Михаил Нестеров.

Жмурки с маньяком

(страница 6 из 28)

скачать книгу бесплатно

Лицо мэра приобрело землистый оттенок.

– Ч-чем он занимался? – переспросил он, заикаясь.

– Поисками… – Полковник смотрел на главу города не мигая. – Приближения смерти. Восемь лет назад стал членом Общества патологии нашего города. Спустя год обнаружил в себе дар экстрасенса. Еще через два года зарегистрировался как положено, получил в муниципалитете патент и открыл частный кабинет. Жалоб на него не поступало, работает тихо и уверенно. А разве тебе, Борис, не приходило в голову узнать – кто и что этот доктор Ли?

Мэр искренне удивился.

– Зачем?

– Да-да, действительно… – усмехнулся Березин. – Ты заметил, Борис, что в числе клиентов Ли сплошь люди высокого ранга? Тебя порекомендовал Ли твой коллега, ты – меня. Я привел к нему судью Третьякова. А тот наверняка притащил еще кого-нибудь. Ты лично, Борис, сколько людей завербовал?

Мэр пропустил мимо ушей оскорбительно-шпионское выражение. Его глаза стали беспокойными.

– Ты думаешь, на всех не хватит?

– Да я не о том! – вспылил полковник. – Хватит на всех энергии доктора Ли или не хватит, это вопрос второй. Понимаешь, мы невольно образовали некий клуб или общество, куда входят престарелые и хилые здоровьем высокопоставленные чиновники.

– Партбюро?

– Что-то в этом роде.

– А разве не существует правительственных медицинских центров? – съязвил Аничков. – Туда простому смертному путь заказан.

– Оставим простых смертных в покое. Со сколькими людьми ты поделился своей радостью?

– Я рассказал об этом троим.

– А каждый из них еще троим… – подвел итог полковник. – Кто и когда был первым клиентом Алберта Ли, мы не знаем. Если идти по минимуму, то возьмем за точку отсчета дату твоего появления у Ли. Это – пять месяцев. Представляешь, сколько у него клиентов?

– Представляю… Им несть числа, – ответил Аничков по-библейски.

– Именно. И я удивляюсь, почему это не просочилось в прессу. Наверняка об Алберте Ли ходят слухи.

– Какая разница – просочилось что-нибудь в прессу или не просочилось, напишет об этом какая-нибудь бульварная газетенка или нет. И что они могут написать, что начальник городского УВД Виктор Березин, мэр Аничков и иже с ними регулярно принимают препараты по оздоровлению организма? Ну ладно, какой-нибудь слабоумный борзописец сунется ко мне или к тебе с вопросом: «А правда, господа, что вы недавно оздоровились?» – «Правда, – скажем мы. – Разве по нам не видно?» Тот отправится к Ли: «Здравствуйте, доктор. А правда…» Ли может посмеяться над ним, а может просто послать куда подальше. Вот и все, Виктор. Главное, чтобы Ли продолжал заниматься только избранными, чтобы никакой мелочи, которая действительно сможет поднять шум вокруг доктора. Чтобы он не стал вторым Чумаком или Кашпировским. К чему ему собирать полные залы и стадионы хилых, как ты сказал, здоровьем? Надо сказать Ли, чтобы он ограничил число клиентов. Хватит. А мы просто заплатим ему больше. Нам предстоит задать ему массу вопросов.

Какое количество таблеток, к примеру, он может «зарядить» за один раз, существует ли порог, срок годности, так сказать. Если нет, мы скупим у него необходимое количество препарата. А остальные пусть катятся к черту!

Мэр распалился, забыв на время, как ему плохо. Ему хотелось иметь молодую, горячую кровь, а не старческую бодягу в хрупких венах. Извилины в мозгах главы города приняли вид стрел, и направлены они были только в одном направлении.

– Мы зависим от него, – сказал Березин, занятый своими мыслями.

– Да к черту зависимость! – возопил Аничкин. – Тебе что, плохо жилось эти месяцы? Ли прогоняет из наших тел немощность, заставляет жить. Ты разочаровался, Виктор? Ты больше не хочешь жить по-человечески?

– Хочу.

– Ну так и живи, господи! Ты – мент и везде ищешь криминальную подоплеку. Ли давал тебе «на дом» заряженные таблетки?

– Давал.

– А-а! – Мэр ехидно улыбнулся. – Уверен, что ты, надеясь обнаружить в них какую-нибудь жуткую наркотическую примесь, посылал их на экспертизу.

– Ну и что?

– Это я должен спросить тебя: ну и что? Человек тратит на нас свою энергию, работает, как ты сам сказал, честно и уверенно.

– А еще я говорил об определенном контингенте доктора. «Политбюро», как ты назвал.

– А может, он специально подбирает себе такую клиентуру, чтобы ему работалось чинно и спокойно. Чтобы валом не обрушилось на него многотысячное население города, дай он простому смертному то, что чувствуем мы. Будет наводнение, Виктор! А доктор Ли прекратит практику. Кто от этого выиграет? Никто! А мы на старости лет еще поиграем. – Мэр тонко засмеялся.

– Я понимаю… – безрадостно отозвался полковник. – К тому же я очень и очень плохо себя чувствую.

– Так поедем искать Алберта Ли, – предложил Аничков.

– Сейчас много работы, вечером.

– Работа – она может постоять… Да, а как насчет моего вопроса – я об экспертизе таблеток аспирина?

Березин покачал головой.

– Ничего лишнего, норма по всем параметрам. Однако вначале мне показалось, что доктор дает мне что-то наркотическое.

Нет, опьянения после приема препарата Березин не испытывал, голова кружилась совсем от другого, жизнь казалась полноценной, в груди – постоянная весна. Но все же для него провели исследования шипучего аспирина. Полковник подумал, что в таблетке мог присутствовать какой-нибудь синтетический аналог морфина, повышающий работоспособность, снимающий усталость. К примеру – метадон, который вначале был призван лечить, но впоследствии оказалось, что синтетический наркотик вызывает множество побочных эффектов. Впоследствии метадон запретили во многих странах. Но не исключено, что кто-то мог знать формулу этого препарата. Или изобрести что-то новое, которое благотворно влияет на организм, но так или иначе незаметно подтачивает здоровье.

Но нет, в шипучем аспирине эксперты не обнаружили ничего лишнего. Значит, доктор Ли действительно обладает поразительными экстрасенсорными способностями, «заряжает» лекарство, как он сам говорит. А раз в препарате нет ничего лишнего, значит, не будет и побочных эффектов. Невероятно, но факт остается фактом.

Когда Кашпировский проводил лечебные сеансы, у Березина, сидящего у телевизора, абсолютно ничего не рассосалось – ни коллоидных швов, ни мозолей на ногах. Однако экстрасенс помог многим. Сам Березин верил Кашпировскому только с одной позиции: «Доктор, у меня на яичках были бородавки. После вашего сеанса они пропали. А бородавки остались». И вот столкнулся с еще одним экстрасенсом, который на деле доказал, что рассосаться может многое, даже нежелательная беременность у женщин, но только не яички у мужчин. С последними у Березина все было в полном порядке. Стало в полном.

– Поехали, – сказал он мэру. – Нам действительно нужно найти доктора. И чем быстрее, тем лучше для нашего самочувствия.

Глава города снова помрачнел, он вдруг подумал, что слухи об экстрасенсе могут докатиться до столицы. И Алберта Ли переманят в Москву. Там слабых и немощных хоть отбавляй.

* * *

Личный водитель мэра отвез их на улицу Партизанскую. Здание, где доктор Ли арендовал помещение для приема пациентов, имело два подъезда – с улицы Партизанской и Гаражной. Водитель остановил «Волгу» на Гаражной улице, и Березин с Аничковым, пройдя два десятка метров, скрылись в подъезде под вывеской «Альфа-Графикс».

Первое, что они увидели, – это тяжелую металлическую штору, отгораживающую правое крыло первого этажа, арендуемое Ли. Штора была опущена и закрыта на замок.

Мэр и полковник переглянулись.

– Нужно найти его, – зло проговорил Аничков. – Это сделают мои люди или твои?

– Не те и не другие. Мы поедем к нему домой.

– Я не могу поверить! – возмущался мэр, садясь в машину. – Глава города и начальник УВД, как два шпика, ездят по городу в поисках этого полукитайца!

Березин, заглянув в записную книжку, назвал водителю адрес:

– Вишневая улица, дом 13.

За дверью квартиры Алберта Ли стояла напряженная тишина.

– Мне погано, – сказал мэр и пнул в дверь ботинком.

– Прекрати, Боря! – осадил его полковник. – Мне тоже нехорошо, однако я… Пусть это сделают твои люди.

Глава 8

По шоссе сплошным потоком тянулась вереница машин. Утреннее солнце было на редкость жарким. Журналист «Вечерних новостей» с повышенным вниманием следовал за Албертом Ли.

На кольцевой развязке «восьмерка» доктора свернула на дорогу с постоянным автобусным движением и покатила на восток от Климова.

Здесь движение было менее напряженным, но Павлу по-прежнему было легко, следуя на почтительном расстоянии от машины Ли, оставаться незамеченным. Правда, ярко-красный цвет «Вольво» – не самый лучший цвет для слежки. Мельник пожалел, что сейчас он не за рулем своей темно-синей «Нивы».

«Восьмерка» свернула под автодорожный мост транспортной развязки и, набрав скорость, влилась в широкую автомагистраль.

На полупустой скоростной магистрали Павлу стало труднее следить за Ли. Он отпустил его на внушительное расстояние, и теперь между ними следовали только белые «Жигули» пятой модели и микроавтобус «Ситроен».

Павел посмотрел на спидометр: больше ста тридцати километров в час.

«Торопится мистер Ли», – подумал он.

Поначалу Мельнику показалось, что Алберт Ли намерен ехать в Москву, но на расстоянии примерно 15 километров от моста «восьмерка» мигнула правым указателем поворота и съехала с московской автомагистрали на узкую дорогу, которая шла параллельно шоссе.

Павел снизил скорость, проехал поворот, дождался, когда ведомая им машина окажется впереди, и дал задний ход.

Дорога, на которую свернул Ли, проходила через довольно густой лес и через восемьсот метров поворачивала под прямым углом направо. Слева, через равные промежутки примерно в семьдесят метров, стояли столбики с предупреждающими знаками: ВНИМАНИЕ! ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ!

Вскоре чьи-то частные владения дали о себе знать высокой изгородью из металлической сетки.

Мельник выбрал удобное место и свернул с дороги, укрыв «Вольво» в густых кустах. Дальше двигаться на машине было рискованно.

Путь пешком занял у него десять минут. Еще издали он заметил широкие ворота и надпись над ними «Звероводческая ферма»; на обеих створках ворот изображены морды нутрий.

Журналист немного углубился в лес и занял удобную позицию для наблюдения, откуда хорошо просматривался просторный двор фермы, четыре ангара-»сандвича», видимо, цехи, и еще несколько небольших строений неизвестного ему пока назначения. В глубине двора стояли три легких, канадского типа, дома.

Возле одного из домиков, который был ближе к воротам, Павел увидел машину Алберта Ли, «Понтиак» цвета морской волны, изящный грузовичок «Газель» и рефрижератор.

Возле самих же ворот находилась энергетическая подстанция и одноэтажное кирпичное здание. Рядом с ним, откинувшись на высокую спинку стула, дремал охранник.

Солнце припекло стража, и он, обнажив мускулистый торс и прикрыв глаза, предавался весенней неге. Из белой кобуры под мышкой торчала рукоятка пистолета. Четыре добермана чувствовали себя вольготно, без привязи бегая по двору.

Мельник наслюнявил палец и поднял его кверху: «захолодело» с левой стороны, значит, ветер тянул с востока, и собаки учуют его, если он начнет знакомство с фермой именно с той стороны. Впрочем, западная часть была более привлекательна для журналиста. Почти вплотную к металлической изгороди примыкали своей тыльной стороной все четыре ангара.

Он сделал несколько шагов, углубляясь в лес, чтобы, пройдя на запад метров сто, выйти к ангарам, но был остановлен громким окриком:

– Добрый день! Я могу вам чем-нибудь помочь?

У Павла внезапно похолодело внизу живота. Он повернул голову и увидел направляющегося к нему человека лет 27 в зеленой, военного покроя рубашке, с которой гармонировала наплечная кобура. На нем были просторные брюки и пляжные шлепанцы на босу ногу. Его слегка удлиненное лицо выражало благодушие.

– Вы что-то ищете? – спросил он, подходя ближе.

У Мельника запершило во рту. Он прокашлялся и коротко ответил:

– Да.

– И что это? – Светловолосый охранник продолжал улыбаться. – Ягоды, цветы? Если вы ищете весенние грибы, то я бы посоветовал вам воспользоваться магазином, где круглый год торгуют шампиньонами. А сморчки пагубно влияют на здоровье.

Он подошел вплотную.

– А может, вы потеряли бумажник? Давайте, поищем вместе. И начнем с того места, где вы оставили свою машину. Красная «Вольво», если я не ошибаюсь. Вы, очевидно, плохо ориентируетесь в лесу.

То, что охранник говорил без умолку, демонстрируя явное превосходство, сыграло репортеру на руку. Он успел опомниться и немного собраться с мыслями.

– Вы правы, – ответил Мельник. – Я не очень хорошо ориентируюсь в лесу.

– В чужом лесу, – добавил добродушный охранник. – Здесь, – он простер руки кругом, – частная собственность. Вы видели таблички вдоль дороги?

– Да, видел. Они и привели меня сюда.

– Вот как?! – фальшиво удивился собеседник. – Вы ищете развлечения в нарушениях закона?

– Я бы хотел поговорить с хозяином зверофермы, – смело и неожиданно для себя самого сообщил Мельник.

На этот раз охранник удивился от чистого сердца.

– Так вы прибыли с деловым визитом? Но почему, в таком случае, вы оставили машину в кустах?

– Хотелось немного пройти пешком.

Ответ журналиста был для дурака. Следующая фраза прозвучала совсем уж для идиота:

– Я хотел сразу пройти на ферму, но… понимаете, желудочная инфекция. И я тут вот, в кустах…

– О!.. – Сторож сделал лицо, подобающее бреду журналиста: он принял игру. – Как не понять. Надеюсь, вам полегчало?

– Да, спасибо.

– Не за что. Частная собственность потерпит. Это особый случай. Пойдем отсюда, – предложил он. И, нарочито внимательно глядя себе под ноги, пошел к ферме.

– Костя! – крикнул он охраннику у ворот. – У нас гости. Загони собак.

Сторож резво поднялся на ноги и заорал на доберманов:

– На место, суки!

Провожатый доверительно сообщил гостю:

– Костик не прав. Все четыре – кобели. Но ему хочется видеть в них сук. Это его право, верно?

Мельник не нашелся, что ответить, и кивнул головой.

– Я тоже так считаю. Подождем, пока собаки уберутся на место. Не дай бог, если хоть одна набросится – разорвет. Кстати, давайте познакомимся. Я – Карл Хейфец.

– Гаврилов, – представился журналист. – Олег Гаврилов.

– Очень известная фамилия, – быстро проговорил Хейфец. – Я большой любитель футбола. Бывший игрок московского «Спартака» носит ту же фамилию. Отличный был полузащитник, прекрасный диспетчер атак. Только он Юрий. Вы не знали?

– Нет.

– Моя любимая команда – дортмундская «Боруссия». А вы за какой клуб болеете?

– Я не интересуюсь футболом. Я поклонник тенниса.

– Так вы, должно быть, политик, – иронично заключил Хейфец.

Мельник выдавил на лицо улыбку.

– Нет, я далек от политики.

– Вы хотите говорить непременно с хозяином?

– Да, хотелось бы.

– Вынужден вас огорчить: его сейчас нет на ферме. Но на месте его заместитель. Вас этот вариант устраивает?

– Вполне.

– Ну и отлично, – одобрил собеседник. – Смотрите, как быстро управился Костя. Но не он главный специалист по собакам на нашей ферме. У нас есть некто Мирза Батыев. Если это не последний ваш визит, вы обязательно с ним познакомитесь. Гнусная личность. Прошу.

Карл сделал приглашающий жест рукой и первым двинулся к «канадским» домикам.

Они прошли ангары, и провожатый взошел на порог дома, возле которого стояли машины.

– Наша контора, – пояснил он, пропуская журналиста впереди себя.

Контора звероводческой фермы оказалась довольно современно оснащена оргтехникой. Мельник увидел компьютер, принтер, ксерокс. На полках щербатыми рядами стояли гроссбухи и папки с бумагами.

За письменным столом из серого пластика сидел черноглазый, плотного телосложения мужчина. Он неотрывно смотрел на гостя, поигрывая в левой руке зажигалкой. После пятисекундного молчания он сухо поздоровался.

– Добрый день, – ответил журналист.

– Его зовут Олег Гаврилов, но он не любит футбол, – подал голос Хейфец.

Хозяин кивнул головой на дверь.

– Ты свободен, Карл.

Хейфец послушно вышел.

– Значит, вы Олег Гаврилов… Мы с вами нигде раньше не встречались? Ваше лицо кажется мне знакомым.

– Вряд ли. – Мельник переминался с ноги на ногу.

Легкая усмешка скривила полные губы хозяина кабинета.

– Садитесь. Называйте меня… Иваном Ивановичем, – предложил он. – И сразу хочу спросить о цели вашего визита. Обычно все встречи я согласовываю по телефону. – Он дотронулся рукой до телефонного аппарата.

– К сожалению, я не знаю номера вашего телефона.

Все так же не сводя глаз с гостя, хозяин открыл ящик стола и протянул журналисту визитную карточку.

Мельник принял визитку и прочитал: «Вениамин Александрович Губенко. Ферма по разведению нутрий». Указан был адрес и телефон.

Журналист вопросительно поглядел на хозяина, представившегося Иваном Ивановичем. Тот понял его взгляд.

– Деловым миром на ферме занимается ее владелец, господин Губенко. Он подписывает счета, договоры и прочие бумаги. А я – хозяйственник, отвечаю за внутренний порядок. Мне визитная карточка ни к чему. У меня ее нет.

Павел положил визитку в нагрудный карман куртки.

– Тогда мне нужны именно вы, – решительно произнес он.

Хозяин поднял брови и скрестил на груди руки.

– Слушаю вас.

– Дело в том, Иван Иванович, что я хочу заняться разведением нутрий и мне нужна консультация.

– Мы – не консультационная фирма, – прозвучал резкий ответ. – Я понимаю так, что в бизнесе вы – новичок.

– Да, вы правы.

– Ладно, – продолжил хозяин, изобразив на лице презрительную гримасу, – допустим, у вас есть деньги, чтобы начать собственное дело. Но хоть какое-то представление о коммерции, о рынке у вас же должно быть? Мы не конкурируем с гигантами пушной промышленности, но ведем довольно жесткую борьбу на арене малых предприятий, занимающихся разведением пушных пород. И вот вы приходите к нам, говорите, что желаете приобщиться к бизнесу в нашей сфере. Одно только это может нас настроить против вас. Но мало того, вы просите консультации. А теперь я хочу спросить вас: вы в своем уме?

Журналист внутренне порадовался. Хозяин сам подвел черту под разговором. Пусть Павел ничего не узнает, но зато уберет отсюда ноги. Положение продолжало оставаться серьезным. Это только слова – о коммерции, рынке, этот Иван Иванович прекрасно понимает, что его неожиданный гость – и не начинающий, и не законченный бизнесмен. Скорее всего законченный болван. Шел спектакль, Иван Иванович играл главную роль, Павел Семенович – роль туманного плана. Играли без сценария, импровизировали, используя слова друг друга как теннисный мяч.

Ясно, что Мельника обнаружили в лесу не случайно, тут не приходилось говорить о бдительности охранников. Вполне вероятно, что Алберт Ли заметил за собой «хвост» – очень приметный, ярко-красный. Но он не мог видеть, что Павел укрыл машину в кустах. Выходит, его заметили на подступах к границе частного владения и предупредили хозяев звонком. Значит, существовал еще один охранный пост.

«Слова о бдительности забираю назад. Так, где он может располагаться?»

За время пути Мельник не заметил ничего подозрительного. Впрочем, его внимание было сконцентрировано на машине Ли, вокруг он ничего не видел. Вот если… Точно! При съезде с шоссе на побочную дорогу находится придорожная закусочная – легкое строение с открытой верандой, просторной площадкой для большегрузных машин; обычно у таких заведений останавливаются дальнобойщики на «КамАЗах». Павел проделал недвусмысленный маневр, дав задний ход и устремляясь вдогонку за машиной доктора. Из закусочной на ферму тут же поступил сигнал: «У нас гости».

Звероферма походила скорее на секретный военный объект, чем на частное предприятие. И связи Алберта Ли на ферме – дружеские или деловые – так или иначе представляли интерес.

Дело становилось все серьезней, а положение журналиста просто угрожающим. Он вспомнил недвусмысленные намеки Хейфеца: «Если это не последний ваш визит, вы обязательно с ним познакомитесь. Гнусная личность». Это он говорил о каком-то Мирзе Батыеве. Мирза Батыев… От этого имени веяло романтикой Горно-Бадахшанской автономии.

«Похоже, я действительно сунул нос далеко, как бы не прищемить его, – подумал журналист. – Но разве я не за этим здесь?.. Конечно, нет! Свой нос я никому не дам. Хотя меня об этом не спросят. Закопают где-нибудь, и только господь найдет меня, призывая на страшный суд… Пауза затянулась, и Иван Иванович – если он, конечно, Иван Иванович – ждет продолжения спектакля. Но где же зрители? Я не слышу аплодисментов мистера Ли. Ау-у, где вы, доктор?.. Понятно, с дураками он не разговаривает».

Мельник кашлянул в кулак и наивно спросил:

– Значит, я не могу рассчитывать на ваше дружеское расположение?

– У меня нет друзей, – резко ответил хозяин. – И надеюсь, не будет. А рассчитывать вы можете только на свою красную машину.

Журналист улыбнулся. Он был прав, пост на дальних рубежах действительно существовал. Мельник не заметил у Карла рации или сотового телефона. Хозяин кабинета, конечно, вправе предположить, что нежданный гость прибыл сюда не на своих двоих, но вот угадать цвет машины…

«Путь по обычной дороге мне сюда заказан. Если, конечно, Карл не продырявит мне голову. Я симпатизирую этому парню».

Журналист понимающе кивнул головой и поднялся со стула.

– Я могу позвонить вам?

– Со мной вы уже разговаривали, – отрезал хозяин. – Вы можете позвонить Вениамину Губенко. Всего хорошего.

На выходе Мельника встречал Карл Хейфец. Он доставал из кармана брюк кедровые орешки, разгрызал их и сплевывал скорлупу в бумажный пакетик.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное