Михаил Нестеров.

Тайная тюрьма

(страница 5 из 23)

скачать книгу бесплатно

– Эш, – девушка взяла паузу, набрасывая на плечи халат, – хочу тебе напомнить условия нашего договора.

– Я помню его, дорогая. – Тейлор откинула волосы и села в кровати. Поправив пояс и сбившиеся чулки, она на миг продемонстрировала «дельту Венеры» и заманчивый участок все еще возбужденного тела. – К чему повторяться? Я оплачиваю твою работу, покупаю у тебя досье, и мы расходимся в разные стороны.

– Навсегда, – уточнила Мишель, уловив намек вернуться в объятия подруги. – Бесполезно меня искать. Может, я найду что надеть и мотну в Париж. Буду наблюдать, как искусство подражает моде, а мода подражает жизни.

– Жаль, – протянула Тейлор, зацепившись за последнее слово партнерши, – ты лучшая женщина в моей жизни.

Мишель не смогла скрыть усмешки.

– И этой радостью ты поделилась со своим мужем.

– Это просто секс, – Эшби наивно округлила глаза. – Он разбирается в таких вещах. Никаких чувств, а значит, никаких измен. Тем более с однополым партнером. Думаю, его это возбуждает. И сама я завожусь. Я пожалею о твоем теле, глазах... Ты будешь вспоминать обо мне хоть изредка?

– Изредка.

– Ты жестокая.

– Мы обе страдаем этим недугом. Потому что мы женщины. Где ты хранишь доклад «адвокатов»?

– Зачем он тебе? И разве у тебя нет копии?

– Хочу еще раз перечитать его в оригинале. Думаю, чтение документов настроит меня на очередное задание. Кстати, для встречи ты выбрала отличный мотель. Спасибо. – Мишель обняла подругу и поцеловала ее. – Мне было хорошо с тобой.

Девушка прошла в ванную и первым делом осмотрела в зеркале свою шею. «Так и знала!» – ее голубые глаза подернула свинцовая дымка. Эшби снова оставила кровоподтек на ее нежной коже. Засосы – это ее визитная карточка. Как девочка-подросток, ей-богу, не сдержала раздражения Мишель.

В остальном она неплохой партнер. Может, она чуточку самонадеянна. Мишель никогда не приходило в голову выяснить это до конца. В постели Эш была первым номером, Мишель ей подчинялась, не играя никакой роли. Она была опытна, даже мудра в сексе, что обеих выносило на высокую волну удовольствия.

Сейчас она войдет в ванную. Она всегда так делала. Станет в дверях и будет смотреть, как Мишель принимает душ, касаясь рукой интимных мест. Девушке казалось, Эшби впитывала в себя остатки запаха ее возбужденного тела, на котором сверху остался ее запах. Все это канет с водой в сток, и она выйдет из ванной, пройдя ритуал очищения. Что-то в этом роде можно было прочесть во взгляде Тейлор.

Да, она права, никаких чувств. Все живое основано в первую очередь на инстинктах.

И все же Эшби, стоя в проеме двери, не смогла подавить вздох.

Лишь когда они оденутся и сядут за стол, выпьют по бокалу вина, одна сторона их деловых отношений потеснит интимную сторону, скреплявшую их деловой союз.

– Ты практичный человек! – рассмеялась Мишель, принимая от Тейлор прозрачную папку-файл. Они сидели за столом и делали вид, что обедают. Мишель поковыряла вилкой овощной салат.

Эшби, обмакнув кусочек хлеба в острый соус, запила его глотком мадеры.

– Конечно, – ответила она, ничуть не смутившись. Сняв салфетку, она бросила ее на край стола. – Я знала, что ты захочешь перечитать творение «адвокатов».

– В оригинале.

– Именно, – улыбнулась Тейлор. – Поэтому прихватила его с собой.

– Послушай, – Мишель отложила документы в сторону, – ты не пожалеешь о деньгах? Речь идет о большой сумме. Тебе проще придушить меня. Я быстро сломаюсь...

– В моем арсенале другие приемы. Я привыкла платить за то, что представляет для меня интерес. Ты мне интересна, и я купила тебя. Что, нет? – в этот раз в ее улыбке просквозило что-то от хищного зверя. – К тому же расплачиваться за досье будут восемьдесят человек. Каждый из них готов внести в общую кассу небольшую в общем-то сумму. Если я привлеку на свою сторону еще одного депутата, то не выложу из кармана ни цента. Хотя пожалею, что в общей сумме, которую ты получишь, не будет моих денег.

– Сегодня ты что-то часто жалеешь себя.

– Думаю, расставание дает знать о себе. Не могу представить, что это наша с тобой последняя встреча.

– Просто не думай об этом. Твой источник в ЦРУ сказал, что военная база 13-19 в некоторых документах именуется как «Кэмп Мэйтрикс», так?

– Видимо, произошла ошибка. Либо допущена опечатка в документах, – Эшби изобразила неопределенный жест рукой. Она входила в большинство депутатов, которые согласились на ноябрьской сессии проголосовать за принятие решения о расследовании факта существования нелегальной сети тайных тюрем ЦРУ. Ключевые материалы по этому делу находились у Мишель, с их помощью депутаты рассчитывали минимум на восемьдесят голосов за, тогда как против наберется один десяток.

– Все как обычно, – продолжила Тейлор, – на военной базе дислоцируется тюремный изолятор. В нашем случае он называется «Матрица». Весь комплекс был заложен три года назад. Строительство велось медленными темпами, чтобы сохранить секретность. Стройматериалы выписывались на подставную фирму. Но это уже кое-что. Мы знаем название базы и дислокацию изолятора. Нам важно получить снимки, подтверждающие, что на базе функционирует тюрьма. Пять-шесть снимков узников на фоне военной базы – этого будет достаточно. Уверена, ты справишься.

– Как всегда, – чуть самонадеянно ответила Мишель. Она прикурила сигарету от зажигалки подруги и углубилась в чтение. Боковым зрением она видела Тейлор, и в какой-то миг ей показалось, что она вяжет на спицах, склонив голову к рукоделию.

Этот доклад Эшби Тейлор окрестила собачьим лаем при стабильном ветре. Правозащитная организация «Комитет адвокатов за гражданские права», не обременяя себя фактами, опубликовала два года назад доклад о тайных лагерях ЦРУ. Эшби Тейлор входила в десятку законодателей, кто остановил на докладе «адвокатов» свой пристальный взгляд. В то время Мишель Гловер начала работать по этой проблеме, и ей стало легче, когда она получила на руки список, озаглавленный как «Дислокация секретных тюрем, лагерей и пунктов временного содержания ЦРУ».

Одна графа в ее списке – «подчинение» – не менялась, так как все тюрьмы были подчинены американской разведке. Раздел «район расположения» пестрел разными названиями бригад и дивизий. Количество стран, разместивших у себя изоляторы, равнялось десяти. Особого внимания заслуживал раздел «факт существования». Действующих тюрем в нем насчитывалось тринадцать, они были обозначены соответствующей записью – «действует». Пятнадцать лагерей в списке «адвокатов» значились как «предположительно действующие». Мишель успешно сокращала их до более короткого «действует». Неустановленным оставался лишь один лагерь, названный «Матрицей».

Она читала, и порой смысл ускользал от нее. Она между строк видела себя – в камуфляже, с фотокамерой, на подступах к режимному объекту, в реальной боевой обстановке. Она привыкла к таким операциям и часто сравнивала себя с агентом разведки. Что отчасти было справедливо. Эшби Тейлор – депутат верхней палаты американского конгресса, а ее команда – не что иное, как мощное подразделение. Совсем скоро минимум восемьдесят таких подразделений объединятся, чтобы скатиться с Капитолийского холма, совершить полуторакилометровый марш-бросок и ударить тараном в двери Белого дома.

Такой образ устраивал Мишель Гловер. В глубине души ей хотелось увидеть настоящую боевую атаку. Однако штурм, как всегда, будет информационный, тщательно выверенный. Он готовился без малого три года, и проиграть было бы непростительно.

За свои неполные двадцать восемь лет Мишель ни разу не сталкивалась с предательством. Она всегда работала без поддержки. Она нанимала бывших бойцов спецназа, проводников и всегда щедро расплачивалась с ними. Она оставалась одиночкой и в качестве независимого журналиста, а наемники просто работали на нее. Ни разу она не наняла одного человека дважды.

Она сама редактировала свои материалы и всякий раз материлась, когда газетчики сокращали текст. Единственное, чего не касались редакторские ножницы, – это снимки Мишель Гловер. Фотоаппаратом она владела виртуозно. И снова собиралась доказать это. А потом...

Ей придется уехать из Штатов и осесть в какой-нибудь восточной стране. К тому времени она будет богата. Она значительно пополнит свой банковский счет, когда на основе собранных ею материалов напишет книгу и получит баснословный гонорар. Это будет бомба, и она успеет ее взорвать. Запал адской машинки уже тлел, стоит только подуть на него, и шустрый огонек побежит к мощному заряду.

– Ты сказала, тебе нужно пятьдесят тысяч, – вывел ее из раздумий голос Тейлор.

– Да, выпиши чек. Часть денег я обналичу. Африка, сама понимаешь. Туда десятка, сюда полтинник. Еще мне нужно оружие – хотя бы приличный нож.

– В Африке у тебя с этим проблем не возникнет.

* * *

Вечером Мишель навестила подругу. Она жила в пригороде Вашингтона. Вот где действительно шумно, подметила журналистка. Окна квартиры выходили на кольцевую дорогу, взявшую столицу за горло.

– Джил, ты все помнишь? – спросила Гловер, принимая от подруги стакан с виски. Пожалуй, тридцатидвухлетняя незамужняя Джил Мортон была единственным человеком, которой могла доверять Мишель. Их связывали восемь лет дружбы, но дело в другом: просто в этом сложном деле она не могла остаться без поддержки, и выбор автоматически пал на подругу.

– Да, – ответила хозяйка, одетая в домашний халат. – Не волнуйся, я все сделаю так, как мы договаривались.

– И ты сможешь найти кое-что получше этого отхожего места. Я удивляюсь тебе, ты всю жизнь ютишься на двадцати метрах. В паре кварталов отсюда следственный изолятор...

– Его ты не снимала на камеру?

Мишель задорно рассмеялась.

10

Испания

Блинков уступил место за компьютером Весельчаку. Тот во всемирной паутине чувствовал себя пауком. Он вышел на сайт с титульной страничкой «Средства для борьбы с терроризмом. Средства для охраны предприятий. Практические пособия для коммерческих служб безопасности» и кликнул кнопку «Дальше». Уперся в условия посещения и покупки спецсредств – обязательное наличие лицензии на охранную деятельность и счет в банке. Эта страница переворачивалась без каких-либо подтверждений.

Веселовский впервые посещал этот сайт, где заказы принимались от государственных и частных организаций. Однако ничего нового не увидел: в Интернете десятки подобных магазинов. Система покупки оружия и специальных средств представляла собой справочник, где можно было ознакомиться с видами оружия, начиная с амуниции и заканчивая устройствами исследования багажа.

Он остановился на боевом оружии.

– Кого снарядим первым?

– Начнем с Чижа, – ответил Блинков. Он подозвал Михаила Чижова. – Подбери себе снайперскую винтовку. Выбирай лучшую.

– Я бы выбрал норвежскую. Вижу, есть «Эн-эм-149-Эс». Щелкни-ка по ней.

Время отклика у Весельчака было потрясающим. Чижов не успел договорить, а он уже открыл вкладку. Тут же включилась страничка с изображением снайперской винтовки, и приятный женский голос называл на английском ее тактико-технические характеристики:

«Винтовка имеет механический прицел и шину для крепления оптических прицелов. Основной оптикой является «Шмидт и Бендер», а также ночной прицел «Симрад». Винтовка оснащена глушителем, устойчива к загрязнению. Вес – пять килограммов. Патрон – 7,62 миллиметра. Магазин на пять патронов».

– Хорошее, не очень тяжелое, но мощное оружие, – многозначительно покивал Чижик.

– Откладываю?

– Ты еще спрашиваешь! Плюс пять магазинов.

– О'кей. – Веселовский нажал на кнопку «Отложить» и вернулся к предыдущему меню. – «Калаши» берем?

– Да, – кивнул Джеб. – Серии 100 с подствольными гранатометами. В ней два калибра. Отметь 7,62. Пять штук.

– Есть. Пистолеты?

– Возьмем «хеклеры». По паре на брата.

– Послушаем, что телка скажет? Голос у нее приятный, правда с акцентом.

– С молдавским, – отозвался Кок. – Как-то я познакомился с молдаванкой. Договорились в кино сходить. Она, пока ждала меня в подъезде, успела его отремонтировать.

– Ну и придурок! – рассмеялся Веселовский. Он нажал на вкладку и услышал характеристики: «Пистолет фирмы «Хеклер-Кох» «Эм-ка-23» разработан для командования сил специальных операций США. Ствол удлиненный, имеет резьбу для установки глушителя. На полимерной рамке выполнены направляющие для установки фонаря или лазерного целеуказателя. Емкость магазина 12 патронов».

Весельчак отметил десять единиц этого оружия.

Вкладка «Бухгалтерия» представляла собой электронную таблицу. Цены на оружие варьировались в зависимости от количества, сроков поставок и с учетом курса мировых валют.

– Джеб, наша православная миссия не подведет? – спросил Веселовский.

– Я перечислил на их счет сто тысяч баксов. Им нет резона отказываться от такой суммы. Сдадим документы в посольство и получим визы. Канал-то проверенный.

– Ого! – присвистнул Весельчак, глядя на электронную таблицу. – Снайперская винтовка обойдется нам в пятнадцать тысяч баксов. Это с учетом поставки в десять дней. А нам нужно, чтобы оружие пришло через три дня. Получается... – он обновил данные с правкой на три дня. – Получается двадцать две.

– Считай дальше.

– «Калаши». Каждый в десятку вылезает. Пистолеты еще дороже.

– Они стоят этого, – улыбнулся Блинков. Он хлопнул товарища по плечу и встал с места. – Заказывай ножи, рации, амуницию коммандос и расплачивайся, Володя. Адрес доставки – православная миссия в Сансберге.

– Затерянная в африканских джунглях, – вздохнул Николай. – «Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу».

Глава 3
Ошибка Мишель Гловер

11

Западная Африка

Семь вечера. Священник смотрел телевизор. Спутниковая антенна, установленная на деньги прихожан, транслировала пятьдесят каналов. Из них добрая треть дублировалась на разных языках. Отец Леонард во второй раз смотрел передачу о гибели монгольского флота у берегов Японии. Порабощенные монголами хитрые китайцы вместо морских судов построили речные, и сто сорок тысяч воинов нашли покой в морской пучине.

Он служил в этой стране с 1995 года. Приехал на Черный континент в канун военного переворота, когда засияла на небосклоне мутноватая звезда военного диктатора Солвезы. Генерал был образован. А святой отец знал примеры, когда неграмотные диктаторы-людоеды удерживались у власти годами. У руля Центрально-Африканской Республики тринадцать лет стоял сержант Бокасса. Провозгласив себя маршалом и императором, он съедал некоторых своих подданных, потому что был каннибалом. Диктатор Дада восемь лет держал в страхе Уганду, истребив около миллиона жителей. Садист и людоед, он успешно работал на два фронта: прикидываясь марксистом, получал безвозмездно оружие от СССР; притворяясь демократом, черпал деньги из бюджетов стран Запада; не скрывая своих гастрономических пристрастий, он стал председателем Организации африканского единства.

В этой стране больше двадцати лет правил такой же антропофаг. Катвана не вылезала из боестолкновений с вооруженными повстанцами. Когда священник впервые приехал в Катвану, он спросил предшественника, спешно собирающегося в дорогу: «Откуда у зулусов танки?!» – «Из Америки, брат мой, – ответил тот. И дал дельный совет: – С темнотой на улицу не выходите – съедят. Недалеко от столицы поселение немцев было. И что вы думаете?..»

Первый год новый глава православной миссии жил в страхе, ел только постное. Потом вдруг, словно перед смертью, решил разговеться: запросил баранью ногу и съел ее всю. Аккурат в это время в страну начали подтягиваться первые туристы из Европы, они стали основной паствой и источником доходов миссии, более-менее стала налаживаться цивилизованная жизнь. Отец свел знакомство с министром иностранных дел Катваны, единожды побывал в президентском дворце. Чернокожий министр почему-то облизнулся, оглядев румяного священника с головы до ног.

Святой отец ничего не понял, когда вчера в начале второго ночи возле церкви остановился джип и два человека стали выгружать ящики из машины. Лишь стряхнув с себя остатки сна, он вспомнил, что русские, сделавшие солидные пожертвования миссии, попросили его принять груз.

Он поджидал гостей с нетерпением. Грек по национальности, отец Леонард не знал русского языка. Во время телефонного разговора относительно виз он и Евгений Блинков объяснялись на английском.

Громкий стук в дверь оторвал миссионера от телевизора и неспокойных дум. Он запахнул на груди короткую безрукавку, убавил звук и вышел через паперть к выходу. На крыльце стоял молодой человек. За ним в свете фонаря стояли еще четверо парней. «Они», – быстро определился священник: через внешнеполитическое ведомство Катваны он выбил визы на пять человек. Страна, не рекомендованная для посещения гражданами России, становится у россиян популярной, отметил глава миссии. За последний месяц это вторая группа.

– Проходите, я вас жду, – сказал отец Леонард, ответив на приветствие старшего. – Как долетели?.. Ну и хорошо. Вчерашней ночью на адрес миссии пришел груз – какие-то ящики, – он развел руками и часто заморгал.

Джеб погасил волнения священника. Оказавшись в коридоре жилой пристройки, он вручив ему пять тысяч долларов.

– Простите, святой отец, что побеспокоили вас. Не поможете с транспортом? Нам нужно добраться до Джорджа.

Полноватый грек покачал непокрытой головой:

– У нас есть микроавтобус, но мало бензина. Бензоколонки закрываются в шесть вечера, а открываются в семь утра. Если бы вы приехали чуть пораньше... Оставайтесь до утра, – предложил он. – Я вам выделю комнату. Там десять коек, выбирайте любые. – Он показал рукой на полуоткрытую дверь. – Здесь столовая. Через час приходите ужинать.

Блинков принял его предложение.

– Значит, у нас есть время перенести груз в нашу комнату?..

– Да, он в подвале. Пойдемте со мной. Я дам стамеску, молоток. Постарайтесь не уродовать тару – сгодится в хозяйстве.

Поужинав, бойцы закрылись в комнате и вскрыли продолговатые ящики.

Михаил Чижов остался доволен снайперской винтовкой. Скандинавы делают классное оружие. Когда он навернул на ствол массивный глушитель, винтовка преобразилась. По форме она почти не отличалась от первых экземпляров, выпущенных в конце позапрошлого века. Михаил снова разобрал винтовку и положил на дно багажной сумки. Вскоре к норвежской «снайперке» присоединился готовый к работе «калашников» и грозный, весивший больше килограмма двенадцатизарядный «хеклер» с глушителем.

Остальные бойцы опередили Чижика. Николай уже заканчивал «набивать» облегченную боевую выкладку. Рация «Кенвуд» с гарнитурой заняла место в верхнем кармашке. Гранаты для подстволок – в специальной секции-патронташе. Рожки для автоматов также скрылись в кармашках с клапанами на липучках. Джеб упустил из виду накомарники, но оружейная фирма в Претории восполнила этот пробел. Видимо, в амуницию, состоящую из комбинезона, куртки, майки, ботинок и носков с теплоизоляцией, входила панама с противомоскитной сеткой.

Ровно в семь утра священник разбудил гостей и провел к микроавтобусу «Тойота» с водителем за рулем. Блинков еще раз поблагодарил пресвитера и на прощание пожал ему руку.

– Далеко до Джорджа? – спросил Блинков, занимая место переднего пассажира.

– За два с половиной часа доберемся, – ответил водитель.

Джеб подумал о том, что скоро окажется в поселке, где обрывались следы капитана Абрамова. Может быть, он окажется в домике, где разведчик провел последние часы. Эти мысли собрали на лбу командира резкие морщины. Он обернулся и нашел глазами Николая Кокарева.

– Ты готовишься к встрече с Тонге? – спросил он по-русски.

– Без артобстрела засру ему мозги, – сказал Кок, позевывая. – Даже не знаю, что у меня лучше получается: врать или стрелять. Не грузись, Женек, обработаю бакалейщика в лучшем виде. Парни, давайте покемарим, – предложил он. – Я не выспался. Чижик всю ночь затвором лязгал. Снилось черт знает что. Я посередине саванны, под ногами труп. Вдруг подъезжает Джеб на милицейской машине. «Что тут у нас? – спрашивает и над трупом склоняется. – Черный мужчина. Лет сорока. Документов нет. Мертв около двух часов. У него было плохое здоровье: три пули в легких, пара в голове». Чиж, ты меня слышишь?

– В том-то и проблема, – отозвался Михаил. – Я слушаю тебя с тех пор, как мы познакомились. Почти три года соловею от твоего трепа.

12

Настроенный на максимальное увеличение телеобъектив камеры «Фотоснайпер» с плечевым упором нацелился на самый высокий объект военно-морской базы США. Юго-западная караульная вышка на два с половиной метра возвышалась над приземистыми корпусами. Основанием ей служили металлические опоры, связанные по диагонали монтажным уголком. Облицованная фанерой, она отдаленно походила на беседку с прекрасным обзором на все четыре стороны. Два прожектора на поворотных станках включались с наступлением темноты. Рупор, направленный вверх, в любой миг был готов бешеной сиреной вызвать тревогу среди личного состава подразделения морской пехоты.

Мишель Гловер сделала несколько снимков солдата на вышке. Фоном ему послужило синее небо в просветах между ограждением, частично задрапированным звездно-полосатым флагом США, и рифленой крышей, сияющей на солнце. Эти снимки стали финальными в сегодняшней фотосессии. Через цепь усиленных проволочных заборов и типовых заграждений НАТО в виде пружинных спиралей острый глаз Мишель вырвал двух человек в оранжевой тюремной робе. На них были стандартные оковы: «браслеты» на руках и ногах соединялись строгой короткой цепью. Они в сопровождении морпехов прошли из одного блока в другой. На этом коротком отрезке фотокамера Мишель работала в режиме скоростной съемки, делая три кадра в секунду.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное