Михаил Нестеров.

Игра по своим правилам

(страница 6 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Знаете, чего не хватает в этих журналах? – спросил Абрамов.

– Чего же?

– Жизни. По сути, журналы мертвы, в них описаны природные условия, история, музеи, проживание и прочее. Вся реклама на одно лицо. Точнее, она безликая. Если бы я захотел привлечь в свой отель туристов, я бы поставил на личности. Вы, должно быть, обращали внимание на рекламу иномарок, как проходят выставки новых образцов. Возле каждого авто полуголая девица. И порой трудно понять, что тебя больше привлекает. И ты выкладываешь деньги за олицетворенную мечту.

– Только не я, – с гордой небрежностью заметила Ренникова, сопроводив замечание высокомерным жестом итальянки.

– Мое пожелание такое: создайте лицо нашего гостиничного комплекса. Передайте живую и неповторимую атмосферу этих мест. Чтобы интерес приковал мое внимание. Знаете, это глаза кобры. Они смотрят не мигая, и ты не можешь оторваться от них, не смеешь пошевелиться. Я хочу видеть гипноз на каждом снимке.

– Поговорим об объеме.

– Остановимся на пяти-шести страницах и десятке фотографий. Вы посмотрите несколько человек, снимете их, изучите их фотогеничность, соответствуют ли они нарисованному мною стандарту.

– Не хотите пригласить профессиональную модель? Я все устрою. Это не так дорого.

– Модель приедет и уедет. Лично я был бы приятно удивлен, встретив знакомое лицо с обложки. Все честно, без обмана. Теперь ссылка: я хочу привлечь на отдых красивых молодых девушек-латиноамериканок. Флирт с инструктором подводного плавания для многих – притча во языцех. Дальше – психология. Маньяки действуют в пределах своей расы: черные тянут свою «серию», белые – белую.

– Мы будем говорить о маньяках?

– Поговорим о симпатиях. И тут я соглашусь с вашим выбором, положусь на ваш вкус и опыт. Присмотритесь к моим парням, понаблюдайте за ними, поснимайте их на камеру, пошелестите вечерок-другой снимками. И чувствуйте себя как дома, а не как на работе, – необязательно предложил Абрамов. – Думаю, это всем пойдет на пользу.

– Какие услуги предлагает ваш отель? – Ренникова подцепила вилкой румяный кусочек индейки и отправила его в рот. Запила глотком вина.

– Услуги самые разнообразные. Но наш конек – профессиональное отношение к воде, особенно – к подводному миру. Уверяю вас, ни в одном отеле мира вы не найдете лучших, чем мои парни, инструкторов.

– У вас небольшой отель, – Ренникова сделала плавный жест рукой. – Два корпуса на десять и сорок номеров. Расценки, как я поняла, соответствующие. Ваша задача – привлечь состоятельных клиентов, чтобы ваш бизнес удержался хотя бы на плаву?

Абрамов загадочно улыбнулся: «Я открыл отель с использованием шпионажа. Я думаю, он будет сильно популярен». Он фактически повторил за Китом Мэлтоном, автором нашумевшей книги «Ultimate Spy Book» («Самая полная книга о шпионах»), закончившим Академию морской пехоты.

– Мы работаем над проектом бизнес-туров, по индивидуальным заказам элиты, – ответил на вопрос Абрамов. – Это лучшее место как для спокойного отдыха, так и для деловых переговоров.

Нас устроят даже двухдневные туры.

– Я уловила вашу мысль. Сделать на ней акцент в рекламе? – Анна открыла рабочий блокнот и черкнула на чистой странице пару пометок.

– Небольшой, – согласился Абрамов, – еле уловимый, ненавязчивый, пикантный, как агатовая оборка на вашей голубой юбке. Как если бы итальянец говорил по-французски, соблазняя Кароль Буке. Если вы придержитесь этого стиля и в этом плане клиент разберется сам, то я вам обещаю большое будущее. В плане бизнеса.

– Я поняла. Где вы хотите разместить рекламу?

– Прежде всего в журналах, которые выходят в странах Латинской Америки. Колумбии – в частности. Я дам несколько названий. Вы свяжетесь с ними и разместите нашу рекламу.

– Почему латиноамериканские страны, если не секрет? И почему вы выделили Колумбию? Не потому ли, что она крупнейший экспортер полиграфической продукции?

– Там крутятся большие деньги, – ответил Абрамов. – А Колумбия привлекает хотя бы тем моментом, что для россиян является безвизовой страной. По прибытии получаешь разрешение на проживание сроком на три месяца и поэтапно продлеваешь до полугода. Единственная «виза» – это справка о прививке от желтой лихорадки.

– Обратная рокировка, – тонко заметила Ренникова. – Кажется, вы собираетесь наводнить Колумбию туристами, а не наоборот.

– Сегодня отдыхайте, – прервал разговор Абрамов, – а завтра…

10
Московская область, этот же день

Анастасии Свешниковой исполнилось пятьдесят четыре. Она была на десять лет моложе Юрия Брилева. Она ушла на пенсию в чине подполковника медицинской службы. Последним местом работы был 6-й Центральный военный клинический госпиталь на северо-западе столицы. Неподалеку от госпиталя, за Московской кольцевой дорогой, у нее была дача: десять соток и домик с узкими длинными окнами – чтобы воры не залезли в домик. Точнее, вандалы: нести оттуда было нечего. Они могли стащить разве что кровать и ватный матрас, старые этажерку, приемник и керамическую пепельницу. Садовый инвентарь хранился в душевой, за неприметной дверью, замаскированной под стену.

Свешникова проснулась среди ночи. Ей показалось, она услышала скрип двери. В дверном проеме она увидела сначала одну фигуру человека, потом другую. Закричать она не успела: один из нападавших накинул на ее голову халат, висевший на спинке кровати, и несколько раз обернул вокруг ее головы. Стащив жертву с кровати, он поволок ее к окну. Там он ударил ее головой о подоконник. Опустив обмякшее тело на пол, он освободил халат, расправил его и повесил на место.

Перед сном Анастасия Павловна читала книгу Жоржа Сименона «Мегрэ в Нью-Йорке». В пепельнице осталось несколько окурков. Один из нападавших выбрал не затушенный, а угасший окурок; очаг возгорания должен быть небольшим, чтобы его легко было установить. Он положил его рядом с подушкой и щелкнул зажигалкой. Сначала занялась простыня, потом вялый огонь переместился на подушку. Набирая силу, он подпалил матрас. Вата не горела, она тлела, распространяя удушливый дым. Уже через минуту в домике нечем было дышать.

Окна были закрыты. Дым повалил через дверные щели. Он нашел невидимые трещины в потолке и вырвался на чердак. Он закурился над крышей и придал домику сказочный вид. Вокруг него не хватало снега, саней, похрапывающего от нетерпения гнедого жеребца.

Женщина очнулась и закашлялась. Она судорожно втягивала в себя дым и выдыхала еще более жуткую смесь. Дым свистел и хрипел в горле. Она умирала, цепляясь за последнюю надежду. Сорвала занавеску, дотянувшись слабеющей рукой до ее нижнего края, стянула скатерть со стола, уронив пепельницу и книгу. Книга упала на пол и открылась на странице, которую Анастасия Павловна так и не успела прочитать:

«Я знаю, вы сочтете меня подлецом. И окажетесь правы: я и впрямь подлец. Я знал, что будет, и все-таки не смог удержаться».

Дыма было столько, что огонь погас. Лишь тлела и тлела вата. Соседи забили тревогу лишь под утро. Вначале появились пожарные и предварительно определили причину возгорания. Потом приехала милиция и «Скорая помощь». Они с большей точностью определили причину смерти бывшего военврача. А совместные выводы прозвучали как приговор: смерть из-за собственной неосторожности, по халатности.

11
Испания, 7 июня, вторник

Мягкий, словно оберегающий глаза, солнечный свет струился по каменной кровле террасы. Из нее открывался роскошный вид на голубую лагуну, обрамленную чистым белым песком, с неохотой отдающим свое тепло загорающим на пляже девушкам. Они отдыхают под звуки моря и доносящиеся из бара неаполитанские мелодии.

Лолита по гороскопу – Рыба. Девушка редко бывает веселой, чаще грустит. Оттого, наверное, ее смех необычно красив, в нем отчетливо звучит арфа. Николай Кокарев из той же водной стихии. И если Лолка вышла из воды подобно нимфе, то Николай вылез натурально раком.

– Вторая экспедиция в никуда, – проворчал он. – Вдруг меня убьют, а у меня дома дел невпроворот. Джеб, куда ты все время смотришь? – Не оборачиваясь, Кок указал большим пальцем за спину: – Одна девушка моя, а вторая уже давно не твоя. Только не говори, что Лолка часть твоей жизни и ты не можешь забыть ее… Ну все, немая сцена: «Герасим без звуковой карты». – Николай переключился на начальника. – Абрамов существо противное дальше некуда. Я по ночам его голос слышу: «Если ты парень башковитый – сам себе все добудешь. А дурак – хоть кристаллический шлем нацепи, все равно не поможет».

– Кок, заткнись, а? – лениво цыкнул на товарища Блинков. – Ты как парикмахер.

– Ну правильно! На художника каждый может рявкнуть.

Агентурная группа капитана Абрамова расположилась за продолговатым столом. Узорчатый навес защищал молодых людей от солнца. Эта терраса считалась административной частью отеля. Вход в нее один, из приемной патрона. Александр Абрамов вышел ненадолго, за что и поплатился.

– Знаете, что нам скажет Абрам на прощанье? – продолжал ворчать Кокарев. Он ткнул в газету, оставленную капитаном на столе, где прочел отрывок интервью с Кароль Буке: «В странах Латинской Америки пираний, анаконд и крокодилов больше, чем людей, а местные жители ведут настолько жалкое существование, что продают собственных детей либо бездетным иностранцам, либо сутенерам, либо торговцам органами». – А вот что нам скажет капитан: мол, обломитесь. И добавит: все не умирайте. Один должен пойти в качестве живого экспоната в музей ВМФ. Остальные – в воске.

Николай очень походил на пилота «Формулы-1» Ярно Трулли прической, резкими чертами, неуступчивостью. Коку редко удавалось быть впереди, и сам он порой называл себя аутсайдером.

Владимир Веселовский открыл иллюстрированный журнал-путеводитель, спонсируемый радиостанцией «Европа-Плюс», на странице, где в разделе «Проживание» не без гордости отметил отель «Берег мечты».

– Вы заметили, какая классная телка удостоила вниманием нашу «Мечту»? Какая кожа! Без изъяна.

– Кожа обезьяны, – по-своему истолковал Кок. – Видел я нашу рекламщицу. На пенсионерку тянет. Прячет в ночном столике средство для лечения анальных трещин. Голимая крольчиха. Труженица-дюраселл, блин.

– Нет, у нее классная кожа. Она поит ее термальной водой от Роше.

– Ну все, пацана поперло. Выйди из стресса, Весельчак, сходи в толчок, помассируй свою простату. Вы все чокнутые. И моя Ирка тоже свихнулась. Помешалась, блин, на «Дневниках Бриджит Джонс», запоями смотрит один и тот же фильм. Она возомнила себя Рене Зеллвегер! Но в ней, скажу вам честно, парни, многое от героинь Нонны Мордюковой. Знаете, как мы познакомились? А я вам скажу. Смотрю, скучает за столиком в кафешке аппетитная пышка. Подхожу, присаживаюсь, спрашиваю: «Как зовут-то тебя, рассыпчатая?» Она томно отвечает: «Рене». – «Ну надо же! Как мою прабабку. Ну ладно, как назвали, так и назвали. А меня Колином кличут. Чем занимаюсь? Наркотики продаю. Ну и по мелочам: генная инженерия, клонирование. Почему один? Семеро нас». А я тренировался накануне, Тимур мне фингал поставил. Она спрашивает: «А с глазом что не так?» – «На стройке заблудился, – отвечаю. – Смотрю, вываливается из темного подвала парень с арматурой. Ну, думаю, сейчас он мне дорогу к людям и покажет. Вижу, второй клон подтягивается, и тоже с прутком. Махнул – и мне прямо в глаз попал». Короче, хлебнул я первача и предлагаю подруге ночлег и трапезу получить у меня. Потом ее парень приходил со мной разбираться. На хакера похож: грустный, очки, бороденка.

– И парнем быть перестал он, – устало протянул Весельчак. Он направил бинокль в сторону женщины «с кожей без изъяна». Вовремя – он увидел, как неосторожным движением Анна Ренникова столкнула сотовый телефон со столика и этого не заметила.

– Ну все, – пробубнил «Трулли», провожая глазами Веселовского, – поплыл парняга! Пошел демонстрировать правила съема. Как белые карлики сливаются в экстазе. Отвратительное зрелище. Я скажу почему. Потому что белый карлик – очень старая звезда…

Очередной объект Владимира Веселовского отдыхал под тентом. Анна устроилась в удобном плетеном кресле. Ее элегантная накидка гармонировала с зелено-салатной скатертью столика и полосатой подушкой. Широкая соломенная шляпка и солнцезащитные очки скрывали ее глаза.

– Ваша «соковыжималка»? – спросил Весельчак, наклоняясь за мобильным телефоном клиентки. – Не против, если я внесу в него свой номер?

– Отвали, юноша, – холодно и с ленцой ответила женщина. Она на миг опустила очки на кончик носа, чтобы получше разглядеть этого высокого и мускулистого парня. Природа одарила Весельчака светлыми волосами и выразительными серыми глазами. У него были узкие бедра и широкие плечи. Сейчас он был одет в серую майку без рукавов, но с размашистым капюшоном. Он по привычке оттягивал майку, сунув большой палец в рукавный выем, демонстрируя накачанные грудные мышцы, шрам от пулевого ранения и пирсинг на соске.

– У тебя удивительные глаза, губы, – тут же отреагировал Весельчак. – Распишем вечерок под названием «Рандеву с королевой»? У самого синего моря – большая прогулка – голубая мечта. Попрыгаем с цветка на цветок. Я научу тебя состоянию невесомости.

– Мечтаешь? – спросила Анна.

– Где мечты, там дела.

– Боже, незабываемо…

– Сегодня вечером я приду сюда за запиской. В ней будет сказано, где ты оставила ключ от своего номера, и постскриптум: «Подожди, сразу не входи. Дай мне секунду, чтобы унять дрожь. Немного терпения, мой необыкновенный, и произойдет чудо».

Женщина хрипловато рассмеялась.

– Милый мальчик, если мне понадобится секс, я позову в номер пару блондинок. Я не люблю солнце, мне нравятся краски заката.

– Мне тоже нравится красное однотонное белье. Самое нижнее. Это будет прекрасный вечер вчетвером. Две блондинки против грязи. Они придут, даже если вы их не звали. Хочешь, я настрою твой телефон? Один длинный, два коротких – это звонок от меня. Так гудел «Титаник» перед отплытием. Уроним твое ожерелье в море?

– Тебя как зовут-то? – Анна сняла очки и не сдержала широкой улыбки. – Гель Против Угревой Сыпи?

– Для тебя я – Дельфин с мячиком.

Николай, не отрываясь от бинокля, комментировал:

– Смеется… Интересно, что он ей нашептал? Гад, он пересказывает ей мою лав стори!

– И чем ты недоволен? – спросил Тимур. – Предъяви ему, скажи, что ты теперь по-любому в доле.

– Рене Зеллвегер здесь, забыл? Чуть что: «Ах, ты не понимаешь, за что я на тебя обиделась? Ну тогда я тебе вообще ничего не скажу!» Надуется, замучишься сдувать. О, Весельчак кнопки на мобильнике жмет. Звонит, что ли, кому-то?

– Кок, тебе сколько лет? – спросил Джеб.

– Ну двадцать четыре. Хочешь сказать, что не тяну и на двадцать три?..

12
8 июня, среда

Анна Ренникова расположилась за столиком, укрытым от солнца полосатым «билайновским» тентом. Перед ней куча фотографий, пухлый блокнот с рабочими записями. Она берет то один, то другой снимок, подглядывает в наброски. Она мысленно выписывает характеры агентов Алекса Абрамова. Накануне она дала команду фотографам поснимать инструкторов, указав на них. Никого гримировать не надо. Снимки сделать в рабочей атмосфере, во время разговоров, обеда, на отдыхе.

Владимир Веселовский. Тип – мартовский кот. Он не придает особого значения нормам морали и этики. Он знает сладкий вкус легких побед. Слащав? Нет. Он похож на хоккеиста Сергея Федорова. Образ Веселовского скорее недоступный, чем наоборот, что приковывает внимание женщин, вызывает страсть, но в то же время недоступность, знание себе цены отталкивает слабый пол. Одним словом, знаменитость, пусть даже в образе. Для узкого круга фанатов конфетка. И неважно, что он по натуре кобель. Важно, что у него богатый выбор.

Николай Кокарев. Оболтус. Запросто может подменить Нагиева в его телепередаче. Можно послушать его, но через минуту все забудешь. Внешность… натурального морского разбойника. Эти длинные крашеные волосы, стянутые пестрой банданой, козлиная бородка. Постричь, побрить? Получится комикс. Анна Ренникова разобралась в безудержной болтовне Кока. Скорее всего, за ним закрепилась слава болтуна, и он уже не может отступить от этого клише, увязая все глубже и глубже.

Евгений Блинков. Тут есть над чем поразмышлять. Он сразу не бросается в глаза, на него обращаешь внимание в последнюю очередь, не замечая, что его образ немедленно отпечатался в сознании. Замкнут? Пожалуй, да. Но он не суров. Если Веселовский – отполированный кузов спортивной машины, то Блинков – ее двигатель. Красив. Необычайно смотрятся теплые морщины под глазами в сочетании с холодным подбородком. Взгляд уверенный. Опять же его теплоту слегка подмораживают его голубые глаза. Собственно, на всех снимках он разный. На одном фото он улыбается, отчего его лед тает. На другом снимке он по-деловому сосредоточен. В другом случае он недоволен вниманием фотографа. Он передает настроение. Оно переходит из одного снимка в другой. Небольшой фильм всего из нескольких фото. И никаких субтитров не требуется.

Тимур Музаев. Тип – спортсмен. За его спиной не море, не пальмы, не песок, а тренажерные залы, потертые маты, нервные тренеры. За ним – работа, непосильный труд. Он не передает настроение отдыха, не оттягивает на себя один очень важный момент: что его труд инструктора – это оборотная сторона клиента. На снимках он тяжел. Он не привлекает внимания. По сути, он – spoiler, разрушитель, и сам выглядит непривлекательно, и других заставляет выглядеть неважно. Если переиначить Абрамова, под одним из снимков Тимура можно сделать подпись: «За пять минут до решающего поединка».

Сергей Клюев. Трубач. Почему пришло такое определение? У него тонкие поджатые губы и близко поставленные глаза, словно он косит на ноты. Пожалуй, его тип – ястреб.

Анна не заметила, как с головой ушла в работу. Подача Абрамова оказалась голевой. А ведь он, черт возьми, прав! Нет в прошлых работах переднего плана, лиц, гипнотического взгляда кобры.

Ренникова пользовалась и другими данными Абрамова, которые можно было охарактеризовать как «привычки и пристрастия загадочной латиноамериканки». Данных было не так много, точнее, совсем мало. Любимый цвет – белый. Любимое блюдо – чоколате сантаференьо, горячий шоколад с сыром и хлебом. Любит море, обожает плавать. Два-три раза в году бывает в Картахене, облюбовав местный пляж Марбелья. На одном из крохотных островков Ислас-дель-Росарио у нее есть бунгало. Однажды была в Рио-де-Жанейро, пару дней провела в Ипанеме.

Не густо.

Сама Анна предпочла бы иной, более конкретный вопросник: какой тип мужчин, какую музыку она предпочитает. И так далее.

Кто остался? Михаил Чижов. Тип… Если отталкиваться от Клюева-ястреба, то Чижов – ворона. Черноглазый, кажется – раздражительный. Как говорят военные летчики: лишь одна птица умеет летать – ворона, остальные ей подражают. И вот в этом Чижов весь. На снимках он зажатый, нераскрытый, недовольный, он умеет лучше всех летать, но его полет для непосвященных – полет обычной вороны. В общем, тоже для узкого круга личность.

Анна убрала четыре снимка и остановилась на двух. Веселовский и Блинков. Она отчетливо увидела рядом с Весельчаком двух смазливых телок, готовых на все. А рядом с Блинковым… Да, она увидела Лолиту Иашвили. И он готов для нее на любые жертвы. Кажется, так, если Анна не ошиблась в своих наблюдениях. Но ее взгляды на личную жизнь двух этих людей не должны мешать работе.

Все, что она хотела увидеть, Анна увидела. Пора приступать к фотосессии.

Но прежде она выбрала из списка номер Веселовского, все-таки одержавшего очередную победу.

– Привет, Дельфин с мячиком! – поздоровалась она. – Кто ты сегодня? Кот, качающийся на качелях? Знаешь, котенок, я отбраковала тебя. Нет, в другом плане. Как насчет вечерней программы: грязи – парная – ритуальные танцы? Поищи сегодня записку на моем столике. Целую, пока.


Абрамов чувствовал себя в отеле полноправным собственником. Отчасти и он приложил руку к тому, чтобы его агентурная группа обреталась под столь оригинальной крышей.

Сейчас парни снова собрались за одним столом. Они внимательно слушают своего начальника, который пробует ответить на все накопившиеся вопросы. Кажется, у него это получается.

– …Можно сказать, что я хочу угадать. Но вернее – я хочу максимально приблизить цель. Пока что я работаю над тем, что есть. Играю с одной картой из тридцати шести, угадываю, какой масти будет вторая. Дальше дело встанет за достоинством карты. Пока вся колода не раскроется. Может вообще ничего не раскрыться, но пытаться надо. Можно сказать, я сам себе работу подвез. Она мне показалась сложной, потому и привлекла мое внимание. Знаете, как сказал Михаил Сергеич Горбачев: «Судьба действует как надо, а я ее насилую». Да, я буду рисковать людьми, затрачу часть средств, не зная, окупятся ли затраты. Наша работа – собирать информацию в месте, которое мы выбрали, и передавать ее в штаб, не заботясь о том, пригодится она там или нет. Что из того, что информация о пленнице была получена не здесь? Но ведь продолжение вылилось на эти берега. И кто знает, не докатится ли волна до тихоокеанского побережья Колумбии. Или берегов, омываемых водами Карибского моря… Теперь вы понимаете, с какой тщательностью штаб разведки подходит к спецоперациям. Из какого далека они берут свое начало. И все эти моменты важны, нет ни одного пустого хода. Впрочем, вы сами однажды прошли через это.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное