Михаил Бабкин.

Проклятье старой ведьмы

(страница 3 из 14)

скачать книгу бесплатно

   Тимыч размахнулся секирой и вприпрыжку припустил по площади, мягкие туфли беззвучно касались мостовой. Он и сам не успел понять, как это случилось, но змеюка оказалась прямо перед ним. Раз – Тимка махнул секирой справа налево, два – и змея развалилась пополам, на пару скрученных половинок. Тим дико заорал, уронил свое оружие и кинулся прочь, к лошади. Позади раздалось хриплое шипение; Тимыч остановился и повернул голову – обе половинки, две змеи, прыгали туда-сюда по площади. Они уже забыли про добычу: свиваясь и развиваясь от боли и ярости, гадины кинулись друг на дружку. Смертельная схватка завязалась между тем, что минуту назад было одним целым. Через несколько секунд все было кончено – одна половина змеи ухватила за обрубок-хвост другую и стала ее судорожно пожирать, а та ответила ей тем же… Вместо живой спирали теперь на площади лежало громадное черное кольцо, в котором что-то мерзко пищало и скрежетало. Кольцо вздрогнуло раз, другой и замерло. Гадина сдохла. И тут Тимыча заколотило, да так, что он чуть не упал: зубы стучали, ноги тряслись! Такое бывает – человеку в драке некогда сильно бояться, настоящий страх появляется потом, после, задним числом. Но и проходит быстро.
   Тим сел на мостовую и закрыл лицо руками. Горячая ладонь опустилась ему на плечо. Тимыч задрал голову. Над ним стоял Боня и смотрел на него, так смотрел, словно впервые видел.
   – А ты молодец, – наконец сказал Хозяйственный, – не ожидал я, нда-а…
   Боня поднял мальчика на ноги, подвел к мертвому змеиному кольцу.
   – Знаешь, что это?
   – Змея, – дрожащим голосом ответил Тим. Руки у него тоже еще тряслись.
   – Запомни, это – скакул. И охотятся на него не вдвоем, и даже десять охотников вряд ли пойдут за такой добычей. Он очень живуч и каждая капля его крови ядовита. А ты р-раз – и готово! – Хозяйственный весело расхохотался, уперев руки в бока:
   – Мальчишка уложил скакула! Ай да Тим, ай да Тимыч! Ха-ха! Ха! – Тимка тоже засмеялся. Сначала тихо, а потом так, что даже икать начал. Так они стояли и смеялись, а Люпа стучала копытами и тоже по-своему, по лошадиному, смеялась. Хотя не понимала, чего здесь смешного.
   Из темноты стали появляться люди. Они робко выходили на площадь, поначалу испуганные, но потом видели мертвого скакула, смеющегося рыцаря и мальчика, и тоже начинали смеяться. Всем стало ясно, что беда ушла. Зажгли факелы, на площади стало ярко и весело.
   – Скакул убит! – кричали одни.
   – Ура рыцарю в серых латах! – вторили им другие. В этом оглушительном шуме Тимыч наконец сообразил, что они не одни. Он дернул Хозяйственного за руку, Боня перестал смеяться, огляделся.
   – Здравствуйте, – сказал он и помахал всем рукой, – мы хотели у вас переночевать – и на тебе! Вы уж нас извините, намусорили мы вам немного.
   – Очень даже хорошо! – Сквозь толпу пробился растрепанный толстяк в черной бархатной куртке и с золотой бляхой на груди. – Великолепно намусорили! Большое вам спасибо.
Я – мэр этого города, Берто Бенц. Прошу ко мне, переночуете, поедите. Мы таких героев просто так не отпустим. Великий рыцарь, вы спасли нас всех!
   – Нет уж, – улыбнулся Боня, – хотел было я вас спасти, да вот этот мальчик проделал за меня всю работу. – И Хозяйственный в красках расписал, как все случилось. Толпа в изумлении молчала, разглядывая юного героя. Тимыч застеснялся:
   – Да чего там! На моем месте каждый…
   – Испугался бы! – громко закончил фразу Берто Бенц. – Что мы и сделали. Мы, взрослые мужчины, испугались, да-да, а мальчик… Тебя как зовут?
   – Тим… Тим-Тимыч, – совсем сконфузился Тимка.
   – Ура Тим-Тимычу, победителю скакула! Ура! – Все на площади кричали «Ура!» так громко, что в небе, казалось, стали раскачиваться звезды, а пролетавшие над городом птицы в испуге помчались в разные стороны: они подумали, что начался сезон охоты.
   Жители города остались приводить в порядок площадь, а Берто Бенц повел почетных гостей к себе домой. Жил он недалеко, потому добрались быстро. Люпу поставили в стойло и насыпали ей самого вкусного лошадиного корма, какой только смогли найти. После хозяин дома и его гости сели ужинать: госпожа Берта Бенц, жена мэра, поспешно накрыла на стол в саду под вишнями, и пир начался. Когда все поели горячее, Тим принялся за торт с компотом. Боня и Берто, раскурив трубки, налили себе по кружке пива и стали беседовать о том о сем. Услышав про поход на дракона, Берто Бенц очень огорчился:
   – Кому это в голову пришло убивать такого милого человека? Да, я не оговорился. Я его считаю хорошим порядочным человеком и соседом. Мне самому приходилось к нему в гости ездить. Поговоришь с ним, о трудностях своих расскажешь, глядишь, чем и поможет. То советом каким, то подарит чего. У него раньше золота много было, так он нам его отдал. Мне оно, говорит, без надобности, а вы себе дома хорошие поставите. Мы даже главную улицу свою так и назвали: Драконья. Непонятно, непонятно… Видно, оклеветали его, кому-то он помешал. Были здесь недавно проезжие, пять человек. Говорили, травы лечебные собирают. Мы пустили их переночевать, но они плохими людьми оказались, обокрали хозяина дома и сбежали. Может, они?
   – Может быть, – согласился Боня Хозяйственный. – Очень даже может…
   А потом взрослые заговорили про дела обыденные, у них нашлось что сказать друг другу. Боня был все же начальником склада, а Берто – начальником города. Тоже своего рода склад, только гораздо больше.
   Тимычу надоело слушать всю эту болтовню. Он залез в кровать – им постелили в саду, – достал волшебный стаканчик, разбудил Каню и так расписал дракону сегодняшний поединок, что бедняга чуть любимым чаем не захлебнулся от волнения, весь паром изошелся. Если бы не гудок, лопнул бы!
   Берто Бенц вдруг замолчал и прислушался. Далеко-далеко в ночи гудел драконий пароход, долго и необычно громко.
   – Смотри-ка, – заметил Берто, – дракон сегодня не в себе. Видать, чаю перепил. Вот дудит!
   Боня посмотрел на кровать, где под одеялом спрятался Тимыч, и понятливо улыбнулся.


   Утром провожать героев вышел весь город. Берто Бенц произнес прощальную речь, очень длинную и запутанную. В конце концов он махнул рукой и сказал просто:
   – Большое спасибо! – и добавил, что главную площадь теперь назовут Тим-площадь, в честь победителя. А попозже, если руки дойдут, обязательно поставят на ней памятник в честь этой славной битвы. В натуральную величину. И еще Берто Бенц преподнес Боне мешочек с сотней золотых даллеров (так назывались деньги в этой стране), пожертвование из городской казны. Сумма очень даже приличная! Потом вышел седой Главный оружейник и безо всяких лишних слов подарил Тим-Тимычу и Хозяйственному по необычному кинжалу в твердом кожаном чехле: клинки были сделаны из отполированного жала скакула. На витых золотых ручках стояли инициалы – на одном «Т», на другом «Б», чтобы не путали. Старый мастер сам сделал это оружие за ночь.
   – Эти кинжалы, – сказал Главный оружейник, – не только память о вашей битве, но и хорошее средство против ночных привидений. Вы должны знать, что призраков можно убить только двумя вещами: серебряной стрелой или жалом скакула. Серебра нынче нет, исчезло вместе с серебряными зеркалами. Поэтому такое оружие вам может пригодиться – не дай бог, конечно.
   Все дружно крикнули: «Слава!», на городской башне ударил колокол, и Люпа неспешно вышла через ворота на дорогу. Хозяйственный прямо, как линейка, сидел на возке. В поднятой руке он держал меч; Тим попытался, стоя в тележке, отдать честь, как маршал на параде, но кувырнулся на спину: веселый смех долго гремел позади тележки.
   Тимыч лежал в повозке и любовался подарком. Ох и жала были у этой змеи! Тимыча даже передергивало, когда он вспоминал прошлую ночь. Ну, дело прошлое, уже не страшно… Боня распевал во все горло военную песню. Слуха у него не было вовсе, и скоро Тимыч не выдержал:
   – Хозяйственный, лучше бы рассказал чего интересного, а то Люпа шарахается от твоей музыки. Если не замолчишь, я тоже петь буду!
   Боня закричал – это он так пел – еще громче. Тимыч завизжал тоже. Так они кричали, кричали, пока лошадь не остановилась, сердито не оглянулась на них и не заржала. Скажем прямо, она заглушила обоих певцов. Тимыч и Боня замолкли, посмотрели на Люпу. Та мотнула головой: «То-то же!» – и пошла дальше.
   Скоро начался лес. Дорога стала неровной, в колдобинах, Хозяйственный слез с возка и побрел рядом, Тим тоже спустился на землю. Деревья плотно обступали дорогу, заслоняли небо ветвями. Казалось, что путники идут внутри огромного шалаша. Стало темно и сыро.
   – Слушай, Боня, – озираясь, спросил Тимыч, – а волки здесь водятся?
   – Я думаю, нет, – беспечно ответил рыцарь, – но все-таки слишком шуметь не надо.
   – Ты разве не этой дорогой ехал к дракону? – удивился Тим.
   – Не-а, – мотнул головой Хозяйственный, – я одной и той же дорожкой не езжу. Не интересно это.
   – О, да мы так неизвестно куда придем, – испугался Тим.
   – Ничего подобного. Все дороги ведут в столицу Королевства. Не пропадем, – обнадежил его Боня и засвистел веселый мотивчик.
   Дорога виляла непрестанно: то в горку, то под горку, то влево, то вправо – словно сама не знала, куда ей надо. Лес то густел, то становился таким редким, что между деревьями можно было играть в футбол.
   – Я извиняюсь, – сказал Тимыч, когда они порядком отшагали, – скоро ли привал?
   – А ты как думаешь? – поинтересовался Боня.
   – Я не думаю, я спрашиваю, – нахмурился Тим.
   – Оно и видно, что не думаешь. Где ночевать-то, на дороге? Среди деревьев? Это только в крайнем случае. Пока не стемнело, будем искать место поуютней. Ты посмотри, – Хозяйственный ткнул пальцем в небо, – тучи идут. Будет гроза, как пить дать. Так что поднажали! – Боня шлепнул Люпу по ляжке: – Быстрее!
   Гроза тяжело громыхала совсем рядом, когда дорога вывела путников к развалинам старого замка. Зубчатые стены несколько веков уже ничего не охраняли, ворота упали и давно сгнили. Когда-то ажурные, старинные башни теперь чернели ямами выбитых окон. Двор походил на болото – в нем рос камыш и квакали лягушки.
   – Неважное место, – Тимыч разочарованно огляделся, – помойка, что ли?
   Хозяйственный раздраженно схватил Люпу за узду и пошел вперед, сквозь камыши – лягушки веером разлетались из-под его ног. Тим пнул грязь ногой и поплелся за Люпой. Через здоровенный пролом в стене они въехали в замок, в темный большой зал, и вовремя: гром взорвался над башнями, молния электросваркой осветила внутренности зала. Дождь и град одновременно рухнули на землю.
   – Вот бы ты сейчас под деревцем прятался, – ехидно заметил Хозяйственный, – а здесь хоть крыша над головой есть. И то дело.
   – А я что, спорю? – независимо ответил Тим.
   В повозке нашлись несколько смоляных факелов и кресало: неяркий свет озарил помещение. Оказалось, что это просто часть ободранного коридора, его тупик – сам коридор метров через десять круто поворачивал в глубину замка и тянулся куда-то далеко, в чернильную темноту развалин.
   Хозяйственный соорудил неуклюжую, но широкую лежанку из прелых веток, кинул поверх несколько мешков.
   – Спать, – коротко распорядился Боня, – есть и спать!
   Путешественники быстро поужинали (госпожа Берта Бенц щедро снарядила их в дорогу) и легли. Один факел экономный Боня погасил, второй же еле горел, ничего не освещая. Но без него было бы хуже.
   Ливень перешел в тихий дождевой шум, и друзья незаметно уснули под него. Тимычу приснился страшный сон: будто идет он кверху ногами по небу, а под его головой летают самолеты, облака, а еще ниже стоит чудовище из ужастика – клыкастое, зеленое и сопливое – и манит Тимку к себе когтем. Тим резко проснулся и минуту бестолково глядел в темноту, пока не сообразил, где он.
   – Тьфу, – сердито сказал Тимыч видению и собрался спать дальше, но тут странный шум донесся до него. Дождь еще шел, но эти звуки… Они очень походили на дождевую капель, хотя и отличались от нее – да, это был далекий шум голосов, которые говорили все сразу. Вдруг кто-то крикнул: «Тихо!» – и голоса разом умолкли.
   – Боня! Хозяйственный! – зашипел Тимыч. – Проснись! – Он схватил Бонифация за руку. – Тут люди!
   – Знаю, – совсем не сонно ответил Хозяйственный, – и лучше бы ты спал, чем слушать… такое.
   – А чего здесь… – тут Тимкина рука наткнулась на что-то. Мальчик ощупал предмет и понял, что Хозяйственный держит в кулаке кинжал из скакульего жала. И что кинжал без чехла.
   – Ты думаешь, это… – начал Тим и осекся.
   – А кто же еще может пировать ночью в гнилых развалинах? Только призраки-лиходеи, – нехотя проворчал Боня.
   Тимыч прислушался. Голоса то усиливались, то становились глуше, словно шел жаркий спор. И спорили здесь, рядом, за стеной – Тим встал на колени, приложил ухо к холодной стене. Точно, там! Тим ощупал кирпичи, нашел среди них выбоину снизу, лег на живот и заглянул в пролом.
   В большом грязном зале, за длинным пыльным столом, в черных резных креслах сидели бледные призрачные фигуры. Они шевелились и расползались, словно туман на ветру, постоянно меняя свои очертания: сквозь бестелесное марево проглядывали кости, черепа. На столе в золотых подсвечниках горели синими огоньками черные свечи. Свечей было тринадцать, тринадцать же было и призраков.
   Между свечами лежала книга. Даже отсюда Тим ясно видел, что она густо покрыта серебряным орнаментом и застегнута на золотой замочек. От книги шел неяркий белый свет, она словно лучилась доброй энергией. Призраки тянули к ней руки и, обжегшись, тут же их отдергивали.
   – Ты, дрянь, – проскрежетал голос одного из призраков, – долго еще будешь упираться? Мы все равно заставим тебя служить нам, черным духам. Или ты думаешь, мы не найдем управы на твою белую силу?
   – Не найдете! – ответил звонкий голосок. – Уже триста лет ищите. Зря время тратите, ха-ха!
   Призрак лязгнул челюстью:
   – Для нас время – ничто. А ты истлеешь. Все-таки мы решимся и зальем тебя жабьими слезами, они разъедят твои листы; напустим в обложку белых муравьев, и они съедят твою кожу; расплющим застежку каменным топором и тогда уже точно никто тебя не раскроет, не воспользуется твоим могуществом. И даже Олаф тебе не поможет, потому что он мертв!
   – Нет, жив, жив, я знаю! – уверенно крикнула книга (а то, что это действительно говорила книга, Тим понял сразу). – Он вам задаст, опечатки несчастные!
   – Последний раз спрашиваю, – грозно каркнул голос, – покоришься? Твой ответ? – Книга ярко вспыхнула. Призраки согнулись в своих креслах, как от удара, отшатнулись, прикрылись костяными руками.
   – Вот вам! – рассмеялась книга.
   – Ну ничего, еще не утро, – прохрипел призрак, – никуда она от нас не денется, никуда. Именем тьмы! Закрыть книгу! – Призраки все вместе подняли руки вверх: из темноты на стол мягко упала куча гнилого тряпья и погасила волшебный свет книги. Потом призраки взяли со стола по черной свече и, сказав друг другу: «Спокойного мрака», ушли прямо в стены. Один призрак пролетел прямо над Тимом, вынырнув из стены над его головой: мерцая голубым огоньком свечи, привидение поплыло по коридору и растаяло в его глубине.
   – Т-ты в-видел? – прошелестел Тимыч.
   – У меня, наверное, от ужаса усы поседели, – очень тихо и мрачно ответил Боня; они, так и не уснув, молча пролежали до самого рассвета.
   Едва посветлело, Хозяйственный начал собираться.
   – Ходу, ходу отсюда. Лучше под деревом в грозу, чем тут. Скорей! – Боня и Тим покидали мешки и еду в возок, и бегом, разбрызгивая грязь, поспешили уйти из плохого места.
   Когда взошло солнце, дорога в лесу стала гораздо суше. Лес постепенно редел, начали попадаться солнечные поляны, на которых резвились зайцы: видно, ночью гроза их так напугала, что сейчас они не обращали внимания на людей и скакали вовсю. Тим попытался рассказать Боне про свечи, призраков, книгу. Но Бонифаций оборвал его:
   – И слышать ничего не хочу! Свечи, мертвецы, летающие гробы… Черное колдовство это все, и книжка та тоже вредная, колдовская. Да пропади оно все пропадом! – и три раза плюнул назад, в сторону развалин.
   Ночные страхи здорово вымотали Боню: он часто спотыкался, засыпая на ходу, да и Тимка себя чувствовал не лучше… Пришлось сделать привал, поесть и немного поспать. Проснулись Тимка и Боня лишь когда сильно перевалило за полдень – было жарко. Путники нашли ручеек, ополоснулись, попили, набрали про запас воды в бочонок и поехали дальше. Через час отряд поднялся на пригорок. Дальше дорога круто опускалась вниз, в долину, и там уходила вдаль, к горизонту. А под горкой стояла крепкая рубленая изба в два этажа: к печной трубе над крышей был туго примотан ржавой проволокой шест с большой вращающейся жестяной кружкой-флюгером.
   – Эх, хорошо! – обрадовался Хозяйственный. – Корчма! Пива холодного выпью, денежки у нас теперь есть. А ты что будешь?
   – Пепси-колу, конечно, – серьезно ответил Тим, – или кока-колу. Без разницы.
   – Ну ты, Тимыч, даешь, – засмеялся Боня, – тут никто и слов-то таких не слыхал. Поехали, сепси-кола… – И они начали спускаться с горы.


   Конечно, пепси-колы в корчме не оказалось. Сидя на лавке за деревянным струганным столом, Тим наворачивал жареную картошку с тушеным мясом, запивая ее холодным колючим квасом из глиняной кружки. Заодно он разглядывал посетителей. Народу в зале сидело негусто, человек восемь или десять: кто ел, кто курил и пил пиво, один спал, положив голову на стол. Табачный дым висел под закопченным потолком прозрачной дырявой пленкой и лениво переливался вверх-вниз. Боня побеседовал с хозяином корчмы у стойки, потом заплатил и быстро вернулся за стол с очередной кружкой пива в руке.
   – Ну как? – Хозяйственный весело подмигнул Тиму. – Та еще пепси-кола?
   – Ничего, – одобрил Тимыч, – вкусно. Только голова у меня от этого кваса почему-то кружится.
   – Ха! – засмеялся Боня. – Это же хмельной квас. Ты много не пей, уснешь прямо здесь.
   – А ты? – Тимыч ткнул пальцем в кружку с пивом. – Если здесь квас такой, то какое же пиво?
   – Ничего, – рыцарь махнул рукой, – сдюжим. – И действительно, сдюжил кружек десять-одиннадцать. Тимыч недоверчиво наблюдал за Бонифацием: неужели в него столько влезет? Надо же, влезло!
   Боня чуть не уснул за столом от выпитого – хорошо хоть, что на втором этаже их ждала комната с застланными кроватями. Тим отобрал у своего засыпающего спутника недопитую кружку и, подпирая Хозяйственного плечом, отвел его спать. После чего и сам свалился с ног. Еще бы – он выпил целых три кружки хмельного кваса!
   Спали друзья хорошо, мягко спали. На свежих простынях, с рассыпанной по полу от блох полынью, с теплой печкой в ногах. Неудивительно, что рыцарь и его оруженосец проспали зарю. Только когда солнечный лучик пощекотал Тиму глаза, он проснулся, лихо спрыгнул с кровати и крикнул:
   – Подъем, скакул на входе! – Хозяйственный упал с кровати, впопыхах на четвереньках поискал меч и только тут пришел в себя.
   – Бить тебя некому, – сердито проворчал он, – а мне некогда. Шутник! – Тимыч рассмеялся:
   – Да ладно тебе. Вставать пора!
   – Конечно. – Хозяйственный сел на кровать, сладко зевнул. – Если бы и правда скакул, я бы его не пропус… хр-р… ти-и… хр…
   Боня уснул сидя, а потом упал поперек кровати. И спал дальше, свесив руки и ноги за края. Тимыч поцокал языком:
   – Вот оно, пиво. Просто снотворное, честное слово! – Не стесняясь, Тимка взял из мешочка-кошелька на поясе Хозяйственного золотую монету, потом, пыхтя, развернул рыцаря вдоль кровати; Боня не проснулся, даже когда Тим ушел, громко хлопнув дверью.
   Внизу было пусто. Или постояльцы еще спали, или покинули корчму ночью. За стойкой храпел хозяин корчмы, навалясь толстым брюхом на сырой прилавок – его большой нос клевал грязный передник; на переднике тускнел серебром королевский герб, по гербу ползали мухи. Тим важно подошел к стойке и громко постучал монетой по доскам:
   – Хозяин, доброе утро!
   Толстяк сонно почмокал губами и утробно прогудел, видно, продолжая размышлять во сне:
   – Резина, право, хорошая… Да куда ее пристроить? – хозяин наконец проснулся, надсадно прокашлялся и, видя Тимкино недоумение, объяснил:
   – Принесли тут мне вчера проезжие люди одну странную игрушку, резиновую. Вот ломаю голову, что из нее сделать: то ли детишкам на рогатки отдать, то ли на прокладки для бочек порезать. Вот, погляди. – Толстяк с трудом вынул из кармана передника резинового надувного человечка, вроде тех волков и зайцев, что раньше навалом лежали в детских магазинах Тимкиного мира. Тимыч взял игрушку – забавного ушастого человечка в красных штанах с лямками через плечи и с большой желтой кепкой на плоской голове. Мальчик без особого интереса повертел фигурку в руках и вдруг замер. Глаза! Глаза на резиновом лице ожили, подмигнули раз, другой. Мол, не бойся парень, возьми меня себе, возьми!
   – Кхе, – солидно произнес Тим-Тимыч и положил человечка на прилавок. – Может, продадите? – поинтересовался Тимка серьезным голосом. – Я его своим племянникам подарю. Внукам то есть.
   – Чего? – удивленно выпучил глаза хозяин. – Внукам?
   – Ну, двоюродным внукам, – пояснил Тим, сам удивляясь своей глупой речи. – Они очень любят такие игрушки. Особенно резиновые, в красных штанах. И с дырками в тапках. – Тимыч нашел и показал пальцем на рваное отверстие в ноге игрушки. Хозяин утробно расхохотался, обхватив живот руками, передник прыгал за стойкой вместе с брюхом.
   – Ой, уморил! – Толстяк обтер лицо крепкой ручищей. – Да бери, бери. А что взамен дашь? – Тимыч показал монету.
   – Ладно, – быстро согласился хозяин и поспешно схватил деньги. – Бери игрушку, пацан, я вам наверх еще и завтрак велю подать. Но мой тебе совет: никогда не сори деньгами, коли цену их не знаешь. За эту монету лошадь купить можно! А ты мне ее за резиновую цацку отдал. Эх, дите, – корчмарь сердито вздохнул, отвернулся, взял полотенце и стал гонять мух. Он явно потерял интерес к Тимычу.
   Мальчик разбудил Хозяйственного как раз вовремя, когда поспел завтрак и его принесли к ним в комнату. Бонифаций с удовольствием навернул двойную порцию, удивляясь щедрости толстого хозяина: Тимыч ничего не стал рассказывать рыцарю, пока они не отъехали далеко от корчмы.
   Боня, услышав про покупку, так разорался от злости, что Люпа остановилась и стала опасливо оглядываться по сторонам: может, враги напали? Постепенно Хозяйственный остыл и буркнул:
   – Эх, Тим, Тим. Дурак ты, братец, не умеешь денег ценить. Ну ладно, покажи, чего ты там за золото купил? – Он повертел человечка в руках, растянул его за ноги, отпустил и со вздохом вернул мальчику.
   – Нет, Боня, – заволновался Тим, – он глазами шевелил. Честное слово!
   – Да? – усомнился Боня. – Тпру-у! – Он остановил лошадь, слез с тележки. – Дай-ка сюда. – Хозяйственный небрежно взял человечка за голову, нашел в своем бездонном возке резиновый клей и умело заделал дырку на ноге игрушки специальной нашлепкой с велосипедным ниппелем.
   – Сейчас поглядим, что это такое. – Хозяйственный прикрутил к ниппелю шланг насоса и быстро, отбрасывая кивками пот со лба, принялся накачивать игрушку воздухом. Фигурка постепенно раздулась и стала ростом почти с Тима.
   – Спасибо, – прошипел вдруг резиновый человечек. – Подкачайте еще, пожалуйста.
   – Что? – от неожиданности подпрыгнул Боня. – Тим, это ты?
   – Нет, – ответила ожившая игрушка, – это я. Качайте, качайте!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное