Михаил Серегин.

Ангел по имени 112

(страница 3 из 23)

скачать книгу бесплатно

– Ехать далеко, – предупредила Олеся. – Сестра живет у черта на куличках – на самом выезде из города.

– Мы возьмем такси, – сказал Макс. – Плачу, разумеется, я.

– Ну и плати, – согласилась Олеся, – если у тебя денег куры не клюют. Только не рассчитывай, что на тебя кто-то будет обращать внимание.

– Мне достаточно того, что ты будешь рядом, – заверил ее Макс, подхватывая сумку с одеждой. – Я же сказал, что согласен играть роль громоотвода.

Они заперли квартиру и вышли на улицу. Такси поймали быстро, однако водитель, услышав, куда нужно ехать, заломил такую цену, что Макс внутренне ахнул. Но марку нужно было держать, и он не моргнув глазом согласился.

– И когда же он пропал? – спросил Макс по дороге.

– В тот самый день и пропал, – ответила Олеся. – В тот самый день, когда мы о нем вспоминали. Двадцать восьмого июня. И что за день выдался! И Славик, и тот несчастный мальчик... Кстати, что с ним? Или вы не интересуетесь судьбой тех, кого спасли?

– Не всегда, – сказал Макс. – Но про этого разбойника мы, конечно, спрашивали. Ему сделали операцию. Он до сих пор в реанимации, но врачи говорят, что состояние у него стабильное. Будем надеяться, что все обойдется.

– Слава богу, хоть тут все обошлось, – хмуря лоб, сказала Олеся. – А что делать нам, я не представляю. Сестра в отчаянии.

– Ее можно понять. Но все-таки не стоит отчаиваться. Подростки есть подростки. Вполне возможно, парень просто загулял. Девочки, вечеринки...

– У девочек он не имел никакого успеха, – отрезала Олеся. – И на вечеринки его не очень-то приглашали. К счастью, Славик не имеет склонности к спиртному. Он даже не курит. У него другой бзик – он обожает шататься по всяким свалкам, развалинам, оврагам. Начитался в Интернете про диггеров. Все что-то копает... Только что у нас в Желтогорске можно выкопать?

– Честно говоря, не знаю, но, наверное, что-нибудь можно, – сказал Макс. – Тогда не исключено, что он как раз предпринял какую-то вылазку. Копает себе потихоньку. Знаешь, я слышал, что они очень упертые, диггеры эти.

– Ага, упертые. По-твоему, он уже шестые сутки копает? Без пищи и воды?

– Ну, водой-то он, наверное, запасся, – заметил Макс. – Как же без воды?

– А вот так. Люська говорит, что никуда он не собирался. Вообще, говорит, он за три дня до этого какой-то притихший стал, пришибленный, из дома старался не выходить. А потом раз – и пропал. Она его вещи проверяла – так все его снаряжение на месте. Ну вот куда мальчишка мог пропасть?!

Макс не стал ничего говорить. По роду службы он прекрасно был осведомлен о том, куда могли пропадать молодые люди, но сейчас вспоминать о таких вещах было ни к чему.

Подъехали к многоэтажному дому на самой окраине города. Олеся велела водителю остановиться возле первого подъезда и вышла. Макс отдал таксисту едва ли не все свои деньги, взял сумку и выбрался из машины.

В этом микрорайоне ему приходилось бывать нечасто. Дома здесь строили большие, длинные, как океанские лайнеры – в каждом наверняка могла расселиться небольшая деревушка со всеми ее жителями.

Вся инфраструктура – магазины, парикмахерские, мастерские – располагалась тут же, как правило, на первых этажах. Были здесь и детский сад, и школа. Вот только с зелеными насаждениями было туговато. В этом смысле район представлял собой асфальтовую пустыню, кое-где украшенную крошечными оазисами цветочных клумб. За домами располагалась плоская степная равнина, к востоку скатывавшаяся прямо в Волгу, а к западу покрытая холмами и перелесками. Где-то посредине располагался аккумуляторный завод – замкнутый механический мир с высоким забором и чадящими трубами. Их очертания колебались в раскаленном воздухе. «Завод-призрак, – подумал Макс. – Технологический мираж в дикой пустыне. Зато уж райончик реальный – дальше некуда».

Олеся, нетерпеливо оглянувшись на него, уже направилась ко входу в подъезд. Макс догнал ее и сказал что-то шутливое насчет унылости жилого района. Олеся посмотрела на него строгим взглядом и ничего не ответила. Макс подумал: «Ничего себе получается выходной! Такое ощущение, будто отправляешься на очередное дежурство. И уйти неудобно, потому что тогда можно смело ставить крест на едва зародившихся отношениях. А девочка интересная. Когда мы познакомились, я и предположить не мог, что она обладает таким чувством ответственности. Непредсказуемость в женщине всегда интригует».

Они поднялись в лифте на пятый этаж. Олеся отперла дверь ключом, и они вошли в квартиру, которая показалась Максу излишне сумрачной и тихой. Будто в доме покойник – сравнение напрашивалось само собой, но Макс выбросил из головы подобные мысли. Пока есть надежда, о смерти лучше не заикаться.

Сестра Олеси оказалась очень на нее похожей. Только волосы у нее были коротко острижены, и на лице ясно читался возраст. Сейчас она выглядела даже старше своих тридцати четырех – бессонные ночи и тревога не прошли даром.

Отреагировала она на появление в доме постороннего не совсем адекватно – даже не поинтересовавшись у сестры, что за человек Макс, она принялась ему жаловаться на ужасную беду, случившуюся с ее мальчиком, и на собственное к нему невнимание. Чувствовалось, что мысли этой женщины заняты сейчас только сыном, поэтому окружающий ее мир она воспринимала фрагментами, в тех его проявлениях, которые касались ее сына.

– Вот пришел следователь, или как там он у них называется, – сказала она Максу. – Скажите, говорит, с кем Славик общался. А я стою как дура и ничего не могу сказать. Потому что ничего на самом деле не знаю! Я работаю в Интернет-провайдерской фирме. Очень удобно – мне предоставили скидку на подключение. Но приходится весь день быть на работе – там с этим строго. И еще в одной конторе я подрабатываю, беру работу на дом. Времени на сына совершенно не остается. Только покормить и проследить, чтобы у него была чистая одежда. Где уж там вникать в его дела!

– Люся! Ему это совершенно неинтересно! – прервала ее речь младшая сестра. – Он не следователь и ни о чем спрашивать тебя не будет.

– Ну так что ж, – потерянно сказала старшая. – Я сама расскажу.

– У нас Грачев психолог по образованию, – подхватил Макс. – Он говорит, что наука, безусловно, подтверждает этот общеизвестный факт – когда человеку плохо, ему следует выговориться. Поэтому лично я не возражаю. Да мне и самому интересно, что могло случиться с таким большим парнем.

– Макс – спасатель, – деловито объяснила Олеся. – В крайнем случае их служба тоже ищет людей. Но пока он за это не берется... А ты лучше скажи – из милиции кто-нибудь был?

– Я же говорю, пришел следователь, – печально сказала сестра. – Задавал вопросы. А когда понял, что от меня никакого толку, попросил включить компьютер сына и сидит теперь, смотрит...

– Чего смотрит? – враждебно спросила Олеся.

– Ну, вообще смотрит. Надеется получить информацию о Славике из его компьютерной базы. Не знаю уж, что из этого выйдет. У Славика столько там всего наворочено...

– Вот именно! – сердито сказала Олеся. – А ты бы, между прочим, могла выяснить фамилию хотя бы одного друга своего сына! Что, к нему никто не приходил никогда в гости? Одноклассники, соседи...

– Вот и следователь говорит то же, – вздохнула сестра. – А что толку? Ну бывали у него мальчики. Видела я их во дворе. Да разве я помню, кого из них как зовут? Пожалуй, я и в лицо их не различу.

– Да, ты безнадежна, – заявила Олеся и решительно шагнула куда-то в сторону. – Придется мне самой говорить с этим детективом.

Максу было любопытно посмотреть, как Олеся будет разговаривать с представителем милиции, да и в обществе безутешной матери он чувствовал себя неловко, поэтому, не раздумывая, он последовал за Олесей в комнату Славика, где они обнаружили сидящего за компьютером человека. На вид он был чуть постарше Макса, с длинным носом и хитрым, как бы ускользающим взглядом. Лето стояло жаркое, но загорелым этого человека назвать было трудно. Казалось, все солнечные денечки он провел в каком-нибудь подвале, куда не проникал ни один луч света.

Когда Олеся и Макс вошли в комнату, этот человек быстро обернулся, смерил обоих своим двусмысленным взглядом, неопределенно хмыкнул и снова принялся щелкать мышкой, вперившись в экран компьютера.

– Эй! Сюда, между прочим, люди вошли! – с вызовом сказала Олеся. – Могли бы и поздороваться!

– По этикету здороваться первыми следует как раз входящим, – хохотнул длинноносый. – А исходящим положено отвечать на приветствие. Пароль – отзыв. Но если вам так будет приятнее, я готов – здравствуйте! Довольны?

– Здравствуйте! – сердито сказала Олеся. – Я, между прочим, у себя дома. Ну, почти дома. А вы вообще неизвестно кто.

– Ну уж и неизвестно! – возразил мужчина и, решительно оттолкнув от себя компьютерную мышь, встал. – Представляюсь еще раз. Капитан Смагин из следственного отдела РОВД Краснознаменного района. Прибыл по заявлению гражданки Тумановой Людмилы Михайловны. Вы, кажется, сестрой ей доводитесь?

– Именно, – высокомерно сказала Олеся. – И у меня вопрос – вы собираетесь что-нибудь делать или тоже посоветуете нам не волноваться?

– Такую глупость я вам советовать не буду, – серьезно ответил Смагин. – Не в человеческих это силах выбирать – волноваться или не волноваться. Посоветовать я могу только одно – не стоит портить отношения с правоохранительными органами. Не все у нас добрые и великодушные. И даже не все умные, понимаете?

– А вы какой? – бесстрашно спросила Олеся.

Смагин с юмором покосился на Макса и сказал с достоинством:

– Я-то как раз добрый и умный, поэтому не стоит на меня напирать – я все равно не обижусь.

– Очень мне вы нужны – на вас напирать, – с досадой сказала Олеся. – У меня сестра с ума сходит. Мне нужно, чтобы вы ее сына нашли, племянника моего.

– Боюсь, это будет не так просто, – покачал головой Смагин. – К сожалению, слишком мало информации о вашем племяннике. Чем он занимался, с кем водил компанию, как проводил свободное время. Даже точное время, когда ваша сестра видела сына в последний раз, она назвать не смогла. Видите, как все туманно?

– Ну и что что туманно? Вы же сыщик! – запальчиво сказала Олеся.

– Есть немного, – согласился Смагин. – Я вот тут покопался в файлах – и теперь кое-что о вашем племяннике понял. И все равно этого мало. Вы сами-то когда в последний раз племянника видели?

– Давно видела. С месяц, наверное.

– Ну вот! – развел руками Смагин. – И получается, что под руками у меня нет ни одного человека, который бы видел Вячеслава Туманова перед его исчезновением. Я запланировал опросить соседей – возможно, кто-нибудь из них прояснит ситуацию. Если же нет – придется поломать голову.

– А вы этого, похоже, не любите, – ядовито заметила Олеся.

Смагин посмотрел на нее странным взглядом, а потом вдруг обратился к Максу:

– А вы, случайно, не муж этой сердитой особы? Нет? Ну и слава богу, а то я уж было хотел вам посочувствовать. Вы поймите, что найти человека ничуть не проще, чем иголку в стоге сена. Особенно если у человека есть причины скрываться.

– Вы чушь говорите! Какие причины могли заставить Славика скрываться? Он еще ребенок!

– Я в общем говорил, – невозмутимо ответил Смагин. – Но с подростками тоже непросто. Никогда не знаешь, что может прийти в голову подростку. Знаете, сколько среди этого контингента самоубийств? Кончают жизнь из-за несчастной любви, из-за издевательств, от одиночества... А сколько их убегает из дому! – Он махнул рукой.

– Я так понимаю – это вы нас подготавливаете к мысли, что Славика найти не удастся? – жестко сказала Олеся. – Ну и прекрасно. Мы сами его найдем. Мы к спасателям обратимся, верно, Андрей?

Макс не ожидал такого оборота и слегка растерялся. Впрочем, ответ в данном случае мог быть только один.

– Ну да... Если понадобится... – пробормотал он. – Какой разговор?

Смагин с интересом посмотрел на него.

– Так вы из МЧС, что ли? – спросил он. – Я имел дело с ребятами из МЧС – когда на Кавказе в командировке был. Хорошие ребята.

– Да, ребята хоть куда, – согласился Макс. – Я, между прочим, тоже на Кавказе служил.

– Серьезно?! Да это просто здорово! – обрадовался Смагин. – Может, встречались? То-то я смотрю, вроде лицо знакомое! Ваша часть где стояла?

– В Гудермесе, – ответил Макс. – Но вообще мы весь Кавказ облазили. Так что вполне возможно, что и виделись где-нибудь.

– Ну, это совсем другой коленкор, – заявил Смагин. – Слушай, а ты кем этому Славику доводишься?

– Да никем, – почесал затылок Макс. – Честно говоря, я и не видел его никогда. Я вот... С Олесей...

Смагин понимающе усмехнулся.

– Ну, неважно, – сказал он. – Вижу, что и тебе это дело небезразлично. Я, кстати, человек тоже неравнодушный, хотя по роже этого и не скажешь. Поэтому буду с вами откровенен, ребята! Объективно говоря, надежд на благополучный исход дела мало. Это как монетку бросать – орел-решка. Если ваш Славик просто задурил, как это у молодежи бывает, то он запросто может через день-другой сам вернуться. А если дело серьезное, то запасайтесь терпением. Вы вот говорите – спасатели. Тут никто не поможет – только сам господь бог. Потому что спасателям тоже точку на карте указать надо – мол, вот здесь ищите. А кто может указать эту точку, а? Вот то-то и оно!

– Это верно, – вздохнул Макс и виновато посмотрел на Олесю.

– Ну ясно, – нелюбезно проговорила она. – Опять одно ля-ля. Это только в сериалах милиция всех находит и всех ловит. Виртуальная жизнь называется.

– Про это я ничего не знаю, – сказал Смагин. – Но реальная жизнь, конечно, сложнее. Взять хотя бы организационный момент. Если откровенно, то исчезновение вашего племянника – дело не первой важности. Надеяться, что все бросят свои дела и начнут искать Славика, не стоит. Если откровенно, то надеяться вам можно вообще на одного человека – на меня. Хотя и у меня самого работы хватает. Но я если сказал, то делаю. А чтобы вы не посчитали это пустой болтовней, то изложу некоторые соображения относительно своих дальнейших планов.

Он опять повернулся к столу, на котором стоял компьютер, и небрежным жестом извлек из дисковода дискету.

– Я позволил себе сделать кое-какие выдержки из тех данных, что ваш племянник хранит на жестком диске. Возможно, они могут сыграть роль подсказки в этом деле. А могут и не сыграть.

– Что вы имеете в виду? – ревниво спросила Олеся.

– Знаете, существует легенда, что во время войны под руководством НКВД в окрестностях Желтогорска велась суперсекретная стройка. Якобы где-то здесь под землей был отстроен бункер для правительства – на случай, если сдадут Москву. Практически целый город. Потом обстоятельства изменились, бункер был законсервирован, все подходы к нему взорваны, а всякие упоминания о стройке были запрещены под страхом расстрела. Повторяю, это не более чем легенда. Но судя по материалам, которые Вячеслав скачивал из Интернета, он в эту легенду верил свято. Я обнаружил на диске самопальную карту окрестностей Желтогорска. Она с пометками. Что они означают, пока не очень ясно. Но возможно, что ваш племянник все же решил попытаться отыскать мифический бункер.

– Но если бункера нет, то куда он мог пропасть? – спросил Макс.

– Кроме бункера могут существовать тысячи похожих на бункер ловушек, – объяснил Смагин. – Он мог провалиться в какую-то яму, заблудиться, да мало ли что...

Олеся вскинула голову.

– Только не вздумайте городить эту чепуху в присутствии сестры, – резко сказала она. – И вообще, если у вас есть карта, то что же вы тут сидите? На вашем месте я давно бы все проверила. Да, скорее всего, так и придется сделать!

– Ну, не горячитесь, – остановил ее Смагин. – Я же сказал, что приму все меры. Так и объясните вашей сестре. Я не намерен отступать.

– Пока все это слова, – возразила Олеся. – Хотелось бы чего-то более существенного. Может быть, вы все-таки приметесь за дело?

Смагин усмехнулся.

– Уже принялся, уважаемая Олеся Михайловна, – сказал он. – Вы еще очень молоды и не умеете отличать суеты от дела. Но это пройдет. Однако, к вашему удовольствию, я уже ухожу. Возможно, уже сегодня я сумею пройтись по тем местам, которые отмечены на карте вашего племянника. Разумеется, как только у меня появится какая-то информация, я тут же поставлю вас о ней в известность.

– Да уж надеюсь! – сказала Олеся и, неожиданно обернувшись к Максу, добавила: – На твоем месте я бы присоединилась к сыщику. Ты же слышал, что ему приходится тянуть воз практически в одиночку. А вы с ним почти однополчане. И ты сам обещал мне помочь. Я бы и сама облазила сейчас все задворки, но мне нужно опекать сестру. И потом, я не обладаю талантом сыщика. И вообще, если не можете сделать ничего реального, то хотя бы не мозольте глаза!

Смагин и Макс переглянулись, и следователь еле заметно кивнул. Они пошли к дверям. Макс был слегка обескуражен, но обиды на Олесю не чувствовал. Он видел, в каком она состоянии. В любую минуту у нее мог наступить нервный срыв. И еще, наверное, она была в чем-то права – мужчины на то и существуют, чтобы помогать женщинам и детям.

Лишь одно соображение смущало Макса – он имел некоторое представление о работе милиции и сомневался, что Смагин согласится на такого помощника, как Макс. Есть такое понятие – служебная информация. Следственные работники страшно не любят ею делиться.

Когда они вышли на улицу, следователь заговорил первым.

– Ну что, брат, давай знакомиться? Ты меня Смагиным зови – я так привык. А ты, как я понял, Андрей?

– Вообще-то – да, но это для девушек. А так все зовут меня Максом. Это по фамилии. Максимов я.

– Понятно. Ну и что думаешь делать, Макс?

– А что делать? – развел руками Макс. – Карта-то у тебя. Меня, сам видишь, выставили в два счета. Если бы у меня такая карта была – я бы обязательно по тем местам пробежался.

– Да, не видать тебе здесь успеха, – покачал головой Смагин, – если не отыщешь золотой ключик... Весь вопрос только в том – золотой он или... Надеюсь, ты понимаешь, что при женщинах я не все говорил, что думаю?

– А что ты думаешь?

– Ну, ты видишь, что мальчишка, по сути дела, был предоставлен самому себе, – сказал Смагин. – И возраст самый опасный. Лично я ничего хорошего не жду. Грубо говоря, нужно готовиться к худшему.

– А вот тут я с тобой не согласен, – заявил Макс. – У нас так не принято, чтобы к худшему готовиться. Если у тебя напряженка, то я готов помочь – у меня как раз выходные. Пробежался бы по тем местам, которые у Славика на карте отмечены.

Смагин долго смотрел на него, слегка прищурив глаз, а потом вдруг сказал:

– Ладно, уговорил! Но одному тебе нет смысла мотаться. Вместе пробежимся!

Глава 4

Как выкрутиться из создавшегося положения, Славик придумать не мог, а потому избрал самую примитивную линию поведения. Образно говоря, он, подобно черепахе, спрятал голову в панцирь. Перестал выходить из дома и даже на телефонные звонки не отвечал. Совсем взаперти сидеть, конечно, не удавалось – мать, уходя на работу, непременно наказывала что-нибудь купить – хлеба, масла и прочей ерунды. Иногда это мог быть целый список. Поход в магазин становился для Славика настоящей мукой. Он выходил на улицу, как разведчик в тыл врага, прижимался к стенам, прятался за углами и поминутно оглядывался. Продукты он покупал второпях, не обращая внимания ни на качество, ни на продавцов, которые безбожно его обсчитывали. До сих пор эти прогулки сходили ему с рук – Фитиля, которого он до судорог боялся, Славик ни разу не видел. Не видел он даже Вихра и прочих сверстников, обитавших в микрорайоне. В этом не было ничего удивительного – многие разъехались на лето – но нельзя было отрицать, что Славику просто везло.

Прошло четыре дня после дурацкой истории с пистолетом. Фитиль не давал о себе знать. Славик не то чтобы успокоился – страх не отпускал его даже во сне – но как бы свыкся со своим положением. Люди привыкают жить даже под обстрелом. К тому же Славик в глубине души надеялся, что с Фитилем обязательно что-нибудь случится – попадет под машину или его арестует милиция. Надежда была слабая, но Славик изо всех сил молил бога, чтобы тот за него заступился.

В это утро мать, как всегда, торопилась на работу, а список, который она составила на бегу, оказался особенно обширным. Здесь были не только продукты. Предстояло смотаться на почту, заплатить за коммунальные услуги, купить в аптеке лекарства, ну и, само собой, гастроном. Сплошной геморрой и совершенно некстати. С утра Славика мучили недобрые предчувствия. Перед рассветом ему приснился плохой сон. Подробностей Славик не помнил, но ощущение от сна осталось самое гадостное.

Из дома он вышел в десятом часу утра – это время казалось ему самым спокойным. Все, кому требовалось опохмелиться, уже добились своего и расслабились, а прочие еще не вставали с постели, наслаждаясь летним утром и возможностью побездельничать. Активная жизнь во дворе начиналась с полудня, а пика своего достигала часам к семи вечера, поэтому Славик мог чувствовать себя в относительной безопасности.

Он взял хозяйственную сумку, список, который начеркала мать, деньги и вышел на улицу. День опять грозился быть жарким – солнце пылало, в небе не было ни облачка, воздух был наполнен золотистой пылью. Спина Славика моментально промокла от пота.

Сгорбившись и втягивая голову в плечи, он быстро затрусил в направлении почты. Это была самая дальняя точка в его списке, и с ней Славик хотел разделаться в первую очередь. Но там оказалась довольно приличная очередь, и Славик, поколебавшись, решил на коммунальные платежи плюнуть – стоя в очереди, он был прекрасной мишенью для Фитиля. Он выскочил на улицу и побежал в аптеку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное