Михаил Жданов.

Моссад: один против всех. История и современность израильской разведки

(страница 1 из 10)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Михаил Жданов
|
|  Моссад: один против всех. История и современность израильской разведки
 -------

   Пожалуй, сегодня нет такого книжного магазина, даже из числа самых маленьких, на полках которого не лежали бы две-три книги, посвященные тайнам разведок. Каждый год появляется по несколько десятков новых сочинений, посвященных этой весьма популярной теме. Есть среди них немало книг и о «Моссаде». Почему же наше издательство решило вступить на эту, казалось бы, вдоль и поперек исхоженную территорию?
   «Моссад»… Это слово, неизвестное в нашей стране, пожалуй, только грудным младенцам, неизменно ассоциируется с чем-то загадочным, таинственным и очень могущественным. О подвигах неуловимой и непобедимой израильской разведки наслышаны все. Вот только как отделить истину от красивой выдумки? И какой она в конечном счете окажется, эта истина? Дело в том, что количество далеко не всегда переходит в качество. Покров тайны, окружающий деятельность шпионов и разведчиков, привлекает к ней повышенный интерес. Но он же позволяет многим недобросовестным авторам публиковать откровенную ложь, выдавая ее за чистую монету, изобретать высосанные из пальца сенсации в погоне за дешевой популярностью и коммерческим успехом. В итоге вместо реальной истории разведок мы получаем мешанину мифов и легенд, не имеющих ничего общего с настоящей действительностью.
   Почему так происходит? Ведь правда о работе разведчиков, их подвигах и достижениях, ошибках и провалах оказывается не менее захватывающей, чем самая красивая выдумка. Ответ прост – до правды нужно еще докопаться, отыскать ее в секретных архивных фондах, восстановить по множеству косвенных свидетельств. Одним словом, требуется долгая и кропотливая работа. Гораздо легче просто сесть за стол и сочинить сказку, более или менее грубо пришив ее белыми нитками к общеизвестным фактам. Вот и получается, что найти действительно хорошую, правдивую книгу в груде выбрасываемой на рынок макулатуры так же сложно, как пресловутую иголку в стоге сена.
   Книгой, лежащей перед вами – как и новой серией в целом – мы хотели бы несколько изменить сложившуюся ситуацию. Мы дадим дорогу в жизнь произведениям, основанным на фактах – фактах, часто добытых из секретных архивов, фактах уникальных и малоизвестных. В этой книге все является правдой – от первого до последнего слова. Потому что история разведывательных операций совершенно не нуждается в каком-то приукрашивании или добавлении художественных подробностей – она и так представляет собой захватывающий роман, написанный самой жизнью.
   Ведь профессия разведчика не случайно может претендовать на звание самой романтичной из всех существующих на нашей планете.
Хороший разведчик должен не просто обладать холодным и острым умом, стальными нервами, идеальным актерским талантом, быстрой и безошибочной реакцией, прекрасным знанием человеческой психологии, развитой интуицией и, разумеется, быть в ладах с Фортуной. Он должен постоянно, непрерывно проявлять все эти качества, быть в тонусе 24 часа в сутки. Его работа связана с постоянным риском, зачастую риском смертельным, потому что с рассекреченными шпионами обычно не слишком церемонятся. Хорошим разведчиком может стать только настоящий, сильный человек. Именно поэтому о разведчиках пишут книги и снимают фильмы, занимающие достойно место в копилке шедевров классики, а их герои начинают жить собственной жизнью. Вспомним, хотя бы, знаменитого штандартенфюрера СС Штирлица или агента 007 Джеймса Бонда.
   «Моссаду» посвящена вторая книга нашей новой серии. Первая, рассказывающая работе советских разведчиков в Германии в годы Второй мировой войны, под названием «Правда о Штирлице» уже увидела свет. В следующих книгах новой серии мы расскажем о знаменитых разведчиках – Николае Кузнецове и Киме Филби, Мата Хари и Джородже Блейке, Вальтере Николаи и Арвиде Харнаке. Мы раскроем перед вами страницы самых громких и в то же время самых секретных операций спецслужб. Таких, как похищение атомных секретов или раскрытие тайны «Энигмы». Мы расскажем о самих спецслужбах: о ЦРУ и ГРУ, МИ-6 и «Штази». И все же на первом плане всегда будут оставаться люди – те самые герои, которые предпочли безвестность ради того, чтобы принести победу своей стране.


   Израильская разведка «Моссад» – одна из самых засекреченных спецслужб мира. Вокруг ее деятельности существует такая масса мифов и легенд, которой, пожалуй, не может похвастаться ни одна другая разведка. Конечно, и КГБ, и ЦРУ создавали вокруг себя ореол ужаса и загадочности, причем делали это вполне сознательно – чтобы враги боялись. Но все же об их реальной деятельности известно куда больше, чем об истории и сегодняшнем дне «Моссада».
   Разумеется, на прилавках книжных магазинов регулярно появляются произведения под громкими заголовками, в которых читателю обещают «открыть все тайны израильской разведки». Действительность, на самом деле, оказывается куда более скромной. Авторы, как правило, просто собирают обрывки легенд и слепляют из них более или менее устойчивую конструкцию, заменяя недостающие части плодами собственного воображения. Такая литература, может быть, и интересна с чисто художественной точки зрения, но к реальному «Моссаду» она никакого отношения, поверьте, не имеет.
   Другая категория книжек – те, которые пишут про себя сами «моссадовцы». Не агенты разведки, разумеется (хотя бывали и такие случаи), а официальные литераторы, допущенные к маленькой толике секретов израильской спецслужбы. Ничего хорошего у них, как правило, не выходит. Либо получается скучная и пресная жвачка (когда надо написать книжку как можно толще, а реальных фактов добыто мало), либо прямая дезинформация, направленная на оправдание очередных выходок Израиля по отношению к палестинским беженцам. «История спецслужб Израиля», изданная три года назад в Хайфе, лучший тому пример. Она стоит у меня дома на книжной полке, отсвечивая помпезной обложкой, и крайне редко покидает насиженное место – все равно хоть сколько-нибудь ценных сведений оттуда почерпнуть не получится.
   В отличие от собратьев по перу, я не обещаю вам, дорогие читатели, раскрыть «все секреты» израильской разведки. Хотя бы потому, что всех, действительно ВСЕХ ее секретов не знает никто. Я даже не ставил перед собой задачу написать абсолютно связную историю «Моссада», в которой не было бы крупных пробелов. Это попросту невозможно пока двери архивов не распахнулись для исследователя (в реальность чего верится слабо) и не все агенты израильской разведки провалились (в это верится еще слабее), так что, пробелы неизбежно будут. Но это не повод опускать руки. Ведь достаточно выбрать несколько наиболее ярких и характерных страниц истории любой государственной структуры, дабы понять, что она из себя представляет. Я решил сосредоточиться именно на таких страницах, и скажу без лишнего хвастовства – мне удалось открыть много нового и удивительного, того, что раньше ускользало (вернее сказать, заботливо скрывалось) от внимания исследователей. Открытия, сделанные мной, настолько поразительны, ведь они рисуют «Моссад» в неожиданном ракурсе. В результате друзья мои всерьез беспокоятся за мою безопасность. В конечном счете, израильская спецслужба не любит, когда кто-нибудь сует нос в ее дела, и может жестоко расквитаться с людьми, раскрывающими ее секреты (такие случаи уже неоднократно встречались истории). Понимаю, что сильно рискую, публикуя книгу, но… кто не рискует, тот, в конечном счете, не выигрывает. Да и разве могу я пустить по ветру несколько лет упорного труда и настойчивых поисков, ушедших на сборы материала?
   Конечно же, нет.


   Человек шел по пустынным улицам Иерусалима. Он старался ничем не привлекать к себе внимание, хотя в столь поздний час это было довольно сложно: полное отсутствие людей на улицах поневоле приковывало взгляд к одинокому путнику. Что он искал здесь? Впереди показались солдаты британского патруля. Их чеканный шаг многократным эхом отдавался от стен домов, обрамлявших узкие средневековые улочки. Человек заметно вздрогнул, но не ускорил шага и не сменил направления. Четыре пехотинца, пройдя мимо, смерили его подозрительным взглядом. Но причин для задержания у них не было: мало ли куда может торопиться араб поздним вечером? А в том, что прохожий был арабом, они не сомневались.
   Наверное, солдаты очень удивились, узнав, что человек, вынырнув из лабиринта тесных улочек, двинулся прямиком на еврейское кладбище. Легкий ветер шумел в кронах кипарисов, нарушая вековую тишину этого места. Кладбище было едва ли не самым старым в Палестине – здесь хоронили во времена римлян и в период арабского нашествия, оно повидало и крестоносных королей, и турок-османов, и британские колониальные власти. При желании среди многочисленных памятников можно было найти такие, за которые любой музей древностей заплатил бы сумасшедшую сумму.
   Но вовсе не древности интересовали пришедшего сюда араба. Он торопливо шагал по узкой аллее кладбища, цепким взором оглядывая окрестности. Он кого-то ждал или чего-то опасался. А может быть, и то и другое вместе. И, тем не менее, чуть не вскрикнул, когда на его пути неожиданно вырос невысокий, одетый в темное человек. Человек, вышедший из тени.
   – Ты принес то, о чем мы договаривались? – спросил человек из тени. Арабский явно не был его родным языком, тем не менее, говорил он на нем довольно чисто и почти без акцента.
   – Да, конечно. Вот все схемы, – араб торопливо достал из-под одежды тщательно спрятанный там бумажный сверток. Человек из тени развернул его и внимательно просмотрел, педантично перелистывая каждую страницу. Шляпа с широкими полями прятала от собеседника его глаза. Наконец, после долгого молчания (арабу эта пауза показалась бесконечной) он произнес:
   – Прекрасно. Ты сделал свою работу, но я хочу от тебя большего. Ты должен достать материалы, касающиеся запланированного восстания. Я хочу знать, сколько будет повстанцев, кто ими руководит, хочу знать все планы бунтовщиков.
   – Но, господин, – громко запротестовал араб, от неожиданности забыв о необходимости сохранять тишину. – Это выше моих сил! Боюсь, меня и так уже подозревают! Эти схему я добыл с величайшим риском! Достать то, что ты сейчас попросил – это так же сложно, как загнать верблюда в раковину улитки!
   – Ты не понял меня, – в голосе человека из тени лязгнул металл. – Я вовсе не просил тебя об этом. Я приказал! Не забывай, одно мое слово, и ты будешь растерзан своими же товарищами, тебя подвергнут самой страшной и мучительной казни, которую ты только сможешь себя представить! А если ты сделаешь все, о чем я прошу, – интонации человека из тени стали гораздо мягче, речь его потекла медом. – Все будет иначе. Ты получишь достаточно денег, чтобы уехать в Европу и прожить там безбедно до конца своих дней. Выбор за тобой. Что ты предпочитаешь: умереть как собака или жить как принц?
   Араб развернулся и быстро зашагал прочь, бормоча под нос проклятия в адрес всех евреев мира. Его собеседник еще несколько секунд постоял на дорожке, с усмешкой глядя ему вслед, а потом быстро и незаметно растворился в той же тени, из которой вышел.
   История не сохранила для нас имени араба, одного из многих, работавших на тайные еврейские организации. Зато мы знаем, кем был человек из тени. Его звали Рувен Шилой.


   Рувена Шилоя иногда называют олицетворением израильской разведки, хотя долгое время он был известен в первую очередь как политик и дипломат. Родился Шилой в 1909 году в Иерусалиме в семье раввина, эмигранта из Российской империи Ицхака Засланского. Отец готовил сына к духовной карьере, но, на свою беду, дал ему слишком хорошее образование. Знания заставили молодого Рувена порвать с ортодоксальными традициями семьи. До конца своих дней он так и не делал различия между кошерной и некошерной пищей. Поссорившись с отцом, вопреки его воле, поступил в Иерусалимский университет. Тем не менее, несмотря на более чем вольное отношение к иудаизму, молодой студент был пламенным еврейским националистом и мечтал о воссоздании Израиля. Эти убеждения быстро привели его в «Хагану», тайную вооруженную организацию сионистов.
   «Хагана» создавалась в начале ХХ века по решению Всемирного сионистского конгресса. Называть ее «организацией» было бы слишком скромно, по сути она представляла собой настоящую подпольную армию, прекрасно вооруженную и обученную. С момента создания она непрерывно росла, и постепенно естественным образом в ней сформировались структуры, отвечавшие за разведку и контрразведку. Именно они и стали предтечами «Моссада». С самого начала «Хагане» пришлось принять активное участие в боевых действиях. После Первой мировой войны на территорию Палестины устремилось множество еврейских переселенцев, которых направляли сюда сионистские организации. Евреи скупали землю, их становилось все больше и больше. Естественно, это вызвало крайне негативную реакцию проживавших здесь арабов. Коренные жители устраивали вооруженные нападения на еврейские поселения (кибуцы), прогоняли эмигрантов со свежекупленных земель… Эмигранты, впрочем, не оставались в долгу и так же хладнокровно расправлялись с арабами. Британская администрация смотрела на все это безобразие довольно спокойно, ей-то было выгодно, чтобы евреи и арабы выясняли отношения между собой и не трогали англичан. Иногда британцы еще и маслица подливали в огонь…
   Предтечей израильских разведчиков можно считать Эзру Данина. Именно он в то неспокойное время начал создавать агентурную сеть среди арабов, умело находя в их рядах предателей и узнавая обо всех планах противника. Любопытно, что больших денег на свою агентуру он не тратил, Данину всегда удавалось найти какие-то побочные мотивы, по которым человек соглашался работать на него. Один совершил проступок, которым его можно было шантажировать, другой считал себя несправедливо обиженным и хотел отомстить… Игра на человеческих слабостях шла более чем успешно. В 1936 году Данин пишет своеобразный меморандум израильской разведки, документ, который считают в «Моссаде» основополагающим до сих пор. В 1940 году он создает и возглавляет так называемый «Арабский отдел», структуру внутри «Хаганы», которая отвечала как за разведку, так и за контрразведку.
   Именно Эзра Данин первым разглядел в Рувене талант разведчика. В 1931 году, сразу же после того, как юноша закончил университет, он получил свое первое и притом весьма ответственное задание. Молодому разведчику, которому не исполнилось еще и 22 лет, поручили вести разведывательную работу в столице Ирака —Багдаде. Ему нужно предстояло узнавать обо всех планах местного правительства, собрать информацию о настроениях в стране, а заодно и создавать агентурную сеть. Выражаясь современным языком, Рувен был назначен главой резидентуры в Ираке. Учитывая, что Ирак играл, и продолжает играть, весьма значительную роль среди арабских государств, такой пост был исключительно важен. Тем не менее, Данин не побоялся доверить его Шилою. Время показало, что он не ошибся.
   Рувен устроился учителем в одну из многочисленных еврейских школ, шаг, выглядевший со стороны вполне естественно. Не менее естественным было то, что он одновременно начал писать статьи в несколько газет – зарплата школьного учителя оставляла желать лучшего, а другого способа добыть средства к существованию практически не было. Журналистская работа, в свою очередь, предполагала многочисленные поездки по стране, что тоже на первый взгляд не вызывало подозрений.
   Между тем, именно во время таких поездок Шилой создал мощную агентурную сеть. На это ему потребовалось всего три года. Он умело использовал конфликты между разными группами населения Ирака. Так, особенно плодотворными оказались контакты с обитавшими на север страны курдами, которые охотно соглашались работать против ненавистных им англичан и мусульман-суннитов. Сложнее было вербовать шиитское население восточных районов Ирака, но и здесь ненависть к англичанам перевешивала все разумные соображения.
   В 1934 году Шилоя отозвали обратно в Палестину. Свое дело он сделал, разведывательная сеть в Ираке была создана, и теперь работу предполагалось передать менее талантливым помощникам. Впереди маячила новая, еще более масштабная задача…


   На территории Палестины еврейские переселенцы создали в те годы нечто вроде системы самоуправления. Официально она называлась Еврейским агентством, и возглавлял ее известный лидер сионистского движения Давид Бен-Гурион. Именно ему Данин представил молодого Шилоя в августе 1934 года.
   Бен-Гурион поначалу недоверчиво отнесся к молодому дарованию. Шилой показался ему слишком замкнутым, скрытным, недружелюбным. Но вскоре первое впечатление осталось в прошлом: Рувен назначили ответственным за связи Еврейского агентства с британской колониальной администрацией. Отношения между этими двумя структурами складывались далеко не безоблачно, и нужен был человек, способный завоевать доверие англичан и наладить с ними мирные отношения. Вполне светский и прекрасно образованный Шилой подходил на эту роль как нельзя лучше. Вскоре британские власти начали по-настоящему доверять ему, а в годы Второй мировой войны сотрудничество укрепилось еще больше. Ведь теперь у англичан и евреев был один общий враг – немецкий нацизм.
   Эта деятельность Шилоя находилась, так сказать, на поверхности. О настоящей же его работе не знал почти никто. С 1934 года он совместно с Данином создает первую настоящую разведывательную службу «Хаганы», получившую название «Шаи». Шилой принимал самое активное участие в ее работе, причем именно ему принадлежат планы некоторых весьма дерзких спецопераций, проведенных «Хаганой». Расскажу о нескольких из них. В 1936 году в Палестине произошло арабское восстание. Местное население поднялось против англичан и против евреев, которые прибывали во все возрастающем количестве. Естественно, готовилось оно заблаговременно и тщательно. Арабы формировали отдельные отряды, закупали и тайно доставляли в Палестину оружие… Столь же естественно, что так же быстро в курсе всех арабских планов оказался Шилой.
   Перед Рувеном, как и перед Бен-Гурионом, встал вопрос: что делать? Сообщить британской администрации? Но, скорее всего, англичане просто ужесточили бы колониальный режим, создав большие трудности и для работы Еврейского агентства. Кроме того, вся агентурная сеть, собранная с таким трудом за долгие годы, была бы провалена. И Шилой убеждает Бен-Гуриона принять дерзкий план – не противодействовать арабскому восстанию, а погреть на нем руки. Рувену удалось достаточно быстро выяснить, каким путем к арабам попадает оружие. Винтовки и пулеметы покупались в Чехии, потом их везли через всю Европу якобы для нужд турецкой армии. В Турции оружие перегружали на корабли и везли мимо берегов Палестины через Суэцкий канал. Пройдя канал, груз немедленно переправлялся на берег Красного моря, а отсюда караваном через Синай и пустыню Негев прибывал в арабские деревни Палестины.
   …Очередная партия должна была стать самой крупной за последние полгода. В Палестину следовали двадцать тысяч новеньких чешских винтовок системы «Маузер». К каждой из них прилагалось по сотне патронов. Этого хватило бы, чтобы вооружить полнокровную пехотную бригаду. Сопровождавшие груз арабы – их главой был сын богатого торговца Али Махар – заметно волновались: ящики, которые грузили ночью в порту Измира на борт парохода, шедшего под панамским флагом, уже чуть не стали предметом пристального внимания властей.
   Впереди показался узкий вход в Суэцкий канал. Конечно, таможенники не должны были интересоваться грузом – ведь он по документам следовал транзитом в Китай. Но кто знает, что может произойти в этот ласковый осенний день? Вдруг англичане уже пронюхали про содержимое ящиков, и всех находящихся на корабле уже ждут тюремные нары? Только через много часов Али Махар и его соратники смогли вздохнуть спокойно: канал остался позади. Их корабль бороздил темные воды Красного моря. Пройдя еще несколько миль, судно резко изменило курс и направилось к берегу. Местные бедуины следили за этим участком побережья и сообщили, что британская береговая охрана практически не контролирует его. Пароход остановился в нескольких сотнях метров от берега. Впереди их ждали еще примерно четыре часа полной темноты, в течение которых нужно было суметь разгрузить винтовки.
   К счастью, караван находился уже на берегу. Руководил им неизвестный Махару человек с четко выраженным иракским акцентом. Сам Махар был египтянином, с иракцами встречался редко и не особенно доверял им. Но ничего не попишешь, с каким только отребьем не приходится сотрудничать ради общего дела! Если центр прислал этого иракца, значит, так тому и быть. Глава караванщиков назвал условный пароль, и работа закипела. За полчаса до того, как первые лучи солнца показались из-за горизонта, последняя винтовка была выгружена на берег. Али Махар и его спутники снова поднялись на борт парохода, и берег постепенно растаял за кормой в утренней дымке.
   Сын торговца сошел на берег в Адене. Здесь ему предстояло встретиться с местным агентом, который подтвердит благополучную доставку груза. Не подозревая ничего плохого, Али шагал вперед, к небольшому кафе, которое было назначено местом встречи… Внезапно раздался выстрел. Пуля по касательной задела шею незадачливого Али. Второй выстрел оказался точнее, и уже мертвый араб, обливаясь кровью, упал на мостовую. Стрелявший бросил револьвер и быстро исчез в толпе. Это был тот самый агент, с которым Махар рассчитывал встретиться. Покойный не знал, что буквально за несколько часов до этого агент получил шифрованную телеграмму из Иерусалима: «Али Махар – предатель. Убейте его».
   В Иерусалиме, в свою очередь, информацию получили от начальника каравана. Придя к условленному месту со своими людьми, он не обнаружил никаких следов парохода, зато нашел многочисленные признаки состоявшейся недавно выгрузки оружия. Ему не потребовалось много времени на то, чтобы навести справки и узнать, что пароход из Измира уже давно миновал Суэцкий канал. А потом ему сообщили и о таинственном караване, который пересек пустыню Негев и вошел в еврейские киббуцы. В Иерусалиме поняли: Махар отдал все с таким трудом приобретенное и доставленное оружие евреям. И отдали приказ устранить его.
   Что же произошло на самом деле? На самом деле через своих информаторов Шилой вовремя получил все нужные сведения о доставке винтовок и решил перехватить груз. Но как это сделать? Он сообщил британским властям о подозрительном караване, а сам тем временем сформировал другой и отправился во главе своих людей к Суэцкому каналу. Пока настоящий караван обыскивали британские чиновники, Шилой с «фальшивым» спокойно встретил оружие. Так Еврейское агентство приобрело 20 тысяч первоклассных винтовок, которые были надежно спрятаны и пущены в ход двенадцать лет спустя…
   Но не только с арабами боролся Шилой, но и с британской администрацией. Не со всей, конечно, а только с теми, кто симпатизировал его врагам. В 1935 году помощником главы администрации был назначен полковник Перкинс. Этот кадровый военный слыл приверженцем идей нацизма, ярым антисемитом и симпатизировал арабам. Соответственно, после своего назначения он стал сквозь пальцы смотрел на то, как вооружаются мусульмане, но применял драконовские меры по отношению к сионистам. Терпение Еврейского комитета лопнуло после того, как по личному указанию Перкинса в тюрьме была до смерти замучена активистка Сара Голденберг. Фактически полковнику был подписан смертный приговор, который вызвался привести в исполнение Шилой.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное