Михаил Серегин.

Штормовое предупреждение

(страница 2 из 23)

скачать книгу бесплатно

Он решительно повернулся и пошел прочь. Граф неслышно поднялся и деловито затрусил следом. Под жесткой шкурой перекатывались тугие мышцы. Рассерженная девушка с презрением посмотрела им обоим в спину. Мачколян развел руками.

– Делать нечего! – сказал он. – Саша прав. Нас ждут.

Максимов догнал его уже у самых ворот. Он запыхался, но был радостно возбужден.

– Она великолепна! – сказал он мечтательно. – Я всегда искал именно такую женщину. И кто бы мог подумать – ведь мы могли никогда не встретиться! Я считаю, это перст судьбы.

Мачколян скептически улыбнулся.

– А мне показалось, что она в тебе немножко разочарована, – заметил он.

Максимов протестующе махнул рукой.

– Это она в вас разочарована! – воскликнул он. – Мы-то с ней нашли общий язык, не сомневайся.

Глава 2

Вовчик был стройным и смазливым, как баба, поэтому в качестве приманки решили использовать его. Собственно, решение принимал Черный в одиночку, как и все прочие решения, но они не обсуждались. Тот, кому приходило в голову обсудить идею Черного, должен был заранее готовиться к большим неприятностям. Таковых на этот раз не нашлось. Даже Вовчик, которому от задумки Черного пришлось хуже всего, хотя и протестовал, но не слишком громко. Однако совсем промолчать он, конечно, не мог.

– Что я тебе – педераст, что ли? – с обидой сказал он. – Ничего другого нельзя было придумать?

Черный, посмеиваясь, объяснил:

– Придумать, может, и можно было, но это самое лучшее. Ты прикинь, кому сейчас на дороге тачку остановят? Только одинокой бабе с хорошей фигурой. У нас, сам знаешь, баб нет, поэтому мы эту бабу нарисуем. Наденешь паричок, сюда чего-нибудь подложишь... Юбку, так и быть, надевать не будешь – обойдемся брюками. Сейчас половина баб в брюках ходит. Морду побреешь, подкрасишь кое-где, и все будет в ажуре. Тормознешь на трассе тачку – и можешь сразу все снимать! А насчет того, педераст ты или не педераст, так у нас, по-моему, все знают, что ты натурал. А если кто-то сомневается, пусть выскажет – я ему сам все объясню.

Последнее замечание, наполненное скрытой угрозой, могло показаться излишним – все сидели с каменными лицами и рассуждать насчет ориентации Вовчика вроде бы и не собирались. Однако Черный для убедительности обвел всех тяжелым взглядом, а потом еще раз объяснил ближайшие планы и цели.

– Короче, для дела нам нужна тачка, – сказал он. – Быстрая и надежная, но такая, чтобы не слишком бросалась в глаза. Белый «Мерседес» нам не нужен. Но и барахло с вазовского завода тоже ни к чему. Никогда не знаешь, что там через минуту полетит в моторе. Короче, Вовчик, ты здесь должен смотреть в оба – чтобы тачка была хорошая, чтобы номера были, по возможности, не местные и чтобы в ней один человек сидел. Нам лишняя мокруха ни к чему. Во всем должна быть мера. Ловить тачку будем на трассе с утра пораньше. С утра люди доверчивые. Сделаем дело, машину отгоним сюда в сарайчик, и до вечера. После обеда на завод привезут зарплату, сосчитают и запрут в сейф.

Раздача у них завтра. А вечером на дежурство заступает Зацепа. Он нас проведет в контору. Козырь займется сейфом... Помнишь, Козырь, сколько раз сапер ошибается? Ну вот то-то! Упаси тебя бог ошибиться.

– А точно в кассе будет три лимона? – недоверчиво спросил Фермер.

Он и в самом деле целых два года жизни убил на то, чтобы стать фермером, но прогорел начисто и с тех пор никому и ничему не верил.

– Может, и больше будет, – спокойно ответил ему Черный. – Сведения верные. Зацепа сам слышал.

Зацепа работал в службе безопасности лакокрасочного завода и знал многое. Мысль взять заводскую кассу ему первому пришла в голову. Сначала он обдумывал ее в одиночестве, а потом позвонил Черному. Они знали друг друга с молодых лет, и хотя их пути разошлись, связь между собой они периодически поддерживали. Зацепа попросил Черного приехать, и тот приехал без слов – знал, что просто так старый приятель гонять его не станет.

Идея ему понравилась. А больше всего нравилось то, что кругленькую сумму, которую предстояло украсть, будет охранять сам Зацепа. Это было очень удобно и обещало почти беспроигрышный вариант. К тому же Зацепа с большим презрением отзывался о своих коллегах по охране, о своем начальстве и о местной милиции тоже.

– Тут все лохи, Черный! – убеждал он. – Они тут держат шишку, никто им и слова поперек сказать не может, все гладкие и сытые. Они даже в уме не держат, что их грабануть могут. Эта служба охранная, в которой я состою, больше для понту. Да и деньги охранникам платят смешные.

– А ты, значит, решил сам добрать, что тебе причитается? – скупо улыбнулся на это Черный.

– А там не только мне хватит, – успокоил его Зацепа. – Четыре-пять лимонов точно в сейфе будет. А если еще в личных закромах директора порыться, так там вообще такие сюрпризы могут обнаружиться... Он ведь у нас привычку имеет каждый месяц в Париж мотаться. Слабость у него к Парижу... Представляешь, какие бабки для этого требуются?

– Не представляю, – ответил Черный. – Я невыездной. Но догадываюсь, что бабки приличные. В общем, считай, что ты меня уговорил. Берусь я за это дело.

Они обговорили самое основное, и Черный сразу же уехал. Но через неделю вернулся. С ним было еще пятеро. На заводе в Бельске строился новый корпус. Работяг набирали откуда попало, но платили бессовестно мало, и оттого текучка на стройке была огромная. Приятелей Черного взяли разнорабочими, даже не спросив документов. Поселились они в бараке неподалеку от завода. Таких деревянных бараков и покосившихся одноэтажных избушек вокруг завода было множество. Жить в них было сложно, зато до стройки – рукой подать. И еще здесь было полно брошенных сарайчиков и погребов. Спрятать можно было что угодно – хоть труп, хоть машину, хоть чемодан с деньгами. Правда, чемодан все равно бы высмотрели – народ, который работал на стройке, был совсем ушлый – но уж зато насчет болтовни можно было не опасаться. Здесь все знали, что язык существует для того, чтобы держать его за зубами.

Черный строго следил за тем, чтобы его подопечные выходили на работу. Они ворчали, но в конце концов подчинялись.

– Никто не заставляет вас ставить трудовые рекорды, – убеждал Черный. – Но валяться целыми днями в бараке – только внимание к себе привлекать. Вы обычные работяги, без претензий. Нужно, чтобы ваши рожи примелькались и не вызывали здесь удивления. Заодно присматривайтесь и принюхивайтесь. У нас тут все должно быть как на ладони.

Только в последний день Черный постановил, что на работу никто не выходит. Ничего особенного в этом не было. На стройке ежедневно недосчитывались десятка человек. Кто-то уходил в запой, кто-то попадал в милицию, кто-то вообще смазывал лыжи. Основную информацию о заводе они уже собрали. Знали, сколько человек выходит в ночную смену, сколько человек охраны, знали, где располагается бухгалтерия и кабинеты начальства. Оставалось раздобыть машину, на которой Черный планировал уехать с добычей.

Рано утром, едва только над бараками начало сереть небо, Черный поднял всех и вывел на пустырь. Вскоре туда подъехал Зацепа на своих стареньких «Жигулях». Туда набились, как сельди в бочку. Зацепа только головой покачал, но ничего не сказал, положившись на удачу.

Он вывез их за город – туда, где проходила основная автотрасса. Она проходила к востоку от города, отделенная от него неширокой глинистой котловиной и цепью лесопосадок. Возле одной из рощ Зацепа их высадил и тут же уехал. Они скрылись за деревьями, и Черный лично занялся маскарадным костюмом Вовчика.

Вовчик скрипел зубами, но терпел. Ему приладили фальшивую грудь, подложили поролон на бедра. Потом втиснули в женские брюки и в завершение натянули на голову роскошный парик. В женском обличье Вовчик смотрелся очень аппетитно.

– Центровая баба! – с восхищением прокомментировал Черный результаты своей работы. – На такую любой фраер клюнет, попомните мое слово! Только рожу такую мрачную не делай, а то подумают, что у тебя критические дни! – усмехнулся он. – Ты должен привлекать внимание, а не отпугивать клиентов.

Они подыскали удобное место вблизи дороги и, спрятавшись за кустами, стали ждать. Черный наскоро объяснил каждому, что тот должен делать.

– А если с тачкой ничего не выйдет? – мрачно спросил Козырь. – Больно рано приехали. И вообще, не сказать чтобы здесь наблюдалось оживленное движение.

– Не гони фуфло! – резко сказал ему Черный. – Ты видел когда-нибудь дорогу, по которой никто не ездит? И часа не пройдет, как ключи будут у нас в кармане, без базара. Сопли только жевать не надо.

Несмотря на такое оптимистическое заявление, на дороге долгое время ничего не происходило. Уже из-за горизонта начало выкарабкиваться солнце – уже первые его лучи казались нестерпимо жаркими, – но подходящей машины так и не появлялось. Проезжали мимо бесполезные грузовики, крытые брезентом, дальномеры с трубами, раздолбанный пустой автобус и даже милицейский «УАЗ» с выключенным маячком. Легковушек как на грех не было ни одной.

Потом наконец поехали и они. Проскочила какая-то важная навороченная «Волга», потом подряд три дистрофические «Оки» разной расцветки, потом «Москвич» с дребезжащим кузовом.

– Автомобильное кладбище какое-то! – недовольно проворчал Вовчик, которому становилось жарко в парике и в поролоне.

– Не баклань! – оборвал его Черный. – И паричок поправь! А то на шлюху похож, которую из кабака выкинули...

– На шлюху скорее тормознут! – булькающим смехом засмеялся Енот, круглый, с лоснящимися румяными щеками. – Честные девушки никого не интересуют, Черный!

– Шлюха тоже должна выглядеть прилично, – назидательно сказал Черный и вдруг вскинул голову. – Тихо! Тачка едет!

Все уставились через кусты на дорогу. Воздух над шоссе уже раскалился, и над ним плыло сизое марево. Силуэт приближающейся машины вынырнул из него, точно из водяного потока. Но по мере приближения очертания его делались все более четкими, и наконец все увидели, что это новенький внедорожник «Тойота». Сверкая хромом и лаком, он мчался прямо на них, вызывая чувство зависти и досады.

– Броская тачка! – сквозь зубы сказал Изюм. – Весь курмыш сбежится посмотреть. Пропускаем, Черный?

Черный озабоченно посмотрел на часы и толкнул Вовчика в спину.

– Ладно, пошел! – сурово сказал он. – Время поджимает. Скоро тут столпотворение начнется. Ждать больше нечего.

Вовчик выматерился и полез из кустов.

– Сумочку не забудь! – прикрикнул Черный.

В дамской сумочке, которую приготовили Вовчику, лежал внушительный кусок свинца. Он молча подхватил сумочку с земли и торопливо направился к шоссе.

– Легче шаг! – крикнул ему вслед Черный.

Действительно, в походке Вовчика было маловато женственности. Странное сейчас представлял он из себя зрелище – платиновая блондинка баскетбольного роста, в обтягивающих брючках, широко, по-мужски шагающая по кочкам, раздраженно размахивающая сумочкой. Однако никто из наблюдавших за ним и не подумал засмеяться. Все замерли.

Вовчик выскочил на обочину, когда до машины оставалось метров пятнадцать. Он поднял руку.

– Я бы хрен остановился, – задумчиво сказал Фермер.

– Ты бы не остановился, даже если бы на дороге сто долларов лежало, – ответил Черный. – Не поверил бы.

– Вовчик на сто долларов не смотрится, – мрачно заметил Изюм. – Хотя, конечно, каждому свое.

Водитель «Тойоты», похоже, питал слабость к женщинам высокого роста. Он остановил машину.

Черный с облегчением увидел, что пассажиров в машине нет. Это избавляло их от лишних проблем.

– Напряглись! – тихо сказал он своим спутникам.

Вовчик подскочил к машине и открыл боковую дверцу. Черный видел, как водитель, крепкий, плотный мужчина в белой рубашке, с улыбкой повернул к нему лицо. Он что-то спросил у Вовчика. Тот молча кивнул и поспешно рухнул на переднее сиденье. Водитель с некоторым удивлением покосился на него, но ничего не сказал и потянулся рукой к приборному щитку. Вовчик взмахнул сумочкой и ударил водителя в висок. Тот качнулся вбок, врезался головой в стекло и обмяк.

– Пошли! – прохрипел Черный и выскочил из-за кустов. Остальные, треща ветками, полезли за ним следом.

Неожиданно на дороге возникла небольшая колонна белых «Лад» с транзитными номерами. Одинаковые как две капли воды, новенькие и блестящие, они шли в южном направлении. Видимо, их перегоняли прямо с завода. Черный невольно остановился.

«Лады» промчались мимо стоящей на обочине машины, не сбавляя скорости. Кажется, никто из перегонщиков даже не обратил внимания на то, что происходит в салоне «Тойоты». Но еще не улеглась поднятая ими пыль, как Черный увидел, что их ожидает новая напасть. В машине объявился кто-то третий. Было видно, как, перегнувшись через спинку сиденья, он вцепился в горло Вовчика, а тот, неуклюже взмахивая рукой с зажатой в ней сумочкой, пытается ударить его по голове, но никак не может попасть. Вероятно, пассажир спал до сих пор на заднем сиденье, поэтому его не заметили сразу.

Черный молча побежал к машине. Остальные гурьбой рванули за ним. Черный на бегу выхватил из заднего кармана старый потертый «макаров». Кто-то тоже потянулся за пистолетом.

– Спрячьте пушки! – зло крикнул Черный. – Шума нам еще здесь не хватало!

Человек в машине заметил их и тут же оставил Вовчика в покое. Он вдруг толкнул дверцу и, словно снаряд из пушки, вылетел из машины на обочину. Он упал на землю, перевернулся, вскочил на ноги и неловко побежал к лесу. Это был мужчина лет сорока, на вид довольно сильный, но уже заплывший жирком и не слишком поворотливый. Черный махнул рукой.

– Енот, Козырь! Оприходуйте его! Только без лишнего шума!

Названные им, как гончие, бросились вслед за убегающим. Тот не оглядывался, бежал изо всех сил. Через несколько секунд он вломился в заросли и исчез за деревьями.

– В машину, быстро! – скомандовал Черный.

Изюм и Фермер подскочили к «Тойоте», выволокли оттуда вялое тяжелое тело в светлой рубашке и бросили в пыль. Лицо у водителя было белое как мел.

– В багажник, идиоты! – зарычал Черный. – Выставку устроили!

Водителя опять потащили. Пока открывали багажник и прятали туда тело, Черный запрыгнул на заднее сиденье и точно клещами сжал плечо возбужденного Вовчика.

– Живой? – спросил он.

Вовчик повернул к нему оскаленное лицо. Парик свалился с его головы во время драки, и теперь Вовчик совсем не был похож на женщину.

– Сука, падла... – с ненавистью пробормотал он и разразился длинной матерной тирадой.

На его шее темнели багровые следы чужих пальцев.

– Ладно, не горюй! – усмехнулся Черный. – Отделался легким испугом. Он ведь мог в тебя и шмальнуть ненароком.

Сзади хлопнула крышка багажника. Изюм, мрачный и сосредоточенный, проскользнул на место водителя, завел мотор.

– Куда? – коротко спросил он, оборачиваясь к Черному.

– Теперь куда? – рассудительно сказал тот. – Теперь давай в лесок! Вон туда, где не так густо. Нам теперь еще один груз брать придется.

Он озабоченно посмотрел назад – в ту сторону, куда убежали Енот с Козырем. Злой как черт Вовчик рвал на груди бабью кофту – убирал накладные прелести.

– Поехали! – рявкнул Черный.

Фермер сел в машину, хлопнул дверцей. «Тойота» прокатилась вдоль обочины, свернула к лесу и, запрыгав по кочкам, въехала в просвет между деревьями. Черный велел отъехать еще дальше, чтобы их нельзя было увидеть с дороги, и только потом разрешил остановиться.

– Ну-ка, сгоняй! – сказал он Фермеру. – Что-то у них тихо. Если упустили...

– Не должны, – деловито заметил Фермер. – Бегун из того хмыря никакой, а от Козыря не убежишь. Замочили они его – точно!

С этими словами он убежал в лес. Черный быстро осмотрел салон машины, нашел запертый кейс. Когда взломали замки, всех ждало разочарование – вместо ожидаемых денег в кейсе лежали какие-то деловые бумаги и туалетные принадлежности.

– Из командировки возвращались, суки! – разочарованно заключил Черный. – Еще и бабки все пропили небось. Вы в карманах не догадались пошарить? – спросил он Изюма.

– Некогда было, – ответил тот. – Посмотреть?

– Спрашиваешь!

Изюм вылез, обошел машину, открыл багажник. Раздался короткий крик. Черный и Вовчик подхватились, выскочили наружу.

Мужик оказался крепкий. Даже после нокаута он нашел в себе силы подняться. Едва Изюм откинул крышку багажника, как лежавший там человек пнул его ногой в лицо и вывалился наружу. Вид его был страшен. С закаченными под лоб глазами он бросился на Черного. Но координация у него была нарушена, и Черный без труда отшвырнул его в сторону.

Уже поднявшийся Изюм тут же оказался рядом и с наслаждением ударил поверженного ногой в живот. Человек в белой рубашке захрипел, скрючился в три погибели и принялся скрести ногтями землю.

– Все, хорош! – сердито сказал Черный. – Кончать его надо. Цирк устроили.

Он достал пистолет, из другого кармана глушитель и быстро навернул его на ствол. По верхушкам деревьев внезапно пролетел ветер, и в шелесте листьев выстрел получился почти неслышным. Тело лежащего на земле человека дернулось, пошло судорогой и вдруг вытянулось во весь рост. Между лопаток по белой рубашке расползалось темно-красное пятно.

– Обшмонайте его! – с досадой сказал Черный, опуская пистолет. – И поищите в машине какую-нибудь тряпку. Завернуть его надо, чтобы тачку в крови не мазать.

Пока возились с убитым, из леса появились остальные. Фермер с довольным видом шел впереди. За ним злые и уставшие Енот с Козырем волокли за ноги еще один труп.

– Так! – сказал Черный. – Еще один жмурик. Грязно сработали.

– Куда же их – на волю отпускать, что ли? – огрызнулся Козырь. – Через час здесь ментов было бы как тараканов.

– Я не говорю, что отпускать, – спокойно ответил Черный. – Я говорю, что не того хотелось. Вот что бывает, когда наспех работаешь. Ладно, суйте их в багажник и поехали! Сейчас самая жара начнется, в поселке народу немного будет, проскочим незаметно.

Они спрятали трупы в багажник, выехали из леса и покатили по шоссе. Примерно через километр свернули в сторону города и посреди поросшей чертополохом пустоши нашли давно присмотренный полуосыпавшийся котлован. Дно его было выложено потрескавшимися бетонными плитами и засыпано самыми разнообразными отходами, которые периодически свозили сюда с завода, да и со всего города, видимо, тоже. Там валялись лысые покрышки, кучи шлака, ржавые железяки, банки, строительный мусор и даже сломанные лыжи. Трупы затащили под скособоченный остов старого «ПАЗа» и присыпали битым кирпичом. Ничего особенно ценного у погибших не нашлось – вся добыча не превышала сотни долларов. Зато машина была в прекрасном состоянии, и бак был заправлен доверху. С таким запасом горючего можно было ехать, не останавливаясь, до соседней области.

В барачном поселке, как и ожидал Черный, никого не было. Только пара посиневших от суррогатов забулдыг слонялась по знойным кривым улочкам в тщетной надежде перехватить рубль взаймы.

Они загнали «Тойоту» в старый сарай с прохудившейся крышей.

– Козырь, Фермер и Изюм остаются здесь, – жестко сказал Черный. – Будете караулить машину. И вообще, готовьтесь к ночи. Взрывчатку проверьте. И чтобы без алкоголя, понятно?! Узнаю, что водку глушили, – сам лично удавлю каждого!

– А ты куда? – хмуро спросил Изюм.

– Мы с Енотом и Вовчиком в город смотаемся, – объяснил Черный. – Надо Зацепу повидать. Уточнить кое-какие детали. Чтобы сюрпризов больше не было. Как говорят наши славные органы? Доверяй, но проверяй!

Вовчик, уже переодетый в нормальную одежду, не выказал никакого энтузиазма по поводу такой чести – сопровождать Черного по чужому городу, да еще после таких унижения и встряски, Вовчику совсем не хотелось. Между прочим, он именно надеялся в награду за пережитое хлопнуть сейчас водки и хорошенько отоспаться на продавленной кушетке, чтобы забыть все плохое. Но с Черным этот номер не пройдет. Он будет суетиться как заведенный до самого последнего момента, подгонять концы. Хотя, по мнению Вовчика, все и так было на мази – в охране свой человек, взрывчатка, чтобы вскрыть сейф, имеется, автомобиль для бегства наготове. Можно было дать ребятам чуть-чуть расслабиться перед такой важной работой. Легкий кайф делу не вредит, а совсем наоборот, был убежден Вовчик.

Должно быть, все это было написано у него на лице, потому что Черный внимательно посмотрел на него и внушительно сказал:

– Что рожу скривил? Должны мы узнать, привезли деньги или нет? Ну вот то-то! Да и тебе не вредно прогуляться. Когда вас много, у вас дурные мысли в голове заводятся. Особенно когда такая жара. А мысли сейчас должны только у меня быть, понятно?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное