Михаил Ежов.

Возвращение

(страница 2 из 27)

скачать книгу бесплатно

   – Его тебе знать не обязательно, – ответил он, пододвигая к себе кружку. – Я здесь ненадолго, так что можешь идти своей дорогой.
   Парень хотел было что-то ответить, но не успел: от двери послышался громовой рев.
   – Дирго!!! Где ты, козел вонючий?
   На пороге таверны стоял дюжий мужик, от которого за версту несло конским потом и кислым вином. Светлые волосы слипшимися прядями падали на лоб. Позади него стояли еще трое точно таких же громил. Все они были вооружены короткими мечами.
   Главарь, злобно скалясь, обозрел таверну, увидел мертвеца, которого никто не удосужился убрать, и заревел:
   – КТО?!
   В два шага он пересек таверну, сгреб за грудки хозяина и заорал ему в самое ухо:
   – Кто это сделал?! Отвечай, или я тебя на куски разорву!
   – Ум-умоляю! – похрипел толстяк. – Это он! Тот, в углу…
   С грохотом обрушив хозяина на пол, здоровяк и его приятели двинулись к Киру и Маркусу.
   – Кто из вас убил Дирго?! – брызжа слюной, взревел главарь. – Уж, наверное, не этот сопляк, – добавил он, ткнув в сторону юноши коротким грязным пальцем. – Он и свинью-то завалить не сможет.
   – Верно, – согласился Кир, даже не берясь за оружие. – Зато я забиваю их отменно, – при этих словах он пнул бездыханное тело носком армейского сапога.
   Громила с ревом выхватил меч и воздел его над головой, но больше сделать ничего не успел: Маркус схватил табуретку и изо всех сил ударил его по голове. Бандит потряс головой и схватил Маркуса за ворот.
   – Убью!
   Маркус хлопнул раскрытыми ладонями по ушам противника и, когда тот заорал, вырвался из потных ручищ, пнул его ногой под колено и врезал по челюсти. Громила попятился, но равновесия не потерял и меч из рук не выпустил.
   – Убейте их!!! – заорал он.
   Его приятели бросились на Маркуса и Кира с громкими воплями.
   Кир вскочил, подхватил со стола меч и, не вынимая его из ножен, ударил, словно дубиной, одного из противников точно между глаз. Тот опрокинулся на спину. Кир метнулся в сторону, пригнулся, уходя от меча другого здоровяка, и ткнул соперника стальным концом ножен в живот. Громила немедленно охнул и согнулся пополам; в то же мгновение ножны опустились на его затылок, успокоив мятежную душу на некоторое время.
   Главарь шайки, оглашая воздух диким ревом, носился с мечом в руке за Маркусом, который раздобыл где-то крепкий шест, концы которого были окованы сталью, и время от времени награждал противника тычками то в колено, то в живот. Главарь орал и размахивал мечом, но Маркус был слишком быстр для него. Наконец парню это надоело: шест крутанулся в воздухе, ушел вниз и сразу пошел вверх, стальной наконечник врезался в уже распухшую челюсть громилы, тот судорожно дернулся и со страшным грохотом рухнул на стол, разломав его на куски.
   Между тем получивший по лбу разбойник и его пока еще не пострадавший товарищ всерьез решили расправиться с Киром.
Первый ринулся на него, размахивая, как ветряк, оружием и выкрикивая что-то непонятное. Кир выхватил меч из ножен, клинки со скрежетом столкнулись, меч Кира, оставив глубокую зазубрину на клинке противника, метнулся вниз и прочертил вертикальную полосу на его животе. Нападавший выронил меч, схватился обеими руками за выползающие кишки и повалился ничком.
   Кир встряхнул меч, очищая его от крови, и повернулся к оставшемуся противнику. Тот злобно оскалился, поднял меч над головой и издал утробный боевой клич. Кир замер, увидев открывшуюся ключицу здоровяка. На смуглой, морщинистой коже змеилось изображение пантеры – клеймо Черной Армии.
   – Так ты – дезертир… – прошипел он, сжимая меч так, что побелели костяшки пальцев. – Предатель… – На какой-то миг в нем проснулись замашки командира, с годами въевшиеся в него глубже, чем он думал.
   Бывший солдат с ужасом посмотрел на своего противника и вдруг понял, что узнает его.
   – Кир?.. – выдавил он, отступая на шаг.
   – Предатель!!! – взревел Кир и бросился на него. Меч бывшего предводителя Черной Армии с чудовищной силой ударился о клинок дезертира, потом еще раз. Меч вылетел из руки беглого солдата и воткнулся в край стола. Кир пнул противника ногой в живот, а затем ударил рукоятью меча в лицо и, отбросив к стене, прижал к горлу блестящее лезвие меча. По натянутой коже зазмеилась тоненькая струйка крови.
   Кир взглянул в глаза поверженного противника и прочел в них ужас и мольбу. Это были глаза труса, а не воина, и за одно это в Черной Армии разрывали конями. Он был дезертиром, и за это в Черной Армии прогоняли через строй… Кир занес над головой беглеца меч. Но не ударил. Он вспомнил, что сам был дезертиром и предателем, и, возможно, в сотни раз большим, нежели этот болван.
   – Убирайся… – проговорил он, опуская меч и отступая на пару шагов.
   Не веря в происходящее, разбойник торопливо поднялся и бросился к дверям. За ним ринулись двое его уцелевших товарищей.
   Кир все еще стоял посреди таверны с обнаженным мечом в руке. Его обступали люди. Они были вооружены короткими мечами и ножами с широкими, холодно поблескивающими лезвиями.
   – Значит, ты – Черный Кир! – визгливо крикнул тощий старик с кистенем в руке. – Убийца!!! Смерть ему!!! – казалось, он подначивает других, чтобы они первыми вступили в бой с опасным противником. Кир усмехнулся. Он знал таких крикливых храбрецов, на поле боя прятавшихся за лошадей и спины товарищей.
   – Смерть ему!!! – вторили крестьяне, потрясая своим нехитрым оружием. Кир даже не пошевелился. Он переводил взгляд с одного лица на другое, и те, кто встречал этот взгляд, не могли ничего в нем прочесть. Карие глаза Кира были равнодушны и спокойны. Он видел окруживших его людей, но глядел сквозь них, и там, в мареве пожаров, видел десятки мертвецов. Они смеялись над ним и грозили длинными тонкими пальцами, а бледные лица качались словно бутоны нераспустившихся лилий, которые он так любил в детстве собирать на болоте. Кажется, прошла целая вечность с тех пор, как он подарил свой первый букет. Глаза Лиилы, вдыхающей их аромат, смешанный с запахом водорослей…
   Сквозь столпившихся вокруг Кира людей пробился Маркус. Он остановился перед ним и спросил:
   – Ты и вправду тот самый Черный Кир?
   – Это он! – взвизгнул старик исступленно, однако все так же не решаясь подойти. – Маркус, убирайся! Уходи, или мы убьем тебя вместе с ним!!!
   – Ты – Черный Кир? – тихо повторил Маркус.
   – Да.
   – Видишь!!! – брызжа слюной, заходился в крике старик. – Он убивал неповинных людей! Он грабил и сжигал города! Он – убийца!!! Смерть ему!!!
   – Стойте! – вдруг крикнул Маркус, выхватывая из-за спины шест. – Погодите.
   – Убирайся, Маркус!!!
   – Послушайте меня! Вы же видите, что он не сопротивляется! Его нельзя убить просто так! Его нужно судить!
   – Не старайся, – негромко перебил парня Кир. – Если они хотят убить меня сейчас, пусть так и будет.
   Маркус обернулся и удивленно взглянул на Кира:
   – Ты не хочешь жить?
   – Отчего же, – криво улыбнулся Кир, – но разве я не заслужил смерти, любой смерти, и не важно, будут меня судить или нет?
   Маркус молчал.
   – Вот видишь, – продолжал Кир. – А они заслужили право на месть. Я сам дал им это право, когда поднял знамя Черной Армии.
   – Убейте их!!! – завизжал старик и, не выдержав собственной экзальтации, ткнул концом ножа в спину Маркуса. Кир вскинул меч, ударил по лезвию и, отшвырнув старика назад, произнес:
   – Хотите меня убить – валяйте. Но этот парень здесь ни при чем.
   – Ну вот, – грустно сказал Маркус. – Теперь я твой должник. Придется расплачиваться.
   Но случилось иначе. С улицы донесся топот копыт и чей-то крик:
   – Помогите!
   В таверну вбежал человек. Это был мужчина лет пятидесяти трех, почти седой, но подтянутый и стройный. Его белые жреческие одежды были запачканы кровью. Увидев раненого жреца, люди мгновенно расступились.
   Жрец сделал несколько неуверенных шагов и рухнул бы, не подхвати его Кир. Одного взгляда хватило, чтобы понять – жрец умирает. Кто-то сильно постарался избавить от него мир: через правый бок шла длинная и глубокая рана, нанесенная, несомненно, когтем большого зверя. Края раны были рваные, вывернутые мясом наружу. Кир покачал головой и вздохнул.
   Жрец открыл глаза и хрипло заговорил:
   – Кто ты, господин? Нет, не отвечай… Послушай меня… Я – жрец Амиры, служу в храме, что недалеко отсюда. Вчера в храм пришли трое незнакомцев с запада. Они попросились на ночлег, и мы не смогли отказать. Но они не спали той ночью. Они принесли в наш храм Камни Эйдагора…
   Жрец закашлялся, изо рта пошла кровь. Он помолчал немного, собрался с мыслями и продолжил:
   – Камни Эйдагора – это оружие… Страшное… Эйдагор был Богом Войны… Он – из Старых Богов… Они хотят вернуться… Этого нельзя допускать… Они… Они направились к Южным горам, наверное, там – храм Эйдагора… Они убили трех жрецов, похитили Анх Амиры, без него Молодые Боги бессильны… Ты… Господин, ты должен вернуть Анх и уничтожить Камни Эйдагора…
   Жрец уже ничего не видел. Его дрожащая рука слепо шарила в воздухе, словно ища нечто, видимое ему одному. Воин стиснул ладонь умирающего в своей руке.
   – Обещай мне! – Рука жреца напряглась. – Обещай остановить Эйдагора…
   – Обещаю, – твердо проговорил Кир, сильнее сжимая руку жреца. Служитель улыбнулся, вздрогнул и затих. Голова его бессильно упала на плечо.
   Кир подобрал меч и выпрямился. Крестьяне столпились у двери, нерешительно глядя на того, кого несколько минут назад хотели убить. Теперь этот человек должен был спасти весь мир, и они не знали, что им делать.
   Маркус подошел к Киру и, похлопав его по плечу, восторженно сказал:
   – Ну ты дал, старина! Где ты собираешься искать эти Камни?
   – Ты же слышал – в Южных горах, – ответил Кир.
   Маркус опять открыл рот, и опять ему не дали договорить. Раздалось оглушительное ржание, дверь в таверну затрещала и слетела с петель, раскидав во все стороны крестьян. На пороге стоял огромный конь. Он был настолько велик, что Кир даже не увидел его голову, только мускулистые ноги и мощную грудь.
   Меч, лязгнув, вылетел из ножен и замер на уровне глаз Кира; воин, не поворачивая головы, негромко спросил:
   – Другой выход из таверны есть?
   – Д-да, – пролепетал хозяин, – на кухне…
   – Покажи, – велел Кир.
   Вслед за ними на кухню бросились те, кто еще недавно стремился расправиться с Киром. Они побросали ножи и мечи и мечтали, видимо, только об одном – как можно быстрее убраться из проклятой таверны, где в один день и так уже случилось слишком много несчастий.
   В общей суматохе Кир вдруг увидел рядом с собой Маркуса, невозмутимо покручивавшего в руках крепкий шест.
   – Я, пожалуй, с тобой пойду, – сказал он. – Тебе понадобится по… – Остальные его слова потонули в оглушительном ржании гигантского коня. Потом раздался громкий голос, принадлежавший не то мужчине, не то женщине:
   – Мне нужен жрец Амиры! Отдайте его, и я вас не трону!
   Маркус и Кир переглянулись, потом Кир приблизился к дверному проему и крикнул:
   – Он мертв! Умер несколько минут назад!
   Повисло недолгое молчание, потом другой голос, более высокий, спросил:
   – Кто ты?
   – Меня называют Дарием, – солгал Кир. – А кто ты?
   – Что сказал жрец? – не обратив внимания на вопрос Кира, спросил голос.
   – Ну-у… Это… «Помогите», кажется… – ответил Кир.
   – Лжешь! – громыхнул первый голос.
   – Бежим, – прошептал Кир Маркусу, и они нырнули в узкий проем, ведший в кухню. Дверь черного хода, скособоченная и полусгнившая, висела на одной петле. Кир пинком выбил ее, пропустил Маркуса и последовал за ним.
   Уже на заднем дворе они услышали громкий треск: гигантский конь крушил копытами стену и дверь, поднимая тучи пыли, из-за которой Маркус и Кир так и не смогли разглядеть всадника. По узким улочкам, гремя доспехами, бежали стражники, вооруженные мечами и копьями. Кир подтолкнул Маркуса в спину, они перемахнули через низкую изгородь и побежали к Торговым воротам.
   Через них уже сплошным потоком двигались жители. Крестьяне и ремесленники, купцы и стражники – все стремились покинуть город. Немудрено, что такой людской поток привлек внимание неведомого всадника – громоподобный топот копыт бил по ушам, а оглушительное ржание рвало барабанные перепонки. Кир сквозь зубы выругался, подбежал к невысокому частоколу, отнял у Маркуса шест и вставил его в щель между бревнами.
   – Перелезай скорее, – подтолкнул он своего неожиданного спутника. Маркус оперся о шест, подпрыгнул, залез на частокол и протянул руку Киру.
   – Шест не забудь, – напомнил он, когда тот, секунду помедлив, сомкнул пальцы на его запястье.


   Ночью в пустыне нестерпимая жара сменяется сильным холодом, и горе тому неосторожному путнику, что окажется в пустыне без огня. Но Кир не был бы предводителем тысяч людей, если бы у него за поясом не хранилось отличное огниво. Да и Маркус не оказался растяпой: в его заплечном мешке нашлись не только хлеб с сыром, но и две фляги доброго вина. Поймав два-три десятка «пустынных странников», растений, которые всю свою жизнь катятся по пескам, гонимые горячими ветрами, путники разожгли небольшой костерок и принялись ужинать.
   Кир не был особенно разборчив в еде – в походах ему приходилось есть даже болотных крыс и лягушек, и хлеб с сыром пришелся весьма по вкусу и ему, и его спутнику. Кир ел молча, настороженно озираясь вокруг, зато Маркус трепал языком без остановки.
   – Ну вот, я посидел, подумал… В конце концов, что мне делать в этом Мариджане? На работу не наняться, жениться рано, да и не на ком… Нет, ты не подумай, девочки, конечно, у меня были, но это все не то, сам понимаешь. Вот я и вернулся в Делаю. Правда, здесь тоже делать нечего, так что, можно сказать, мне повезло, что я тебя встретил. Теперь хоть со скуки не помру.
   Кир проглотил хлеб, сделал глоток из фляги с вином и протянул ее Маркусу. Тот отхлебнул, внимательно глядя на Кира.
   – Послушай, – сказал он, – ты всегда такой молчаливый?
   Кир не ответил, только подбросил в огонь еще одного «пустынного странника». Маркус поворошил песок у своих ног стальным концом шеста.
   Холодный ветер тоскливо завывал где-то наверху, у самого неба, усыпанного алмазной крошкой звезд, поднимая маленькие смерчи песка. В темноте дюны казались свернувшимися в клубки громадными ящерицами, маленький костер отбрасывал пляшущие тени на их бока и спины. Полная луна низко висела над землей, как огромное равнодушное око неведомого бога. Серебристый свет ночного солнца был холоден и безразличен. Вдали, подобно наконечникам десятков копий, высился гребень Южных гор. Где-то там скрывались люди, грозившие гибелью всему миру. Грядущее возвращение Старых Богов предвещало только беды. Впрочем, так же говорили, когда в Зинтар пришли Новые Боги во главе с прекрасной Амирой. Тогда и Поднебесье, и мир смертных были охвачены войной, и ничто не могло предотвратить ее. И вряд ли двум едва знакомым людям под силу сделать это сейчас.
   Кир сидел у огня, устремив неподвижный взгляд на плещущиеся оранжевые языки пламени. Огонь стал частью его жизни. После двух лет, что он провел в армии простым солдатом, Кир привык к пылающим деревням и городам. Потом, уже став предводителем армии, он сам бросал первый факел на соломенные и деревянные крыши домов. Огонь дарил тепло холодными ночами и слал смерть солнечным днем. Огонь пылал у ног Кира, но огонь в душе его угас. Война перестала будоражить кровь человека, жившего ею. Кровь, что он проливал, люди, которых он убивал, не глядя, кто падает наземь под ударами его меча, снились ему по ночам. Казалось, сама душа Кира была залита кровью. Чужой кровью.
   Душераздирающий, нечеловеческий крик, наполненный животным ужасом, разорвал мертвенную тишину, повисшую над пустыней. Кир мгновенно оказался на ногах с мечом в руке. Маркус подпрыгнул, схватил шест и настороженно огляделся.
   – Демоны Утракара, что это было? – хриплым со сна голосом спросил он.
   Кир настороженно оглядывался, обшаривая взглядом каждую дюну.
   Страшный крик повторился снова. Он взлетел к звездам и захлебнулся, как если бы кричавшему зажали рот.
   – Откуда это, во имя Амиры? – вскричал Маркус.
   – Оттуда, – ответил Кир, указывая мечом на темные пики Южных гор. – Идем.
   – Ночью?! – переспросил Маркус. – Мне почему-то не кажется это хорошей идеей. Конечно, прогулки под луной – это мило, но только если на руке у тебя виснет смазливая девчонка, а впереди ждет горячая ночка.
   Кир убрал меч в ножны, раскидал костер и уверенно зашагал на восток.
   – Похоже, на последнее ты можешь смело рассчитывать, – бросил он, не оборачиваясь.

   – Ни одной пещеры, – протянул Маркус. – И как мы туда проникнем?
   Кир молча осматривался: склон был начисто лишен каких-либо отверстий. Воин нахмурился, сделал несколько шагов вперед и вдруг шарахнулся назад, выхватывая меч.
   – Ты что? – крикнул Маркус, прокручивая в руках шест.
   Раздался отвратительный хруст, брызнула кровь, и на камни тяжело рухнуло чье-то бездыханное тело. Кир бросился к обезображенному, окровавленному комку, который когда-то был человеком.
   – Копье Дангара! – выдохнул он. Маркус подошел поближе.
   – О Амира!!! – Парень отвернулся, его вырвало.
   Зрелище было ужасающим. Кому принадлежал труп – мужчине или женщине, – разобрать было нельзя. Лицо мертвеца было превращено в кровавую маску, за которой нельзя было различить черты: словно кузнечным молотом сплющило нос, разбило губы, сокрушило челюсти, скулы и надбровья. Длинные волосы слиплись от крови, вытекшей из раскроенного ударом о камни черепа.
   Туловище же словно топтали ногами великаны. Труп распластался на камнях так, что казалось, в теле не осталось ни одной целой кости. Руки безжизненно свисали с камней как черви-марраки, шея была вывернута так, что подбородок упирался в левую лопатку, а ноги переплелись, точно косы у деревенской девчонки.
   – Боги… – тихо проговорил Кир, не отводя взгляда от изувеченного трупа. Маркус утер рот рукавом и сделал несколько шагов в сторону, подставив лицо прохладному ночному ветру.
   Кир стащил труп с камней, положил на песок и, отсалютовав мечом, принялся сооружать над телом курган из камней. Маркус наблюдал за ним, но подходить не решался.
   – Мятежный дух, останься здесь… – произнес Кир, прочерчивая вокруг кургана мечом кольцо.
   Маркус медленно подошел к Киру, стараясь не смотреть на алые от крови камни, и спросил:
   – Куда дальше?
   – Наверх, – ответил Кир. – Больше некуда.
   Маркус тяжело вздохнул.
   Спутники несколько раз едва не сорвались вниз, когда камни выскальзывали из-под ног или куски пород откалывались от скалы прямо в руках. Они забрались уже футов на сто вверх, но до сих пор не увидели и намека на пещеру или хотя бы нору. Но ведь не с неба же упал труп?
   Кир лез, глядя только по сторонам, ища опору для рук, и вверх, чтобы знать, когда же они достигнут вершины. А вот Маркус постоянно поглядывал вниз, отчего у него здорово кружилась голова.
   – Эй, Кир! – слабым голосом позвал он. – Далеко еще до вершины?
   – Не знаю, – бросил Кир.
   – Обнадеживающе, – прокряхтел Маркус, цепляясь рукой за небольшой выступ в скале. Внезапно камень хрустнул и сломался, и Маркус, завопив, повис на высоте почти ста сорока футов, держась пальцами левой руки за кусок породы, намертво застрявшей в неширокой трещине.
   – Кир!!! – орал Маркус, пытаясь найти хоть какой-нибудь упор. – Кир, помоги!!!
   Кир взглянул вниз и крикнул:
   – Ищи упор ногами! И не болтайся, как обезьяна!
   – Легко тебе говорить! – вопил парень, шаря ногами по скале. Кир тихо выругался и стал спускаться. Не хватало ему еще возиться с этим мальцом, навязавшимся в «помощники», думал он, осторожно нащупывая ногами уступы, каждый из которых мог в любой момент отколоться и обречь Кира на верную смерть.
   Маркус наконец-то наткнулся правой ногой на крохотный выступ и прижался всем телом к скале, дрожа, как крольчонок.
   Кир отстегнул меч от пояса, перетянул перекладину ремешком, чтобы ненароком не выдернуть его из ножен, и, держась за спрятанный в ножны клинок, протянул его рукоятью Маркусу.
   – Хватайся, – приказал он. Маркус вцепился в эфес правой рукой.
   – Я подтяну тебя, – сказал Кир. – Здесь есть трещина: ухватишься за нее.
   – Понял, – прохрипел Маркус. Кир напряг мышцы и потащил парня вверх. Маркус сразу же нащупал трещину и, ухватившись за нее обеими руками, стал подтягиваться.
   – Через десять футов будет навес, передохнем там, – сказал Кир. Маркус кивнул и осторожно полез вслед за ним.
   Навес, о котором говорил Кир, был узок, но там можно было стоять, прижавшись спиной к скале. Спутники стояли на высоте ста восьмидесяти футов и старались отдышаться.
   Маркус повернул голову и посмотрел на Кира.
   – Послушай, ты уже дважды спас меня, – сказал он, тяжело дыша. – А я когда буду тебя спасать?
   – Хоть сейчас, – сказал Кир, указывая вынутым из ножен мечом на запад. Маркус взглянул туда и обомлел.
   – Ох ты, боги мои! – выдавил он. – Что это?
   – Шай-Кор, – ответил Кир.
   На бледно-золотом круге луны появилось стремительно приближающееся черное пятно. Вскоре Кир и Маркус смогли различить не только огромные кожистые крылья, но и мощные лошадиные ноги с массивными копытами, покрытое густой рыжей шерстью тело, толстую шею деревенского битюга и оскаленную морду маргенского ящера. На спине чудовища сидел двуглавый всадник.
   Это был Шай-Кор, существо, созданное в начале Нового времени Зоргом, богом смерти. Гиппогрифы и ящеры были прародителями этих чудовищ; Зорг, развлекаясь, соединил их воедино, а позднее добавил ума, наделив разумом ящероголовых гиппогрифов. Спустя некоторое время он решил, что они недостаточно забавны, и из спин животных выросли человеческие тела, наделенные двумя головами. Мускулистый торс не принадлежал ни мужчине, ни женщине; головы же были именно мужской и женской, они росли из одной, мощной, как у быка, шеи. Как и голова ящера, эти головы также были разумны. Теперь эти чудовища стали опасны для всех: три мыслящих существа в одном теле, наделенном к тому же немалой силой, могли стать правителями мира. Но вместо этого они решили служить своему создателю, Зоргу.
   Что Шай-Коры делали здесь, на юге, Кир понять не мог, да и времени на раздумья не осталось: издав оглушительное ржание пастью ящера, чудовище бросилось к застывшим на крохотном выступе людям.
   – Значит, это он искал жреца! – выкрикнул Маркус.
   – Лезь наверх!!! – рявкнул Кир ему в ухо.
   – Что?! – изумился Маркус. – Ты рехнулся?!
   – Лезь, я задержу его!
   Маркус громко выругался, но послушался и, цепляясь руками за камни, полез наверх.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное