Михаил Серегин.

К строевой – годен!

(страница 3 из 24)

скачать книгу бесплатно

Да уж, какое удовольствие ехать с кутилами. Он раз попал. Никаких приятных воспоминаний. Пьяных нет, и ладно.

Дети, оба мальчики, словно из одного инкубатора, хлопали на вновь вошедшего совершенно одинаковыми глазами. Что-то часто ему в последнее время близнецы встречаются.

– Ой, дяденька, а у вас нос красный, – нисколько не смущаясь, сказал один из клонированных, протягивая вперед измазанный зеленкой указательный палец с обгрызенным ногтем.

– Юра, как ты можешь? – возмутилась мать, слегка оторвавшись от журнала «Лиза». Если бы подобных реплик не требовали правила приличия, она бы и не подумала отвлекаться на такие мелочи.

Вот дед нисколько не побеспокоился по поводу того, что его внуки оскорбили незнакомого взрослого. Он невозмутимо развернул карамельку «Дюшес» и, старательно прицелясь, забросил ее в рот. Конфета загремела о голые десны.

– А меня тоже зовут Юра, – попробовал войти в контакт Мудрецкий, подходя ближе к пацанам и глядя на того, что секунду назад указывал на него пальцем.

– Я не Юра, это он Юра. Мама опять перепутала.

Женщина на этот раз не соизволила оторваться от интересной статьи, чтобы пояснить, кого из ее детей как зовут. Вполне возможно, что это журнал ее так увлек, но Мудрецкий заметил, как лицо ее немного покраснело. Не вдаваясь в подробности, Юра присел рядом. Какая к черту разница, кто из них кто. Была бы на то его, Мудрецкого, воля, он бы вообще всех близнецов одним именем называл.

Не успел он сесть, как тут же вскочил. На сиденье было что-то мягкое, и это что-то шевелилось.

Юра-старший обернулся и увидел белую крысу, страдающую ожирением и отсутствием целых, не подпаленных усов.

– Ты ее раздавил! – на два голоса вскрикнули близнецы. Один очень натурально изобразил обморок, а второй, схватив животное за хвост и бросив его на стол, принялся делать искусственное дыхание.

Крыса с обреченным видом лежала, лишь изредка, в особо болезненные моменты вздрагивая лапками. По-видимому, она привыкла к подобным процедурам и понимала, что сопротивление бесполезно.

– Я чувствую, у нее перелом бедра и предшоковое состояние, – возмущался «доктор». – Кто возместит ей моральный и материальный ущерб?

Мудрецкий с тоской посмотрел на взрослых, ожидая поддержки с их стороны. Поддержка заставляла себя ждать.

– Думаю, я смогу найти для нее лекарство.

Юра понял, что ситуацию нужно разруливать самому. Перед отъездом мама положила ему в сумку пирожки, приготовленные с любовью и с капустой. В эту трудную минуту только они могли помочь Мудрецкому. Он достал ароматно пахнущий сверток и развернул. Возлежащему без чувств, «в глубоком обмороке» близнецу мгновенно стало лучше. Он смог довольно живо сесть и вперить взгляд свой в пирожки.

В это время Юра-старший отломил небольшой кусочек и дал его благодарной крысе, которую не мешало бы посадить на диету.

– Между прочим, я тоже подвергся моральному ущербу, – высказался вышедший из летаргического сна.

– А я сколько нервничал, возвращая крысу к жизни, – вставил второй близнец.

Мудрецкий от природы не был эгоистом, хоть и рос единственным ребенком в семье.

Он раздал три пирожка троим пострадавшим. Ничего, ему оставалось еще два.

Тут он поднял глаза и увидел напряженный взгляд деда, судорожно сглатывающего, отчего борода тряслась, словно старик был под напряжением.

– Хотите? – предложил Юра взрослым.

Дед с охотой воткнул вставную челюсть в рот и, сказав «спасибо», зашамкал. И мать близнецов тоже не отказалась. Юра с тоской взглянул на пустой пакет, вздохнул. Остается только спать.

– Я немного подшофе, извините, – Юра встал. – Я сейчас постелюсь, и вы меня не услышите до завтрашнего утра, – но постель еще не принесли и пришлось сесть на место. Он чувствовал себя неловко. Чем скорее уснет, тем лучше. Поезд прибывает в шесть утра. Сейчас он отключится, только в туалет бы зайти. И когда только кончится эта санитарная зона?

…Юра спал. Шикарных проводов не закатывали. Просто с батьком наклюкались. А Верочка с матерью почесали языки. Все бы хорошо, если б не служить. Сквозь сон он чувствовал под собою возню, но не мог понять причину происходящего. Вот снова дверь в купе открылась. Встревоженные женские голоса. Кажется, спрашивают какие-то таблетки. Дети. Он едет с детьми. Что-то случилось. Мудрецкий заставил себя проснуться.

– Что произошло? – не сразу въехал в суть происходящего Юра, когда мимо него по-молодецки пронесся дед, развевая бороду по ветру.

Не обращая внимания ни на кого, он уже по пути расстегнул «молнию», для экономии драгоценного времени, и, измеряя богатырскими шагами купе, вылетел в коридор, руками поддерживая болтающиеся штаны. Близнецы были в отпаде в прямом смысле слова: оба валялись на нижней полке и старались утрамбовать поглубже вырывающийся наружу смех. Один из них, правда, не забывал прикрывать ногой от изумленной матери черную коробочку, валяющуюся на полу. Что-то знакомое для Мудрецкого промелькнуло в чертах этой вещицы.

– Мои препараты! – возмущенно воскликнул он.

Близнецам взгрустнулось. Теперь мама поймет, в чем причина несчастья, случившегося с дедом. Родительница позеленела, потом побледнела, под конец стала вообще неопределенного цвета.

– Какие препараты? – с трудом выдавила она.

Интеллигент в душе Юры не позволил ему оставлять в подобном состоянии сине-зеленую женщину. Мудрецкий успокоил ее, сказав, что препараты не опасны, всего-то несколько видов микроорганизмов.

– Они могут вызвать только тошноту и, пардон, мадам, жидкий стул, – завершил он свой рассказ жизнеутверждающим тоном.

Близнецы в восторге захохотали.

– А вот у тех, кто препараты брал в руки, может кожа с пальцев облезть.

Мудрецкий довольно посмотрел на притихших мальчишек и встал со своего места. Дверь открылась, появился дед с блаженной рожей. Сесть он не успел. Схватившись за рот и икая от очередных позывов рвоты, старикан рванул обратно.

* * *

В штабе округа он быстро нашел генерала Щеголева. Генерал, мужик лет сорока, с серьезным видом читал какую-то депешу, когда Мудрецкий вошел в его кабинет.

– А-а-а, Мудрецкий, – генерал знал, кто перед ним, благодаря адъютанту. – Мне насчет вас звонили. Причем два раза, – толстые волосатые пальцы медленно перевернули изучавшуюся только что бумагу текстом к столу.

– Мне говорили, что нужен кто-то, владеющий компьютером.

– Армия нуждается в талантах. Садись, не стой.

Мудрецкий сел.

Генерал принюхался.

– Прямо с поезда?

– Да.

– Чем они сейчас вагоны обрабатывают? Такая дрянь. Извини, но от тебя до сих пор несет. Когда в Чернодырье поедешь, купи одеколон. В дороге сойдет, а там помоешься.

– Куда?…

– Место, которое тебе обещали, извини, занято.

Мудрецкий раскис.

– Как же так, товарищ генерал?

– Так. Кто-то не любит тебя в Саратове. Очень. Уж извини.

Глава 3
ФРОЛ

Областной военкомат встретил призывников, прибывших на автобусе, узкой серой дверью КПП и расхлябанным сержантом-контрактником, стоящим на посту «номер один» – у забора, выстроенного из бетонных плит.

Начищенная медная бляха болталась у военнослужащего в районе начала бедер, что на армейском языке должно было означать, что перец он жуткий и лишний раз задевать его не следует.

Фролу сержант понравился. Пятнистая кепка на затылке, черный чуб торчит вперед и вбок, цигарка во рту пляшет туда-сюда, взгляд свысока на прибывших проходить службу в рядах ВС РФ. Он и сам бы не отказался вот так стоять и курить, пренебрежительно разглядывая салаг.

Сопровождавший призывников суровый майор, проходя мимо, потребовал от военнослужащего привести себя в порядок.

– Пряжку с яиц!

Сержант дернулся, согнал с физиономии высокомерие и принялся поправлять форму.

Фрол злорадствовал про себя:

«Хе-хе, нечего на нас пялиться, как на сынов».

После КПП начался форменный беспредел, во всяком случае, так воспринял происходящее Фрол. От него потребовали, чтобы он раскрыл сумку, где, кроме еды на двое суток и средств гигиены, ничего не было.

Искали колющие и режущие предметы. Проносить на территорию военкомата разрешалось только лезвия для бритвенных станков.

Из сумки забрали складной ножик.

– А…

– И поменьше глупостей говорите, враги могут услышать. В карманах что? – С ним общался молодой офицер.

Валетов поспешил заверить, что ничего.

– Проходи.

Новенькие вошли в одну-единственную, постоянно обновляющуюся первую роту.

Призывники поднимались по лестнице вслед за старшим лейтенантом, чья широкая спина загораживала практически весь проход.

На втором этаже офицер остановился.

– Становись, – шепотом произнес он.

Небольшая разношерстная кучка замерла. Задние навалились на тех, кто оказался рядом с лейтенантом, образовалась небольшая пробка. Кто-то неуклюже топнул по полу, и звук разлетелся по длинному коридору.

– Тихо. В школе на физкультуре не строились? – продолжал шептать лейтенант.

– Строились, – ответил пацан, оказавшийся бок о бок с Фролом.

– Говорить надо шепотом.

Народ рассосался в шеренгу.

– Раз, два, маленький восьмой. Маленький, как фамилия?

– Валетов.

– В карты играешь?

– Немного.

– Ну-ну. Я ваш командир роты, старший лейтенант Гудин. Сейчас я покажу вам помещение, где вы будете жить. Кто-то уедет в часть уже сегодня, кто-то задержится. Здесь как карта ляжет, – командир подмигнул Валетову и ехидно улыбнулся. – Сейчас осторожно подкрадываемся вон к той двери.

– А зачем? – спросил кто-то за спиной Фрола.

– Призывник, отставить свои философские вопросы. Думать и соображать за вас будет командование. Мы уже над этим работаем.

Юноши, как идиоты, не дыша, шли на цыпочках. Возглавлял поход старший лейтенант, широко растопырив руки и картинно ступая по полу на носочках.

Наконец он схватился за круглую ручку. Петли взвизгнули, офицер исчез.

За ним вошел Фрол.

Длинное помещение. Посередине коридор. С двух сторон койки в два яруса, обитые дерматином. На топчанах томилось несколько десятков пацанов.

Валетов с удовольствием заметил, как при появлении офицера в дальних углах поспешили убрать карточные колоды.

– Э! Граждане Российской Федерации, я один раз уже предупреждал. Икс, Игрек, Зет, вы не ощущаете на себе моей чуткой заботы о вашем настоящем?! Построились!

Народ медленно рассортировался по ранжиру. Фрол оказался предпоследним. Был еще и пониже его паренек. Вот уж не ожидал.

– Так, тридцать восемь попугаев. Я припоминаю, что слезно просил, умолял не играть больше, – лейтенант подошел к парню в середке. Фрол классифицировал рожу новобранца как бандитскую. – Гражданин Икс, я вас засек. Колоду сюда.

Парень смотался в дальний угол и принес оттуда карты.

Офицер зевнул.

– Молодец. Ну что, народ подчиненный, но не подневольный. Давайте-ка соберем узкий круг ограниченных лиц, разберемся с пристрастием и накажем кого попало. Для любителей азартных игр у меня всегда найдется работа. Икс, Игрек, Зет – шаг вперед. – Хозяин карт и еще двое по бокам вышли из строя. – Через час наблюдаю чистый коридор.

– Подмести? – поинтересовался Икс.

– Вымыть тщательно. И возьмите с собой Дабл Зет, он тоже любит играть.

Фрол с интересом наблюдал за происходящим. Вот влипли. Уже пол мыть. Стремно. Кто это Дабл Зет? Да и такой буквы в латинском алфавите нет.

– Э! Предпоследний, как ты думаешь, что случится с солдатом, если оторвать ему уши?

– Херово ему будет, товарищ командир. Видеть не сможет, потому что каска закроет глаза, – бодро отчеканил он.

– Ответ неверный, товарищ боец. Солдат будет красиво рассказывать о том, как потерял оба уха в неравном бою с чеченскими террористами. Не знаешь правильный ответ, значит, идешь работать. Ну, не грусти. Я должен найти повод. Ты теперь у меня Дабл Зет. Давай с этими тремя приступай к работе.

– За что? – пискнул Фрол.

– Не «за что», а служба Родине, а у нее, как известно, не спрашивают, почему она нас в такую жопу посадила. Привыкайте довольствоваться тем, что есть: пусть дурно пахнет, зато тепло и комары не жужжат. Через полтора часа обед. Грязные полы для вас означают пустые желудки.

Сумки у них отобрали еще на первом этаже и закрыли в комнате. Там копченая колбаса, сардины в масле, банка сгущенки. Хорошо, что тут кормят. Только хавку надо отрабатывать. Неужели на самом деле пожрать не даст, если пол не вымыть?

Фрол пока еще не знал, что не вымыть пол невозможно.

Троица с превеликим удовольствием воззрилась на маленького мальчика с жиденькими русыми волосиками.

Фрол перед службой постригся, впрочем, как и большинство здесь присутствующих. Так коротко он в жизни никогда не обрезал свои вихры. Глядя на себя в зеркало в парикмахерской, похвалил сам себя за верно выбранный стиль на гражданке – волосы длиннее среднего. Короткие стрижки ему не к лицу.

Щетинка длиной в несколько миллиметров придавала физиономии ущербное выражение. С такой рожей в легальном бизнесе делать нечего. Только в кабаках шестерить. А у него был свой бизнес. Был.

Именно как на мальчика для выполнения упражнения с ведром и тряпкой смотрели на Фрола Икс, Игрек и Зет.

Офицер бросил ключ на веревочке Иксу.

– В кладовке, рядом с туалетом, найдете все необходимое. Вперед.

Три козла, радужно лыбясь, протопали мимо него к выходу.

Фрол двинулся следом.

Ребятки в компанию, по сравнению с Валетовым, попались крупненькие.

Икс, хотя и не самый здоровый, но облеченный доверием, отпер дверь кладовки и скомандовал Фролу:

– Вперед, сынок.

Валетов не стал спорить, он тихо прошел в кладовку, заваленную старыми стульями и отработавшими свое черенками. Нашел там все необходимые инструменты и вышел с этим добром в коридор.

– Мальчик, – похлопал паренька по темечку Зет, – три, и три усердно. У тебя еще пятьдесят семь минут.

Фрол молча поставил все на пол.

– Ты, давай работай, ты! – возмутился Игрек. – Иначе я тебе башку раскрою!

«Какое агрессивное пополнение».

– Мужики, – взмолился Валетов. – Да ну его, лейтенанта. Давайте забухаем за знакомство.

Молодые организмы с алкоголем знались. Пить в таком возрасте все еще в диковинку, а потому влечение более чем сильное.

– Давай, работай, – Игрек прекрасно понимал, что он следующий в очереди на полы.

– Погоди, – остановил его Икс. – А у тебя есть?

– Нет, но я могу достать.

– Где ты достанешь? – напер Зет.

Фролу пришлось отступить к стене.

– Бабок много?

– Я не за бабки. У меня тут знакомый.

Упоминание о существующем в военкомате кореше возымело действие. Пацаны замерли.

– Он может свободно выйти за территорию.

Икс глянул на коридор.

– После обеда неплохо было бы накатить.

Напарники поддержали его тихим покряхтыванием и поддакиванием.

– Иди и только попробуй без бухла вернуться.

Валетов не возражал.

Мальчики не знали, что связались с талантливым пареньком. Будучи не в состоянии конкурировать со сверстниками физически, Валетов брал умом. Прямо как Суворов. Подловато иногда получалось, но угрожать физической расправой еще хуже.

Фрол тихо-тихо удалился вдоль по коридору. Спустившись на первый этаж, он вошел в туалет, где и остался. Заготовив на всякий случай сигарету – зайдет кто, а он вроде как курит, – великий комбинатор забрался на подоконник и стал ждать.

Прошел час. Валетов смотрел в окошко и дымил.

«Наверное, коридор уже блестит. Как было бы приятно пройти по нему, подойти к этим дебилам, пошлепать их по щечкам».

Фрол появился в столовой, расположенной на первом же этаже, когда большая часть роты перешла со щей на макароны.

Старший лейтенант Гудин, увидев бритое чудо, быстрыми шагами направился к нему.

Сидящие друг подле друга друзья-товарищи, назначенные ему в компаньоны, перестали жевать.

– Гулял, Дабл Зет?

Фрол потупил глаза.

– Нет, я не гулял.

– А что ты делал, деточка? В туалетике кряхтел?

К лейтенанту подошел прапорщик, по возрасту как раз отец Валетову, в замасленных штанах. Водитель или механик, а скорее, и то и другое. Под носом у него произрастали роскошные рыжие усы. Верхней губы практически видно не было. Чем-то он напоминал старого доброго дядюшку-моржа из мультика.

– Ты его, товарищ лейтенант, сильно не наказывай, – с материнской любовью заступился тот, хищно блеснув в улыбке золотыми зубами из-под зарослей волос.

– Нет, Василич, я ж понимаю.

Оба глядели на Валетова сверху вниз и улыбались, аки агнцы.

Морж провел рукой по густым усищам.

– Видик не покажешь вечером, да и все, – добрый дядька рассмеялся.

– Не надо, зачем так. В здании четыре туалета.

– Ох, и жесток ты, товарищ лейтенант.

– Пока не вымоет, никуда не поедет. А срок службы, товарищ будущий солдат, начинается с момента прибытия в часть.

– За что туалеты! Меня за водкой послали! – имитируя обиду, воскликнул Фрол.

Икс подавился компотом, который медленно дудонил.

– Кто послал?

– Они! – Фрол указал пальцем прямо на кашляющего Икса.

Звездоносцы повернулись к троице. Весь личный состав роты перестал скрябать по тарелкам.

– Не вижу никаких проблем. Чтобы не делить четыре туалета на троих, ты, Дабл Зет, будешь чистить тот, что на первом этаже.

– За что?

– За то, что вложил своих товарищей.

Фрол, проходя мимо стола, где сидела троица, громко прошептал:

– Если еще раз захотите меня поиметь, снова помогу с успокоительными упражнениями.

– Тебе конец.

– Ночью тебе хана.

– Уроем.

Фрол, не оборачиваясь, пошел к раздаче. А про ночь правильно сказали: если их не заберут до вечера, ему придется туго.

Не забрали.

Оставшиеся призывники не занимали и трети коек в казарме.

Завалившись на верхний топчан, на котором ни матраца, ни подушки не было, Валетов накрылся выданным ему армейским синеньким одеялом с беленькими полосочками поперек и замер.

На самом деле пришлось мыть туалет, что весьма утомительно. И очень в падлу, особенно если идешь в первых рядах на такое грязное дело. И чем он не понравился командиру?

Спать не следовало. После просмотра видика, а данная культурная программа оценивалась в десять рублей, Икс ткнул его в спину и пожелал «спокойной ночи».

А смотрели «Крестного отца». Киношка изобиловала изощренными убийствами. Фрол знал шедевр наизусть. Но лучше уж заплатить деньги и сидеть в клубе, чем убирать территорию – это альтернатива для тех, кто не платит за вход.

Эх, если бы у него были такие возможности вести бизнес как у крестного папы, он бы никогда не оказался здесь. На него наехали, а он не смог выкрутиться. Наоборот, влип по уши. Пришлось бежать в армию. Спасать собственную шкуру. Как это стремно.

Шаги. Идут. Фрол повернул голову. Луны в окне достаточно, чтобы рассмотреть приближающихся к нему уродов.

С него резко сдернули одеяло.

Валетов, как и остальные, лежал в одежде. В помещении свежо. Особо закаленных не нашлось. Да и касаться кожей затертого дерматина не так уж и приятно.

Ему тут же врезали по животу.

– Вставай!

Фрол спрыгнул вниз и отошел на несколько шагов.

– Эй, потише. И включите свет.

– Охренел! – рявкнул Икс.

Фрол протянул руку ладонью от себя.

– Хорошо. Надеюсь, и так разглядите.

Он вытащил из кармана пачку банкнот.

– Здесь тысяча долларов десятками. Без обмана и галлюцинаций. Берите, только не бейте.

В казарме никто не спал. Большинство парней никогда не держали в руках такой суммы.

Троица оторопела. Зет пошел и включил свет. Все увидели деньги. Фрол улыбался.

– Берите, только бить не надо.

Никто не решался подойти. Икс стоял, хлопал глазами, наблюдая за пачкой. Руки его безжизненно мотались вдоль туловища.

Штука баксов в кармане у призывника.

– Ты за эти деньги мог бы откупиться, – завистливо пробормотал кто-то из угла.

– Застыл? – Фрол ловко засунул деньги обратно в карман спортивной куртки. – Пацаны, вы меня лучше не доставайте, целее будете. Почему я здесь, это не ваше дело.

Вся рота отекла и замолкла до утра, благодаря чему Фрол смог спокойно выспаться.

– Становись, – командир роты задолбал сегодня построениями. Уже половина из оставшихся ждала отправки. Скоро от роты вообще ничего не останется.

Люди вяло построились на улице, рядом со спортивной площадкой.

– Путинцев, Ветров, Коломеец – девятая команда, – лейтенант взглянул на Икс, Игрек и Зет. – Запомните, раздолбаи, цифру «девять». – Валетов, Казимир, Баграмов, Розанов – одиннадцатая. Разойдись.

К Фролу больше не лезли. Теперь все заискивали перед ним и спешили тактично познакомиться. Он небрежно рассказывал полусказки, поднимая себя в глазах общественности все выше и выше.

Автобус приехал за одиннадцатой командой сразу после полудня. Очень многие поспешили проститься с Фролом за руку, выражая надежду встретиться с ним на службе. До чего же сердечные люди служат в российских войсках!

Офицер, стоя на подножке автобуса, прикрикнул на Валетова:

– Чего застрял! Быстрее, мы опаздываем. Поезд через сорок минут.

Фрол подошел к Иксу – Путинцеву.

– Держи на память, – он отдал ему пачку денег и быстро побежал к автобусу.

– Ах ты, сука! – неслось ему вслед.

Но поезд уходил, и парень, прозванный лейтенантом Иксом, просто для того, чтобы не запоминать его фамилию, ковырял пачку с нарезанными газетными листочками. Туалет Фрол быстро вымыл, осталось время к ночке подготовиться.

Валетов обернулся перед самым автобусом.

– Эй, Путинцев! Верхняя и нижняя десятки фальшивые! Извини!

Он вбегал в новый для себя мир на волне прилива свежих сил, толкая по проходу старенького «Икаруса» прямо перед собой небольшую сумку, в которой уже не было ни колбасы, ни сгущенки, ни сардин. И съел их не он, а те, кто охранял его поклажу пролетевшие сутки.

Черт подери, он готов терять по службе жратву и одежду, готов терпеть боль и работать, если прикажут, но потакать всяким козлам он не будет. Не из того он теста, он вообще не из теста, а из жесткой, слежавшейся пластами породы. Мять ее невозможно, только рвать динамитом на куски с мясом и кровью.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное