Михаил Жданов.

Моссад: один против всех. История и современность израильской разведки

(страница 2 из 10)

скачать книгу бесплатно

   Все знали, у Перкинса есть одно хобби. Он любил на маленьком личном самолете совершать полеты над территорией Палестины. Летал полковник низко, над самыми кронами деревьев. В один из весенних дней 1936 года самолет Перкинса рухнул на апельсиновую рощу неподалеку от Яффы, сам полковник погиб. Комиссия, расследовавшая катастрофу, вынесла вердикт: в двигателе свернулось некачественное масло, из-за чего произошла остановка мотора. На самом деле катастрофа была устроена Рувеном: именно его агент смог пробраться на аэродром и вылить в двигатель самолета полковника несколько сырых яиц. Через полчаса после запуска мотор заклинило, и самолет рухнул с малой высоты прямо на деревья.
   Таких операций на счету службы «Шаи» было множество. Чтобы рассказать обо всех, надо писать отдельную книгу. А нам предстоит двигаться дальше – на фронты Второй мировой войны…


   Когда Британия вступила в войну с Третьим рейхом, еврейская община Палестины увидела в этом поистине уникальный шанс. Шанс получить независимость, помогая англичанам. Правда, в Лондоне сначала весьма скептически отнеслись к подобной помощи. Но только до поры до времени. В 1939 году немцы разгромили Польшу. В 1940 году заняли Норвегию, Данию и Францию, а бронетанковые части Роммеля отправились в Северную Африку. Весной 1941 года в нацистскую сферу влияния вошли Югославия, Албания и Греция. Дела у англичан шли все хуже и хуже. Более того война вплотную подобралась к Палестине. Танковые части немецкого Африканского корпуса рвались в Египет, грозились перерезать Суэцкий канал. На севере, в Сирии и Ливане, находилась французская администрация, открыто сочувствовавшая Германии. На востоке, в Ираке, Рашид Али поднял антибританский мятеж и клялся в верности Третьему рейху.
   Да и в самой Палестине земля горела под ногами у британских властей. Арабы с большой симпатией относились к немцам. Они знали, Гитлер ненавидит евреев и мечтает их извести. Арабы вполне разделяли эти взгляды. Великий муфтий Иерусалимский, один из главных мусульманских авторитетов, посетил Берлин. Там его приняли по первому разряду, как главу иностранного государства. Заверениям в дружбе не было конца. Британцы всерьез опасались повторения восстания 1936 года. В любом случае, никто не сомневался, если бы Роммель прорвался в Палестину, арабы встретили бы его с ликованием. И в этой ситуации колониальная администрация решила, как за соломинку, ухватиться за предложенную евреями помощь. В общей сложности в британскую армию вступило около двадцати тысяч палестинских евреев. Многие из них составили так называемую Палестинскую бригаду, которая сражалась с Роммелем в Африке, а потом на Западном фронте. Именно героизм бойцов этого подразделения помог выиграть решающее сражения у Эль-Аламейна.
   Бойцы «Хаганы» сражались не только на фронте, но и в тылу противника. Палестинскими евреями была укомплектована добрая половина разведывательно-диверсионных групп англичан.
Так, в 1944 году 26 еврейских парашютистов были заброшены в немецкий тыл на Балканы. Судьба их оказалась трагична: большинство погибло. Впрочем, львиную долю диверсантов ждала та же участь: выполнив задание, им предстояло умереть. Выбраться с занятой врагом территории представлялось нереальным, а пойманных евреев немцы в большинстве случаев расстреливали на месте без суда и следствия.
   Одной из самых выдающихся операций «Хаганы» стала в этот период ликвидация немецкой агентурной сети в Иерусалиме. Адмирал Канарис, начальник знаменитого абвера, уделял Палестине большое внимание еще до войны. В 1938 году сюда направили майора Отто Лангемарка, с заданием создать резидентуру на Ближнем Востоке. Лангемарк действовал под маской добродушного торговца, и раскусить его сразу евреям не удалось. В лице германского майора Шилой столкнулся с равным противником. Немцу удалось не только опереться на поддержку арабов, но и завербовать агентов в еврейской среде. Ходят слухи, что даже среди ближайших сподвижников Рувена были люди, работавшие на Абвер. Шилоя, по всей видимости, спасло только то, что он никому не доверял.
   В 1941 году, когда Рашид Али поднял мятеж в Багдаде, Лангемарку отдали приказание всеми средствами поддержать его. Майор сумел организовать отправку повстанцам значительной партии оружия, но операцию засекла служба «Шаи». Еврейские разведчики начали распутывать нить, которая привела в арабское подполье. Некоторое время противники находились в одинаково патовой ситуации: у каждого из них были агенты в окружении другого. Понимая, что процесс может затянуться надолго, а медлить нельзя, Шилой решил разрубить гордиев узел. Весной 1942 года «Хагана» нанесла мощный силовой удар по немецкой агентуре: в течение двух дней в Иерусалиме гремели взрывы и звучали выстрелы. Рувен сыграл ва-банк, понимая, что рискует вызвать арабское восстание. Но он выиграл: примерно половина агентуры Лангемарка была ликвидирована. Некоторых взяли живыми и применили к ним не совсем цивилизованные методы допроса, проще говоря, пытки. К слову сказать, использованием пыток израильские спецслужбы не гнушались и в дальнейшем. В конце концов какой-то араб «раскололся», назвав Лангемарка в качестве одного из главных немецких резидентов. Над жизнью немецкого майора нависла смертельная угроза. Спасло его только то, что Шилою было не до конца ясно, является ли Лангемарк главой немецкой резидентуры или всего лишь одной из «шестерок» – так искусно маскировался подчиненный Канариса. Короче говоря, в «Шаи» решили взять немца под контроль, чтобы не упустить более крупную рыбу. Почувствовав неладное, майор бесследно исчез (хотя мы с ним еще обязательно встретимся на страницах этой книги). Немецкая разведывательная сеть в Палестине прекратила свое существование. К слову сказать, действовавшая параллельно британская контрразведка так и не смогла вычислить немца.
   Тем не менее, полного успеха «Шилой» не добился. Ведь цели своей деятельности он характеризовал следующим образом:

   Наша конечная задача – это создание еврейского государства на древней палестинской земле, земле наших предков. Именно ради этой цели, и ни ради какой другой, мы сотрудничаем сегодня с британцами. Эта работа уже принесла свои плоды: по крайней мере, англичане перестали поддерживать арабов и оставили нас в покое. Но мы нуждаемся в большем. Мы хотим, чтобы британские власти признали «Хагану» и общались с нами как с равными. Без этого любая борьба теряет всякий смысл.

   Но Бен-Гуриону не удалось добиться решения этой важнейшей задачи. Не потому, что он был плохим государственным деятелем, а просто в силу того, что англичане не считали нужным уступать Палестину кому бы то ни было, и евреи в этом отношении были для них ничем не лучше немцев. Шилой понял – и после поражения Германии борьба будет продолжаться. Борьба, целью которой станет провозглашение государства Израиль.


   В 1945 году в Европе наконец наступил мир. В Палестине же никакого мира не предвиделось. Окончание войны многие народы колоний, в том числе арабы и евреи, связывали с надеждой на обретение независимости. Когда выяснилось, что англичане и не думают уходить со Святой земли, разочарование сторон было ужасающим.
   И арабы, и евреи решили независимо друг от друга пойти одним и тем же путем. Встать на путь террора. По всей Палестине гремели взрывы, совершались убийства, действовали арабские и еврейские боевики. Ряды «Хаганы» постоянно пополнялись за счет новых переселенцев из Европы и Америки. В конце концов британские власти вынуждено признали, что не в состоянии справиться с кризисом в Палестине. Вопрос о Святой земле вынесли на рассмотрение ООН, которая решила, что здесь будут существовать два государства – арабское и еврейское. Это решение так никогда и не было выполнено.
   В 1947 году англичане ушли из Палестины, скорее с облегчением, чем с грустью. И уже на следующий день в стране вспыхнула гражданская война. «Хагана» впервые за долгие годы смогла выйти из подполья и действовать открыто. Соответственно, ее разведывательным подразделениям тоже пришлось немало постараться.
   30 июня 1948 года «Шаи» канула в прошлое. Израильская разведка прошла глубокую реорганизацию. Теперь ее возглавил Иссер Беери – личность не менее знаковая, чем Рувен Шилой. Беери родился в 1901 году в Польше, которая тогда числилась составной частью Российской империи. Сначала семья жила неплохо, и особых причин покидать насиженное место у них не было. Но прошла Первая мировая война, Польша получила независимость и стала откровенно антисемитским государством, где всех не-поляков, особенно евреев, ущемляли в правах и преследовали. В Советскую Россию семья переезжать не хотела, поскольку ценила свободу предпринимательства. В Западной Европе и США новые еврейские переселенцы не особенно требовались. Соответственно, оставался один путь – в Палестину, куда Беери в конце концов и переехал в 1921 году. Поначалу он жил в одном из многочисленных киббуцев, затем переехал в город. В деятельность «Хаганы» Иссер включился довольно поздно, в 1938 году, но быстро достиг высот. В этом ему помогла невероятная жестокость, с которой он действовал, она же помогала избегать ошибок и провалов. Беери не жалел ни своих, ни чужих, к врагам он мог хладнокровно применять самые страшные пытки, чтобы получить требуемую информацию. В частности, в 1942 году один из схваченных им немецких агентов в течение двух суток подвергался самым страшным мучениям, которые только мог изобрести человеческий ум: его сажали в бочку с ледяной водой, выкручивали суставы, снимали ногти, ломали кости, жгли углями, били током. В конечном счете он не выдержал пыток. Судя по некоторым данным, именно этот агент сдал Лангемарка.
   После назначения главой спецслужб Беери не оставил своих привычек. Он сразу же с рвением взялся за выявление предателей в собственных рядах. Надо сказать, понятие «предатель» в Хагане трактовали очень широко. Так, например, еврейская женщина, вступавшая в связь с англичанином, считалась предательницей и могла быть казнена без суда и следствия. Вскоре Беери подвернулся прекрасный повод для того, чтобы продемонстрировать свои способности… Капитан Меир Тубянски являлся одним из ветеранов «Хаганы». Это был веселый и общительный человек, на счету которого, тем не менее, накопилось немало заслуг. В частности, он вел разведывательную деятельность среди британских военных и добывал множество ценной информации, которую другими путями было бы просто не достать. Естественно, это требовало установления особо доверительных отношений с британцами. Тубянски часто встречался с английскими офицерами, неоднократно участвовал в их дружеских попойках.
   Но годы британского господства закончились, началась гражданская война. В нее тут же вмешались окрестные арабские государства. Армией одного из них, Иордании, командовали английские офицеры, в недавнем прошлом друзья Меира. С некоторых пор командиры «Хаганы» стали отмечать невероятную точность иорданской артиллерии: она всегда била по подразделениям молодой израильской армии так, как будто четко знала об их местонахождении. Ни один самый засекреченный маневр не удавалось скрыть. Естественно, это навело руководство Израиля на мысль о шпионе. Бен-Гурион лично вызвал к себе Беери и устроил ему разнос. Глава спецслужбы, который не мог вынести подобного позора, тут же развил бурную деятельность. Схватили первого попавшегося, им оказался Тубянски, и тут же припомнили ему и попойки с британскими офицерами, и дружеские отношения администрацией. Никто даже не задался вопросом, откуда капитан получает информацию, причем такую полную и оперативную, и каким образом переправляет ее через линию фронта. Суда как такового не было, Меира фактически тут же линчевали, так и не дав ему ничего сказать в свое оправдание. Говорят, перед смертью капитан попросил: «Я двадцать два года прослужил в „Хагане“, позвольте мне хотя бы написать письмо сыну». Но даже этого ему не разрешили.
   Спустя несколько недель выяснилось, что Тубянски ни в чем не виновен. Его вдове принесли извинения и постарались побыстрее замять неудобное дело. Но тут же начали новое, против Иегуды Амстера, обычного частного предпринимателя. Амстер жил в Хайфе и являлся владельцем небольшой фирмы, занимавшейся услугами такси. В его распоряжении находилось всего несколько такси. Наверное, Иегуда был бы совершенно ничем не интересен Иссеру Беери, если бы не одно обстоятельство: он являлся другом детства тогдашнего мэра Хайфы Аббы Коуши. Коуши подозревали в связях с криминалом, но это, простите за тавтологию, было еще не самое криминальное в глазах радикальных сионистов. Дело в том, что мэру удавалось поддерживать в многонациональной Хайфе мир и порядок довольно необычными для тех мест методами – он старался проводить как можно более мягкую политику, сглаживать, а не обострять противоречия. Руководители Израиля, в первую очередь сам Бен-Гурион, считали это дурным примером. Арабов надо уничтожать, а не мириться с ними! Чтобы получить компромат на мэра Хайфы, Беери хватает его друга и бросает в тюрьму.
   Амстер просидел за решеткой несколько месяцев. Его имущество конфисковали, ему неоднократно угрожали расстрелом (и даже несколько раз инсценировали расстрел), вырывали зубы, поджаривали пятки и вкалывали различные препараты. Беери фальсифицировал улики и предъявлял их как неопровержимые доказательства того, что предприниматель занимался шпионажем в пользу арабов. Такие же показания, только в отношении мэра Хайфы, он пытался выбить и из Иегуды Амстера. К чести последнего, он так и не сломался под пытками, и через несколько месяцев его выпустили, так и не предъявив никакого официального обвинения.
   А еще пару месяцев спустя Беери сняли со своего поста. Официально это было связано с убийством Касема, араба-агента, которого начальник разведки якобы заподозрил в том, что он ведет двойную игру, и потому предпочел убрать. Утверждать, будто это убийство настолько переполнило чашу терпения Бен-Гуриона, что он приказал разжаловать и судить Беери – смешно. Во-первых, сам Бен-Гурион вовсе не невинной овечкой, боявшейся крови. По его личному распоряжению убито немало арабов. Во-вторых, преемники Беери взяли его методы на вооружение, и до сих пор убийства и пытки занимают почетное место в арсенале израильской разведки.
   В чем же тогда дело? У меня есть версия, которая помогает объяснить эти очевидные противоречия. Отметим, что Беери был снят после того, как устранил якобы предателя. Следовательно, Касем предателем не был. Получается, Беери убрал надежного агента, поставщика ценной информации. Конечно, вполне возможно, он сделал это по ошибке. Двинемся дальше – к делу капитана Тубянски. Вас не удивляет та поспешность, с которой расстреляли ни в чем не повинного военного? Прибавьте к этому обстоятельство, что настоящего предателя так и не смогли найти. Два факта вместе взятые (а кто знает, сколько таких фактов еще скрыто под завесой тайны) дают основание предполагать, что предателем… был сам Беери! Именно он располагал доступом к информации самого высокого уровня и мог передавать арабам ценные сведения. Именно в его интересы входило уничтожение успешно работавших агентов – ведь, в конце концов, они могли невольно разоблачить его самого!
   Видимо, в деле Касема Беери сработал слишком грубо и попал под подозрение. Узнал ли Бен-Гурион всю правду до конца, мне неизвестно. В любом случае израильский лидер оказался перед непростым выбором. Признать, что начальник его разведки являлся вражеским шпионом, значило бы нанести страшный удар по моральному состоянию народа. Следовательно, факт следовало скрыть. Оставалось одно: судить Беери якобы за допущенные ошибки и упрятать в тюрьму.
   Новым шефом разведки стал все в том же 1948 году Хаим Герцог. Впрочем, особой славы он тоже не снискал. Но об этом дальше…


   Хаим Герцог, ставший сущим проклятием израильской разведки, родился все в той же Польше в 1918 году и был, таким образом, на целое поколение младше своего предшественника. На момент назначения он уже несколько лет работал в «Шаи». Во всех служебных характеристиках, которые на него составлялись, в числе положительных качеств отмечались в первую очередь исполнительность и преданность делу. Немного поправлю: скорее можно говорить о преданности не делу, а начальству. Герцог буквально ел вышестоящих глазами, выполнял любые их распоряжения и демонстрировал безусловную лояльность. Именно за эту лояльность его, собственно говоря, и продвигали наверх. Начальство обожало пусть недалекого, зато преданного и исполнительного помощника. Беери в свое время назначил его первым заместителем. Так и получилось, что Хаим Герцог неожиданно для себя оказался главой спецслужбы, которому предстояло не выполнять чьи-то указания, а действовать самостоятельно. К этому наш герой был явно не готов.
   Единственное, в чем он добился успеха – создание криптоаналитических подразделений, то есть службы, занимающейся шифрами. «Пунктиком» Герцога была современная вычислительная техника, на закупку которой он тратил большую часть бюджета разведки. Это, а также привлечение лучших математиков, позволило быстро расколоть шифры соседних арабских государств – Египта, Иордании и Сирии. Но это, пожалуй, единственный успех.
   В остальных областях провал следовал за провалом. Агентурная работа шаталась и трещала. Весьма симптоматичным событием стал провал в полном составе иракской резидентуры осенью 1949 года. Произошло это до смешного банально: Герцог вызвал к себе для доклада сразу двух ведущих руководителей. Третий, оставшийся на месте, был новичком и попытался в отсутствие «старших» достичь невероятных успехов, как это обычно водится. В результате засветился сам и засветил нескольких информаторов. Когда опытные резиденты вернулись, иракская контрразведка уже, как говорится, собирала урожай. Дело, на которое Рувен Шилой положил три года своей жизни, было провалено одним махом.
   Это переполнило чашу терпения израильских лидеров. По личному указанию Бен-Гуриона создается комитет «Вараш», который по идее предназначался для координации работы многочисленных израильских спецслужб, выраставших как грибы после дождя. На самом деле «Вараш» предназначался для того, чтобы хоть как-то приглядывать за Хаимом Герцогом. Главой комитета стал сам Рувен Шилой.
   Однако было уже поздно: израильским властям пришлось иметь дело с таким явлением, как «бунт шпионов». Дело в том, что израильская разведка с самого начала решила работать не только в арабских государствах, но и в Европе. Идея, что ни говори, хорошая и правильная, вот только воплощение ее сильно хромало. Главой парижской, а по сути европейской, резидентуры израильской разведки был назначен Ашер Бен-Натан, которому не исполнилось еще и тридцати лет. Талантливый, но ужасно честолюбивый, он смог быстро продвинуться благодаря своим способностям, и его самооценка вознеслась на недосягаемую высоту. Надо отдать ему должное: работая в Европе, он достиг больших успехов. В частности, ему удалось отследить (а в ряде случаев и сорвать) поставки вооружения в арабские страны, выяснить, где находятся арабские деньги и выполнить массу других полезных миссий. Если бы у «Артура», таков был оперативный псевдоним Бен-Натана , имелся адекватный начальник, он, без сомнения, сделал бы блистательную карьеру и стал бы гордостью израильских спецслужб. Но начальником молодого разведчика был Хаим Герцог, человек более чем посредственных способностей, руководящие указания которого не всегда отличались адекватностью. Артур, в свою очередь, прекрасно понимал слабые стороны своего шефа и уважал его не больше, чем парижских нищих. Добившись нескольких успехов по собственной инициативе, он в дальнейшем просто игнорировал указания из Тель-Авива. Что, естественно, взбесило Герцога, который решил вразумить «молокососа», перекрыв ему финансирование. Артур не растерялся и стал зарабатывать деньги сам, причем не вполне легальным путем. В итоге к 1950 году израильская резидентура в Европе превратилась в полукриминальную структуру, занимавшуюся в первую очередь контрабандой. Пользы от нее было все меньше и меньше. Когда до Шилоя дошли сведения о том, что израильские разведчики попадаются на торговле наркотиками, он пришел в бешенство. При всех мыслимых и немыслимых талантах Артура было ясно, что он перешел определенную границу. Однако нашлись у Бен-Натана и сторонники, которые мечтали о том, чтобы сместить некомпетентного Герцога. В итоге всего лишь два года спустя после образования государства Израиль между его спецслужбами бушевала война, которая отнимала больше сил, чем все остальные задачи. И это в то время, когда еврейское государство могло в любую минуту подвергнуться атаке арабских соседей!
   В конце концов сам Бен-Гурион пришел в бешенство и приказал Шилою положить конец этому безобразию. Председатель комитета «Вараш» железной рукой провел полную реорганизацию разведслужб, в результате которой 1 апреля 1951 года на свет появился «Институт по разведке и специальным задачам», более известный под именем «Моссад». Этот день стал точкой отсчета истории новой спецслужбы.
   Но в чем же заключалась ее новизна?



   Когда Рувен Шилой в 1950 году снова взял на себя контроль над внешней разведкой, его глазам представилась весьма печальная картина. «Бунт шпионов» и деятельность Герцога окончательно расшатали постройку, которую он создавал с таким вниманием и любовью.
   Нет, конечно же, имелись и толковые сотрудники, и надежные агенты. Но их было слишком мало. Из них удалось бы сформировать разведслужбу какой-нибудь малой европейской страны, где особо нечего опасаться, например, такой как Дания. Но Израиль находился в обстановке постоянной военной угрозы. Со всех сторон его окружали враги – арабские государства, так и не признавшие его существование. Шилой прекрасно понимал, защитить интересы еврейского государства сможет только очень мощная спецслужба, не уступающая по своей эффективности разведкам сверхдержав. На создание такой спецслужбы у Израиля не было ни сил, ни средств. 18 июня 1950 Шилой пишет главе еврейского государства Давиду Бен-Гуриону меморандум, который редко упоминается в литературе. А если и упоминается, то далеко не полностью. Мне с очень большим трудом удалось найти оригинальный текст этого документа, и я понял, почему его так тщательно скрывали. Шилой писал:

   Сегодня арабы являются врагом номер один для еврейской общины, и в арабскую среду надо внедрять профессиональных агентов. Израильская разведка не должна ограничиваться рамками Палестины. Она обязана выполнять роль еврейско-сионистского гаранта безопасности евреев по всему миру.
   Тайную деятельность следует основывать на современной технологии, используя новейшие достижения в области шпионажа. Мы должны быть технически оснащены не хуже, чем наши противники. У арабских нефтяных королей более чем достаточно золота для того, чтобы оснастить свои спецслужбы по последнему слову. Нам нельзя от них отставать.
   Положение Израиля сейчас таково, что мы обязаны быть сильными везде. Мы не можем позволить себе слабость ни на одном из направлений. Нам необходим получать полную информацию о положении в Европе, в арабских государствах, в Америке. Если мы что-то упустим – нам грозит гибель. Положение Израиля сейчас – это положение человека, который идет над пропастью по тонкому канату. Если у нас будут завязаны глаза, мы не сможем преодолеть и половины пути.
   Сегодняшнее состояние разведывательных служб таково, что не позволяет надеяться на успех своими силами. Возможно, это звучит слишком пессимистично, но при всей мощи нашей разведки она еще не доросла до решения тех задач, которые стоят перед нами уже сегодня. Нужны годы и десятилетия для того, чтобы создать профессиональную разведывательную службу, особенно с нашими скудными ресурсами и во враждебном окружении. У нас нет этих десятилетий. Следовательно, нам нужно искать решение проблемы за пределами Израиля.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное