Михаил Серегин.

Допинг на троих

(страница 2 из 11)

скачать книгу бесплатно

– Пропавшая девушка работала на третьем этаже и является пятой по счету. Терпеть дальше нет никакой возможности. Однозначно за этим что-то стоит, и я хочу знать, что именно. Что же касается обстоятельств, то они самые загадочные – девушки исчезают в никуда. За последние полгода я лишился пяти своих лучших сотрудниц. Говоря языком коммерции, самых кассовых.

– Но у девушек может быть своя личная жизнь, – начал было я.

– Да-да-да. У них, может быть, и есть своя личная жизнь. Вне всяких сомнений, они тоже люди. Они могут выйти замуж, могут запить, зависнуть у какого-нибудь постоянного клиента или дружка. Некоторые даже уходят в декретный отпуск, но потом, как правило, стремятся возвратиться, так как их доходы в моем заведении намного превышают среднестатистические. Через несколько лет работы девушки начинают приезжать на работу в клуб на машинах, ничуть не дешевле тех, на которых ездят наши клиенты. Так что когда мне говорят, что девушки могут исчезнуть просто так, без каких-либо предупреждений, я отказываюсь в это верить.

– Вы не пытались подключить к расследованию официальные органы, в частности милицию?

– Да, милицию… Я работаю под милицейской «крышей». У меня даже нет собственной службы безопасности. Она мне просто не нужна. Когда со стоянки клуба угнали два автомобиля, принадлежащих моим клиентам, милиция нашла угонщиков в течение суток. С таким же успехом были прекращены попытки наезда со стороны иных криминальных структур. Но когда же я обратился в милицию после пропажи моей четвертой сотрудницы, их действия стали напоминать слона в посудной лавке. Я чуть не лишился трех своих постоянных клиентов, к которым доблестные менты вломились на квартиры в поисках проституток. Мои клиенты понесли тяжелый моральный урон, неделю объясняя своим женам на разные лады это недоразумение. Я же понес ощутимый материальный ущерб, когда был вынужден компенсировать все это бесплатной работой моего персонала на этих клиентов. Таким образом, дело настолько деликатное, что поручить его исполнение правоохранительным органам я не могу. Эти девушки, конечно, стоят многого, но не моего бизнеса в целом.

– Кстати, о ценности, – спросил я. – Что, эти девушки вам действительно так дороги, что вы способны заказать дорогостоящее частное расследование?

– Да, они мне дороги. Случайных людей в моей конторе вообще нет. А девушек для клиентов я подбираю лично. Я должен быть уверен в их мастерстве, профессионализме, интеллектуальном развитии и женском обаянии. Исключительно все мои девушки – и массажистки, и путаны – имеют высшее образование. При этом все они прошли дополнительные курсы за мой счет. Эти девушки стоят дорого, потому что они лучшие. Но дело даже не в этом. Дело в принципе – девушки просто так не исчезают. Я уверен, что это результат чьей-то негативной деятельности. Я должен знать – чьей. Таким образом, я официально делаю вам предложение заняться этим расследованием.

Закончив свой монолог, Путилин положил сцепленные руки на стол и, подавшись вперед, посмотрел на меня вопросительным взглядом.

ГЛАВА 2

Некоторое время я сидел в задумчивости, уставившись в одну точку.

Потом, собравшись с мыслями, произнес:

– Прежде чем я приму ваше предложение, мы должны обсудить финансовую сторону контракта.

Путилин тяжело вздохнул, развел руками, поднял взгляд к потолку и сказал тоном, как будто только что от него ушла супруга, с которой он прожил двадцать лет:

– Ну что ж, наверное, это правильное решение. Я готов выслушать ваши условия. Я вообще придерживаюсь принципа обо всем договариваться с самого начала.

– Мой суточный тариф – двести долларов плюс накладные расходы. Кроме того, вы должны мне оказывать всяческое содействие в расследовании. При этом, хотя у меня нет ни одного нераскрытого дела, я никогда не гарантирую успешного завершения расследования.

И я с замиранием сердца стал дожидаться ответной реакции Путилина.

Он некоторое время смотрел на меня непо-движным взглядом, потом усмехнулся и сказал:

– Согласен. Плюс бесплатное пользование услугами моего клуба на период работы. Но, – поднял указательный палец Путилин, – несмотря на то что вы работаете самостоятельно, вы работаете на меня. А со своих сотрудников я спрашиваю жестко… Итак, сделка заключена, – хлопнув ладонью по столу, он подвел итог разговору.

– Да. И давайте перейдем к деталям, – сказал я. – Мне нужны имена и адреса исчезнувших девушек, их род занятий в вашем заведении, по возможности их круг общения.

В этот момент после трех коротких ударов в дверь вошла высокая молодая женщина в больших солидных очках и строгом черном костюме. Ее длинные черные волосы были зачесаны назад в хвост. В руках она держала большую деловую папку. Не знаю почему, но я подумал о том, что эта администраторша, по всей видимости, начинала свою работу как массажистка салона или как путана – уж слишком много строгости было во всем ее облике. Даже очки были надеты не по причине плохого зрения, а для того чтобы подчеркнуть ее нынешний статус.

– В чем дело? – четко и отрывисто спросил Путилин.

– У нас одна проблема и две неприятности.

– Ну? Излагай…

– Начну с проблемы. В триста пятнадцатом скандал – клиент избил нашу девушку. Кроме этого, Алексей Иванович опять жалуется, что плетка не такая, как надо. И в триста восьмом клиент отказывается надевать презерватив.

Путилин тяжело вздохнул, после чего сказал:

– Давай по мере поступления. Кого избили, кто клиент?

– Избили Ольгу. Клиент – новый человек.

– Кто привел?

– Он гость Константина Матвеевича.

– В чем там проблема?

– В чем могут быть проблемы? – усмехнулась администраторша. – Проблемы с потенцией.

– Ну так пошлите Катьку, она великолепная лифтерша…

– Она сегодня выходная.

– Так, где Ольга?

– За дверью… Позвать?

– Быстро!

Администраторша открыла дверь и кивнула. На пороге появилась худенькая стройная девушка, которой на вид нельзя было дать больше двадцати лет. Лицо ее было заплакано, косметика размазана, а под левым глазом отсвечивал здоровенный синяк. Неестественную бледность подчеркивали красные пятна, видимо, следы от пощечин.

– Так, излагай, – устремил на девушку пронзительный взгляд Путилин.

– А что излагать? – вытирая лицо заговорила Ольга.

– За что он тебе фингал поставил? – гаркнул на нее Путилин.

– Не встает у него… Вот за что!

– Почему не встает? Ты ему минет делала? Руками мяла?

– Делала я ему все: и минет, и руками мяла! А у него он все равно квелый, как будто из концлагеря! – отчаянно завопила девица.

Администраторша, как будто между прочим, вставила свое слово:

– Нажрался как скотина, вот и не встает!

– Бл…дь! – грохнул ладонью по столу Путилин. – Как меня достали импотенты и алкоголики! Где клиент?

– У себя в номере, продолжает водку глушить. Обещает все здесь разнести.

– Где Константин Матвеевич?

– В триста семнадцатом лежит… Никакой абсолютно. Слово «мама» сказать не может.

– Ольгу к доктору, оказать помощь, отвезти на машине домой! Я в триста пятнадцатый – разбираться.

Путилин резко встал из-за стола, стремительно дошел до двери, потом развернулся и, обращаясь к администраторше, сказал:

– Надя, это Владимир Александрович, наш новый сотрудник. Дай ему папку с досье на пропавших девушек.

Надя поглядела на меня, поправила очки и коротко кивнула. После ухода Путилина и Ольги она подошла к висевшей на стене картине, нажала на какую-то скрытую пружину, и картина неожиданно отскочила от стены, открыв моему взору дверцу металлического сейфа. Сунув ключ в замочную скважину, Надя открыла дверцу, порывшись в сейфе вынула из него папку и протянула мне.

Пока Надя запирала сейф, я раскрыл папку. На листках содержалась краткая биографическая справка на четырех девушек с прилагавшимися фотографиями. Последние были сделаны, скорее всего, для потенциальных клиентов, и девушки позировали в полуобнаженном виде.

Не успел я бегло просмотреть всю содержавшуюся в папке информацию, как в кабинет молнией ворвался Путилин.

– Ну что? – вопросительно поглядела на него Надя.

– Пока ничего. Он уже спит. Как проснется, я буду иметь серьезный разговор с Константином Матвеевичем, а этому козлу выставим счет за лечение Ольги и ее вынужденный простой. Так, что у нас еще? – нахмурил брови Путилин. – Алексей Иванович?… Пошел он на х…! Я ради этого извращенца целую коллекцию плеток держу, и ни одна ему не нравится! В крайнем случае вынесешь и внесешь обратно ту же самую, намочив ее в воде. Он по пьяни все равно не разберется. Что еще?… Ах, да! Клиент отказывается надевать презерватив. Но это обычное дело – иди объясни, что наши девушки без кондомов не работают, что это непременное условие посещения нашего клуба!

– Обычное, да необычное, – возразила Надя. – Клиент аргументирует свое нежелание тем, что они ему не лезут.

– Кто не лезет? Презерватив?

– Да, – усмехнулась Надя. – «Крупняк» попался.

– Что же там за болт такой в штанах? – в задумчивости произнес Путилин. – А вы примеряли?

– Я не примеряла!

– А кто примерял?

– Не знаю! Он утверждает, что ему никакой презерватив не лезет.

– Так примерьте! – закричал Путилин. – Черт возьми, пусть надевает его в спокойном состоянии. Неужели еще этот вопрос я должен решать при наличии стольких сотрудников?! Иди и разберись сама!

Надя помолчала несколько секунд, после чего повернулась и вышла из кабинета.

– Ну что, Владимир Александрович, вы ознакомились с документами? – переключил свое внимание на меня Путилин.

– Мне надо прочитать все это еще раз в более спокойной обстановке.

– Да уж, у меня в кабинете, как на вулкане. Давайте до вечера.

Мы пожали друг другу руки, и я вышел из кабинета директора клуба, прихватив с собой досье. Сквозь окна вестибюля пробивались первые солнечные лучи нового будничного дня. Я был абсолютно трезв, и все окружающее меня представало в новом свете. Ресторан, который я миновал, был практически пуст. На большинстве столов стояли перевернутые стулья. В холле меня встретил все тот же управляющий залом. Однако в лучах солнца он показался мне не столь солидным: его выдвинутая вперед челюсть была все же вяловата, гладко зачесанные назад волосы лучше было бы распушить, а не прилизывать, и даже смокинг сидел на нем несколько мешковато. Похоже, он пошил его у своей тещи, сильно сэкономив на стоимости. Сопровождавший меня Саша также выглядел усталым. Он сильно ослабил узел галстука и лениво открыл передо мной дверь «Мерседеса». Через двадцать минут я уже входил в свой подъезд.

Поскольку всю ночь я мылся и парился, то решил не принимать утренний душ, а просто, на скорую руку позавтракав, приступил к изучению досье.

Путилин не соврал. Все четыре досье свидетельствовали о том, что девушки имеют высшее образование, преимущественно гуманитарное, две закончили филфак университета, одна – факультет иностранных языков и еще одна ВГИК. В биографиях не указывалось, каким образом девушки попали в этот бизнес, однако выводы можно было сделать самостоятельно. Самая благополучная ситуация в материальном смысле до работы в клубе была у выпускницы иняза Ольги Карнауховой, переводчицы в туристической фирме. Выпускница ВГИКа Наталья Костенко была просто безработной. Елена Петрова и Екатерина Вампилова работали преподавателями русского языка и литературы в средних школах.

Разглядывая фотографии девушек, нельзя было не отметить их великолепные внешние данные. Все они отличались по комплекции и по росту, соответствовали разным мужским вкусам, но были очень и очень сексуальны. Кроме этого, я отметил такую деталь, что ни у одной из них не было детей. В замужестве состояла только Наталья Костенко, да и то в прошлом. На момент начала работы в клубе она уже была разведена.

В досье нашли подтверждение слова Путилина о прохождении девушками дополнительных курсов: они прошли обучение массажу, риторике и основам психологии. В досье была указана их прописка и адрес последнего места жительства. Однако не был приведен круг знакомых и подруг. Похоже, Путилин посчитал, что об этом просто не стоит писать в досье. Об этом я решил расспросить его вечером.

Отложив папку в сторону, я позвонил на работу своему старому приятелю майору милиции Дынину. Он работал в городском УВД. Не так давно его повысили в звании и сделали заместителем начальника отдела борьбы за общественную нравственность.

– Алле, Дмитрий?

– Вовка, ты, что ли? Здор-рово! Я к тебе зайти собирался на днях, да вот как-то закрутился.

– Заходи, конечно. Но сейчас мне нужны твои консультации. У меня к тебе вопрос как раз по профилю твоей нынешней работы.

– Гы-гы-гы, – послужил мне ответом дынинский смех. – Вовка, ты что, девку, что ли, захотел себе снять? Так мы мигом организуем!

– Нет, это меня наняли. И не девки, а их хозяин. Меня интересует, что собой представляет клуб «Помпей»? Как я понял, отчасти его деятельность лежит в сфере твоих интересов.

– Вовка, ты что, серьезно, что ли?

– Более чем. Директор клуба «Помпей», некто Путилин, заказал мне расследование одного дела. Вот я и хочу у тебя узнать, с кем я связался.

– Вовка, это мафия, бл…дь! – категорично заявил Дынин. – Но такая мафия, тихая… Путилин – мужик, в принципе, нормальный, и с милицией у него проблем нет. Но если на его интересы наедут, он действует резко.

– А кто он сам такой?

– Я точно не знаю, но говорят, что раньше работал в каких-то административных структурах, что-то типа управляющего делами или хозяйством. Короче, организовывал номенклатуре пьянки-гулянки в банях и на дачах.

– То-то я гляжу, опыт его пригодился, – прокомментировал я.

– А что он хочет от тебя?

– Это не телефонный разговор. Встретимся завтра утром и обо всем поговорим. Возможно, мне потребуется твоя помощь.

Я положил телефонную трубку и посмотрел на часы. Было два часа дня. До вечера, на который был назначен разговор с Путилиным, было еще далеко, поэтому я посчитал, что оставшиеся три часа могу смело отдать сну.

Похоже, наши с Путилиным представления о вечере совпадали полностью, поскольку ровно в пять раздался телефонный звонок. Это был Путилин.

– Алле, Владимир Александрович? Добрый вечер! Как вы себя чувствуете?

– Спасибо, великолепно, – ответил я.

– Как продвигается наше дело?

– Пока я успел ознакомиться с теми документами, которые вы мне дали. У меня есть к вам вопросы, мне нужно встретиться с вами.

– Приезжайте прямо сейчас. За вами прислать машину?

– Спасибо, я доберусь сам, – ответил я и повесил трубку.

К шести часам вечера я подъехал на такси к клубу «Помпей». В вестибюле меня встретил другой управляющий залом, не тот, что вчера. Это был крупный мужчина атлетического телосложения с короткой стрижкой в светлом летнем костюме. Он много и широко улыбался открытой улыбкой и напоминал скорее заслуженного мастера спорта на показательных выступлениях.

Я представился, он заглянул в записную книжку и сказал:

– Пожалуйста. Иван Алексеевич просил вас подождать. Если вы не возражаете, можете поужинать.

Я решил, что ужин под хорошую порцию мартини мне явно не помешает, и сразу же согласился. Меня провели в зал и усадили за отдельный столик. Я остановил свой выбор на утке с грибами и бутылке мартини «Россо». Вдобавок к этому я взял пару салатов. Все подали на удивление быстро – не прошло и пятнадцати минут, которые я провел в разглядывании публики. Она поразила меня тем, что, несмотря на статус мужского клуба, в ресторане присутствовало немало женщин. Поразмыслив немного, я пришел к выводу, что это нормально, поскольку мужское предназначение клуба заключалось в наличии третьего этажа, где женщин не обслуживали.

Я уже разделался с салатами и вплотную приступил к утке, как меня неожиданно окрикнули:

– Вован, бл…!

Ему вторил другой голос:

– Гадом буду, но это Вован!

При звуке этих голосов я чуть не поперхнулся. Собравшись с духом, я дожевал кусок утки, вытер губы и медленно повернул голову. Передо мной стояли двое моих старых клиентов, бизнесменов, Паша Плющихин и Саша Лозинский.

– Господа, рад вас видеть, – сказал я.

– Ну, Вован, ты даешь! – произнес Паша, садясь за столик рядом со мной.

Его примеру последовал и Александр.

– Не ожидали тебя здесь встретить, – сказал он. – Ты что, здесь по делу или просто пообедать зашел?

– Нет, господа, в таких заведениях мне обедать не по карману. Я по делу.

– Слушай, – хлопнул по плечу Александр Пашу. – Я точно знаю, по какому он делу. Помнишь, в бане Путилин интересовался насчет частного детектива?

– Да, – ответил я ему. – Ваши рекомендации сыграли определенную роль. С сегодняшнего дня я веду небольшое расследование для Путилина.

– Молодчина! – воскликнул Павел.

– А вы, я смотрю, по-прежнему процветаете? – спросил я.

– У нас все зашибись!

– Как здоровье ваших жен? Передавайте мои наилучшие пожелания.

– Все нормально, – не моргнув глазом, ответил Александр. – А тебе как заведение? Ты уже по всем этажам прошелся?

– Нет, вчера я был клиентом массажного салона, а сегодня имею честь обедать в ресторане.

– А, значит, на третий ты не поднимался!

– Нет, еще не сподобился.

– А зря! Ой, какие там классные бабы! – смакуя каждое слово, произнес Саша.

– Да, – согласился с ним Паша. – Не пожалеешь!

– Я вполне доверяю вашим рекомендациям, – сказал я, проглатывая очередной кусок утки. – Послушайте, а можно нескромный вопрос, облеченный в обтекаемую форму?

– Валяй!

– Ваши отношения между семьями сохранили ту колоритную схему, по которой они развивались раньше?

– Не-а, – чмокнув языком, сказал Павел. – Мы это… свингерством больше не занимаемся.

– Да, – подтвердил Саша. – Хорошего помаленьку. Ну, было… Ну, прошло… Да и жены у нас теперь другие. С теми мы развелись после той истории.

Похоже, упоминание о давних временах, когда Саша и Паша занимались со своими женами сексом вчетвером, не вызвали у них особенно приятных эмоций. И господа предприниматели вернулись к стандартной схеме жизни новых русских.

– Ну а ты все детективом промышляешь?

– Да. Время от времени.

– Ты молодец, тогда нас здорово выручил.

Ко мне подошел управляющий залом и спросил, не хотел бы я после ужина посетить массажный салон. Я отказался и спросил, свободен ли сейчас Путилин. Управляющий ответил утвердительно, и я выразил желание как можно скорее его увидеть. Я быстренько допил бокал мартини, попрощался с Сашей и Пашей и отправился на второй этаж. Управляющий представил меня охраннику, объяснив, кто я и зачем, и я снова оказался в кабинете Путилина.

Тот с кем-то ожесточенно разговаривал по телефону и, улучив момент, кивнул мне и попросил садиться.

Путилин категорическим образом требовал от своего абонента неизменного выполнения всех условий контракта по поставкам мяса.

– А я вам говорю – у меня в ресторане все должно быть только высшего качества! Иначе я теряю доверие своих клиентов, и та сумма, которую они платят за кусок бифштекса и курицы, не соответствует их потребительной стоимости. А раз так, то выходит, что я обманываю своих клиентов. А если я обманываю своих клиентов, то теряю имидж. Если же я теряю имидж, то мне конец как предпринимателю, и мне надо закрывать клуб… Если такое повторится еще раз, я буду вынужден прервать с вами контракт. И мне плевать, что вы крупнейший поставщик продуктов на нашем рынке. Я лучше буду закупать мясо за границей! Я очень надеюсь на то, что подобного разговора у нас с вами больше не будет. Этот – первый и последний.

Путилин грохнул трубкой по телефонному аппарату.

– Прислали сегодня, – прокомментировал он для меня свои слова. – Это не говядина, это какие-то дистрофики, которые паслись не на лужайке, а в пустыне!

Я про себя подумал, что Путилин круглосуточно занимается своим клубом, без его личного участия не обходится не только подбор массажисток, проституток и официантов, но и продуктов питания и, может быть, даже медикаментов. Этот человек успевает, видимо, везде. От его острого взгляда не ускользают даже мельчайшие детали.

– Ну, что у вас за вопросы?

– Вчера вы говорили, что пропали пять девушек. В досье, которые вы мне дали, содержится информация только на четырех.

– Да, – раздраженно согласился Путилин. – Дело в том, что пятая пропала совсем недавно. Надежда, видимо, еще не успела переложить подготовленное досье в папку. Вот оно. – Он достал из ящика стола листок бумаги с фотографией.

На фотографии была изображена страшно худая девушка с продолговатым детским лицом и короткой стрижкой. У нее были маленькие груди и острые коленки. Пробежав глазами текст, я выяснил, что девушку зовут Марина Мамонтова, двадцати одного года от роду, не замужем, окончила училище культуры. У нее были родители, проживающие в нашем городе.

Я отметил этот факт, поскольку у тех девушек, о которых я уже читал, либо не было родителей, либо они были не местными.

Заметив, что я долго изучаю фотографию, Путилин опередил мой вопрос:

– Да, и такие тоже пользуются спросом. Обычно их заказывают пожилые мужчины.

Я подумал про себя, что у старперов в данном случае срабатывает или не реализовавшийся инстинкт отцовства, или особая извращенческая натура педофила, если их может возбуждать только детское лицо этой девушки.

– Может быть, это из области секретов фирмы, но мне, возможно, потребуются имена постоянных клиентов, которые особенно часто пользуются услугами ваших девушек, – сказал я, выразительно глядя на Путилина.

– Да, – нахмурился он и как-то стушевался, – мы стараемся не разглашать имена клиентов и даже между собой называем их только по имени-отчеству. Но если вдруг такая необходимость возникнет, эти фамилии будут вам предоставлены, – после некоторой паузы твердо заявил директор клуба. – У нас есть специальный журнал, куда заносятся фамилии членов клуба, которые пользовались услугами наших девушек. Кстати, из пропавших пяти девушек только четыре работали на третьем этаже. Оля Карнаухова специализировалась на обслуживании иностранцев в массажном салоне, поскольку владела языками.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное