и с завязанными узелком дырками.

– Чего это к моему пеньку паломничество такое? Никак он вам чем понравился? – донеслось с крыльца дома.

Без сомнения, это была сама преступница, взволнованная тем, что место совершения преступления раскрыто, причем у нее же во дворе.

Федя оторвал взгляд от вещдоков и сурово посмотрел в ту сторону, откуда доносился голос. Щепка, пропитанная кровью, сама выпала из правой руки, а орудие преступления – топор, – скатапультировав из правой, гулко стукнулся о ногу.

– Ить, чего-то я плохо видеть стала. Никак бусурманин с набережной? Стало быть, судьба нас сводит с тобой, сокол ты мой сизокрылый.

* * *

– Мой мачо, ты меня нашел, – ласково пропела обладательница кабриолета «Победа» и в мгновение ока оказалась около Пешкодралова.

Кот угрожающе вздыбил шерсть и пустил пару искр прямо на новенькую Лехину форму. Две небольших дырочки навсегда остались на память курсанту о злейшем его враге, пострадавшем, но не побежденном.

– Есть предложение поехать к тебе домой, – горячо зашептала на ухо женщина. – Как глупо, я до сих пор не знаю твоего имени. Не говори мне его, – она резким движением прикрыла Лехе рот ладонью. – Не говори. Пусть это остается загадкой. Так пикантнее. Ты навсегда останешься моим мачо, а я буду твоей скромной незнакомкой.

Незнакомка с неожиданной силой схватила парня за рукав и настойчиво потянула:

– Пойдем же, мой тигр, твоя тигрица соскучилась по дикой безудержной охоте.

– Я на работе, – твердо заявил Леха.

Незнакомка хихикнула в кулачок:

– Мы пить не будем.

– Но как же… – Леха показал широким жестом на дорогу, имея в виду, что он не может оставить пост, не дождавшись смены.

Женщина поняла жест парня по-своему, истолковав его в довольно вольной интерпретации.

– Сейчас все сделаем. Быстренько управимся и сдадим объект как самый образцовый и не нуждающийся в какой-либо охране, – успокоила незнакомка Пешкодралова.

Леха не успел опомниться, как она выскочила на середину дороги и стала «разруливать» ситуацию с пробкой.

– Сюда, пожалуйста, правая сторона пропускает левую. Ой, подождите! Вот тут такой премиленький белый «Пежо» подъехал. Его в первую очередь… Ничего не случится, если левые подождут. На то они и левые… Хам! Он смеет мне нецензурно сигналить!..

Труды прекрасной и скромной незнакомки не то чтобы увенчались успехом, но имели несомненный результат. Пробка, образовавшаяся отчасти по вине Пешкодралова, разрасталась с головокружительной быстротой. Женщина почувствовала себя в своей тарелке и командовала направо и налево. Требовалось срочное вмешательство человека благоразумного, иначе затор обещал принять масштабы катастрофические.

Леха дернулся вперед, на исправление искусственно созданного бедствия, но страшный зверь преградил ему дорогу. Острые клыки холодно блеснули в черной пасти, а лысая спина изогнулась дугой.

Кот прекрасно помнил обиды, нанесенные ему. Помнил и вынашивал коварные планы мести. Пешкодралову он не мог простить позорное падение с крыши третьего этажа, а также жалкий свой вид. Это же кошкам на смех, до чего он стал потрепан! Черная кошачья лапа многообещающе пробуравила асфальт, оставив в нем четыре глубокие царапины. У Лехи пробежали мурашки по спине.

– Ты будешь отвечать за нападение на служителя порядка, находящегося при исполнении, – предупредил курсант.

Но зверю было хоть бы что.

Он зло усмехнулся и ринулся в бой.

До чего могут быть быстры человеческие ноги, Леха понял лишь в то замечательное утро, когда ему посчастливилось впервые патрулировать улицы родного города. Он бежал лихо, с азартом. Мысли о самообороне таяли, лишь только парень встречался взглядом со злыми желтыми глазами кота. А потому Пешкодралов просто бежал, стараясь ни о чем не думать. Скромная незнакомка, увлеченная новой своей забавой, нисколько не заметила исчезновения двух особей мужского пола, в которых она души, можно сказать, не чаяла. Она продолжала с воодушевлением раздавать команды на дороге, запутав всех водителей окончательно.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное