Михаил Мельтюхов.

Освободительный поход Сталина

(страница 4 из 38)

скачать книгу бесплатно

   В тот же день в Кишиневе от имени делегации, ездившей навстречу румынским войскам, было опубликовано сообщение, согласно которому «наступающие румыно-украинские войска, по заявлению командования, имеют целью исключительно охрану железных дорог, необходимых для русских, румынских и украинских войск, стоящих на фронте, и охрану складов и транспортов провианта, закупленного в пределах Бессарабии. Во внутренние дела румыны вмешиваться не будут, причем невмешательство гарантировано Францией и другими союзниками... Вопрос о вступлении румынских войск в Бессарабию решен русским, украинским и румынским командованием и союзниками. Слухи о том, что их кто-то призвал, – ложны. Ясская ставка не могла существовать без железной дороги, которая уже две недели занята большевиками, ничего не пропускающими на фронт. Вот причины вступления». Население призывалось к спокойствию и сдаче оружия, всем гарантировалась безопасность, «но при условии, если не будет выступления против румын. Всякое выступление будет жестоко наказываться» [75 - Александри Л.Н. Указ. соч. С. 80—81; Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 206—207.]. Конечно, это было всего лишь пропагандистское прикрытие. Как позднее заявил румынский министр Т. Ионеску, «говорилось, что войска вступили в Бессарабию для охраны воинских складов. Но весь мир знает, что войска, направленные в Бессарабию, были посланы для того, чтобы завершить, когда можно будет и как только можно будет, финальный акт присоединения Бессарабии. Такова истина» [76 - Лунгу В.Н. Указ. соч. С. 46—47.].
   10 (23) января румынские войска подошли к Кагулу и захватили его, учинив затем расправу с защитниками города. 11—12 (24—25) января после непродолжительного боя румыны заняли Болград. В это время разгорелись бои на подступах к Кишиневу, где советские отряды три дня отражали атаки румынских войск, двигавшихся со стороны Страшен и Ганчешт. Помощь от войск 6-й армии не подошла, поскольку отправка частей к Кишиневу была сорвана штабом Щербачева. В итоге 13 (26) января румынские войска заняли Кишинев, где началась расправа с участниками обороны. В тот же день СНК РСФСР постановил: «1. Все дипломатические сношения с Румынией прерываются. Румынское посольство и все вообще агенты румынской власти высылаются за границу кратчайшим путем. 2. Хранящийся в Москве золотой фонд Румынии объявляется неприкосновенным для румынской олигархии. Советская власть берет на себя ответственность за сохранность этого фонда и передаст его в руки румынского народа. 3. Восставший против революции бывший главнокомандующий Румынского фронта Щербачев объявляется врагом народа и ставится вне закона» [77 - ДВП. Т. 1. С. 89—90; Советско-румынские отношения. Т. 1. С. 19—20.]. 14 (27) января 1918 г. в Кишинев официально вступил генерал Броштяну и состоялся румынский военный парад, настороженно встреченный населением [78 - Сурилов А.В., Стратулат Н.П. О национально-государственном самоопределении молдавского народа. Против фальсификации современной буржуазной историографией советского научно-государственного строительства.
Кишинев. 1967. С. 51.].
   22 января (4 февраля) «ввиду того, что румыны обманным образом попали в Россию, оккупировали Бессарабию, разграбив в ней села и города, ввиду того, что Совет Народных Комиссаров, исчерпав все возможные средства, прервал всякие сношения с Румынией, ЦИК Румчерода постановил считать себя на положении войны с Румынией» [79 - За власть Советскую. С. 53—54.]. 24 января (6 февраля) войскам Румынского фронта и Одесского округа было приказано «немедленно оказывать вооруженное сопротивление румынским военным отрядам, вошедшим в Бессарабию, а также и во всякой другой местности при попытке румынских войск к разоружению советских войск либо захвату военного материала и снаряжения» [80 - Дектерев Л. «Румчерод» и организация Красной Армии//Гражданская война. Материалы по истории Красной Армии. Т. 2. М., 1923. С. 15—16, 28—29; За власть Советскую. С. 58—59.]. Из отходящих отрядов и частей Румынского фронта и местных добровольческих отрядов на подступах к Одессе началось формирование Особой армии (командарм – П.С. Лазарев), в состав которой вошли отдельные части и отряды из солдат 4-й и 6-й армий: 5-й и 6-й Заамурские конные полки, 1-й Днестровский пехотный полк, кавалерийский отряд Г.И. Котовского, три легкие батареи (12 орудий), гаубичный дивизион (11 орудий), броневой отряд, саперный батальон и мелкие части. Эти войска были сосредоточены в районе Тирасполя, в Парканах, Григориополе, Дубоссарах и Слободзее находились небольшие гарнизоны, а берег Днестра охранялся конными патрулями. Южнее от Чебручей (25 км южнее Тирасполя) до Черного моря был развернут отряд Армейского комитета 6-й армии. Всего в этих войсках насчитывалось около 5—6 тыс. человек (в том числе 1 500 штыков и 1 200 сабель) [81 - Какурин Н.Е. Как сражалась революция. Изд. 2-е. В 2-х тт. М., 1990. Т. 1: 1917—1918. С. 173.].
   Упорные бои развернулись у Бендер. К городу отходили советские войска из-под Кишинева, и формировались отряды из местного населения. Один из таких отрядов у деревни Кайнары взял в плен и разоружил румынский отряд в 844 человека, наступавший со стороны Рени. Когда 15 (28) января румыны подошли к Бендерам, на холмах, на северо-западе от города они были встречены отрядами самообороны, которые несколько дней отражали их атаки. Лишь 20 января (2 февраля) румыны захватили Бендеры, но борьба за город продолжалась. Участник обороны Бессарабии Е.Г. Василевский позднее вспоминал: «Мы принуждены были отойти на левый берег Днестра, где развернулись бои не только с румынскими захватчиками, но и с местной контрреволюцией и бандитизмом. К берегам Днестра стали прибывать красногвардейские отряды из Одессы и Николаева. Из местных рабочих и крестьян формировались вооруженные отряды для обороны советских рубежей от нашествия румынских бояр и петлюровщины... стягивалось вооружение, и уже к середине января 1918 года было предпринято наступление с целью освобождения Бессарабии» [82 - Березняков Н.В. Указ. соч. С. 126.]. Руководство Фронтотдела, Кишиневского и Бендерского Советов стягивало к Днестру новые силы.
   23 января (5 февраля) «румыны стали переправляться через Днестр на нашу сторону. Это послужило поводом, что между румынами и нашими войсками завязалась перестрелка. После маленького напора со стороны наших войск и при помощи нашей артиллерии [...] в 8 часов утра нам удалось занять город Бендеры. Румыны стали отступать быстрым темпом по направлению к Кишиневу» [83 - Дектерев Л. Указ. соч. С. 43.]. Партизанский отряд Котовского занял бендерскую крепость. Население города также поднялось против оккупантов. Однако, подтянув подкрепления, румыны вновь бомбардировали город и начали штурм. Артобстрел вызвал взрыв склада боеприпасов, и разлетающиеся от взрывов снаряды попали в эшелон с химическими снарядами. В этих условиях советские войска оставили город. Захватив 25 января (7 февраля) Бендеры, румыны перешли мосты и заняли на левом берегу Днестра несколько деревень. В этих боях в январе 1918 г. румынские части потеряли 141 человека (из них 3 офицеров) [84 - Stanescu M.C. Op. cit. P. 106.]. В городе оккупанты учинили грабежи и расправлялись с теми, кто поддерживал советские отряды. Из Бендер и окружающих сел в Румынию были вывезены запасы хлеба [85 - Борьба трудящихся Молдавии... С. 76—83.]. На фронте установилось неустойчивое равновесие. Румынское командование опасалось советского наступления, а советское – румынского удара в сторону Одессы. Поэтому при посредничестве иностранных консулов стороны пошли на переговоры и с 12.00 26 января (8 февраля) заключили перемирие на 48 часов.
   Наиболее упорное сопротивление румынам было оказано на юге Бессарабии, где также создавались отряды самообороны. 10 (23) января 1918 г. на экстренном заседании съезда крестьянских и рабочих депутатов городских самоуправлений Буджака, проходившем в Аккермане, было решено не признавать власти «Сфатул Цэрий» и бороться против оккупантов, вторгшихся на территорию Бессарабии. В Аккерманском уезде проводилась мобилизация. К вечеру 15 (28) января в Аккерман вступил отряд войск УНР, но на следующий день подоспевшие советские части вытеснили гайдамаков из города, отбросив их на 30—40 верст [86 - Там же. С. 109; Борьба трудящихся украинских Придунайских земель... С. 17—19.]. Получая подкрепления и боеприпасы из Одессы, защитники Аккермана смогли продержаться до начала марта 1918 г.
   Разногласия в Измаильском Совете привели к тому, что оборону города возглавил Союз фронтовиков, насчитывавший несколько сот солдат и матросов порта. Когда 21 января (3 февраля) румыны подошли к Измаилу, то они были встречены пушечным и ружейным огнем. Сопротивление защитников города было упорным. Но оккупанты стали стягивать в Килийское устье Дуная к Измаилу суда и начали обстрел города со стороны реки. Четыре дня у Измаила и в городе шли бои, лишь 24 января (6 февраля) румынам удалось захватить город. Ворвавшись в город, оккупанты учинили расправу над теми его защитниками, которые не успели или не пожелали уйти [87 - Мельник С.К. Указ. соч. С. 90—91.]. Защитники Измаила отступили вниз по Дунаю к Килии, где также создавались отряды самообороны. Помощь местному населению в обороне города оказали румынские моряки. Организованные революционным комитетом во главе с Г. Строичем, румынские солдаты и рабочие 14—15 (27—28) января захватили военные и гражданские суда румынского флота, находившиеся здесь, подняли на них красные знамена и помогали в течение 10 дней оборонять город. 25 января (7 февраля), после того как город был захвачен оккупантами, его защитники ушли в Одессу.
   Сильный отпор был дан оккупантам под Вилковом на Килийском гирле Дуная. Вечером 26 января (8 февраля) находившиеся в дозоре посыльные суда Дунайской флотилии обстреляли румынские посты в местечке Периправа. На следующий день румынские мониторы 2-й морской дивизии вели обстрел города и рейда, на котором находились транспортные суда. Канонерская лодка «К-15» открыла ответный огонь и в течение часа сдерживала натиск противника. За это время с рейда ушли вспомогательные суда, а другие канонерки заняли выгодные для стрельбы позиции. Огнем советских кораблей был поврежден один румынский монитор и сбит береговой корректировочный пункт, остальные корабли противника отошли вверх по Дунаю. 27—28 января (9—10 февраля) две русские канонерские лодки оказывали артиллерийскую поддержку отряду местной самообороны в Жебриянах. 30 января (12 февраля) в Вилково прибыл отряд из 200 балтийских моряков во главе с членом Верховной русско-румынской коллегии по румынским и бессарабским делам военмором А.Г. Железняковым. На следующий день был высажен десант на одном из островов в устье Дуная, что препятствовало использованию румынских кораблей и позволило организованно начать эвакуацию Вилкова. 15 февраля румынские части захватили Вилково, а Отряд речных сил Дуная начал переход в Николаев и Херсон. Из-за невозможности эвакуации на Дунае были оставлены подводная лодка № 3, речной заградитель «Одесса», тральщик «Юлия», 8 речных канонерок, посыльное судно и ряд вспомогательных судов [88 - Березняков Н.В. Указ. соч. С. 125—130; Боевая летопись Военно-Морского Флота, 1917—1941. М., 1992. С. 179—181.].
   На севере Бессарабии 22 января (4 февраля) части 1-й румынской кавдивизии были обстреляны на подступах к Фалештам, а генерал Скина, ехавший на автомобиле вместе со своим адъютантом, был взят в плен отрядом самообороны села Обрежа. Пленных собирались отправить в Бельцы, но подошедшие румынские кавалеристы освободили своего командира. В 15 часов того же дня румынские отряды были обстреляны пулеметно-артиллерийским огнем в 2 верстах к югу от г. Бельцы, что заставило их отойти. Ворвавшиеся в город по другой дороге конные разъезды противника были частично уничтожены, а частично отступили. Лишь к 15 часам 23 января (5 февраля) после ожесточенного боя в городе румыны заняли Бельцы, где начались аресты и расстрелы «неблагонадежных» элементов [89 - Борьба трудящихся Молдавии... С. 42—51; Иткис М.Б., Ройтман Н.Д. Борьба за власть Советов на севере Бессарабии (конец января – февраль 1918 г.)//Из истории революционного движения и социалистического строительства в Молдавии. Кишинев. 1960. С. 27—60.]. 24 января (6 февраля) в Сороки вступил румынский отряд, занявшийся реквизицией продовольствия. 30 января (12 февраля) Ямполь был занят дислоцированным в этом районе польским легионом, оказавшим поддержку румынам [90 - Борьба трудящихся Молдавии... С. 102—103.]. В середине февраля 1918 г. дивизия генерала Скины двинулась вдоль железной дороги на Единцы и Окницы. Оборонявшиеся здесь отряды, созданные из войск 8-й русской армии и за счет мобилизации местных добровольцев, были вынуждены постепенно отходить на северо-восток к Днестру [91 - Румынская точка зрения на военные действия в Бессарабии изложена в: Stanescu M.C. Op. cit. P. 98—128.]. После начала австро-германской интервенции на Украину войска 8-й армии, в которых преобладали демобилизационные настроения, стали отводиться на Екатеринослав.
   Со вступлением румынских войск в Бессарабию руководство «Сфатул Цэрий» почувствовало себя вне опасности. 24 января (6 февраля) была принята декларация, согласно которой МНР объявлялась «отныне и навсегда независимой», поскольку независимость объявила УНР, отрезав Бессарабию от России. «Сфатул Цэрий» объявлялся верховным органом страны, а правительство – Совет министров – создавалось им. Вновь заявлялось о скорейшем созыве Народного собрания и решении аграрного вопроса. Согласно декларации, «с прибытием на территорию нашей республики братских румынских войск в стране создалась обстановка, благоприятствующая мирному созиданию во всех областях. Румынские войска имеют своей исключительной целью охрану железных дорог и хлебных запасов для фронта. Другой цели румынские войска на территории Молдаванской Республики не имеют. Все слухи о том, что они пришли для завоевания нашей страны и для установления здесь своего управления, не верны...» Гарантией этого «служит поручительство Франции в согласии с Англией и Америкой, а также заявление представителей Румынии» [92 - Александри Л.Н. Указ. соч. С. 79—80; Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 208—209; Советско-румынские отношения. Т. 1. С. 20—22.]. Однако МНР так и осталась непризнанным государством.
   К началу февраля 1918 г. румынские войска заняли крупные города и железнодорожные станции Бессарабии. Центральные районы края были заняты 1-й кавалерийской (штаб – Бельцы) и 11-й пехотной (штаб – Кишинев) дивизиями, а южные районы – 2-й кавалерийской (штаб – Чимишлия) и 13-й пехотной (штаб – Болград) дивизиями [93 - Stanescu M.C. Op. cit. P. 124.]. Однако в сельских районах румынское присутствие было незначительно, и их власть никто не признавал. Отражением этой ситуации стал III Бессарабский губернский крестьянский съезд, открывшийся в Кишиневе 18 (31) января. Руководство «Сфатул Цэрий» надеялось подчинить съезд своему влиянию и добиться принятия резолюции с одобрением ввода румынских войск. Однако съезд высказался против интервенции и осудил действия «Сфатул Цэрий». Избранный президиум по поручению съезда обратился к представителям стран Антанты в Яссах с протестом против румынской оккупации. Узнав об этом, румынское командование 22 января (4 февраля) разогнало съезд, арестовав и расстреляв активно выступавших против оккупации 45 делегатов из 116 [94 - За власть Советскую. С. 63—65; Лунгу В.Н. Указ. соч. С. 55.].


   Тем временем изменилась ситуация на Украине и на начавшихся 9 (22) декабря 1917 г. переговорах о мире в Брест-Литовске, в ходе которых выяснилось, что общие декларации об отказе от аннексий и контрибуций никого не интересуют [95 - ДМИСПО. Т. 1. С. 192—194; ДВП. Т. 1. С. 59—61.]. Делегация Четверного союза настаивала на передаче 150 тыс. кв. км российских западных земель. Столь откровенно аннексионистская программа вынуждала советское правительство тянуть время. По требованию делегации Четверного союза 28 декабря (10 января 1918 г.) представители УНР были допущены на переговоры в Брест-Литовске. 20 декабря 1917 г. (2 января 1918 г.) СНК предложил Центральной раде начать переговоры об урегулировании отношений, которые так и не состоялись, поскольку Германия решила сыграть на противоречиях Петрограда и Киева. 11 (24) января 1918 г. УНР объявила о своей независимости, которая была тут же признана Германией. В итоге 27 января (9 февраля) был подписан мирный договор УНР со странами Четверного союза, согласно которому Киев получал Холмщину и должен был в первой половине 1918 г. поставить в Германию и Австро-Венгрию 60 млн пудов хлеба, 2 750 тыс. пудов мяса, 400 млн штук яиц и другие сельскохозяйственные товары и промышленное сырье. Заключив договор с УНР, Германия вечером того же дня выдвинула ультиматум о подписании советской делегацией предложенного ей мирного договора.
   В ответ на вечернем заседании 28 января (10 февраля) глава делегации Л.Д. Троцкий заявил, что Россия прекращает войну, но мира не подпишет, а армию демобилизует. Поначалу создалось впечатление, что страны Четверного союза молчаливо согласятся с этой советской формулой. Советская делегация покинула Брест-Литовск, а ставка главковерха отдала приказ о демобилизации армии. Однако расширение Гражданской войны на Украине и неудачи войск УНР привели к тому, что Центральная рада 30 января (12 февраля) обратилась за поддержкой к Германии. В этих условиях 18 февраля германские войска возобновили наступление по всему фронту [96 - Фельштинский Ю. Крушение мировой революции. Брестский мир: Октябрь 1917 – ноябрь 1918. М., 1992. С. 225—257.]. 24—28 февраля в наступление перешли и австро-венгерские войска, оккупировавшие в тот же день Новоселицу и Хотин. Вскоре они заняли станцию Окница, где вступили в контакт с румынскими войсками. По соглашению, заключенному между румынским и австро-германским командованием, северная часть Бессарабии (Хотинский и часть Сорокского уезда) была оккупирована австро-германскими войсками. Соответственно, генерал Скина получил приказ не занимать эту территорию и оставить в распоряжении австро-германской армии железную дорогу Черновицы—Новоселица—Окница—Могилев-Подольский. Через север Бессарабии на Киев двинулись войска 25-го армейского корпуса австро-германских войск, через центральные районы на Рыбницу, Бирзулу и Одессу – 27-го австро-венгерского корпуса, а через Бендеры на Одессу – 52-го германского армейского корпуса.
   В итоге советскому правительству пришлось 3 марта 1918 г. подписать в Брест-Литовске мирный договор, предложенный ей странами Четверного союза. Согласно договору РСФСР признавала независимость Финляндии и УНР и должна была вывести свои войска с их территории, а также из Эстляндии и Лифляндии. Западная граница Советской России устанавливалась по линии Рига—Двинск—Друя—Дрисвяты—Михалишки—Дзевинишки—Докудова—р. Неман—р. Зельвянка—Пружаны– Видомль [97 - ДВП. Т. 1. С. 119—204, 437—453; Савченко В.Н. Восточнославянско-польское пограничье 1918—1921 гг. (Этносоциальная ситуация и государственно-политическое размежевание). М., 1995. С. 95—102.]. Антанта не признала этого договора, и 6 марта 1918 г. английские войска высадились в Мурманске. К 3 марта германо-австрийские войска на Украине продвинулись до линии Каменец-Подольск—Винница– Черкассы—Киев и продолжали наступление.
   Пока румынские войска продолжали захват Бессарабии, Румыния вела переговоры со странами Четверного союза о мире. Имея почти 700-тысячную армию, состоявшую из 15 пехотных, 2 кавалерийских и 4 резервных дивизий, Румыния 15 (28) января 1918 г. сообщила странам Антанты о возможности заключения сепаратного мира. Естественно, союзники 20 января (2 февраля) уведомили ее о своей уверенности, что Румыния будет продолжать борьбу с общим врагом. 25 января (7 февраля) командующий германо-австрийскими войсками фельдмаршал А. Макензен потребовал от румынского правительства в четырехдневный срок сообщить о готовности вступить в переговоры о мире. В Яссах 26 января (8 февраля) было создано правительство генерала А. Авереску, а 1 (14) февраля в Бухаресте начались переговоры о мире. 18 февраля при личной встрече с Макензеном Авереску получил заверения в том, что румынскому королю ничто не угрожает, а Румыния сможет сохранить свои войска в Бессарабии. Одновременно румынской стороне были переданы предварительные условия мирных переговоров: 1. Не возобновлять войны со странами Четверного союза. 2. Уволить из румынской армии антантовских офицеров и принять германского офицера связи в румынском Генштабе. 3. Поддерживать вывоз сельскохозяйственных продуктов с Украины. 4. «Вся румынская армия получает свободу рук для операций против большевиков или против Петроградского правительства до тех пор, пока последнее не подпишет мира с центральными державами и Румынией. Она будет поддержана, если это станет необходимым с военной точки зрения, подразделениями союзных правительств» [98 - Нотович Ф.И. Бухарестский мир 1918 г. М., 1959. С. 136—137.].
   24 февраля состоялась первая официальная встреча делегаций сторон. Пытаясь добиться смягчения условий соглашения, румынская сторона ссылалась на то, что «историческое призвание румынского народа состоит и будет состоять в том, чтобы оставаться естественным валом между Карпатами и устьями Дуная против славянства» [99 - Там же. С. 149.]. Кроме того, румыны указали на то, что Бессарабия не может быть компенсацией за Добруджу, поскольку Румыния лишается выхода к морю. Но подобные заявления, конечно же, не повлияли на позицию делегации Четверного союза, которая потребовала от короля Фердинанда назначения прогермански настроенного А. Маргиломана премьер-министром ясского правительства. Однако пока румынское руководство решало, что делать дальше, истек срок германского ультиматума, и германское командование 28 февраля заявило о прекращении перемирия. Правда, оно согласилось продлить его на сутки, если Румыния согласится на немедленную демобилизацию 8 своих дивизий и на пропуск через Молдавию и Бессарабию германо-австрийских войск на Украину.
   В ответ румынская сторона 1 марта заявила о согласии на переговоры на основе взаимных уступок, но германская сторона выдвинула новый ультиматум, потребовав от Румынии до 12.00 2 марта безоговорочно принять все условия стран Четверного союза. В противном случае военные действия будут возобновлены. Поскольку положительный румынский ответ был получен позднее указанного срока, германская сторона 3 марта заявила о возобновлении военных действий, но, учитывая уже полученное согласие Румынии, страны Четверного союза потребовали до 12.00 5 марта подписать прелиминарный договор, новое соглашение о перемирии и окончательный договор на условиях Четверного союза. В итоге 5 марта 1918 г. в Буфте под Бухарестом был подписан прелиминарный договор между Румынией и странами Четверного союза, согласно которому:
   1. Румыния уступала Четверному союзу Добруджу.
   2. Державы Четверного союза обязывались предоставить Румынии торговый выход к Черному морю через Констанцу.
   3. Румыния в целом соглашалась на австро-венгерские требования исправления австро-венгерско-румынской границы.
   4. Румыния признала экономические требования.
   5. Румыния обязалась немедленно демобилизовать 8 дивизий и поручить проведение демобилизации румынскому и германскому командованию. Остальная румынская армия подлежала демобилизации после восстановления русско-румынского мира.
   6. Румыния согласилась на немедленный вывод своих войск с австро-венгерской территории.
   7. Румынское правительство обязалось всеми силами поддержать перевозку войск держав Четверного союза через Молдавию и Бессарабию в Одессу.
   8. Румыния обязалась уволить всех находившихся на румынской службе офицеров Антанты.
   9. Договор вступал в силу немедленно. Не позднее 14 дней Румыния обязана заключить окончательный мирный договор [100 - Там же. С. 135—161.].
   Тем временем успешное продвижение советских войск по Украине, образование в Одессе Верховной коллегии по борьбе с румынской и бессарабской контрреволюцией, в руках которой СНК РСФСР сосредоточил все вопросы внешней политики Одесского района, и прибытие в Одессу Х.Г. Раковского «с задачей погнать румынские контрреволюционные силы из Бессарабии и вызвать революционное движение в Румынии» [101 - Советско-румынские отношения. Т. 1. С. 25.], привело к тому, что 15 февраля переговоры с румынами были прерваны. Румынской стороне был предъявлен ультиматум о немедленной эвакуации из Бессарабии румынских войск, о выдаче всего захваченного ими русского военного имущества, о разгоне русских и прочих национальных контрреволюционных отрядов, о выдаче генерала Щербачева, о наказании виновников убийств и расстрелов русских военнослужащих. В противном случае, указывалось в документе, будут открыты военные действия «для защиты русской революции» [102 - Советские Россия – Украина и Румыния. С. 19.].


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное