Михаил Серегин.

Беги, путана, беги!

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

– Люся! Эти люди ни перед чем не остановятся! – Ирина сорвалась на крик: – Спасайтесь! Вы не сможете их остановить! Не теряйте времени! Сейчас дорога каждая минута! Если не успеете, вам конец! Все!

– Ириша, погоди…

Ирина бросила трубку.

– Только бы она послушалась…

– Должна послушаться, – Николай сел рядом с ней. – Ты говорила очень убедительно.

– Надеюсь, – вздохнула Ирина.

– Знаешь что, красавица, – Николай обнял ее за плечи и привлек к себе, – мы не можем сидеть просто так. Время, увы, играет против нас. Я должен тебе кое-что показать. А после мы подумаем, что делать дальше.

– Господи, что еще? – Ирина с опаской посмотрела на него. – Что еще я не видела?

– Посиди здесь.

Николай вышел из комнаты, но быстро вернулся. В руках он держал пачку фотографий и две видеокассеты.

– Посмотри для начала вот это, – он протянул ей снимки.

Ирина несмело приняла их и стала бегло разглядывать. Николай следил за каждым ее движением. По мере просмотра лицо девушки становилось то пунцово-красным, то мертвенно-бледным. Временами казалось, что она вот-вот лишится чувств.

Ирине действительно было не по себе. Какое-то непонятное чувство овладело ею. Было и мучительно стыдно, и страшно одновременно… Владимир с Ксюшей беззаботно развлекаются на кровати. Крупным планом симпатичный брюнет с пистолетом в руке. На лице молодого человека играет злая улыбка. Еще один парень с пистолетом. Совсем мальчишка, лет семнадцать, не больше. Под расческу стриженные волосы и большие торчащие уши. Его несколько комичный образ никак не подходил под описание убийцы. Ирина с Георгием наслаждаются друг другом на полу. Ирина курит у открытого окна. Два снимка мчащейся по трассе серебристой иномарки. Сзади и спереди. Отчетливо видны номера. Николай не зря задержался на дороге.

Дальше было самое страшное. Николай, оказывается, возвращался на дачу. Залитые кровью трупы, отснятые с разных ракурсов. Георгий, Владимир, Ксения…

Ирина выронила снимки и, упав на подушку, громко разрыдалась. Николай нежно обнял ее.

– Прости, красавица, – зашептал он в ухо. – Я должен был показать тебе это. Ты должна увидеть, с кем мы имеем дело. Ну же, успокойся, малышка. Их уже не вернешь… Сейчас мы должны позаботиться о себе. Мы должны быть сильными. Иначе нас ждет та же участь…

– Должны, должны, – рыдала Ирина, – что мы должны? Что мы можем сделать? Они убьют нас. Убьют!

– Не все так плохо, как может показаться. Главное сейчас, не падать духом. Если мы будем сильными и будем держаться друг друга, то увидишь, мы выберемся из этой передряги. Я обещаю тебе.

Николай рывком усадил ее на диван.

– Мы выберемся, ты слышишь? Выберемся обязательно. Только не падай духом, и все будет… как в танке.

– Принеси мне воды, – попросила девушка, размазывая по щекам слезы.

– Одну секундочку. – Николай сбегал на кухню и вернулся со стаканом холодного апельсинового сока.

Когда девушка немного пришла в себя, Николай стал настраивать телевизор и магнитофон для просмотра видеозаписи.

– То, что на этих пленках, я думаю, тебе смотреть не стоит, сходи пока на кухню, приготовь что-нибудь перекусить, – предложил он. – Я посмотрю сам и приду к тебе.

Ирина категорично замотала головой.

– Нет, я хочу видеть все.

Мне надо пережить это. Только тогда я смогу взять себя в руки.

– Думаешь? – с сомнением в голосе спросил Николай. – Ну что ж, хозяин – барин, будь по-твоему. Но предупреждаю, зрелище не из приятных. Похлеще того, что на фотках.

– Я буду смотреть, – стояла на своем Ирина.

– Я же сказал, хорошо. Но одно условие! – потребовал Николай. – Если вдруг станет невмоготу, сразу уходи. Согласна?

– Согласна. – Ирина скрестила руки на груди и уставилась на экран.


Эффект от просмотра кассеты оказался совсем не таким, как предполагал Николай. Реакция Ирины была очень неожиданной. Она вскочила с места, как раненая рысь, и набросилась на него с кулаками.

– Сволочь! Сволочь! Сволочь! – кричала в истерике девушка, осыпая его градом ударов. – Да как ты смеешь! Кто дал тебе такое право?!

Николай извивался на диване, стараясь хоть как-то оградиться от маленьких кулачков. В конце концов он просто обхватил девушку руками и крепко прижал к себе.

– Отпусти! Отпусти меня, скотина! – Ирина отчаянно сопротивлялась, пытаясь вырваться из крепких объятий мужчины. – Отпусти, подонок! Да кто ты вообще такой?! Кто ты такой?!

Выбившись из сил, она поникла и, уткнувшись в плечо Николая, расплакалась. Слезы отчаяния, обиды и бессилия, душившие ее во время просмотра, ручьями потекли на серую футболку фотографа.

– Как ты мог? – твердила сквозь рыдания девушка. – Кто дал тебе право шпионить за людьми? Как ты смеешь?

– Ира, Ирочка, успокойся. – Николай не знал, что и думать. Он ожидал чего угодно, но такого…

– Да пошел ты к черту! – вскрикнула Ирина. – Извращенец хренов!

– Давай оставим разборки на потом! – потеряв терпение, предложил Николай. – Сейчас о другом надо думать. И хватит ныть! Устроила здесь Ниагарский водопад, сопли распустила. Нашла время!

Грубый, резкий тон, каким все это было сказано, подействовал, как ведро холодной воды. Девушка перестала плакать и застыла на груди Николая, изредка шмыгая носом.

– Все, успокоилась? – смягчившись, спросил Николай.

Ирина высвободилась из его объятий и села на диван, закрыв лицо ладонями.

– Кто ты такой? – после минутного молчания выдавила она.

– Неважно, – отмахнулся Николай. – Но как-нибудь я расскажу тебе, если захочешь. Сейчас лучше подумаем, что будем делать с этими пленками. Ты хоть осознаешь, что на данный момент это наше единственное оружие против тех ребят? Причем очень сильное оружие. Атомная бомба, если хочешь. Пока эти пленки у нас, мы хозяева положения. Они у нас на крючке!

Ирина стерла ладонями слезы со щек.

– Давай отнесем их в милицию. Их поймают, и все.

– Не все так просто, красавица, – покачал головой Николай. – Я уже думал об этом.

Ирина непонимающе уставилась на него.

– Интересно, что нам может помешать это сделать?

– Те, кто был там, на даче, всего-навсего исполнители, наемники, – попытался объяснить Николай. – За ними стоят другие люди. И мы с тобой понятия не имеем, кто это такие. Владимир Холостов, старший из братьев, был очень влиятельной фигурой в городе. Занимал высокий пост в налоговой полиции. Тот, кто пошел на его устранение, наверняка обладает немалой властью и хорошими связями.

– И что из этого?

– Как что, – теперь удивился Николай. – Очень вероятно, что у этих людей схвачено все. В том числе и милиция. Холостов отказался сотрудничать с ними и поплатился за это. Остальные могли оказаться более сговорчивыми. А поэтому, прежде чем что-либо предпринять, мы должны узнать, с кем имеем дело.

Ирина взяла со столика сигарету и закурила.

– У тебя есть какой-то план? – осмыслив услышанное, спросила она.

– Пока нет, – пожал плечами Николай. – Но зацепочка одна имеется.

– Какая?

Порывшись в кипе фотографий, Николай выбрал две и протянул Ирине.

Серебристая иномарка. Девушка сразу поняла, что он имел в виду. Уж слишком отчетливо получились номера.

– Я знаю, как найти хозяина машины, – положив окурок в пепельницу, сказала она.

Николай удивленно приподнял брови.


Выставив руку в окошко, брюнет нервно барабанил пальцами по крыше автомобиля. С того момента как их джип припарковался у здания ГУВД и Вадим скрылся в дверях этого малогостеприимного учреждения, прошло четырнадцать минут. Время недостаточное для выполнения задания, порученного Вадиму. Брюнет понимал это, но ничего не мог с собой поделать. Жажда действий гнала его вперед. Он чувствовая себя так, как молодая горячая легавая, почуявшая добычу.

Трое крепких спортивных ребят, сидевшие в машине, вели себя более спокойно. Для них это было обычное задание. Они получили приказ делать все, что скажет брюнет. Слушаться его во всем. Пока он молчал. И они сидели, наблюдая за входом в здание. Они не привыкли задавать ненужные вопросы. Лишние проблемы им были ни к чему.

Перепрыгивая через две-три ступеньки, к ним на всех парах мчался Вадим. В несколько секунд преодолев разделявшее их расстояние, он подлетел к джипу и сунул голову в окошко.

– Все в порядке, шеф! – на одном дыхании выпалил он. – Я все узнал… Она из фирмы «Кристина»… Вот адрес, – он протянул брюнету сложенный вдвое листок бумаги.

Брюнет быстро пробежал по нему взглядом и протянул водителю.

– Садись, поехали, – махнул он Вадиму.

Тяжелая темно-синяя машина выкатилась на дорогу и, лихо набрав скорость, помчалась по улице.


В областном отделе ГИБДД, как всегда, было многолюдно и шумно. По узким коридорам метались люди, на ходу читая полученные справки и протоколы. Хлопали дверьми, перебегая из кабинета в кабинет, вечно занятые инспектора. В дежурке, не умолкая, трезвонил телефон.

Ирина старалась не обращать внимания на царившую в отделе суету. Она твердо знала, что ей нужно, и упорно следовала к цели.

Кабинет лейтенанта Артамонова находился в самом конце длинного, освещенного всего двумя лампами коридора. Возле него толпилось человек пять-шесть, но Ирина, не удостоив их даже взглядом, с наглой улыбкой подошла к двери и легко толкнула ее.

Сидевший за компьютером молодой розовощекий лейтенант недовольно поднял на нее глаза.

– Девушка, вы что, не видите, я занят, у меня посетитель, так сказать, – сердито проворчал он. – Или для вас установленные порядки, так сказать, ничего не значат, а? Выйдите, будьте любезны, и зайдите в порядке очереди! Совсем совесть потеряли, – посетовал он посетителю – пожилому, заросшему щетиной грузину.

– Ты все сказал? – Ирина, скрестив руки на груди, насмешливо смотрела на него. – Или так и будешь строить из себя большую шишку?

– Да… да… – Лицо лейтенанта побагровело и ста-ло похоже на выдернутую с грядки свеклу. – Да вы… совсем… так сказать, – он поперхнулся слюной и зашелся в кашле.

Грузин неодобрительно посмотрел на Ирину и подошел к милиционеру. Широкой, как лопата, мозолистой рукой он похлопал его по спине, бормоча под нос непонятные слова. Не то заклятия, не то проклятия.

Лейтенанту полегчало. Он благодарно махнул грузину и, сжимая кулаки, медленно поднялся с места. Артамонов оказался гораздо ниже ростом, чем казалось, когда сидел на высоком крутящемся кресле. Если бы Ирина встала рядом с ним, он едва бы дотянулся макушкой до ее плеча, даже если бы поднялся на цыпочки.

Маленький, толстенький, он напоминал Ирине беременную самку пингвина. Девушка вспомнила, что в школе его так и звали – пингвинчик. Иногда пончиком. А когда хотели особенно уязвить – хрюней. Костя Артамонов очень обижался на это прозвище и мог неделю не разговаривать с тем, кто осмелился так его назвать.

Но, по большому счету, это был вполне безобидный, добродушный малый. Его любили и в школе, и в отделе. И не только как предмет шуток. Он хоть и старался показать всем, что не пустое место, а какой-никакой, но начальник, и что с ним надо считаться, но никогда не оставлял без внимания ни одну просьбу. И если уж что-то пообещает, то обязательно сделает. Поворчит для порядка, но сделает. Его коллеги знали это и ценили маленького смешного толстячка как хорошего товарища и надежного друга. Знала об этом и Ирина, поэтому и пришла за помощью к бывшему однокашнику. Она была уверена, что Костя не откажет ей ни в чем.

Но одноклассник не узнал ее, что было неудивительно. Последний раз они встречались на выпускном вечере.

Надувшись, как индюк, Артамонов, грозно сдвинув брови, шел на нее с явным намерением схватить за шкирку (если дотянется, конечно) и выставить за дверь. Он ей покажет, как издеваться над представителем власти.

– Если вы сейчас же не выйдете вон, так сказать, – процедил он сквозь зубы, – я буду вынужден применить силу!

Ирина не выдержала и рассмеялась.

– Костя, ты у Диснея не снимался? – держась за живот, выдавила она. – Профессора-маньяка в «Чипе и Дейле» не ты играл?

Артамонов отступил на несколько шагов и, упершись задом в стол, застыл, как статуя. Казалось, его вот-вот хватит удар. Но вдруг вся его злость мгновенно улетучилась. Широкое, пышущее здоровьем лицо приняло свой нормальный цвет. Толстые губки растянулись в радостной улыбке. Он распростер руки и вразвалочку побежал к Ирине.

– Батюшки, Ирочка, рыбка моя! – не помня себя от счастья, проворковал он. – Неужели это ты?! Какими судьбами! – Он заключил ее в объятия. – Вот ведь, так сказать.

Пожилой грузин недоуменно взирал на непонятную ему сцену и осуждающе цокал языком.

Костя, не выпуская Ирину из объятий, повернул к нему голову:

– Подождите, пожалуйста, в коридоре. Я вас вызову.

Недовольно вздохнув, грузин вышел.

– Сколько лет, сколько зим. – Прижавшись щекой к груди Ирины, Артамонов жмурился и сладко улыбался, как чеширский кот. – Где ж тебя черти носили, так сказать?

– Дела, Костик, дела. – Ирина запустила руку в его шевелюру и ласково растрепала жидкие русые волосы. – Времени нет совершенно.

– Дела, дела, – передразнил Костя, – дела, так сказать, у прокурора, а у нас с тобой делишки.

Он отпустил девушку и отступил на шаг.

– Какая ты красивая стала, глаз не оторвать.

– А ты почти не изменился, – улыбнулась Ирина, – только форма тебя взрослит. Серьезный стал, важный.

– Работа такая, так сказать, – смутился Артамонов. – А ты все-таки какими судьбами? Не просто же так ты меня навестила. Только не говори, что соскучилась, так сказать, никогда не поверю.

– Ну почему. – Ирина прошла мимо него и села в кресло. – Соскучилась я по тебе, страх как. Сколько лет не виделись. Но если честно… дело у меня к тебе, Костенька.

– Вот с этого и надо было начинать, – лейтенант печально вздохнул и опустил руки. – А то – соскучилась, так сказать…

– Ну не обижайся, Костик. В самом деле очень нужно. – Ирина виновато улыбнулась. – А в следующий раз я обязательно зайду к тебе. И мы посидим, поговорим по душам. Может, даже выпьем. Вспомним старое… Обещаю, Костик.

– Ладно, ладно, – сдался инспектор. – Выкладывай, куда ты вляпалась. Чем смогу, помогу, так сказать.

– Ты лапочка, Костик. Я знала, что всегда смогу на тебя рассчитывать. – Ирина открыла сумочку, подаренную Николаем, и достала из нее две фотографии. – Мне нужно узнать, кому принадлежит эта машина, – она положила снимки на стол. – Поможешь?

Константин подошел к ней и склонился над столом.

– Зачем тебе это, конечно, секрет, да? – спросил он.

Ирина кивнула.

– Ну, ладно, поможем, – он обошел стол и уселся за компьютер. – Тебе разве откажешь? Еще обидишься, так сказать.


В ожидании звонка Ирины, чтобы как-то скоротать время, Николай занялся уборкой. Тщательно протер мебель и вымыл посуду. После чего осталось только избавиться от невыносимого табачного запаха и выкинуть мусор.

Николай курил всего один раз в жизни. В восьмом классе. И навсегда запомнил, как плохо ему тогда было. По какой-то причине организм ответил бурным протестом на попытку приучить его к никотину. Возможно, аллергия. Николай не вдавался в подробности, но курить больше не пробовал никогда. Правда, со временем он смирился с тем, что вокруг него полно курильщиков, и даже позволял им загаживать атмосферу в его жизненном пространстве.

Дома он всегда держал пепельницу и пачку сигарет (мало ли с кем придется общаться). А сигареты, как ни крути, помогают снять нервозность и настроить собеседника на нужный лад.

Расположить человека к себе, значит, получить отличную возможность выудить из него необходимую информацию. А своевременно полученная информация играла в его работе главенствующую роль. Ради нее он готов был терпеть такие мелкие неурядицы, как табачный дым и просыпавшийся на паркет пепел.

Оросив комнату освежителем воздуха, Николай включил кондиционер и собрался было сбегать во двор выбросить мусор, но передумал. Ирина должна позвонить с минуты на минуту, поэтому отлучаться сейчас глупо. Он тут же убедился в том, что не зря передумал. Едва он поставил мусорное ведро на место, как в комнате запищал телефон.

Николай со всех ног бросился к нему.

– Алло, Ирина? Привет, рад тебя слышать! Как у тебя дела, красавица? – затараторил он в трубку. – Надеюсь, все нормально?

– Да, все в норме, так сказать. Ой, тьфу, черт! – одернула она себя. – Заразилась.

– Ты о чем? – не понял Николай.

– Да так, не обращай внимания. Наболталась тут с одним типом. В общем, я сейчас у Юридического института МВД. Знаешь, где это?

– Конечно.

– Тогда подъезжай, я жду тебя у главного входа.

– Через пятнадцать минут буду, красавица. – Николай положил трубку на рычаг. – И все будет, как в танке.

Синяя «восьмерка» на большой скорости неслась по улице Чернышевского – самой протяженной улице Тарасова. Николай, чуть подавшись вперед, крепко держал руль обеими руками. Он гнал машину, нисколько не заботясь о мокром асфальте и установленных пределах скорости. Ему было не до таких мелочей. Он нервничал.

Почти не задерживаясь на светофорах, «восьмерка» мчалась вперед. Потоки брызг вылетали из-под нее всякий раз, когда ее колеса проносились по оставшимся после утреннего дождя лужам.

Николай ругал себя за то, что позволил Ирине идти на эту встречу одной. Какого черта он поддался на уговоры взбалмошной девчонки и отпустил ее? Видите ли, ей необходимо прогуляться по городу, иначе она никогда не сможет справиться со страхом. Какая глупость! Да и он тоже хорош! Раз уж она не разрешила подвезти ее до отдела, нужно было хотя бы незаметно ехать за ней. Только бы все обошлось! Иначе он никогда не простит себя за это.

Николай вывернул на Чапаева и вновь увеличил скорость.

«Да что я, в конце концов, так переживаю? – попытался успокоить он себя. – Ну что с ней может случиться? Эти ублюдки ее не видели. Один, правда, видел. Но он ничего не скажет. Скоро червям на корм пойдет. По городу ей действительно не помешает прогуляться. А то будет потом шарахаться от каждой тени».

– Но все равно! – Николай хлопнул ладонью по рулю. – Нельзя было, нельзя!

У крытого рынка, как и следовало ожидать, нарисовался гибэдэдэшник.

– Твою мать! Этого только не хватало, – выругался Николай. – Столько машин кругом, а ему не понравился именно я!

Милиционер неторопливо подошел к машине и выжидающе встал у дверцы.

Николай опустил стекло, но выходить не стал.

– Сержант Ефимов, – вяло козырнув, представился инспектор. – Предъяви…

– Мне некогда, сержант, – перебил его Николай, – я очень спешу!

Милиционер очумело уставился на протянутое удостоверение.

– Все в порядке, товарищ капитан, можете ехать…

Николай дождался зеленого сигнала светофора и, не попрощавшись с инспектором, резко рванул с места.

Глядя вслед удаляющейся «восьмерке», сержант Ефимов презрительно сплюнул.

– Черт бы побрал этих фээсбэшников, одна морока с ними, – он оглядел улицу в поисках новой жертвы.

Знай сержант, где и как было изготовлено смутившее его удостоверение, он съел бы с досады свой жезл.


Покуривая сигарету, Ирина мерила шагами площадку у входа в Институт МВД. Николай обещал подъехать через пятнадцать минут. Враль несчастный! Прошло уже все сорок, а его как не было, так и нет. Она, конечно, понимала, что расстояние от его дома до нее за пятнадцать минут преодолеть невозможно, особенно если учесть пробки на дорогах и вечные задержки на светофорах.

«Все это так, – размышляла девушка, – но зачем тогда было врать? Так и сказал бы: приеду, мол, как смогу, постараюсь не задерживаться, главное, жди, никуда не уходи, и все такое. Так нет же – приеду через пятнадцать минут! Обманщик! – Она бросила окурок на землю и раздавила его носком кроссовки. – М-да, обувка та еще!»

Ирина терпеть не могла спортивную обувь, но из скудного гардероба бывшей жены Николая ничего более подходящего подобрать не удалось. Приходилось довольствоваться тем, что есть. Благо жары сегодня не было, а то – хоть вешайся!

Ирина посмотрела на дорогу. Машин много, но заветной «восьмерки» не видать даже на горизонте.

– Подъедешь – на части разорву, – угрожающе прошептала она.

Мимо девушки то и дело сновали курсанты, бросая на нее откровенные взгляды.

«Ну что вам надо, козлы? – злилась Ирина. – Вот пялятся! Женщину первый раз увидели, что ли? Или у меня что-то не так?»

Она критически оглядела себя. Кроссовки, футболка, джинсы, сумочка через плечо. С прической вроде тоже все нормально…

«Может, они чуют, что на мне нет нижнего белья? – Ирина задумчиво поиграла бровями. – Кобели хреновы!»

С дороги кто-то несколько раз посигналил. Ирина вскинула голову.

– Наконец-то!

У тротуара стояла синяя «восьмерка». Николай, невинно улыбаясь, махал ей рукой.

– Нет, он еще и лыбится, – ворчала девушка.

Напустив на себя обиженный вид, она подошла к машине и, ни слова не говоря, уселась на заднее сиденье.

– Все тип-топ? – спросил Николай.

– А ты как думаешь? – Надув губки, Ирина отвернулась к окошку.

– Опаньки! – всплеснул руками мужчина. – Мы никак обиделись?!

Ирина не ответила.

– И в чем же мы перед вами провинились?

Ирина хмыкнула.

Николай протянул руку и щелкнул ее по носу.

– Ну! – Девушка сердито дернула головой.

– Баранки гну. – Николай нежно погладил ее по волосам и щеке. – Хватит дуться, красавица. Я больше так не буду. Честно, честно.

Ирина вздохнула и протянула ему вырванный из блокнота листочек с адресом.

– Это хозяин машины, – объяснила она.

Николай развернул листок и довольно улыбнулся.

– Зюкин Виталий Васильевич, – прошептал он. – Ну и фамилия – Зюкин… 1975 года рождения, улица Усиевича… Ясненько… А номер паспорта зачем?

– Что дали, то и записала, – пожала плечами Ирина.

– Молоток! – похвалил Николай. – Ну что, поедем в гости к Зюкину?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное