Михаил Серегин.

Алмазы Якутии

(страница 2 из 26)

скачать книгу бесплатно

Глава 2

Виктор едва успел вывернуть руль, чтобы не задеть ставший неуправляемым джип. Пролетев мимо него, он, продолжая держать руль одной рукой, достал из-за спины овчинный тулуп.

– Подержи-ка руль, – повернулся он к Николаю.

Зажав карабин между коленей, толстяк взял руль левой рукой, и пока Виктор одевался, держа ногу на педали акселератора, он управлял машиной.

Когда Виктор надел тулуп, шапку и меховые рукавицы, его напарник передал ему руль и начал одеваться сам.

– С такой вентиляцией мы долго не продержимся, – он озадаченно посмотрел по сторонам, прикрывая лицо рукой, – не май месяц.

– Здесь и в мае бывает нежарко, – отозвался Виктор.

– Вообще в Якутии холодно только два месяца в году, – расплылся в улыбке Коля. – Остальные десять – очень холодно, – добавил он и рассмеялся старой шутке.

– Они остановились у джипа, – Виктор посмотрел в зеркало и повернулся к своему напарнику, – можно что-нибудь придумать со стеклом.

– Если бы у вас был кусок фанеры, – предположил Егор.

– Фанера? – Коля посмотрел на попутчика. – Есть такое дело.

Проехав еще несколько километров, «КамАЗ» остановился на обочине. Ветер жег лица. Егор выбрался из машины, давая возможность вылезти Николаю. Тот открыл железный ящик, приваренный у нижней части «КамАЗа», выгреб оттуда какие-то шмотки и достал из задней части кусок шестимиллиметровой фанеры.

– Сгодится на первое время, – удовлетворенно произнес он.

Он поднялся на бампер «КамАЗа» и принялся выковыривать из резинового ободка остатки разбитого стекла. Затем, приложив фанеру к проему, плотно прижал ее обеими руками. Егор быстро забрался в кабину и, найдя в кармане куртки шариковую ручку, нарисовал на фанере контур стекла.

– Вынимай. – Он выпрыгнул из кабины и принял кусок фанеры у Николая.

Оставив небольшой припуск, он достал нож и принялся резать фанеру по контуру.

– Погоди-ка, – остановил его Николай, – так мы до утра провозимся.

Он исчез на несколько секунд и возвратился с небольшой раскладной пилой. Теперь дело пошло быстрее. Через несколько минут заплата была готова. Скрюченными от мороза пальцами ее кое-как засунули на место стекла и снова забрались в кабину.

– Теперь другое дело, – похвалил их Виктор. – Хоть и слепые на один глаз, но зато не дует.

Он снова надавил на газ, и тяжелая машина тронулась с места. Скоро в салоне снова стало тепло, и Егор снял капюшон и шапку. Коля тоже принялся стаскивать с себя тулуп. Витек опять воспользовался услугами Коляна в качестве рулевого, чтобы раздеться. В течение получаса ехали молча. Каждый думал о чем-то своем. Наконец, Родионов прервал молчание.

– А вы ребята не промах, – он удовлетворенно кивнул головой, – ствол с собой возите...

– А здесь на трассе каждый со стволом ездит, – отозвался Виктор, – без этого нельзя. Если не зверь какой нападет, то вот такие как на тебя, – он кивнул головой назад, туда, где остались их преследователи.

На всякий случай снова посмотрел в зеркало: нет ли кого? На трассе было пусто.

– Спасибо за помощь, ребята, – искренне поблагодарил их Егор, – поеду обратно – обязательно вас найду.

– Кончай трепаться, – всем телом повернулся к нему Николай, – мы не за тебя, мы за себя боролись.

– То есть как? – не понял Родионов.

– Да так, – подтвердил Витька, – когда машина на трассе – никто не может ее остановить.

Здесь тоже люди разные попадаются, хотя добрых тут больше. Знаешь почему? – он на минуту замолчал, ожидая ответа.

Конечно, Родионов предполагал, что нужно ответить: мол, плохие люди в этих краях не приживаются, сам несколько лет работал на Севере, но ему почему-то хотелось услышать это из уст Виктора.

– Потому что, – неожиданно выдал Виктор, – мороз гадов не терпит. Они мерзнут быстрее.

– Это точно, – улыбнулся Родионов.

Что-то загудело над их головами, точно отдаленные раскаты грома. Но какой гром может быть в Якутии, пусть хоть и в конце зимы?! Здесь и паводки-то начинаются не раньше конца апреля.

Несмотря на их недоуменные переглядывания, шум приближался. Вскоре он перешел в настырный рокот, который доносился откуда-то сверху.

– Вертолет, – Егор первым понял, в чем дело, – это тоже по мою душу. Теперь тормози, не хочу больше вас беспокоить.

– Кончай бузить, товарищ, – усмехнулся Николай и бросил короткий взгляд на своего напарника, – здесь вертолету и сесть-то негде.

Дорога, прямая как стрела, действительно шла сквозь тайгу. Возможно, при большом желании и мастерстве летчика винтокрылая машина и могла бы приземлиться на трассе среди высоченных лиственниц и кедров, но только не ночью.

Но вертолет, похоже, и не собирался садиться, во всяком случае, пока. Он кружил над двигающимся «КамАЗом», то залетая чуть вперед, то делая круг и заходя на тягач сзади.

– И все-таки мне лучше выйти, – настаивал Егор.

Но его, казалось, никто не слышал. Виктор продолжал крутить баранку, а Николай, наклонившись в его сторону, поглядывал на дорогу и на вертолет через целую половину ветрового стекла.

Вдруг, сделав очередной круг, вертолет быстро начал обгонять «КамАЗ».

– Они что-то задумали, – предупредил Егор.

– Ничего они не сделают, – ответил Николай, но в его голосе уже не чувствовалось прежней уверенности.

Тайга опять начала редеть. Лиственницы, кедры и ели сменились чахлыми березками. Кое-где по сторонам приоткрылись небольшие прогалы. Но так было только по правую сторону дороги. С левой стороны деревья высились плотной черной стеной.

Еще через полчаса справа замаячил покрытый сопками участок тундры.

– Черт побери! – неожиданно пробормотал Виктор.

«КамАЗ» начал быстро снижать скорость и в конце концов почти остановился. Николай наклонился к стеклу, чтобы посмотреть, что так насторожило его напарника. Егор, почувствовав опасность, опустил стекло и тоже выглянул наружу.

Метрах в двухстах от них на дороге стояли люди. Двое или трое: разглядеть было трудно. Но их намерения были ясны. Тем более что позади них на трассе чернела какая-то несуразная громадина.

«Вертолет», – понял Родионов.

«КамАЗ» остановился. Егор увидел, что освещаемые едва достающим до них светом фар люди двинулись к замершей машине.

– Теперь, кажется, точно – пора, – Егор натянул шапку и открыл дверь.

– Погоди, возьми вот, – Николай открыл бардачок и достал оттуда пару банок говяжьей тушенки.

Сунув по банке в нижние карманы куртки, Родионов спрыгнул с подножки.

– Стой, – крикнул ему Виктор.

Вытащив со спального места карабин, он протянул его Егору.

– Пригодится. – Он быстрым, но точным движением достал откуда-то из-под сиденья пачку патронов и передал их Николаю.

Тот сунул патроны Родионову.

– Так нам будет спокойнее. – Николай видел, что Егор сомневается, брать ли ему оружие. – Если что, скажем, что ты держал нас на мушке. – Не возражаешь?

– Идет, – усмехнулся Егор, забирая карабин и патроны. – И спасибо вам за все.

– Удачи, приятель, – кивнули водители.

От вертолета к «КамАЗу» быстро приближались люди. Теперь было видно, что их трое. Егор уже различал их возбужденные голоса. Слов разобрать он не мог, но суть их прекрасно понимал. Ему приказывали выйти на открытое пространство с поднятыми руками.

– Это мы еще успеем, – пробормотал он, захлопывая дверь.

Крадучись пробравшись вдоль машины назад, он наклонился, наблюдая за ногами преследователей. Те разделились перед «КамАЗом» и подошли к кабине с двух сторон.

– Открывай, – услышал он баритон того, который подошел со стороны пассажирского сиденья.

Человек попытался открыть дверь, но она не поддавалась.

– Чего? – Окно немного опустилось и в него выглянул Николай.

– Открывай, милиция!

Выглянув из-за колеса «КамАЗа», Родионов увидел в руках у мужчины короткоствольный пистолет-пулемет. Он немного разбирался в оружии и угадал в очертаниях пулемета израильский «узи».

– А ты кто такой? – Николай дверь не открыл, а продолжал разговаривать через полуопущенное окно.

– Сейчас узнаешь, если не откроешь. – Мужик сунул ствол «узи» в лицо Николаю.

– Веский аргумент, – вздохнув, согласился Николай, – но, может, какой документик имеется?

– Какой, к черту, документ?! – заорал мужик. – Вы расстреляли машину генерального директора комбината. Я начальник его охраны – Карагодин Николай Павлович.

– Тезка, значит, – флегматично протянул Колян.

– Открывай, твою мать, – бесновался Карагодин, – мы знаем, что у вас в машине преступник!

– Преступник? – удивленно воскликнул Колян.

Пока он пудрил мозги начальнику охраны, Виктор с другой стороны разбирался с майором. У них происходил примерно такой разговор:

– Ты чего, пьяный за рулем?! – размахивая табельным «макаровым», вопил майор. – Почему не реагируешь на сигналы, а?

– Вы же знаете, товарищ майор, что сейчас на дорогах творится, – почти ласково отвечал Виктор, – того и гляди бандиты, беспредельщики.

– Открывай, твою мать! Я тебе покажу беспредельщики! Кто стрелял?

– В нас? Не знаю кто.

– Из вашей машины кто стрелял, идиот?!

– А-а, – словно опомнился Виктор, – подобрали одного на трассе, а он пушку в бок – и привет. Вези, говорит, без остановок. Да он за несколько километров отсюда вышел. Как увидел вертолет, тормози, говорит. А нам что делать?

Виктор, который тоже разговаривал с майором через окно, открыв наконец дверь и накинув тулуп, выбрался на мороз.

– Если хотите, можете проверить, – спрыгнул он с подножки.

Майор быстро забрался в кабину, держа наготове «макаров».

Решив, что лучше шанса не представится, Родионов пролез под бревнами, которые вез тягач, перебежал на левую сторону дороги, вдоль которой в нескольких метрах высились мохнатые лиственницы, и скатился в кювет. Подняв голову и поняв, что никто его не заметил, он бросился к лесу.

* * *

– Никого, – тщательно обследовав кабину, майор выбрался на дорогу.

Карагодин тоже поднялся в салон и сам осмотрел все в мельчайших подробностях. Также никого не обнаружив, он разочарованно крякнул.

– Так мы поедем, командир? – Виктор подошел к майору.

– Куда? – тот непонимающе посмотрел на него. – Вы – сообщники преступника.

– Мы потерпевшие, товарищ майор, – жалобно протянул Виктор. – Нам своих догонять надо.

– Разберемся, – отмахнулся от него майор, – пока никуда не уезжайте. Дай-ка сюда ваши документы.

Виктор забрался в кабину, вернулся и нехотя протянул накладные на груз, водительское удостоверение и путевой лист. Даже не взглянув на бумаги, майор сунул их в планшетку.

Ему почему-то не верилось, что они потеряли преступника. Вытащив из глубокого кармана полушубка фонарик, он в сопровождении Карагодина обошел машину кругом и принялся обследовать обочину в ближайшем радиусе. Пройдя метров сто назад по левой стороне дороги, где раскинулась тундровая зона, он перешел на другую сторону и принялся осматривать ту, за которой чернел лес.

Забравшись в кабину, водители с волнением наблюдали за крохотным овалом фонаря, прыгавшим по откосам дороги, как напуганный заяц.

– Ну, – Николай толкнул Виктора, прильнувшего к стеклу, в бок, – что будем делать?

– Да мы все уже сделали, – качнул головой Виктор, – теперь остается только ждать. Главное, не сморозить какой-нибудь глупости.

– Тогда говори лучше ты, – вздохнул Коля. – Как, например, ты объяснишь появление следов рядом с машиной?

– Не дергайся, что-нибудь придумаю.

– Тогда думай быстрее, кажется, они уже напали на след этого парня.

Майор с Карагодиным действительно стояли возле того места, где Родионов перебежал дорогу и углубился в лес. Майор долго рассматривал неглубокие отпечатки на снегу и наконец вынес вердикт:

– Это его следы.

Карагодин уже давно это понял. Он шагнул в сторону леса, прошел несколько метров и остановился.

– Пошли, ну чего стоишь?

– Куда, Николай Павлович? – почти жалобно произнес майор. – У него же оружие. Он нас как щенков расстреляет.

– Ты прав, – подумав немного, согласился начальник охраны и вернулся к трассе. – Тогда пошли, – он быстро зашагал к темневшему в отдалении вертолету.

Еще не поняв, что от него хочет Карагодин, майор двинулся за ним, с облегчением решив, что все-таки преследовать ночью по тайге вооруженного преступника не придется.

– А с этими что? – догнав Карагодина, спросил он, показав рукой на «КамАЗ».

– Успеем и с ними разобраться, никуда они не денутся.

Добравшись до вертолета, Карагодин сделал летчику знак и тот открыл люк.

– Давай, – кивнул начальник охраны майору, – забирайся. Бери рацию и вызывай группу захвата.

– Ночью, группу захвата? – Майор с тоскливым недоумением посмотрел на Карагодина.

– А что, они только днем могут работать?! – заорал вдруг Карагодин, взбешенный тем, что в сущности майор был прав: посылать ночью людей в тайгу было не слишком разумным решением. Ладно бы еще летом, когда можно хотя бы не замерзнуть насмерть, хотя и летом в Якутии бывают заморозки.

– Черт с тобой, – Карагодин вдруг смягчился, – начнем операцию по захвату утром. Все равно он далеко не уйдет.

– Конечно, не уйдет, – быстро согласился майор, – а завтра я что-нибудь придумаю.

– Ну, пошли, – начальник охраны двинулся к «КамАЗу», замершему с потушенными фарами на обочине дороги, – хочу поговорить с этими водилами. Что-то не нравится мне, как они себя ведут. Можешь задержать их на пару суток?

– Если нужно, попробуем, – нехотя кивнул майор, понимая, что у него нет достаточных оснований для задержания.

Карагодин открыл дверцу, которая на этот раз оказалась не заперта, и забрался в кабину. Чтобы освободить место и для майора, тоже собравшегося залезть в салон, Николай залез на спальное место. Да и подальше от вопросов, которые наверняка будут задавать майор и этот начальник.

Майор захлопнул за собой дверь. Двигатель «КамАЗа» работал, и печка обогревала салон.

– Так, парни, – майор с ходу пошел в атаку, – влипли вы в историю.

Он положил планшетку на колени и достал из нее несколько чистых листов бумаги. Видя, что «парни» молчат, он решил еще немного их припугнуть.

– За пособничество преступнику, знаете, что бывает? – грозно спросил он.

Не услышав ответа, он решил действовать им на нервы. Не спеша начал выспрашивать их фамилии, адреса, место работы и так далее.

– Погоди, Максимыч, – остановил его Карагодин, которому стала надоедать эта тягомотина. – Ты спроси у них, – он хитро сощурился, – где сошел их попутчик?

– Да, где? – переспросил майор. – Вы сказали, что вышел он давно, а следы его здесь, рядом с вашей машиной. Значит, когда мы вас остановили, он был в кабине? Врете, парни. А это уже не только пособничество, но и укрывательство.

– Ничего мы не врем, – уверенно произнес Виктор, – как сказали, так и было. А чьи здесь следы – мы не знаем.

– Его, чьи же еще? – презрительно поморщился майор. – Следы свежие. А раз есть следы, значит, был человек, который вышел из вашей машины.

– Он вышел раньше, – упрямо твердил Виктор.

– Как же он оказался в этом месте? Он что, летает?

– Так это... – Виктор прикинулся шлангом, – может, он на прицеп забрался, когда мы его ссадили...

Майор посмотрел на Карагодина.

– По-вашему, – Карагодин теперь сам задавал вопросы, – он несколько километров ехал на бревнах? При пятнадцатиградусном морозе?

– Не знаю, – Виктор честно пожал плечами. – Если это преступник, как вы говорите, то он должен заметать следы. Мы бы могли сообщить, где он нас оставил, тогда вы бы знали и легко его сцапали. Вот он и устроился на прицепе.

– Тогда почему вы не сообщили? – Карагодин повысил голос.

– Так у нас же ни рации, ни телефона, – слабо улыбнулся Виктор. – Добрались бы до первого автомата и сразу бы сообщили. Да мы еще и напуганы были, он все время нам пушкой под ребра тыкал...

Карагодин чувствовал, что ребята лукавят, но ничего поделать с этим не мог. Не за что было ухватиться. Майор тоже несколько сник.

– Ладно, Максимыч, – Карагодин повернулся к майору, – черт с ними, пусть катятся ко всем чертям. Если будет нужно, мы их везде достанем.

На дороге запрыгали снопы фар, отразившиеся в зеркале заднего обзора. Майор выпрыгнул из «КамАЗа» и вышел на дорогу. Машина снизила скорость и остановилась. Это был милицейский «уазик».

Переговорив о чем-то с водителем, майор вернулся к Карагодину.

– Все в порядке, джип подняли, – сообщил он.

– Хорошо, – кивнул Карагодин, – оставайся здесь, будешь караулить следы, а я организую поисковую бригаду.

– Чего ж я здесь, всю ночь буду сидеть? – скуксился Максимыч.

– Сколько надо, столько и будешь, – безапелляционно заявил Карагодин.

Он отвернулся от майора и, прикрывая лицо рукавицей, направился к вертолету.

Глава 3

А ведь начиналось все совсем неплохо. За несколько дней до этой злосчастной ночи, когда Родионов только приехал в Якутск. За стенами ресторана «Алдан» тонко и остро поскрипывал морозный якутский март. Если где-то и веяло весной, то в душах собравшихся за длинным столом людей. Их потные возбужденные лица розовато светились в мягком полумраке зала. Резкий пронизывающий ветер и малая плотность населения в сочетании с алкоголем могут дать потрясающий эффект человеческой солидарности.

Зал ресторана, по-провинциальному аляповатый и претенциозный, напоминал пчелиный улей. Жужжание часто перекрывал медвежий рык виновника торжества – Шепелева Семена Никанорыча. Его изрытое оспинами красное лицо напоминало изрезанный ландшафт Якутии. Горные хребты наступали на плоскогорья, те складчато спускались к низменностям, уводящим в свою очередь в прохладные и снежные долины.

– Поддай, поддай еще водки! – грохотал Шепелев, цепляя за локоть пробегающего официанта.

Семен Никанорович разражался икающим хохотом, вытирал салфеткой свой кривоватый, точно Верхоянский хребет, рот и довольно сопел. С напускным равнодушием он следил за Кюкюром Таныгиным, пятидесятилетним якутом, жена которого работала менеджером на его предприятии. У Таныгиных был свой праздник – из Свердловска приехала дочь с женихом. Услышав эту новость, Шепелев пригласил в ресторан все семейство.

Семен Никанорович с размахом отмечал свой юбилей. Ему стукнуло шестьдесят, но в его жилах кипела молодцеватая отвага. Его маленькие масленистые глазки сверкали задором и лукавством. Одна из прикрывающих огромную лысину боковых острых прядей сероватой паклей прилипла ко лбу. Он наобум пригладил ее, стараясь накрыть обнажившийся край лысины, и, подняв рюмку, встал с обитого пестрым гобеленом стула.

На него упал слегка обеспокоенный взгляд его помощника, Захарова Ильи Александровича. Это был длинный нескладный господин со стыдливо топорщившимся под импортной сорочкой брюшком и вялым анемичным лицом. Вялость эта составляла часть его имиджа. Он привык вести деловые переговоры, а одно из главных качества негоцианта, как известно, хладнокровие.

– Друзья-товарищи, – едва не расплескивая водку, сипло гаркнул Семен Никанорович, – слушайте вы, черт вас возьми! Хватит бакланить! – еще громче рявкнул он.

Приглашенные неожиданно смолкли и с некоторой тревогой посмотрели на именинника.

– Я предлагаю выпить за моих гостей, – широким жестом он отвел рюмку с водкой в сторону, – я говорю о Таныгиной Надежде Петровне и ее семье. Так уж получилось, – Семен Никанорович самодовольно улыбнулся, – что мой праздник совпал с ихним. Такое бывает, – усмехнулся он, – так вот... Ирина, дочь Надежды Петровны, скоро выйдет замуж. Посмотрите, какая красавица...

Гости как по указке обратили взоры к застенчивой черноволосой девушке, сидевшей рядом с молодым человеком в коричневом джемпере. Сколько ни уговаривала Ирина своего жениха надеть приобретенные по случаю костюм и галстук, он упорно отказывался, ссылаясь на нежелание менять свои «босяцкие» привычки. Хвалебно-льстивая реплика Шепелева заставила скуластое лицо девушки подернуться робким румянцем. Он красиво оттенил ее гладкую кожу, добавив ей привлекательности.

– Так незаметно выросла, – с покровительственно-отеческой нотой в голосе продолжал Семен Никанорович, – да, летит время. Ее жених – правильный мужик, а не какой-то хлюпик, смею надеяться. Наш край не терпит хилых интеллигентиков, всяких там фраеров. Достаточно посмотреть на парня, чтобы понять, что он не из таких! – с пафосом заключил Шепелев.

Шквал одобрения ударил в отделанные мрамором стены парадного зала.

Егору же, Ирининому жениху, стало немного не по себе. Хотя большая доля правды в оценке Шепелева была. Но сам-то он, Егор, считал себя все же интеллигентом. Несколько лет, правда, он угробил на то, чтобы притупить свою умственную изощренность, отдав предпочтение нелегкому существованию полярников. Он сознательно не пошел ни на литфак, ни на филфак, а, окончив геодезическое отделение Свердловского университета, отправился в Арктику. Там, на полярной станции, в течение весьма длительного времени шла выработка характера и воли. Именно выработка, а не шлифовка. Натура плавилась и, застывая, приобретала новую форму. Но интеллигентность сидела в нем, как заноза, и малейший намек на нее со стороны другого повергал его в подобие растерянности. Егор становился хмурым и замкнутым, словно пытался защититься от опасности или стыда. Как будто чувствовал себя уличенным в каком-то неблаговидном поступке.

– Поднимем бокалы, – высокопарно обратился к присутствующим Семен Никанорович, – выпьем за будущих молодоженов. Счастья им и процветания!

Пространство над столом наполнилось стеклянным трепетом. Грани рюмок скользили друг по другу расслабленно и сонно. Гул голосов и пьяные улыбки плыли перед Кюкюром, словно узор на чепраке отцовской лошади. Тюркская вязь листьев и длинных стелющихся стеблей. Где тот чепрак и где та лошадь? В сердце Кюкюра ожила старая печаль.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное