Михаил Мельтюхов.

Освободительный поход Сталина

(страница 1 из 38)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Михаил Иванович Мельтюхов
|
|  Освободительный поход Сталина
 -------


   Сыну


   Ни пяди ни врагу, ни другу!
 Н.М. Карамзин

   Как и большинство других районов Земли, Бессарабия – так с XIX века называлась территория, расположенная между Днестром, Прутом, Дунаем и Черным морем, – в своей истории пережила немало крутых перемен. Сменяя друг друга, там жили киммерийцы, скифы, сарматы, геты, кельты и карпы, южная часть края некоторое время входила в состав Римской империи, здесь находилось государство готов, прошли гунны, кочевали болгары, авары, венгры, печенеги и половцы, вдоль рек расселялись славяне. Междуречье Прута и Днестра входило в состав Киевской Руси, его северная часть – в Галицко-Волынское княжество. С XIII в. эти районы принадлежали Золотой Орде, а затем, во второй половине 40-х гг. XIV в., попали в вассальную зависимость от Венгрии.
   Постепенно между Карпатами и Днестром сложилось Молдавское княжество, включавшее и северную часть Бессарабии, которое в 1359—1365 гг. освободилось от венгерской зависимости. По мере ослабления Золотой Орды южные районы прутско-днестровского междуречья с начала XV в. вошли в состав княжества, которое с 1387 г. стало вассалом Польши. Лишь устье Дуная с расположенным здесь портом Килией оставалось ареной ожесточенной борьбы между Генуей и Венецией, а затем – между Молдавией и Валахией. В 1465 г. молдавский господарь Стефан III Великий окончательно закрепился в Килии. Тем временем усиление Османской империи привело к тому, что с 1456 г. Молдавское княжество стало ее данником. Причем зависимость постепенно усиливалась, а попытка освободиться от турецкой дани, предпринятая в 1473—1478 гг., не удалась. В ходе начавшейся войны примыкающая к Черному морю часть междуречья Прута и Днестра (Буджак) с Килией и Аккерманом в 1484 г. была присоединена к турецким владениям. С 1478 г. Молдавское княжество возобновило выплату дани Османской империи, а с 1501 г. стало ее вассалом, сохранив внутреннюю автономию. Позднее, в конце XVI – начале XVII в., отдельные районы Бессарабии с центрами в Тигине (Бендерах), Измаиле, Рени и Хотине были присоединены к Османской империи, став своеобразными форпостами турецкого владычества в регионе.
   Связи Молдавского княжества с Россией носили в основном церковный и изредка династический характер (в частности, сын Ивана III был женат на дочери Стефана III Великого). Лишь в середине XVII в. с воссоединением Украины с Россией молдавские господари решили использовать контакты с Москвой для освобождения от Османской империи. В феврале 1654 г. в Россию был направлен посол с просьбой о принятии Молдавии в русское подданство. Русское правительство поддержало эту идею, начались переговоры об условиях, на которых княжество было готово войти в состав России.
Однако Русско-польская и Русско-шведская войны не позволили реализовать эти планы. В 1674 г. Молдавия вновь просила Россию о помощи в освобождении от османского господства и вступлении в российское подданство. В тогдашней международной ситуации Москва заняла осторожную позицию, хотя и обещала определенную военную помощь. Новые обращения в Москву последовали в 1684 и 1698 гг.
   Тем временем Россия все более втягивалась в борьбу с Османской империей за выход к Черному морю, что способствовало сохранению прорусской ориентации молдавской элиты. В 1711 г. Петр I предложил молдавскому господарю Д. Кантемиру «Диплом и пункты», согласно которым Молдавское княжество принималось в российское подданство, а престол господарей закреплялся за родом Кантемира. Однако неудача Прутского похода не позволила реализовать это соглашение, а Молдавское княжество фактически лишилось автономии. Последующие Русско-турецкие войны 1735—1739 и 1769—1774 гг. велись в том числе и на территории Молдавии, усиливая русское влияние в Карпато-Дунайском регионе. В это же время на Балканах усиливалось влияние Австрийской империи, ревниво следившей за успехами русских войск на Дунае и оказывавшей дипломатическую поддержку Османской империи. Поэтому, когда в 1770 г. Молдавия вновь обратилась в Санкт-Петербург с просьбой об установлении русского протектората над княжеством, России пришлось ограничиться обещанием покровительства Дунайским княжествам, которое было закреплено в Кючук-Кайнарджийском русско-турецком мирном договоре 1774 г. Соответственно молдавская элита продолжала предлагать Санкт-Петербургу принять Молдавию в российское подданство с сохранением определенной автономии.
   В мае 1775 г. Австрийская империя добилась от Стамбула передачи ей за нейтралитет в прошедшей Русско-турецкой войне северо-западной части Молдавского княжества – Буковины. В 1779 г. в Дунайских княжествах были созданы русские генеральные консульства, наблюдавшие за выполнением Османской империей взятых на себя обязательств в отношении этих территорий. Постепенно русской дипломатии удалось добиться формализации автономии княжеств и ее расширения. По итогам Русско-турецкой войны 1787—1791 гг. Россия получила левобережье нижнего течения Днестра и стала непосредственным соседом Молдавского княжества, элита которого не переставала обращаться в Санкт-Петербург с просьбами о помощи и покровительстве. Новая Русско-турецкая война 1806—1812 гг. обострила вопрос о судьбе Дунайских княжеств, занятых русскими войсками. Местные власти вновь просили принять их в российское подданство. 30 сентября (12 октября) 1808 г. Александр I добился от Наполеона I письменного согласия на присоединение этих территорий к России. Однако начавшиеся с 1809 г. русско-турецкие переговоры о мире показали, что Стамбул не спешит соглашаться с тем, что «княжества Молдавия и Валахия вместе с Бессарабией присоединяются на вечные времена к империи Всероссийской, так что отныне впредь река Дунай пребудет границею между империею Всероссийской и Портой Оттоманскою».
   Ухудшение русско-французских отношений требовало прекращения войны с Османской империей. Победа русской армии под Слободзеей оживила переговоры, тем более что Россия решила умерить свои требования «одною Молдавиею с Бессарабиею. Ежели турецкие министры будут крайне затруднены уступкою всего княжества, то довольствоваться определением границы по реке Серет, продолжа оную по Дунаю до впадения его в Черное море». Но все же Стамбул отказался от соглашения. Тогда 22 марта (3 апреля) 1812 г. Александр I уведомил командующего русскими войсками на Дунае генерала от инфантерии М.И. Кутузова о возможности в самом крайнем случае «заключить мир, положа Прут, по впадении оного в Дунай, границею». В итоге 16 (28) мая 1812 г. в Бухаресте был подписан мирный договор, согласно которому в состав России входило междуречье Прута и Днестра до Килийского устья Дуная. До того центральная и северная части Бессарабии входили в состав вассального Молдавского княжества, а южные районы с городами Бендеры, Аккерман, Измаил, Каушаны были владениями Османской империи.
   В 1813 г. в Бессарабии было создано областное правительство с участием местных бояр и русских чиновников. 17 (29) апреля 1818 г. был издан «Устав образования Бессарабской области», согласно которому при назначаемом Санкт-Петербургом полномочном наместнике учреждался Верховный совет, обладавший высшей административной и судебной властью. Областные и местные органы власти по-прежнему находились в руках молдавских бояр. 17 (29) февраля 1928 г. «Устав» был отменен и Бессарабия вошла в состав Новороссийского генерал-губернаторства. Тем временем согласно Аккерманской русско-турецкой конвенции от 25 сентября (7 октября) 1826 г. внутренняя автономия Дунайских княжеств была восстановлена, а после Русско-турецкой войны 1828—1829 гг. по Адрианопольскому мирному договору еще больше расширена, в частности из них были выведены турецкие войска. Одновременно к России была присоединена дельта Дуная. До 1834 г. Молдавия и Валахия оставались занятыми русскими войсками и управлялись генерал-губернатором П.Д. Киселевым, чья деятельность была направлена на сближение княжеств между собой и проведение некоторых реформ управления.
   Вновь вопрос о принадлежности территорий в устье Дуная встал во время Крымской войны 1853—1856 гг., в ходе которой на стороне Османской империи против России выступили Англия, Франция и Сардинское королевство. Согласно Парижскому мирному договору 1856 г. Россия уступала Османской империи дельту Дуная и Южную Бессарабию, которая в административном плане включалась в состав вассального Молдавского княжества, не являвшегося в то время субъектом международного права. Согласно договору русский протекторат над Дунайскими княжествами был заменен коллективным протекторатом 7 держав (Англия, Франция, Австрия, Россия, Пруссия, Османская империя и Сардиния) и подтверждалась их автономия в составе Османской империи. В 1859—1861 гг. на основе объединения Валашского и Молдавского княжеств возникло новое государство – Объединенные княжества Молдавия и Валахия, которое с 1862 г. приняло название Румыния, – также находившееся в вассальной зависимости от Османской империи.
   В условиях нового обострения обстановки на Балканах и Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. возник вопрос о возвращении России Южной Бессарабии. Согласно прелиминарному Сан-Стефанскому договору от 19 февраля (3 марта) 1878 г. в обмен на возврат России Южной Бессарабии Румыния, чья независимость признавалась Османской империей, получала Северную Добруджу с Констанцей. Однако румынское правительство заявило, что не признает акт, «заключенный без нас, против нас и к нашему ущербу». Соответственно, пытаясь сохранить Южную Бессарабию и получить Северную Добруджу, Бухарест обратился к великим европейским державам, но конкретных обещаний добиться не удалось. В итоге Берлинский конгресс (1 (13) июня – 1 (13) июля 1878 г.) признал независимость Румынии при условии, что она примет санкционированные конгрессом территориальные изменения (Южная Бессарабия менялась на Северную Добруджу, при этом дельта Дуная оставалась за Румынией) и обеспечит равноправие всех населявших ее народов и религиозных конфессий [1 - История Молдавской ССР. В 2-х тт. Т. 1: С древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической революции. Кишинев. 1965; История Молдавской ССР. В 6-ти тт. Т. 1: Первобытнообщинный строй. Переход к классовому обществу. Формирование феодальных отношений. Образование Молдавского государства. Кишинев. 1987; Краткая история Румынии. С древнейших времен до наших дней. М., 1987. С. 5—220; Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии: Документы и материалы. М., 1996. С. 5—167; Гросул В.Я. Возвращение на Дунай//Военно-исторический журнал. 2003. № 4. С. 62—67.].
   Признание независимости Румынии со стороны великих европейских держав растянулось до 1880 г., когда она была признана Германией, Англией и Францией, добивавшихся экономических уступок с ее стороны. 14 марта 1881 г. Румыния стала королевством, а на следующий год начала пропагандировать среди населения австро-венгерской Трансильвании идею единения румын в одном государстве. Недовольство Бухареста Францией и Россией привело его к ориентации на Германию, которая смогла примирить Австро-Венгрию и Румынию. В итоге 18 (30) октября 1883 г. в Вене был подписан тайный румынско-австро-венгерский союзный договор сроком на 5 лет с возможной автоматической пролонгацией на 3 года. В тот же день к этому договору присоединилась Германия, а 3 (15) мая 1888 г. – Италия. Фактически речь шла о союзе против России, в случае разгрома которой Румыния должна была получить Бессарабию [2 - Агаки А.С. Присоединение Румынии к Тройственному союзу//Проблемы внутри– и внешнеполитической истории Румынии нового и новейшего времени. Кишинев. 1988. С. 152—178.].
   Постепенно идея создания «Великой Румынии» путем присоединения территорий Южной Добруджи от Болгарии, Трансильвании и Буковины от Австро-Венгрии и Бессарабии от России стала главной целью румынской внешней политики. В условиях раскола Европы на два военно-политических блока Бухарест заигрывал то с одним, то с другим. Новый кризис на Балканах позволил Румынии реализовать часть своих территориальных притязаний. В ходе Первой Балканской войны (9 октября 1912 г. – 30 мая 1913 г.) Греция, Черногория, Сербия и Болгария отвоевали почти все европейские владения Османской империи, но раздел между победителями завоеванных территорий привел ко Второй Балканской войне (29 июня – 10 августа 1913 г.), в ходе которой Черногория, Сербия, Греция и Османская империя воевали против Болгарии. В этих условиях Румыния потребовала от Болгарии за свой нейтралитет в Первой Балканской войне Южную Добруджу и 10 июля начала против нее военные действия. Один корпус занял территорию Южной Добруджи, а главные силы румынской армии стали практически беспрепятственно наступать на Софию. Уже 29 июля Болгария прекратила сопротивление, и по подписанному 10 августа Бухарестскому договору Румыния закрепила за собой Южную Добруджу. В итоге всех этих событий отношения Румынии со странами Тройственного союза охладели и началось сближение со странами Антанты.
   В преддверии и в начале Первой мировой войны страны Тройственного союза предлагали румынскому руководству за участие в войне на их стороне Бессарабию, а страны Антанты – Трансильванию, Банат и часть Буковины. Однако Румыния не торопилась со вступлением в войну, довольствуясь прибылями от активизировавшейся в условиях войны внешней торговли. По мере затягивания войны противоборствующие группировки продолжали борьбу за вовлечение румынского государства в войну на их стороне. К лету 1916 г. стало ясно, что страны Четверного союза (Германия, Австро-Венгрия, Болгария и Османская империя) вряд ли смогут выиграть войну, кроме того, успехи русских войск на Восточном фронте создавали впечатление скорого выигрыша войны Антантой. В этих условиях Бухарест добился от стран Антанты согласия на присоединение к Румынии после победы в войне южной части Буковины до р. Прут, всей Трансильвании до р. Тисса, всего Баната до р. Дунай и сохранения Южной Добруджи. На этих условиях 4 (17) августа 1916 г. было подписано соглашение о присоединении Румынии к Антанте.
   В антантовских штабах рассматривалось два основных варианта использования румынской территории в стратегических целях. Первый предусматривал встречный удар из Добруджи и от Салоник с целью вывода из войны Болгарии, а затем Османской империи. Второй вариант исходил из возможности движения через Трансильванию в центральные районы Австро-Венгрии. Это требовало сосредоточения на юге значительной группировки русских войск, которые могли бы по территории Румынии обойти укрепленные полосы австро-германских войск. Как ни странно, оба эти варианта по настоянию англо-французского руководства были отклонены, и Румынии предоставили возможность в одиночку атаковать Австро-Венгрию, лишь в Добруджу был введен небольшой корпус русских войск.
   14 (27) августа 1916 г. Румыния объявила войну Австро-Венгрии, а на следующий день румынские войска перешли в наступление в Трансильвании, которое продолжалось до 13 (26) сентября. За это время командование Четверного союза смогло перебросить против Румынии войска с других театров военных действий и перейти в наступление как в Трансильвании, так и с территории Болгарии. Уже к 14 (27) октября была занята большая часть Добруджи. Тем временем в Трансильвании австро-германские войска все успешнее теснили румынские армии и к 10 (23) ноября вышли на фронт Рымник– Слатина—Каракал. 21 ноября (4 декабря) австро-германские войска заняли Бухарест и, наступая вниз по Дунаю, к концу года вышли на линию Фокшаны – устье Дуная. Русское командование было вынуждено, спасая союзника, перебросить в Румынию 35 пехотных и 13 кавалерийских дивизий, что составляло свыше 1/3 соединений действующей армии. Таким образом, вступление Румынии в войну лишь ухудшило обстановку на Восточном фронте, удлинив его почти на 500 км [3 - Виноградов В.Н. Румыния в годы первой мировой войны. М., 1969. С. 31—190; Нарцов В.Н. Дипломатическая борьба вокруг вступления Румынии в первую мировую войну//Барнаульский государственный педагогический институт. Ученые записки. Т. 19. Вопросы новой и новейшей истории. Барнаул. 1972. С. 63—86; Мировые войны ХХ века: В 4 кн. Кн. 2: Первая мировая война: Документы и материалы. М., 2002. С. 404—409.].
 //-- * * * --// 
   Общая динамика русско-румынских отношений в конце XIX – начале XX века определялась прежде всего различным статусом обоих государств на международной арене. Российская империя являлась великой державой, а Румыния – одной из балканских стран, чье влияние на международную ситуацию ощущалось лишь на региональном уровне. Понятно, что в этих условиях территориальные устремления румынской элиты в отношении России оставались в лучшем случае беспочвенными мечтаниями. Однако в условиях начавшейся в феврале 1917 г. революции и распада Российской империи эти притязания вдруг оказались вполне достижимыми. О том, как удалось Румынии оккупировать и аннексировать Бессарабию, какие последствия это имело для советско-румынских отношений межвоенного периода и как был решен бессарабский вопрос летом 1940 г., и рассказывает эта книга.
   В определенном отношении бессарабский вопрос носил уникальный характер, поскольку эта территория была единственной из всех утраченных на западе Российской империи земель, отторжение которой никогда не признавалось советским правительством. Кроме того, румынская интервенция 1918 г. была не только самой первой, но и самой долгой интервенцией в истории Советского государства. Поэтому советская историография, посвященная советско-румынским отношениям межвоенного двадцатилетия, могла гораздо более свободно и четко говорить о реальных интересах Советского Союза в бессарабском вопросе. Освобождение от румынской оккупации территории Бессарабии всегда признавалось основной целью Москвы. Однако, поскольку бессарабский вопрос носил все же локальный характер и не мог оказать решающего влияния на советскую внешнюю политику в целом, в отечественной историографии внешней политики СССР сложилась довольно оригинальная картина. Если все прочие государства в своей международной политике руководствовались собственными интересами, то Советский Союз занимался лишь тем, что демонстрировал свое миролюбие и боролся за мир. В принципе, конечно, признавалось, что у СССР также есть собственные интересы, но обычно о них говорилось столь невнятно, что понять побудительные мотивы советской внешней политики было практически невозможно.
   Однако отказ от такого идеологизированного подхода делает советскую внешнюю политику столь же понятной, как и политику любой другой страны. Рассмотрение международной ситуации в рамках историко-политологического анализа развития систем международных отношений показывает, что советское руководство в начале 1920-х гг. столкнулось со сложной, но довольно традиционной проблемой. В годы Революции и Гражданской войны Советская Россия утратила завоеванные Российской империей позиции на международной арене и территории в Восточной Европе. По уровню своего влияния в Европе страна оказалась отброшенной на 200 лет в прошлое. В этих условиях советское руководство могло либо согласиться с региональным статусом СССР, либо вновь начать борьбу за возвращение в клуб великих держав. Сделав выбор в пользу второй альтернативы, советское руководство взяло на вооружение концепцию «мировой революции», совмещавшую новую идеологию и традиционные задачи внешней политики по усилению влияния страны в мире. Стратегической целью внешней политики страны стало глобальное переустройство системы международных отношений, что делало основными противниками Англию, Францию и их союзников.
   Конечно, на фоне столь серьезных внешнеполитических целей проблема территориального размежевания с Румынией имела сугубо подчиненное значение. Однако следует помнить, что бессарабский вопрос оказывал заметное влияние на отношения Советского Союза со странами Восточной и Юго-Восточной Европы. Это же, в свою очередь, оказывало определенное влияние и на взаимоотношения Москвы с великими державами. В советской исторической литературе бессарабский вопрос исследовался преимущественно в дипломатическом аспекте, военным же событиям, за исключением румынской оккупации края в начале 1918 г., уделялось несравнимо меньшее внимание [4 - См., например: Березняков Н.В. Борьба трудящихся Бессарабии против интервентов в 1917—1920 гг. Кишинев. 1957; История Великой Отечественной войны Советского Союза. В 6 т. Т. 1: Подготовка и развязывание войны империалистическими державами. М., 1960. С. 278—282; История Молдавской ССР. Т. 2: От Великой Октябрьской социалистической революции до наших дней. Кишинев. 1968; Борьба трудящихся Бессарабии за свое освобождение и воссоединение с советской Родиной (1918—1940 гг.). Кишинев. 1970; Копанский Я.М., Левит И.Э. Советско-румынские отношения 1929—1934 гг. М., 1971; Колкер Б.М., Левит И.Э. Внешняя политика Румынии и румыно-советские отношения (сентябрь 1939 – июнь 1941). М., 1971; Лазарев А.М. Молдавская советская государственность и бессарабский вопрос. Кишинев. 1974; История второй мировой войны 1939—1945 гг. В 12 т. Т. 3: Начало войны. Поготовка агрессии против СССР. М., 1974. С. 369—371; Шевяков А.А. Советско-румынские отношения и проблема европейской безопасности 1932—1939. М., 1977; Репида А.В. Образование Молдавской ССР. Кишинев. 1983; Лазарев А.М. Год 1940 – продолжение социалистической революции в Бессарабии. Кишинев. 1985 и др.]. Ныне, когда историк не связан обязательными идеологическими догмами и стали доступны многие архивные документы, имеется возможность более всесторонне исследовать эту проблему, показать, как советские дипломатические шаги подкреплялись военными мерами в 1919 г. и особенно летом 1940 г. Поэтому одной из целей данного исследования является более подробное и систематическое описание бессарабской кампании Красной армии 1940 г. на основе доступных архивных документов.
   Эта проблема сохраняет актуальность еще и потому, что в румынской историографии существует обязательное единомыслие по вопросам отношений Румынии с Российской империей и СССР. В наиболее общем виде румынская версия изложена в интервью президента Румынии И. Илиеску: «В восприятии румын укоренился образ России как оккупанта. Ведь Румыния имела несчастье находиться на перекрестье интересов трех империй – Оттоманской, Австрийской и потом Российской. Все они пытались оккупировать румынские провинции. В 1812 году Россия отрывает от Молдовы половину ее территории и превращает ее в российскую губернию – Бессарабию. Тем не менее, румыны участвовали в антиосманской войне 1877 года, в которой и Россия воевала за нашу независимость от Турции. Правда, в знак признательности Россия вновь оккупировала территорию, которую Румыния получила после Крымской войны (три уезда на юге Бессарабии). Потом был 1940 год и пакт Риббентропа—Молотова, по которому СССР опять занимает румынскую территорию, причем не только Бессарабию, но и север Буковины, который никогда не принадлежал России или СССР... Все это осталось в памяти румын. Но сейчас мы не выдвигаем ни к кому территориальных претензий. Мы выступали и выступаем за развитие отношений и с Республикой Молдова, и с Украиной. А с Россией мы должны отложить в сторону все обиды, включая недовольство русских и украинцев участием румынской армии в войне на стороне Германии» [5 - Московские новости. 2003. № 24. С. 14.]. Как правило, для обоснования этой трогательной версии румынские авторы всячески фальсифицируют реальные исторические события.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное