Михаил Мельтюхов.

Освободительный поход Сталина

(страница 3 из 38)

скачать книгу бесплатно

   4 (17) декабря в Кишиневе при правительстве Молдаванской народной республики (МНР) было создано французское консульство во главе с Р. Сарре, заявившим о поддержке «Сфатул Цэрий» [36 - Дыков И.Г. Указ. соч. С. 103.]. Через него местному «правительству» 2 (15) января 1918 г. было передано письмо французского посланника в Румынии А. Сент-Олера, в котором сообщалось, что вступление румынских войск в Бессарабию соответствует интересам стран Антанты и «является исключительно военным мероприятием, имеющим целью обеспечить нормальное функционирование тыла русско-румынского фронта... Таким образом, ввод румынских войск не может иметь никакого влияния как на настоящее политическое внутреннее положение страны, так и влиять на политическую будущность Бессарабии» [37 - Манусевич А. История захвата Бессарабии Румынией//Исторический журнал. 1940. № 8. С. 87; Борьба за власть Советов в Молдавии. С. 270—271; Лунгу В.Н. Политика террора и грабежа в Бессарабии 1918—1920 гг. Кишинев. 1979. С. 46; Есауленко А.С. Указ. соч. С. 136; Голуб П.А. Указ. соч. С. 45; Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 208.]. Когда 24 января (6 февраля) 1918 г. это заявление было опубликовано, новый премьер-министр МНР Д. Чугуряну сопроводил его следующим выводом: «Таким образом, румынские войска пришли к нам не как завоеватели и враги, а как друзья народа» [38 - Голуб П.А. Указ. соч. С. 45.].
   10 (23) декабря 1917 г. в Одессе открылся II съезд Советов солдатских, рабочих и матросских депутатов Румынского фронта, Одесского округа и Черноморского флота (Румчерод) совместно с группой представителей от крестьян. Съезд поддержал образование и политику СНК в Петрограде и принял резолюцию о неподчинении Щербачеву и различным «национальным» комиссарам. Переизбранный ЦИК Румчерода был объявлен высшей советской властью на Румынском фронте [39 - Дыков И.Г. Указ. соч. С. 95—98; Борьба за власть Советов в Молдавии. С. 205—229.]. 15 (28) декабря в Кишиневе обосновался Фронтотдел Румчерода, который должен был создать ставку Румынского фронта, способствовать укреплению советской власти в Бессарабии и закрепить армии Румынского фронта на линии рек Прут и Дунай.


   В начале декабря 1917 г. отдельные румынские отряды начали захват приграничных сел Бессарабии. Так, в Леово для охраны хлебного склада по соглашению со ставкой Щербачева был введен небольшой румынский отряд, но местный Совет оказал ему отпор, и, потеряв офицера и 2 солдат, отряд отступил за р. Прут [40 - За власть Советскую. Борьба трудящихся Молдавии против интервентов и внутренней контрреволюции (1917—1920 гг.). Сборник документов и материалов. Кишинев. 1970. С. 13—14.]. Но 7 (21) декабря новый румынский отряд захватил Леово и потребовал выдать активистов, пригрозив расстрелять каждого десятого жителя. В конце концов члены исполкома местного Совета были арестованы и расстреляны [41 - Борьба трудящихся Молдавии... С.
19—20.]. Получив сообщение о событиях в Яссах и Леово [42 - Дыков И.Г. Указ. соч. С. 100—101; Большевики Молдавии и Румынского фронта в борьбе за власть Советов. С. 338—339; Борьба за власть Советов в Молдавии. С. 234—235.], СНК РСФСР 16 (29) декабря 1917 г. своей нотой запросил у Румынии более подробные сведения о происшедшем и предупредил, что не потерпит «никаких репрессий не только против русских, но и против румынских революционеров и социалистов» и «не остановится перед самыми суровыми мерами против контрреволюционных румынских заговорщиков, сообщников Каледина, Щербачева и Рады» [43 - ДВП. Т. 1. С. 66—67; Советско-румынские отношения. Т. 1. С. 11.]. 22 декабря (4 января 1918 г.) советское правительство решило усилить революционные части Румынского фронта, а главковерх Н.В. Крыленко приказал русским войскам отходить с территории Румынии в Бессарабию и «в случае столкновения с румынскими войсками прокладывать себе дорогу с оружием в руках» [44 - Виноградов В.Н. Указ. соч. С. 243; Борьба за власть Советов в Молдавии. С. 281—282.].
   В своей ответной ноте в Петроград румынское правительство заявило, что не располагает никакими сведениями о событиях в Леово, а события в Яссах представило как защиту румынского населения от грабежей самовольно уходящих с фронта русских войск, связи же с Украиной и Калединым объяснялись необходимостью закупок продовольствия для снабжения населения и войск, в том числе и русских [45 - Советско-румынские отношения. Т. 1. С. 12—13.]. 31 декабря (13 января 1918 г.) Петроград выразил протест в связи с арестами русских солдат в 49-й пехотной дивизии и потребовал «от Румынского Правительства освобождения арестованных, наказания произведших аресты, беззакония и бесчинные действия румынских властей и гарантий, что подобные действия не повторятся. Неполучение ответа на это наше требование в течение 24 часов будет рассматриваться нами как новый разрыв, и мы будем тогда принимать военные меры, вплоть до самых решительных» [46 - ДВП. Т. 1. С. 79; Советско-румынские отношения. Т. 1. С. 13—14.]. Поскольку румынское правительство не реагировало на эти протесты, в ночь на 1 (14) января 1918 г. в Петрограде был арестован состав румынского посольства во главе с послом К.И. Диаманди. Однако по требованию представителей всех иностранных посольств в Петрограде арестованные были на следующий день освобождены. Им вновь передали требование СНК РСФСР прекратить аресты и освободить русских солдат [47 - ДВП. Т. 1. С. 82—84; Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 196—197; Советско-румынские отношения. Т. 1. С. 14—17.].
   Политическое размежевание в войсках Румынского фронта привело к тому, что часть революционно настроенных частей отступила в Бессарабию. Со своей стороны, местные большевики 13 (26) декабря 1917 г. блокировали железные дороги, запретив провоз грузов в Румынию. Попытка «Сфатул Цэрий» взять железные дороги под свой контроль не удалась, так как молдавские солдаты отказались действовать против русских революционных частей. Тогда «Сфатул Цэрий» обратился к Щербачеву за поддержкой. Генерал приказал для занятия станций Липканы, Бельцы, Окница, Унгены, Кишинев, Бендеры, Раздельная, Одесса направить в Бессарабию части 7-й кавалерийской и 61-й пехотной дивизий, но этот приказ не был выполнен. В этих условиях «Сфатул Цэрий» еще 8 (22) декабря обратился к румынскому руководству с просьбой о военной помощи [48 - Дыков И.Г. Указ. соч. С. 93.]. Именно представитель «Сфатул Цэрий» из Леово ездил в Яссы и просил румынский Генеральный штаб снарядить военную охрану и направить ее в Леово. Ерхан убеждал депутатов «Сфатул Цэрий», что «опираться на молдавские части, которые у нас есть, мы не можем: они большевизированы. Единственный выход – ввод иностранных войск» [49 - Брысякин С.К., Сытник М.К. Торжество исторической справедливости. 1918 и 1940 годы в судьбах молдавского народа. Кишинев. 1969. С. 18—19.]. Крестьянская фракция «Сфатул Цэрий» высказалась в поддержку СНК РСФСР и даже направила 3 представителей в Петроград с предупреждением о подготовке румынской оккупации Бессарабии.
   Таким образом, внутреннее состояние «Сфатул Цэрий» не позволяет говорить о нем как о едином органе. Понятно, что в таких условиях сторонники сближения с Румынией должны были действовать втайне от остальных его членов. 14 (27) декабря представители «Сфатул Цэрий» в Яссах вновь обратились к Румынии за помощью. Они надеялись также получить помощь и от УНР. 19 декабря (1 января 1918 г.) на закрытом заседании «Сфатул Цэрий» было решено дать Совету генеральных директоров карт-бланш на приглашение иностранных войск. Правда, даже в Совете директоров не было единства по вопросу о том, кого именно следует пригласить. 21 декабря (3 января 1918 г.) в Яссы военному министру Румынии была отправлена телеграмма с просьбой прислать в Кишинев в распоряжение Совета директоров полк трансильванцев из Киева: «Согласно решению Генерального совета директоров Молдавской республики просим Вас распорядиться о срочной отправке в Кишинев полка ардяльцев» [50 - Голуб П.А. Указ. соч. С. 41.]. 22 декабря (4 января 1918 г.) Совет директоров обратился к французскому военному атташе при МНР полковнику д’Альбиа с предложением подготовить соглашение «о приглашении союзных атташе и присылке инструкторов для правильной организации войск республики» [51 - Борьба трудящихся Молдавии... С. 21—22.].
   Несмотря на все усилия и пропаганду дружбы с Румынией, МНП так и не удалось создать заметную поддержку этой программе среди местного населения. На выборах в Учредительное собрание за депутатов от МНП проголосовало всего 2,3% избирателей Бессарабии [52 - Дембо В. Указ. соч. С. 67.]. Даже солдаты-молдаване республиканской армии были настроены отрицательно к идее отделения от России. В Кишиневе ВРК Южного района и исполкомы Кишиневского и Бессарабского губернского Советов 24 декабря (6 января 1918 г.) создали Революционный штаб советских общереспубликанских войск Бессарабского района во главе с Е.М. Венедиктовым, которому подчинялись все советские отряды [53 - Дыков И.Г. Указ. соч. С. 110; Большевики Молдавии и Румынского фронта в борьбе за власть Советов. С. 366—367; Борьба за власть Советов в Молдавии. С. 244—245.]. 28 декабря (10 января 1918 г.) румынские и украинские части захватили Унгены, устроив расправу со сторонниками советской власти. 29 декабря (11 января) с ведома и разрешения «Сфатул Цэрий» в с. Лозово прибыли 40 офицеров и 20 солдат румынской армии якобы для закупки продовольствия [54 - За власть Советскую. С. 17.]. В тот же день «Сфатул Цэрий» решил пригласить румын для наведения порядка. Однако сведения об этом просочились в прессу и вызвали всеобщее недовольство. В этих условиях 1 (14) января 1918 г. Кишиневский Совет взял власть в свои руки, но «Сфатул Цэрий» не был разогнан. В течение января 1918 г. в неоккупированных районах Бессарабии установилась советская власть.
   1 (14) января 1918 г. Фронтотдел издал приказ № 1, в котором предписывал всем властям и учреждениям строго следовать его приказам, не исполнять приказы Центральной рады УНР, генерала Щербачева и других самопровозглашенных органов. Всем военным и почтово-телеграфным учреждениям Румынского фронта предписывалось эвакуироваться из Ясс в Кишинев, а органам снабжения фронта – в Бендеры и перейти в распоряжение Фронтотдела. Сформированные Фронтотделом отряды заняли вокзал и другие важные пункты Кишинева. Перед войсковыми комитетами ставилась задача восстановления армии для защиты «дела свободы... под началом Советской власти». От них требовалось «озаботиться прекращением отпусков, приостановкой национализации и демобилизации войск» [55 - Березняков Н.В. Борьба трудящихся Бессарабии против интервентов в 1917—1920 гг. Кишинев. 1957. С. 81—82; Большевики Молдавии и Румынского фронта в борьбе за власть Советов. С. 376—377.]. Сообщая о политическом и военном положении, начальник Революционного штаба Венедиктов предлагал СНК РСФСР обратиться «к правительству Молдавской республики, дабы оно отказалось от ввода румынских войск в Бессарабию». Со своей стороны, Революционный штаб был готов по указанию СНК воздействовать на молдавское правительство [56 - Большевики Молдавии и Румынского фронта в борьбе за власть Советов. С. 378—381; Борьба за власть Советов в Молдавии. С. 266—268.].
   24 декабря (6 января 1918 г.) военный министр Румынии генерал Янковеску приказал трансильванцам, находившимся под Киевом, двинуться по железной дороге в Кишинев, куда они и прибыли 6 (19) января около часа ночи. Узнав об этом, Кишиневский Совет и Фронтотдел направили на вокзал войска местного гарнизона. Пытаясь предотвратить разоружение трансильванцев, руководители МНР Инкулец и Ерхан явились на вокзал уговаривать солдат молдавского полка вернуться в казармы, утверждая, что трансильванцы якобы не имеют никакого намерения бороться против революционных организаций Бессарабии, а отправляются на фронт. Но солдаты не желали их слушать. После небольшой перестрелки трансильванцы, потеряв 5 человек убитыми, были разоружены и арестованы [57 - Борьба трудящихся Молдавии... С. 29—31; За власть Советскую. С. 23.].
   Тем временем еще 4 (17) января Румыния решила послать войска в Бессарабию. 5 (18) января украинские, а 6 (19) января румынские войска форсировали р. Прут и начали оккупацию Бессарабии. Направленные в Бессарабию румынские войска шли на Кишинев тремя отрядами. Один из них был задержан войсками Фронтотдела в Унгенах и выбит оттуда с большими потерями, а два других двинулись на Кишинев и к вечеру 6 (19) января прибыли к станции Гидигич. Румынские войска были встречены у Гидигича и Кожушны советскими отрядами и в два часа ночи 7 (20) января отступили в беспорядке по Страшенскому шоссе, преследуемые кавалерией, посланной Фронтотделом. Около деревни Трушены румынские части пытались свернуть на Ганчештскую дорогу, но, встреченные и здесь советским отрядом, повернули к станции Гидигич, а затем отступили в сторону Унген. В тот же день на станции Корнешты 4 эшелона румынских войск, которые сопровождал генерал Некрасов, посланный в Бессарабию в качестве уполномоченного Щербачева для того, чтобы он своим присутствием импонировал русскому населению, были окружены железнодорожным батальоном и частично взяты в плен, а частично отступили. На следующий день Некрасов и его адъютант были взяты в плен и расстреляны местным отрядом самообороны и отрядом солдат Румынского фронта.
   Железнодорожный путь из Кишинева на Страшены был разобран в нескольких местах. 8 (21) января ремонтирующий его отряд 2-го железнодорожного района столкнулся с эшелоном румынских войск. В ходе разгоревшегося боя было взято в плен 40 румынских солдат, а остальные отступили в сторону Унген. Пленные румынские солдаты рассказывали, что они не знали, куда их посылало командование, «что их ловили, насильно запирали в вагоны и отправляли, не объясняя куда и зачем» [58 - За власть Советскую. С. 23—24]. В ночь на 10 (23) января на юге Бессарабии, в Болграде, ВРК 6-й армии сумел разоружить прибывшую из Галаца румынскую роту [59 - Дыков И.Г. Указ. соч. С. 126.]. В итоге первое румынское вторжение было отбито, а Леово, Рени, Вулканешты и Кагул освобождены [60 - Борьба трудящихся Молдавии... С. 33—36; Березняков Н.В. Указ. соч. С. 109—112; Мельник С.К. Борьба за власть Советов в Придунайском крае и воссоединение с УССР (1917—1940 гг.). Киев. Одесса. 1978. С. 88—89; Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 203—205.]. После первых побед Фронтотдел доносил Румчероду, что «армия в порядке. Опасности нет. Сила в Бессарабии наша. Национально-политические организации без исключения признали верховной властью фронта Фронтотдел. Фронтотдел послал ультиматум и протест румынам по поводу ввода войск и ликвидации ставки. Румыны отступают» [61 - Борьба трудящихся Молдавии... С. 35—36.].
   6 (19) января стало выясняться, что руководство «Сфатул Цэрий», которое на словах заявляло о непричастности к организации интервенции, на деле активно помогало румынам. На заседании президиумов местных Советов и Центрального молдавского военно-исполнительного комитета при обсуждении вопроса об интервенции стало известно, что три генеральных директора «Сфатул Цэрий» ездили в Яссы вести переговоры с румынским правительством о вступлении румынской армии в Бессарабию. Собравшиеся осудили их действия и предложили Инкульцу и Ерхану подписать телеграмму Щербачеву с категорическим требованием о выводе румынских войск из Бессарабии и прекращении интервенции, на что им пришлось согласиться, опасаясь обвинения в пособничестве интервентам. В адрес румынского правительства и генерала Щербачева была направлена телеграмма: «Протестуем против ввода на территорию Молдаванской республики румынских войск. Категорически требуем приостановить посылку войск и немедленно отозвать те войска, которые уже введены. Введение румынских войск в Бессарабию грозит ужасами гражданской войны, которая уже началась. Русские войска должны пропускаться беспрепятственно» [62 - Там же. С. 30—33; Голуб П.А. Указ. соч. С. 44.].
   Фронтотдел организовал оборону Кишинева. Были открыты военные склады, оружие из них было роздано населению, из которого создавались отряды Красной гвардии. В ночь на 7 (20) января Кишинев был объявлен на военном положении и оцеплен войсками Фронтотдела, который объявил вне закона «Сфатул Цэрий», директоров, руководителей националистических организаций и офицеров контрреволюционных молдавских полков и решил разогнать «Сфатул Цэрий» [63 - Дыков И.Г. Указ. соч. С. 121—123.]. Однако в тот же день с помощью французского военного атташе и главы Союза земельных собственников Бессарабии помещика П.В. Синадино руководители «Сфатул Цэрий» отправили своих посланцев в Яссы с просьбой о помощи. Из города скрылись и некоторые генеральные директора [64 - Там же. С. 124.]. Опасаясь арестов, депутаты «Сфатул Цэрий», «притаившись по углам, из безопасного далека наблюдали за развернувшимися историческими событиями» [65 - Виноградов В.Н. Указ. соч. С. 262.]. Обращение к правительству Румынии о вводе войск в Бессарабию было фактически делом частных лиц. Поездка в Яссы этих директоров, их письма и телеграммы о вводе оккупационных войск в Бессарабию были нужны румынскому правительству для того, чтобы перед лицом западноевропейского общественного мнения показать, что румынские оккупационные войска пришли в Бессарабию якобы по зову «законного» правительства. Соответственно, 12 (25) января Румыния уведомила США, что по соглашению с «правительством Молдавской республики Бессарабии и генералом Щербачевым и чтобы не дать армии умереть с голоду», румынские войска заняли эту область [66 - Там же. С. 262.].
   Убедившись, что малыми силами занять Бессарабию не удастся, 7 (20) января 1918 г. румынское командование с согласия представителей Антанты отдало приказ войскам перейти реку Прут в нескольких пунктах и вступить в Бессарабию. На следующий день 11-я пехотная дивизия под командованием генерала Е. Броштяну перешла Прут между Унгенами и Леово, заняла Унгены, Кайнары, Поганешты и двинулась на Кишинев. На юг Бессарабии, через Кагул, двигалась 13-я пехотная дивизия. Между ними двигалась 2-я кавалерийская дивизия. Одновременно 1-я кавалерийская дивизия под командованием генерала М. Скины двинулась на север Бессарабии. 12 (25) января все эти дивизии были объединены в 6-й армейский корпус под командованием дивизионного генерала Г. Истрати [67 - Stanescu M.C. Armata Romana si unirea Basarabiei si Bucovinei cu Romania. 1917—1919. Constanta. 1999. P. 109.]. По пути румынские войска захватывали железнодорожное хозяйство и продовольственные склады, разгоняли Советы и крестьянские комитеты и расстреливали их членов, реквизировали у крестьян запасы продовольствия. Все это вызвало у населения ненависть к оккупантам и их местным приспешникам.
   Реакция бессарабского населения на происходившие события прекрасно видна из решения съезда крестьянских депутатов Бельцкого уезда. 14 (27) января съезд принял резолюцию: «Принимая во внимание, что в краевой орган „Сфатул Цэрий“ вошли не представители всего трудящегося народа, в большинстве состав „Сфатул Цэрий“ состоит из помещиков, ведущих явно империалистическую политику, II конгресс крестьянских депутатов Бельцкого уезда постановил:
   1. Не признавать власть «Сфатул Цэрий», который не выражает волю трудящегося народа, и арестовать виновных членов.
   2. Признать во всей стране власть Советов, представленную Советом Народных Комиссаров, как власть, защищающую интересы всего трудящегося народа.
   3. Организовать власть Советов из представителей крестьян, солдат и трудящихся.
   4. Не отделяться от России, а идти с ней рука об руку со всем русским народом, для устранения всех врагов народа, кем бы они ни были.
   5. Переизбрать членов всех организаций, начиная с сельских и городских комитетов до губернских организаций включительно, которые выступают против трудящегося народа.
   6. Обсуждая всю опасность, грозящую революции и завоеванным свободам, которая происходит от вторжения румын в границы русской республики на бессарабскую территорию, послать делегатов в Петроград... с просьбой оказать нам помощь в деле защиты страны.
   7. Просить правительство Народных Комиссаров категорически протестовать перед румынским правительством против грубого вмешательства чужой страны в наши внутренние дела.
   8. Обязать настоящий конгресс послать в остальные уезды Бессарабии людей для сообщения наших решений с просьбой присоединиться к нашей резолюции...»
   Съезд занялся организацией обороны от оккупантов. Было решено вооружить крестьян и создать отряды крестьянской молодежи, а для этого выдать оружие сельским комитетам для распределения среди населения. С целью предотвращения возможности информирования румынского командования со стороны враждебных элементов, съезд постановил выключить все телефоны у помещиков и установить контроль над телефонной станцией [68 - Дыков И.Г. Указ. соч. С. 132—133.]. Практически во всех населенных пунктах Бессарабии создавались отряды самообороны [69 - Борьба трудящихся Молдавии... С. 38—40.].
   Тем временем в Одессе 7 (20) января 1918 г. пленум ЦИК Румчерода постановил «считать себя на положении войны с Румынией, объявить мобилизацию добровольческих отрядов и трансп[ортной] флотилии в Одессе и Тираспольском, Херсонском, Аккерманском, Бендерском и Одесском уездах... Принять меры к интернированию румынских подданных и секвестру румынского имущества» [70 - Борьба трудящихся украинских Придунайских земель за социальное и национальное освобождение, 1918—1940 гг. (Сборник документов и материалов) (далее – Борьба трудящихся украинских Придунайских земель...). Одесса. 1967. С. 13—14.]. Однако на следующий день Румчерод вновь обсуждал вопрос о борьбе с интервентами и, пытаясь разрешить конфликт мирным путем, вынес решение потребовать от правительства Румынии вывести свои войска из Бессарабии. 10 (23) января ЦИК Румчерод сообщил СНК РСФСР, что «румынские войска вторглись в пределы Российской республики, заняли пограничные пункты Кагул и Леово, сделали попытку [захватить] Кишинев и некоторые станции Бендеро-Унгенской линии. Вступили в бой с нашими частями. Таким образом, румынское правительство, не объявляя официально войны, начало враждебные военные действия против Российской Федеративной республики». В тот же день заявление с требованием «немедленного вывода всех войск из пределов Российской Федеративной республики» и предоставления русским войскам Румынского фронта беспрепятственного «выхода в полном вооружении и со всем имуществом из пределов Румынии, согласно приказу главковерха» было передано румынскому консулу, а также английской и французской миссиям в Одессе [71 - Дыков И.Г. Указ. соч. С. 128—129; Борьба за власть Советов в Молдавии. С. 282—283; Борьба трудящихся Молдавии... С. 59—60.]. На следующий день румынский консул сообщил Румчероду, что ему неизвестно о вступлении румынских войск в Бессарабию, а консулы стран Антанты заявили, что русско-румынские отряды посланы в Бессарабию для охраны военных складов [72 - Дыков И.Г. Указ. соч. С. 129—132; Борьба трудящихся Молдавии... С. 60—62.]. Стало ясно, что с захватчиками придется сражаться. Не порывая переговоров с консулами, Румчерод занялся организацией войск для обороны Бессарабии.
   Со своей стороны, румынские интервенты также пропагандировали версию о том, что они пришли в Бессарабию для охраны находящегося здесь продовольствия, якобы закупленного Румынией в России для снабжения Румынского фронта. 12 (25) января командующий румынской армией генерал К. Презан издал воззвание о том, что его войска вступили в Бессарабию по приглашению «Сфатул Цэрий», чтобы обеспечить перевозку провианта для снабжения русских и румынских войск на Румынском фронте. В воззвании заявлялось, что слухи о том, будто румынское правительство хочет оккупировать Бессарабию, отнять у крестьян землю, а у всего народа – политические и национальные права, полученные в результате революции, не соответствуют действительности. «Объявляю вам во всеуслышание, что румынское войско не желает ничего другого, как только установлением порядка и спокойствия, которое оно вносит, дать вам возможность укрепить вашу автономию и ваши свободы, как вы сами решите. Румынское войско не обидит ни единого жителя... какой бы национальности и какой бы религии он ни был. Немедленно, по установлении порядка и спокойствия и как только будут гарантии, что воровство, грабежи и убийства не возобновятся, воины румыны возвратятся к себе домой» [73 - Советские Россия – Украина и Румыния. Сборник дипломатических документов. Харьков. 1921. С. 81—82; Березняков Н.В. Указ. соч. С. 119.]. А в воззвании генерала Скины указывалось, что румынские воины выполняют «миссию мира, имеющую целью свободу, равенство и братство» [74 - Брысякин С.К., Сытник М.К. Указ. соч. С. 8—9.].


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное