Михаил Бабкин.

Рассказки

(страница 1 из 2)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Михаил Александрович Бабкин
|
|  Рассказки
 -------

   А у одного человека однажды все волосы выпали от трудового напряжения. Ну, выпали и ладно – он их назад повтыкивать стал, а они не лезут в места: или неправильные, или, можа, без витаминов росли.
   Взял человек все те волосы кулаком и к продавцу старых машин пошёл, потому как никто кроме них не знает великую тайну, как сделать невозможное – или старую машину продать, или волосы в голову назад врезать.
   Посмотрел торговец, языком пощёлкал и отказал в помощи: мол, «Кадиллак» от семьдесят третьего проще, а ты тут… Но признал, что к шаману идти надоть, индейскому: крутой шаман!
   Пошёл человек к индейскому шаману, а тот тоже лысый, но без волосьев в кулаке, зато с жезлом и пьяный от пульке. Опечалился человек, развернулся, на большую автобану вышел – типа, кто из залётных подскажет!
   Ан раз: вот и цыгане залётные, заговорили ему лысину и волосы за три бакса и уехали, с медведями и погремушками.
   А у человека за полчаса вдруг волосы шибко из лысины полезли: да странные, зубастые! И худеть он начал, ёма-ё…
   …Его Стивен Кинг на автобане подобрал и всё-всё разузнал, жалеючи; посочувствовал и в лесочке схоронил, когда волосы с худобой напрочь человека достали.

   …С ужасом думаю, откуда Стивен Кинг брал остальные сюжеты?


   А у одного человека третий глаз вдруг взял и открылся!
   Знамо дело, никто той радости не хотел, само по себе оно произошло, после похода в общественный туалет, где бабка-колдунья деньги за вход-выход собирала: эманация, понимашь, стряслась. Надо же!
   Таки мало того, что глаз открылся, он же глядеть начал! И вовсе не туда, куда надо.
   Типа: а зачем здесь мусор всякий? А пошто дом кривой? А чё улица не прибрана, и город мелковат? И вообще, чего это Президент не на те империи засматривается…
   Крамольный глаз оказался, вредный.
   Досадил, ну дык!
   Взял человек и выколупнул изо лба тот вредный глаз. А после слепому циклопу его подарил, тот ажник чуть не умер от радости. Да вот беда – коньюктевит с болью вдруг в том глазу случился… поветрие такое вирусное, на третьи глаза вредно действующее. С тех пор и ходит циклоп прищурясь, и всё ему нравится; правда, ослеп немножко. Но жизнью доволен.
   А чё?
   Главное, чтобы в глазнице не болело!
   А смотреть-то, в общем, и не на что.


   А вот один мужик взял и купил себе телевизор у друга.
Недорогой, монохромный как зебра из мультика.
   Мужик вообще-то в основном водку пил и тем телевидением не шибко интересовался, но чего спьяну не сделаешь-то! Купил, в общем. Купил и в розетку включил.
   А там, на экране – да ужас чего: и терракты во Франции всякие, и обвалы, и потопы-цунами-штормы, и болезни новые объявлены, нелечимые… Жутко, в общем!
   Собрался было мужик назад другану телевизор за бутылку вернуть, а потом взял и передумал – выдернул вилку из розетки да и нарисовал на чёрном экране пожарной краской известный слоган: «Всё будет хорошо!».
   С тех пор у мужика на телевизоре один лишь позитив наблюдается, самодельный, глобальный и красочный; опять же, друзья на тот позитив зачастили, с выпивкой и закуской! Женщины заглядывать стали, ага, телевизор посмотреть и кровать спиной пошшупать…
   Удалась жизнь, короче.
   И всё благодаря телевидению.
   И отсутствующей антенне.


   Вот у одного мужчины день рождения настал, он и забыл о том, а день-то всё одно случился, потому как время прижало!
   Деваться некуда, надо праздновать: купил мужчина бутылку водки и две чебурашки пива, что по полтора литра каждая чебурашилась, крикнул у магазина в небо, дружелюбно:
   – Кто в гости? – он типа фаталист был, кто в гости придёт, те и други.
   Умолчало небо, лишь мочой из пролетающего самолёта росой пролилось.
   – А здесь – кто? – заглянул мужик в Интернет: а там друзья резво отозвались, но не нальёшь же им водки через модем… тем более, что в хате ни компьютера, ни телефона, один лишь модем в углу висит, древний, с лампадкой.
   – А тут? – половицу приподнял, на домового взглянул: умер домовой! Уже и пахнет.
   – Тогда я сам, – опечалился мужик. – Мучаться буду, но! – и мучался, пока к нему санитары из дружеского госпиталя не приехали, по водочным болезням специалисты.
   Умницы: и от самолётной мочи дом отмыли, и домового реанимировали, и что Интернета в реале нет, мужику враз объяснили… добрые такие санитары! Душевные.

   …Когда мужика из напрочь отмытого дома уводили, спросил мужик в тоске, у всех, уж и не рвался освободиться:
   – А Бог-то есть, э?
   Ничего не ответили санитары, промолчали.
   Только крыльями часто-часто захлопали.


   А один нерусский человек джинна в трактире съел, правда-правда!
   Так уж получилось: джинн ух какой строптивый был, его и сунули в устричную раковину сгоряча – то ли царь Соломон постарался, то ли кто ещё страшнее, не помню. А за неимением бутылки (они ж, Соломоны, вино не пили, откуда тара!) джинна в раковину на бессрочку и определили… Где он за сотни лет потолстел и необъятную вкусность приобрёл.
   Таки, значит, раскупорил человек ту устрицу, а она вдруг и говорит ему на забытом восточном языке: мол, три любых желания исполню, хошь императором мира станешь, хошь… – а больше ничего ляпнуть не успела, потому как не знал тот гражданин забытого восточного языка: полил он устрицу лимонным соком и съел, та и пискнуть не успела. А когда устрица в организме усвоилась и всё джинново колдовство в желудок перетекло, сказал вдруг человек, думой и желудком озаботившись:
   – А что! А и хорошо быть королём, да! Хм, и впрямь, не двинуть ли мне в императоры, э? – и убежал не заплатив, в полной душевной рассеянности: то ли до ветру помчался, то ли просто так…
   А трактирщик после ругался шибко-шибко: опять гадский Наполеон оплату за обед прохалявил, зараза!
   Очень уж хозяин трактира халявщиков не любил, да.


   А пошёл однажды служивый человек солдатской должности в знакомый ночной магазин, пива купить. В три часа после полуночи, когда все ведьмы уже на помелах!
   Шёл, шёл, а дорога чего-то длинная… не нормально идётся, ага.
   Ну солдату-то что: губу прикусил, напрягся, фуражку на затылок, деньгами в кармане пошуршал и дальше почесал – пиво-то надо!
   А дорога снова бесконечная, не иначе как заколдовали… вон ларёк, рукой подать, ан не даётся!
   Прилетела молодая ведьма сверху, на помеле: шарк прутяками! Чуть фуражку ногой не попортила; орёт:
   – А вот, девочки, служивый, что за пивом в ведьминскую ночь наладился! Щас мы ему!.. – пригляделась: ох ты! Натуральный Ди Каприо – красавчик, оть! Мнэ… и есть такого зазорно, кто ж таку красоту кушает? А и не удобно: крикнула ж.
   Взяла солдатика за погон и поволокла к себе в ведьминское логово: ну, типа любовь и всяко разно.
   А солдатик ногой дрыгает и ором орёт:
   – Ты чё, лахудра! Мне сержант деньгу дал и приказал пива ему доставить! Ты зачем боевой устав и дедовщину подрываешь? Не принесу – убьёт ведь!
   Озадачилась ведьма, прониклась: из палатки пиво захватила да в казарму бойца с тем пивом отнесла. А там сержант! Спит! Румяный! Вылитый Стивен Сигал с мордобойными ногами: увидела ведьма его и влюбилась навсегда.

   …С тех пор в воинской части 10003 полная доброта настала: ни дедовщины по роду службы, ни руконогоприкладства, ничего! Вот только командир полка зверем на всех смотрит: чего-то в душе нехорошее таит, да.
   А сержанта не искали, чего обормота искать то! Он всё одно дембелем был… а что зятем полковника стал, так то ж к армии никак не относится? Да?


   В одном королевстве дракон украл принцессу, эка невидаль!
   Шум поднялся преизрядный, потому что у принцессы папа был королём, это вроде как местная государственная шишка. Ну, понятное дело, приказал он дочку спасти, а воевать-то с драконом никому не хочется!
   Один дурак согласился, ему коня с мечом дали и рукой показали, куда ехать. Но он же дурак! Поехал не в ту сторону.
   Мало того, что поехал не в ту сторону, так ещё победил не того дракона и спас не ту принцессу. И отволок её даже вовсе не к ейному папе-королю, а вообще к чужому, заморскому. А тот обрадовался, у него в гареме как раз сотая жена умерла, дал он дураку двадцать пять заморских рублей и домой отправил.
   А дома у дурака деньги отобрали и голову ему отрубили. Потому что он географию не знал.
   Вот говорят, что дуракам счастье!
   Врут.


   У одного человека в голове жук-короед завёлся. Всё бы ничего, но лопал-то жук кору головного мозга! Опечалился человек от вечного короедского жужжания в ушах и пошёл на приём к ведьме. А та, как его стетоскопом в голову послушала, так и озаботилась: сказала, мол, нет спасения от того жука! Можно, конечно, дихлофоса литр выпить, али цианистого калия грамм несколько скушать, тогда и не будет жужжания, но человек тому рецепту не поверил: невкусно! И помирательно, ага.
   И стал жить человек с жужжанием и короедством в башке, понемногу глупея и глохня.
   …От того гулкого безобразия создалось у человека в мозжечке натуральное грохотание, очень схожее с музыкой «Раммштайн». И от той хреновой болячки, окончательно растеряв голову, принялся человек слушать те грохоты с пластинки, чтобы внутренние заглушить: клин клином!
   С натуральной, значит, слушать, с авторской. И очень-очень громко!
   День слушал, два – а на третий помер жук, через ухо вытек, дёргаясь и страдая…

   Хорошая группа «Раммштайн»!
   Целебная.


   А один человек себе в магазине калоши купил. Они ему не нужны были, но он всё равно купил.
   Потому что жадным был и всё блестящее любил.
   Купил, надел и вышел на улицу красоваться – то так ногу повернёт, то эдак, всем показывает. А никто не видит, плевать всем на его калоши! Потому что сухо.
   Красовался он, красовался, да под трамвай и угодил – отрезало ему руки, ноги, голову, живот и задницу.
   Пришёл он в Рай в разобранном виде, в ворота постучал, а ему отвечают:
   – В калошах не пущаем! Сымай, тогда пустим, у нас культура, – он и так и сяк, а калоши не снимаются, он же духом бестелесным стал и в каком виде помер, в таком и ходит. Хоть и разобранный.
   Пошёл тот человек в Ад, а там говорят:
   – Ты в своих калошах по театрам ходи, а нам оно ни к чему! Потому как у нас приказ насчёт тех, кто в калошах! Чтобы резиной не воняло.
   Обиделся человек и ушёл на Землю. Там и ходит до сих пор, в калошах. Пишет матерные слова на грязных автобусах, троллейбусах и тойотах, пальцем. А на велосипедах не пишет, там места мало.
   В милицейских сводках его называют Вечным Жидом – уж больно вид у него жалостливый, жидкий!
   Хоть он и в калошах.


   А один человек пьяницей был, карма у него такая случилась.
   Пошёл он как-то ночью к друзьям вино пить, а на него самосвал наехал: водитель шибко пьяный оказался, у него тоже карма нетрезвая была. Ну, задавил водитель того пьяницу немножко, тот, конечно, обиделся, но встал, пиджак отряхнул и пошёл дальше к друзьям. Типа беда бедой, а пить вино пока никто не запретил: надо!
   Шагнул шаг, а там рельсы откуда ни попадя и трамвай: «Дзинь-дзинь!» – шарах и зарезал того пьяницу. Ну, почти зарезал: встал он, отряхнулся, руку на место приставил, голову к месту приладил и пошёл дальше: надо, карма зовёт!
   А тут бандит его ограбить решил: пыркнул ножом в сердце, кошелёк у мёртвого доставать стал… ан мёртвый-то и не мёртв был: карма помереть не дала. Поругал он малёхо бандита, а тот сомлел неведома от чего… И пошёл пьяница дальше, к друзьям, теряя себя понемногу: то рука упадёт, то голова отвалится, то сердце из груди выскочит… трудно шёл, себя на пути подбирая! Но пришёл-таки, голову на место присобачил и говорит: «Здравствуйте, робъяты!»
   А робъяты как его увидели, так и трезвые стали, больше никогда и не пьют. Говорят: «западло», ну, им виднее.
   А человек с тех пор где-то здесь бродит, карму-то ему никто не отменял… говорят, нарасхват его киношники американческие берут, он им типа зомбов изображает, хотя какой из него зомб? Ну, без головы и рук, ну ходит, когда нога не отваливается – эка невидаль у нас? Тут самоходных и так хватает…


   А один человек взял да и умную книжку написал. Ну, написал и написал – с кем такая беда не случается! Всё ж не кино про четвёртого Терминатора снял…
   Таки да, написал и имел несчастье её опубликовать в хорошем издательстве.
   Тут-то оно и началось: как стали ту книжку везде ругательски обсуждать, ну жуть! И количество букв в книжке нечётное, и обложка кривая, а предисловие вообще женщина писала… И, что самое главное, нет унутре книжки никаких батареек – в наше-то технологическое время! Ну нет и всё тут, хоть тресни. И экрана, с которого читать можно, тоже в ней нет: так, вздорные бумажки какие-то, страницами называются…
   Каюк, в общем – не литературное произведение, а сплошной позор эпохи!
   Опечалился писатель горестно, даже убиться из водочного пистолета решил, но тут Муза прибежала – задрав полы хитона, чтоб скоростнее – и пояснила, что все они те критики дураки: есть в книжке батарейка! Только она не электрическая, а духовная, не всем видимая.
   С тех пор и не обращает писатель внимания на критиков. Потому что они в его книжках батареек не видят!
   А он, писатель – видит.


   А один нищий человек пошёл к колдуну, на предмет жизнь свою подправить в желательном направлении. Пришёл, денег колдуну много пообещал и попросил типа: «Желаю, чтобы всё!»
   Колдун и расстарался – в погремушку истово постучал, бубном по клиенту прошёлся, даже бумажку долларовую сжёг, не пожадничал! Наколдовал, значит, всякого, и зарплату попросил.
   А клиент ему не верит, подтверждения просит, но какое подтверждение у колдовства может быть? Оно или есть, или его нету… Потому клиент денег колдуну и не дал: мол, когда проявится колдовство, тогда и. Надел мантию свою вселенско-императорскую, свистнул в два пальца, чтобы «Роллс-Ройс» золотой к порогу подогнали, и уехал Вселенную переделывать, по чину ему это нынче было: все случившиеся изменения за привычную реальность принял, глупый… Или не глупый, а жутко умный.
   А колдун в непонятке остался: денег вовсе не дали, «спасибо» по работе тож не сказали… Обидно ух как! Затаил он злобу и в джедаи подался – убивает нынче всех Императоров Вселенной, радостно приговаривая: «Заплатил бы, сволочь, таки и жил!»
   Очень на то Императоры Вселенной обижаются, да-с…


   А у одного человека кошак помер, китикетом подавился и помер. Ну, погоревал человек две минуты и хоронить кошака стал: на улицу пошёл, а там зима, бррр! Откопал ямку под ёлкой, складировал туда животный организм, а заодно и ёлочку срезал, она типа бесхозяйская была, а дело к Новому Году, как не срезать!
   Поставил он ёлочку в комнате, лампочку и красную звезду на неё кинул и стал подарочков от Деда Мороза ждать. Ждёт, ждёт, а в полночь в дверь: бубух! Да громко как!
   Кинулся человек дверь открыть, а там кошак дохлый стоит, лыбится: отдай, мол, мою ёлочку! Раз лапой стукну – земля трясётся; два стукну – дом упадёт, три стукну…
   Не узнал человек, что в три бывает: как воткнул ёлочку в кошака, так тот и помер окончательно. Лежит теперь на кладбище животных, с лампочкой в заднице и звездой в пасти: дремлет!

   Очень на дедушку Ленина похож – краснозвёздный.
   Всегда живой.


   Жили-были мужик да баба, хорошо жили, всё у них было: и квартира, и микроволновка «Samsung», и машина «Audi», и кошка Маня шерстистая, позавидовать можно.
   А однажды говорит баба мужику:
   – Чой-то ты не такой стал, и внешне и в деньгах!
   Опечалился мужик от той правды и к Бабе-Яге пошёл, она целителем была.
   Пришёл к Бабе мужик и жалится: мол, гнобит меня жена!
   А Баба-Яга и говорит: «Она рекламой отравилась. Ты, милок, бабе своей телик больше не включай с рекламами, а пои её травой ядовитой и вредной, имени Д. Нагиева потрава зовётся, типа химотерапия оно» – ну и взял мужик ту травку и заварил. И жене выпить дал.
   Таки что?
   Таки умерла она, да. Потому как яды разные бывают, полезные и всякие, но яд от «окон» очень уж крутой стался, даже пластиковые тапочки растаяли…
   А вы говорите – народная медицина!
   Пфе.
   Травят нас телевизором, травят… А мы и согласны.


   Изобрёл один человек машину времени. И стал жене кричать:
   – Маня, Маня! Я тут такое придумал!
   А Маня решила, что он резиновую женщину мимоходом сообразил и хрясть ему по шее мокрым полотенцем! Потом только спросила:
   – Чего, а?
   Но тот на неё уже обиделся, полетел в прошлое и Маню нафиг стёр.
   Стёр, а скучно стало, без жены-то!
   Взял и снова её придумал. А она его опять мокрым полотенцем: хрясть! Он её снова стёр…
   Вот так и живут поныне.
   В любви и согласии.
   Через раз стираемые.


   А у одного дохтура все пациенты вдруг бряц и померли!
   Ну, быват-быват…
   Удивился дохтур пациентовому мору и спросил медсестру, строго так спросил:
   – Чего они, э?
   – А кто ж их, дураков, знает, – ответила медсестра, опять набирая в шприц цианистый калий, – вот уж точно померли бы, кабы я их не лечила! Достали, ну.

   На том они и согласились, потому как медсестра умной была, не обижала мужиков.
   Живых, в начальниках.


   Пошёл один человек зимой в магазин за водкой. Подошёл ко входу, а там милиционер стоит, типа воров пугает.
   – Ты знаешь, кто я такой? – грозно так он у человека спросил.
   – Знаю, – говорит человек. – У тебя шинел серый и глаза злые! Ты волк-оборотень!
   Огорчился милиционер, что узнали его великую оборотневскую тайну, упал от горя на землю и умер.
   Зашёл человек в магазин, а там продавщица, рыжая-рыжая!
   – Здорово, лисица! – сказал человек продавщице. Та не ответила, упала на пол и умерла. Ну, человек, понятное дело, водки с прилавка понабрал сколько в карманы влезло, пока какой жадный с улицы не припёрся, и ушёл. Идёт по улице, водку из горлышка пьёт, со всеми здоровается:
   – Здравствуй, заяц! Здравствуй, ёж! Здравствуй, медведь! – а те, понятное дело, от правды косеют и немедля помирают. Целая улица мертвяков! Две улицы! Три! Весело.
   А тут навстречу этому человеку другой человек, вовсе незнакомый. Подходит и запросто так говорит:
   – Здорово, козёл!
   Очень человек удивился, что его вдруг раскусили, упал и тож помер. А тот негодяй у него всю водку из карманов забрал и в кино пошёл, потому что там темно, тепло и никто не мешает.
   Вот же несправедливость какая!


   У одного человек на руке шестой палец вырос. Он его не просил, а он сам по себе вырос. Наглый такой, с ногтём!
   Мало того, что с ногтём, так ещё с глазами и ртом, гад.
   Вырос и говорит зло так:
   – А что, Семён Иссидорович, надо бы нам консенсус сообразить! Я, типа, существо разумное и не потерплю, чтобы мне демократию разговора не давали, вон как ты на меня глаза вылупил, знамо дело, что удивлён мной и зажимать меня щас будешь, интиллихент собачий!
   А ничего ему Семён Иссидорович не ответил, сунул тот палец в ж… Сунул, короче говоря.
   На том вся демократия и закончилась!
   А жаль.


   Валяние Дурака – пыльного, с криками и потом, под слепящим над Ордой солнцем, где и пить-то нельзя, не поймут, игра честная; с тяжёлыми шкурами на плечах и тяжёлыми копьями – не всегда она была полезна очередному валятельному Дураку. Но иногда Дурак всё же выходил на пенальти…
   И тогда Главный Шаман вставал с Кресла: это была уже его игра. Серьёзная, страшная.
   Кто возьмёт власть в стране после решающего удара и возможного попадания Дурака в Шаманское Кресло? Что будет? Отобьёт ли Шаман тот удар?
   …Зачастую, по старости, Главный Шаман того удара не ловил.

   Поэтому имя всех Главных Шаманов всегда было Дурак-Пенальти.
   Без вариантов.


   – …Ты, боярин, теперь куда хочешь силой мысли перенестись можешь, – сказал колдун. – Я своё дело сделал.
   – Молодец, хвалю, – одобрил боярин. – Но денег не дам, пшёл вон!
   – Тогда, – посоветовал колдун, – ни в коем случае не думай о Луне!
   – Это почему же? – озаботился боярин, глянул в ночное небо и… пропал.
   Так был сделан первый – для всего человечества – шаг по поверхности Луны.
   И последний – для боярина.


   А одна человека взяла и пирсинг сделала, потому что модно и дура она была: колечко себе в пупок сунула. Потом язык проколола… потом – лиха беда начало! – вся колечками изукрасилась, словно в кольчугу оделась. Да так плотно, что и одежда, и шляпка не нужны вовсе стали: идёт по улице как та тётка-терминатор – сплошь железная, от макушки до пяток!
   На том и погорела: киношные фанаты, такое увидев, отловили пирсинг-тётку и в чан с кипящим расплавом сунули, чтоб всё чин-чинарём – сюжет обязывает!
   Натурально погорела, мда-а…
   Вот она, великая сила искусства!


   Вот был случай: пошёл один моряк в баню.
   А у него попугай вредный был: то матом орал, то сексом озабоченный был, то океанских волн хотел. Ну, оторванный от реальности существок, хоть и пернатый, но в клетке. Чего с него взять!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное