Михаил Серегин.

Афромент

(страница 5 из 22)

скачать книгу бесплатно

Завести такой порядок Иннокентий Аркадьевич решился не сразу. Неделю он учился «делать строгое лицо» перед зеркалом втайне от всевидящего ока жены, которая по причине собственной страшной ревнивости терпеть не могла, когда муж крутился у зеркала, так как это было первым признаком того, что ее муж собирается завести интрижку на стороне. Еще неделю, стоя под душем, Добродушевич вырабатывал командирский тон. На борьбу с привычкой постоянно улыбаться ушло больше времени – целых два месяца. Бороться с собой было сложно, но когда он все-таки освоил новую методику, то понял, что лучшего метода работы ему не найти. Вот так и жил с тех пор добрый начальник отделения Добродушевич, который для всех своих подчиненных был самым строгим и требовательным руководителем.

– Так что вы уж держите себя серьезно, когда Семенова придет, – попросил он в заключение своего рассказа.

Семенова появилась через пять минут. Это была хрупкая, невысокая женщина среднего возраста. Окинув беглым взглядом курсантов, она вытянулась перед начальником.

– По вашему вызову прибыла! – отрапортовала она.

– Где поселите гостей?

– Гостиница «Счастье Калошина», десятый этаж, номера с тысяча первого по тысяча шестой. С администрацией все улажено.

– Выполняйте! – рявкнул Добродушевич, нахмурив брови и выдвинув вперед нижнюю челюсть, отчего немедленно стал похож на самца гориллы в зоопарке.

Сухо попрощавшись с ребятами, Добродушевич напоследок сменил выражение лица, улыбнулся и незаметно подмигнул им, после чего курсанты немедленно попали в руки лейтенанта Семеновой.

– У вас много вещей? – деловито осведомилась она. Именно осведомилась, а не спросила, настолько сухим тоном это было сказано.

– Совсем нет, – ответил за всех Дирол. – Только вы не напрягайтесь так. Мы не кусаемся, – на всякий случай добавил он.

Смерив его ледяным взглядом, Семенова поджала губы, как будто смертельно обиделась на искреннее признание Дирола, после чего сказала:

– Тогда, если не возражаете, пойдем пешком.

Сказав это, она тут же развернулась и быстрым шагом направилась вдоль по улице.

– Интересно, – тихо спросил Антон у Андрея, догоняя ушедшего вперед лейтенанта, – а если бы мы ей возразили?

– Я повезла бы вас на такси, – не поворачиваясь, ответила их сопровождающая.

Через пять минут, когда курсанты предстали перед входом в гостиницу, их начали обуревать противоречивые чувства. С одной стороны, ехать в такси расстояние, которое можно пройти за пять минут, как-то неразумно. Но с другой – к такому зданию подходить пешком немного стыдно. Гостиница «Счастье Калошина» явно была предназначена для гостей несколько более высокого уровня, нежели курсанты Школы милиции из соседнего Зюзюкинска. Высокое здание, отделанное стеклом и мрамором, производило солидное впечатление. Войдя в холл, курсанты почувствовали непреодолимое желание никогда больше отсюда не выходить. Полумрак, прохлада и обилие мягких диванов привлекали мятежные курсантские души.

Хотелось завалиться на эти самые диваны, лежать неподвижно и думать о всяких глупостях.

– По всем признакам, здесь работает кондиционер, – заключил Веня, оглядываясь.

– Мы здесь будем жить? – уточнил Дирол.

Пребывание в Калошине нравилось ему все больше и больше.

– На десятом этаже, – уточнила Семенова.

– Пентхауз! – выдохнул Веня. – За чей счет банкет?

– Уж точно не за мой, – так же восхищенно ответил ему Дирол. – Я пуст.

– Не волнуйтесь, с администрацией гостиницы все улажено, – успокоила их Семенова.

– А что, места попроще не нашлось? – поинтересовался Федя.

– Все остальные гостиницы заняты конкурсантами, – объяснила она. – А теперь давайте размещаться.

Все подошли к длинной стойке, за которой прохлаждался услужливого вида портье.

– Good Morning, ladies and gentlmen! – на неплохом английском поприветствовал он их.

– Уже давно день вообще-то, – поправил его Федя, к которому и относились эти слова.

– Вы говорите по-русски?

– Ну да, – пожал плечами Федя.

– Вот и отлично. Заполните, пожалуйста, бланки.

Курсанты расселись по креслам и начали старательно заполнять анкеты, при этом постоянно подглядывая и списывая. Эта процедура заняла много времени, так что Семенова успела уладить все формальности и поговорить с портье. В результате у того сложилось мнение, что в гостиницу приехали чрезвычайно важные гости города. Тем временем «гости» продолжали пыхтеть над бланками.

– Слышь, Дирол, а какой у нашей школы адрес? – спросил Леха, почесывая карандашом в затылке.

– Зачем тебе?

– Да вот, – Леха ткнул в анкету, – тут нужно написать домашний адрес.

– Так это же твой родной адрес надо написать, дубина! По которому ты в деревне проживаешь.

– Вот еще! – возмутился Пешкодралов. – Между прочим, Мочила всегда нам говорил, что школа – это наш дом, а окружающие – наша семья.

– А в качестве ближайших родственников ты нас собираешься указать? – вступил в разговор Веня.

– Вот вы мне сдались! Я деда напишу! Я же знаю, что у ближайших родственников должна быть фамилия такая же, как у меня. А у меня только у деда такая же фамилия. Мне мамка свою девичью фамилию записала, чтобы ее род продолжился. Она ведь единственный ребенок в семье.

– Вот и пиши адрес деда, только школу в покое оставь, – отрезал Дирол.

– Как же я его адрес напишу, когда он в лесу живет, – бормотал Леха, почесывая затылок. – Хотя, может, так и сделать. Дрыщинский заказник, домик лесника.

Пока Леха вписывал в анкету адрес своего деда, Антон дошел до вопроса «вес» и озадачился.

– Это когда же я в последний раз взвешивался? – задумался он, уставившись в потолок.

– Проблемы? – подбежал к нему портье.

– Ага, то есть yes, – ответил тот, вспомнив о любви портье к английскому языку, но тут же сплюнул и проговорил: – Да что вы, по-русски не умеете говорить? Весы бы мне раздобыть.

– Так это айн момент, – кивнул тот и исчез. Появился он через двадцать секунд, держа в руках маленькие напольные весы.

– Думаешь, они меня выдержат? – поинтересовался Антон у брата. Тот придирчиво осмотрел чудо заграничной техники.

– Выдержат, – вынес он вердикт. – Они на триста кило рассчитаны, а ты точно меньше весишь.

– Надо же, какие крохотные, а такую массу выдерживают. Ну, тогда ладно, – согласился Антон и встал на весы. Некоторое время он внимательно смотрел на экранчик, где высветился его вес, потом опять позвал брата: – Слышь, Андрюха. Посмотри, что у меня там.

Андрей внимательно изучил экран, потом протер глаза и еще раз рассмотрел цифры.

– Сто восемьдесят килограмм, – прошептал он.

– А я уж думал, мне почудилось, – ничуть не расстроился Антон.

– Похоже, что нет.

– А ты на них там не опираешься? Ну-ка руку в сторону убери, – приказал близнец.

– Да нет, не опираюсь. Они сами столько показывают, – обиделся Андрей.

– Не может быть.

– Дай-ка я встану. – Пораженный Андрей столкнул с весов брата в надежде, что произошла какая-то ошибка. Весы были упорны, правда, теперь они показали даже на три килограмма больше. – Ничего себе! А еще говорят, что молодые люди с возрастом худеют! – несказанно удивившись, воскликнул Андрей. – Видно, мы этот возраст уже прошли и теперь резко начали набирать вес! – решил он. – Только что-то его не видно. Мне кажется, сто восемьдесят килограмм должно быть видно. Я не очень толстый?

– Да нет, совсем нет, – ответил Антон. – А у меня второй подбородок не появился?

– А ты, когда бреешься, в зеркало на себя не смотришь? – съязвил брат.

– Смотрю, конечно. Но кто его знает...

– Подбородок у тебя один. И вообще, ты тощий, как голодающий петух.

– Впрочем, как и ты, – отпарировал Антон.

– Ладно, какая разница, – решил Андрей. – Может, это у них такие специальные гостиничные весы. Давай напишем, что они показывают.

Наконец тем или иным способом анкеты оказались заполнены, сданы, а взамен них были получены ключи. Под руководством Семеновой курсанты поднялись на десятый этаж и тут же разошлись по номерам. Лейтенант зашла к каждому, осмотрела номер, выдала суточные, предупредила, что полотенца и халаты принесут позднее, предложила в случае чего обращаться к ней за помощью и распрощалась.

– Ни фига себе! – потрясенно проговорил Веня, осматривая номер. Слова эти не были обращены ни к кому, так как Семенова уже ушла, а товарищи еще и не думали появляться. Тем не менее ему понадобилось высказаться вслух, может быть, затем, чтобы точно понять, не снится ли ему все это. Веня сразу вспомнил детство, когда он только мечтал пожить в подобных апартаментах и уж никак не подозревал, что удастся ему это только после поступления в Школу милиции. Скорее наоборот, если бы кто-нибудь тогда сказал ему, что менты хоть иногда ночуют в таких номерах, Веня бы рассмеялся этому человеку в лицо, а может, и сопроводил бы свой смех крепким выражением. И вот теперь он даже еще не настоящий милиционер, а уже живет в самой дорогой гостинице города.

Вслед за тем мысли Кулапудова устремились к Зосе. Не подумайте ничего неприличного, просто Веня вообразил, как бы здорово она смотрелась на фоне этих мягких диванов и кадок с пальмами. Он тут же поклялся, что когда-нибудь накопит денег на такой номер и обязательно побалует Зосю.

Совсем другие эмоции обуревали душу Антона Утконесова. Не то чтобы ему не понравился номер, просто он очень резко почувствовал недостаток чего-то очень важного и привычного. Чего-то такого, что всегда у него было, а теперь вот куда-то пропало. Если бы администратор гостиницы догадался о такой душевной привязанности Антона, то наверняка выделил бы ему другой номер: не одноместный, а двухместный, где близнецы смогли бы жить рядом, потому что больше всего Антону не хватало брата.

На самом деле близнецы почти никогда не расставались, всегда жили в одной комнате на одной двухъярусной кровати. С самого раннего детства их вместе ругали и хвалили. Если одному покупали мороженое, то и другому. Ремня тоже обоим доставалось поровну. И простудой они болели одновременно, а если один приходил с улицы с разодранной коленкой, то можно было не сомневаться, что второй явится со сбитым локтем или подбитым глазом.

Зная все это, нетрудно понять чувства младшего Утконесова, когда он оказался в большой, красиво обставленной и совершенно чужой комнате в одиночестве. Десятью годами ранее в такой ситуации Антон просто заревел бы в голос и немедленно отправился на розыски брата. Теперь ему не пришлось делать ни того, ни другого: реветь не позволял возраст, а брат появился сам.

– Как тебе номер? – поинтересовался он.

Антон пожал плечами:

– Пустовато как-то. Скучно.

– Ага, и у меня та же фигня. Как думаешь, мою кровать можно будет сюда перенести?

– Не-а, в дверь не пролезет.

– Ладно, не важно. Все равно я там жить не буду один. Скука смертная, даже поговорить не с кем.

– А администрация не будет против, как думаешь? – вдруг задумался Андрей.

– А кто им скажет?

Так и было принято совместное решение жить в одной комнате, отчего обоим близнецам сразу полегчало.

А вот Федя, наоборот, войдя в номер, почувствовал себя в своей тарелке. Он прошел по мягкому ковру, провел рукой по столу, изучил пальцы в поисках пыли, не нашел ее и довольно хмыкнул. Проверил на работоспособность телевизор и музыкальный центр, обнаружил на полке вазу с фруктами, откусил от яблока и убедился, что оно в меру сладкое. Осмотрев всю обстановку, Федя почувствовал полное моральное удовлетворение, как будто бы этот номер был его личным творением. Он понял, что вместе с цветом кожи унаследовал от африканского папы-царя еще и трогательную тягу к комфорту и роскоши, которая до поры до времени мирно спала в его душе, дожидаясь такого вот момента. На самом деле Ганга-старший вовсе не был царем или даже принцем, однако друзья и прочие знакомые давно приучили Федю считать именно так.

Наверное, самое сильное впечатление номер произвел на Леху. Зайдя в ванную комнату, он понял, что не имеет представления о назначении доброй половины приборов, расположенных тут. Первым побуждением Пешкодралова было решение выйти и больше никогда сюда не заходить. Однако он понимал, что хотя бы по утрам ему придется посещать ванную, а потому решил разобраться хотя бы с устройством и функционированием диковинной раковины с таким же диковинным краном.

Кран сразу поверг Леху в ступор. Он не имел ничего такого, что можно было бы повернуть или нажать для того, чтобы полилась вода. Леха внимательно осмотрел его, в надежде что где-нибудь сбоку или снизу есть незаметная кнопочка, однако ничего не нашел. Он изучил всю стену вокруг раковины, саму раковину, но и там ничего не нашел. Это была настоящая проблема, а подобные проблемы Леха привык решать одним способом: разобрать, посмотреть, как все устроено внутри, а потом собрать обратно. Решившись, Леха сунул руку под кран, чтобы его открутить. В этот момент из крана полилась теплая вода.

Такое событие парня просто ошарашило. Отказавшись от своей идеи развинтить кран, он выдернул руку. Течь перестало. В течение следующих пяти минут Леха только и делал, что совал руку под кран, а потом вытаскивал ее обратно, пока наконец не убедился, что между этими действиями и вытеканием воды существует прямая зависимость.

«Неужели наблюдают? – Леха постарался незаметно осмотреть стены и потолок, но камеры нигде не обнаружил. – Да нет, вряд ли. Хотя в такой гостинице все возможно. И как же теперь принимать ванну?»

Впрочем, эта мысль недолго занимала Леху. Он заранее уже решил, что не будет проводить в ванной комнате слишком много времени, а последние события только утвердили его в этой мысли.

Дирол же пришел от своего номера в полный восторг. Завопив, он разбежался и прыгнул на кровать. Та упруго прогнулась, покачав обалдевшего от восторга курсанта. Когда его голова коснулась подушки, Дирол понял, что всю жизнь мечтал об этом. Он тщательно осмотрел всю обстановку, но не обстоятельно, как Федя, а восторженно. Во всем он находил новые и новые прелести. Дистанционным пультом был снабжен не только телевизор, но и музыкальный центр, и кондиционер. Возле письменного стола находился стул на колесиках, на котором можно было беспрепятственно путешествовать по всему номеру. В одной из стен обнаружился открытый бар, в котором уже стояли несколько бутылок с яркими иностранными этикетками и полный набор стаканов. Не удержавшись, он отправился делиться впечатлениями к близнецам.

Через полчаса в комнате у Антона собрались все курсанты. Они уже отошли от первого знакомства с «Счастьем Калошина» и вспомнили о том, зачем, собственно говоря, они сюда приехали. Наибольшую сознательность проявил, как обычно, Веня, который по привычке взял на себя обязанности координатора.

– Хорошо, конечно, тут, – проговорил он вполголоса, оглядывая Антонов номер. – Но надо же дело делать.

– Надо, – согласно кивнул Леха.

– Что у нас имеется? Дирол!

– Да ладно тебе, Венька, опять Мочилу из себя разыгрываешь. Все у Добродушевича были, все слышали – на пацана наехали, что тут непонятного. Припугнуть, видно, хотели.

– А может, его хотели убить, но не справились? – высказался Федя.

– В смысле?

– Ну, не до смерти задавили. И теперь ждут подходящего случая, чтобы завершить свое черное дело.

Федина мысль всем почему-то понравилась. Оберегать человека от невидимой смерти всегда приятнее, чем от каких-то хулиганов, решивших пошутить.

– Тогда чего мы тут сидим? – взвился Андрей. – Нужно срочно идти в больницу и охранять парня.

– Погоди пока, – остановил его Веня. – Давайте обсудим дальше.

– Про вазу еще не забудьте, – вставил реплику Леха. – Нам же еще вазу искать.

– Фи, где тебя научили так выражаться. Во-первых, не вазу, а кубок...

– А во-вторых, по важности это задание значительно уступает первому, – прервал Дирола Веня. – Хотя ему тоже стоит уделить внимание. Предлагаю разделиться.

– Поддерживаю, – сразу согласился Пешкодралов, которому ужасно надоели приколы Дирола.

– Леха хочет заниматься вазой и только вазой, – громко прошептал Дирол на ухо Антону Утконесову. Услышали все. Леха покраснел.

– Кубком будут заниматься все, но позже. Сначала нужно разрулить с Крутовым. Предложение у меня такое. Половина поедет в больницу, охранять потерпевшего и пытаться выяснить у него подробности преступления. Вторая половина поедет в деревню общаться с Крутовым-старшим и пытаться выяснить мотивы преступления.

– Так известны же мотивы? – попытался было заикнуться Федя, но тут же был остановлен Кулапудовым.

– Доверять нельзя никому и ничему. Может, этот папаша сам на своего сынка наехал, а теперь вину на других перекладывает.

– Зачем наехал?

– Да какая разница. Ну, например, в воспитательных целях. Одни родители ремнем наказывают, в угол ставят, а он, может, наезжает. В общем, нужно выяснить все про этого Крутова. Задание важное, поэтому поеду я сам. Кто со мной?

– Я! – немедленно отозвался Леха.

– Мы останемся, – в один голос заявили близнецы. – Нам тут привычнее.

– Безусловно, Утконесовым нужно быть здесь, они местность знают, – поддержал их Дирол, рассчитывавший остаться тоже.

Однако Веня быстро смекнул, что союз Зубоскалин – Утконесовы вряд ли будет заниматься раскрытием преступления всерьез.

– Что ж, договорились. Тогда остаются еще Федя и Санек, которым по фигу. Но если рассуждать здраво, то Феде лучше остаться в городе.

– Почему это? – хором возразили двое, «которым по фигу», но которые на самом деле переживали, где работать.

– Боюсь, что в деревне его встретят неадекватно. Думаете, туда частенько приезжают негры?

Когда Веня начинал мыслить логически, возражать ему было трудновато. Как Диролу, который мечтал остаться в городе, так и Феде, которому очень хотелось съездить в деревню, пришлось согласиться с его выводами.

– Ну, это хотя бы ненадолго? – поинтересовался Санек.

– Зависит от того, какие результаты мы получим, – Веня был безжалостен. – Теперь осталось только утрясти организационные вопросы – и вперед.

Организационные вопросы утрясли быстро. Один звонок Добродушевичу – и в больнице близнецов и Федю уже ждали пропуска и халаты, а остальных в кассе вокзала ждали билеты до деревни с милым названием Копылка.

– Каждый вечер, начиная с завтрашнего дня, в семь часов кто-нибудь из вас обязательно должен быть в этом номере, – напоследок предупредил Веня. – Мы будем вам звонить.

– Каждый вечер? – ужаснулся Дирол. – А мы разве не сегодня же вернемся? Ну, хоть подушку-то можно с собой взять?

– Дирол, не паясничай. Вернешься к своей подушке, никуда она не денется. Все, адью!

Наскоро собрав пожитки, Леха, Веня и Дирол отправились на вокзал.

5

– Федя, тут такое дело, – неуверенно начал Антон, подбадриваемый взглядом брата. – В общем, нам домой надо сходить. Мы понимаем, служба и все такое... Но нам очень надо, правда. И это ненадолго совсем, просто небольшой семейный обед.

– Мы бы забили на него, но потом хуже ведь будет, – поддакнул ему Андрей, жалобно глядя на Гангу.

– Может, ты с нами пойдешь? – предложил Антон.

– А как же Крутов? – спросил Федя.

– Да ничего с ним не будет, – отмахнулся Антон, а Андрей добавил: – Он уже сутки в больнице лежит, и ничего пока не случилось. Перебьется еще пару часиков без нас.

– Если что, мы за все ответим, а ты будешь ни при чем, – пообещал Антон, а Андрей отчаянно закивал.

– Знаю я ваше «ни при чем», – проворчал Федя. – Как обычно вывернетесь, а мне отдуваться. У вас хоть кормят вкусно?

– Вкусно-вкусно! – закивали оба, а Андрей добавил:

– Уверен, нашим родственникам ты понравишься!

* * *

По дороге к дому близнецы придумывали, как бы им разыграть родителей.

– Давай откроем дверь ключом, тихонько проберемся в комнату и будем там сидеть, как будто и не сбегали! – предложил Антон.

– Ага, а через полчаса, если никто не зайдет, крикнем: «Мама, мы есть хотим!» – поддержал идею его брат.

– Тогда ваша мама упадет в обморок и есть вы точно не получите, – возразил им Федя, который уже успел составить собственное мнение о родителях близнецов.

– А вот и нет! Сначала она приготовит обед, разложит его по тарелкам, а потом уже пойдет проверять, кто же требует поесть.

– Неужели ей настолько безразлично, кого кормить? – удивился Федя.

– Ага! – подтвердил Антон. – У нас постоянно столько народу крутится: всякие дяди и тети, племянники, наши товарищи, бабушкины партнерши по преферансу и еще разные мамины и папины знакомые. Всех не упомнишь.

– Вы уехали в другой город, а ваши товарищи обедают у вас дома?

– Бывает, они там даже живут, когда с родителями поругаются. Или просто так заходят. У нас дома настоящий проходной двор. Точнее, постоялый.

– Такое ощущение, что меня там просто никто не заметит, – покачал головой Федя.

– Все может быть, – пожал плечами Андрей.

– А если я войду к вам и скажу, что учусь с вами, меня покормят?

– «Покормят» – это не то слово. Тебя обкормят до одурения и при этом будут расспрашивать, как мы там живем и что едим, чего нам не хватает и так далее.

– А бабушка спросит про нашу личную жизнь, ходим ли мы на дискотеки, волочимся ли за девушками, – добавил Андрей.

– А папа поинтересуется нашими успехами в учебе, новыми предметами, очередными приколами Мочилова, – вставил Антон.

– А сестричка первым делом поинтересуется твоими собственными успехами на личном фронте, потом выяснит телефон и адрес.

– И если ты расколешься, то она завалит тебя письмами и открытками. Ее подружки будут поздравлять тебя с днем рождения, а ее поклонники – угрожать физической расправой, – Антон увлекся и, описывая приятелей сестры, активно размахивал руками.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное