Михаил Бабкин.

Ахтимаг

(страница 4 из 22)

скачать книгу бесплатно

   – Понимаю, – уныло ответил Ройд. – Как тут не понять!
   – Тогда жду вас вечером, ровно в восемь, – королева глянула на своё тату-инфо. – Три часа на сборы вам хватит?
   – Хватит, ваше величество, – согласился Ройд, прикидывая, что выгоднее: взяться за выполнение опасного задания или бросить всё к чертям и удариться в бега.
   – Кстати, – вставая с кресла сказала королева, мимоходом сказала, как о чём-то несущественном. – Если вы надумаете удрать, то будете убиты на месте: дом под наблюдением. Да и ваш счёт в банке уже с час как арестован, на всякий случай. – Ройд лишь обречённо кивнул, изумляясь предусмотрительности Арнелии Первой: воистину железная дама!
   – За вами заедут в девятнадцать тридцать, – не терпящим возражения голосом распорядилась вдовствующая королева. – Будьте к этому времени готовы, – и, взяв сумочку со стола, направилась к выходу.
   – Можете меня не провожать, – бросила она через плечо, – разрешаю, – в коридоре щёлкнул замок, хлопнула дверь и стало тихо.
   Королевская аудиенция закончилась.


   Ровно в семь тридцать вечера в дверь квартиры-офиса громко и требовательно постучали; рядом с дверью имелась кнопка звонка, но визитёры, по всей видимости, её не заметили. Или же, скорее всего, это был фирменный стиль королевских спецслужб – напрочь игнорировать звонки, настойчиво тарабаня кулаками в дверь: так оно внушительнее!
   – Иду! – крикнул Ройд, торопливо дописывая записку секретарю-призраку, мол, так и так, убываю на серьёзное задание по приказу королевы; Принцу до возвращения Ройда быть всё время на рабочем месте и никуда не уходить! Мало ли как дело обернётся… Подсунув край записки под шар новостей, Ройд пошёл открывать дверь.
   В сопровождении двух рослых и, соответственно должности, молчаливых охранников-шкафов, Ройд вышел на улицу. Возле подъезда стояла не какая-либо дежурная самоходка из дворцового гаража, а самая настоящая карета: чёрная, с золотым королевским гербом на дверце, с шестёркой запряжённых вороных коней и с кучером в парадной, шитой серебром ливрее. Таких почестей удостаивался далеко не каждый! Как правило, официальные кареты при дворе использовались лишь в двух случаях – для приёма очень и очень важного гостя, либо для отправки высокопоставленного преступника в Музей Наказания. Или же на плаху.
   Ройд предпочёл думать о первом варианте: прежде чем забраться в карету, он придирчиво осмотрел себя – болотного цвета куртка поверх рубашки и лёгкого свитера, весьма практичная, сшитая чуть ли не из брезента; брюки-галифе из того же материала; на ногах мягкие, но прочные сапоги – и решил, что для путешествия непонятно куда он готов. Оружие Ройд брать не стал, проще добыть его на месте при необходимости… тем более, что ещё неизвестно, в какой ситуации он окажется, попав в иные места! Может, там за перочинный ножик в кармане сразу же убивают… Рисковать было нельзя.
Единственно, что Ройд взял с собой, это свой паспорт и нательный пояс-кошелёк с золотыми монетами, универсальное средство по налаживанию контактов. Да и для приобретения оружия в случае чего оно тоже пригодится: вовсе не обязательно добывать то оружие в бою, когда его можно попросту купить. А паспорт – вещь в дороге незаменимая, в каких бы ты краях не оказался! Конечно, если в тех краях вообще понимают, что такое паспорт и для чего он нужен…
   Поправив шляпу и послав в душе всё к чёрту, Ройд влез в карету и устроился на мягком сиденье узкой скамьи; охранники забрались следом, уселись на противоположную скамью и с безучастным видом уставились в дверные окна. Только сейчас Ройд заметил прицепленные к их поясам скорострельные мини-арбалеты и невольно засомневался в верности своего предположения. То есть в варианте номер один…
   – Трогай! – громко приказал в окно один из охранников; кучер крикнул: «Ну, пошли, родимые!», свистнул кнут, застучали копыта и карета плавно стронулась с места. Более охранники за время пути не проронили ни слова; единственное, что услышал от них Ройд, было:
   – Приехали, вылезай. – Ройд и вылез.
   Дворец королевы Арнелии Первой находился посреди дивно ухоженного парка: вдоль узорчатых, выложенных из разноцветных камней дорожек росли заботливо подстриженные, по грудь высотой, жёсткие и колючие кусты; за кустами начинался бесконечный газон с ровно подстриженной травой. На газоне, там и сям, в строго продуманном художественном беспорядке росли карликовые деревца с развешенными по ветвям разноцветными фонариками, тоже подстриженные и оттого выглядевшие ненатурально; по вечерней поре все фонарики были включены и придавали газону нереальный, сказочный вид.
   Над всем этим стриженым благолепием витал стойкий запах дорогой косметики – Ройд не удивился бы, узнав, что дорожку и кусты ежедневно моют с шампунем, а траву с деревьями опрыскивают духами.
   Сам же тридцатиэтажный дворец вдовствующей королевы напоминал одинокий прямоугольный утёс, невесть как очутившийся на зелёной равнине: это было массивное, слегка изогнутое здание, сплошь усыпанное зеркальными окнами, с прозрачными лифтовыми шахтами на стенах, с множеством балконов и смотровых площадок на каждом этаже. В общем, дворец производил впечатление… В первую очередь, конечно, он поражал своими размерами и модерновой функциональностью, но никак не красотой – королевская резиденция была такой же неуютной, как и окружающий её парк. Жить в таком строении Ройд никогда бы не стал! Впрочем, никто ему этого и не предлагал.
   Охранники вышли из кареты следом за Ройдом и вся троица деловым шагом направилась к дворцу-утёсу: впереди Ройд с гордо поднятой головой, словно непримиримый узник, а позади него два бравых конвоира, готовые немедленно пристрелить сыщика, если тот попытается удрать. Хотя куда тут удирать-то, он же не зверь-кенгуру из жарких стран, чтоб через эдакие кусты прыгать…
   – У вас тут, уверен, и фамильных призраков ни одного не водится, как в любом другом приличном замке, – ехидно заметил Ройд, направляясь к стеклянным, тонированным до черноты дверям входа. – Не выживают призраки в стерильной обстановке-то…
   – А оно не твоего собачьего ума дело, – вежливо ответил один из идущих сзади конвоиров. – Ты, мужик, ножками бодрее топай и помалкивай! Знаток, понимаешь…
   Высоченные двери, едва Ройд подошёл к ним поближе, сами собой разъехались в стороны, открывая проход гостю.
   – Хотя, может, и выживают, – задумчиво сказал Ройд, глянув на самостоятельные двери. – В швейцары устраиваются. На полставки, – и вошёл во дворец; охранники, посчитав свою миссию законченной, остались перед дверями. Напоследок Ройд услышал, как они решают, куда идти после работы – то ли пивка попить, то ли на скачки сходить, то ли и то, и другое. Сыщик лишь завистливо вздохнул: ни скачек, ни пива у него в ближайшее время не предвиделось… чёрт его знает что впереди предвиделось! Но не пиво, однозначно.
   За дверями обнаружился просторный зал с зеркальными стенами, своего рода дворцовая прихожая; по залу неспешно разгуливали вооружённые до зубов стражники в камуфляжной форме, кто с мечом на поясе, кто с самострелом на плече, и поголовно все – с непременными резиновыми дубинками. Стражники искоса поглядывали на визитёра, но почему-то вовсе не спешили подходить к нему для проверки документов и выяснения, по какому делу он сюда заявился; зеркальные стены отражались друг в дружке, множа камуфляжных стражников до бесконечности – Ройду поначалу даже показалось, что их тут не меньше сотни! А то и более.
   Ройд остановился в недоумении: очевидно, встречать его здесь никто не собирался… Но он ошибался – вынырнув откуда-то сбоку, будто волшебным образом выйдя из зеркала, к Ройду спешно подошёл очередной то ли охранник, то ли мажордом – поди разберись кто такой, если он в знатной, вышитой золотом ливрее, а на боку всё тот же скорострельный мини-арбалет. Похоже, во дворце объявили военное положение, не иначе… Ройд на всякий случай решил воздержаться от шуток, потому что вооружённые люди в подобной ситуации, как правило, к юмору не склонны, могут и пристрелить ненароком.
   – Детектив Ройд Барди? – Мажордом вопросительно посмотрел на Ройда, тот кивнул утвердительно. – Вас ждут, уважаемый. Будьте любезны, идите за мной, – мажордом повернулся и, не оглядываясь, почти бегом направился к широченной мраморной лестнице, ведущей на следующий этаж. Ройд пожал плечами и пошёл следом.
   Однако по лестнице они подниматься не стали: мажордом, не дойдя до мраморных ступенек, свернул к зеркальной стене, к той, из которой только что вынырнул – стражники расступились, пропуская их, – и толкнул одну из зеркальных панелей. Панель легко повернулась на петлях: за ней оказался небольшой коридорчик-тамбур, упирающийся в открытую кабину лифта.
   – Во оно что, – усмехнулся Ройд, – потайные двери и никакого колдовства! А я-то подумал… – впрочем, о чём он подумал, никого не интересовало: мажордом прикрыл за собой зеркальную дверь и, пропустив Ройда вперёд, вошёл в лифтовую кабину.
   – Что королева? – прислонясь к стенке кабины, на всякий случай поинтересовался Ройд. – Как настроение правительницы?
   – Соответственно моменту, – давя на нижнюю кнопку щитка управления, рассудительно сообщил мажордом. – Откушала запечённого с яблоками фазана, выпила два бокала сладкого вина и посмотрела комедийную постановку. Почти не смеялась. – Подумал и добавил горестно:
   – Очень за сына беспокоится! Очень.
   – А то, – согласился Ройд; кабина лифта вздрогнула и поползла вниз.
   Хранилище с артефактами находилось глубоко под землёй – опускались они долго, почти с минуту. В дверном проёме кабины была видна то бетонная стена шахты, то неярко освещённые коридорчики с закрытыми дверями; в одном из них усатый стражник, порыкивая от страсти, тискал хихикающую горничную. Ройд не выдержал и оглушительно свистнул в два пальца: лифт ушёл вниз и что далее произошло в том коридорчике, Ройд так и не узнал. Но, судя по ругани и возмущённым крикам сверху, стражник с горничной остались несколько опечалены его хулиганской проделкой.
   Наконец лифт остановился.
   – Сюда, пожалуйста, – мажордом поспешил к выходу: за дверью тамбура располагалась небольшая, сплошь облицованная серебряной плиткой комната; насколько было известно Ройду, подобную защитную облицовку – весьма дорогостоящую! – использовали лишь в тех местах, где приходилось работать с опасной магией… Ройд невольно прикрыл глаза рукой: единственной самосветной лампы на потолке с лихвой хватало, чтобы металлические стены, пол и потолок блестели ярким, режущим глаза отражённым светом. Возле серебряной же двери, что находилась аккурат напротив тамбура, неподвижно стояли двое охранников: при оружии, в чёрных комбинезонах, малиновых беретах и тёмных очках; руки за спину, ноги на ширине плеч. Одно слово, крутые ребята!
   Мажордом приветственно махнул рукой охранникам – те в ответ даже не пошевелились, – подвёл Ройда к двери и, боязливо шепнув: «Дальше вы уж сами», заторопился назад, к лифту. Ройд, в душе пожелав себе ни пуха, ни пера, открыл дверь и вошёл в хранилище.
   Зал хранилища, как и комната с крутыми ребятами, тоже был облицован серебром. Но, в отличие от «предбанника», освещение здесь делалось с умом: нигде ни одной наружной лампы, лишь утопленные в потолок неяркие светильники, создававшие в зале спокойный полумрак. Вдоль стен тянулись ряды узких чёрных тумб со стеклянными, а то и хрустальными крышками – наверняка там, под крышками, и содержались разнообразные магические артефакты; над каждой тумбой висел собственный, узконаправленный фонарик, высвечивая лежащие под стеклом предметы. Вообще-то обстановка очень напоминала частный музей, из числа тех, куда можно попасть только по личному приглашению владельца… Хотя, собственно, хранилище и было таким музеем.
   Посреди зала, спинка к спинке и боком ко входу, стояли два кожаных диванчика. На одном из них сидели вдовствующая королева Арнелия Первая и регент Лион – Ройд опознал его, видел на картинках, – сидели и, взявшись за руки, о чём-то тихо беседовали: появления сыщика они не заметили. Ройд громко кашлянул, давая знать о себе; королева, испуганно отпустив руки собеседника, с недоумением уставилась на Ройда. Регент, повернувшись, хмуро посмотрел на вошедшего и строго произнёс:
   – Вас, милейший, разве не учили, что прежде чем войти в помещение, надо постучаться в дверь? Кто таков, зачем?
   – Ах, это же тот самый известный сыщик! Лион, ты должен помнить, я ведь тебе о нём говорила, – узнав Ройда, преувеличенно радостно воскликнула королева. – Он вызвался помочь найти Клара… сам вызвался! Обещал приложить к тому все усилия. – Услышав это заявление, Ройд поперхнулся заранее подготовленным официальным приветствием и от неожиданности брякнул вовсе неуместное: «Здрасьте…», после чего умолк, соображая, в какую именно и, главное, в чью интригу он влип. А то, что здесь была интрига, Ройд ничуть не сомневался.
   – Сыскарь, понятно… – скучным голосом сказал регент, неохотно вставая с диванчика: ростом он оказался гораздо выше, чем предполагал Ройд, но в остальном полностью соответствовал своим портретам – широкоплечий блондин с квадратным подбородком и наглыми голубыми глазами, типичный герой-любовник, мечта одиноких женщин. «Вот кому надо было бы заниматься спасением принца, а не ждать подмоги со стороны,» – с неприязнью подумал Ройд: ему сразу не понравился этот красавчик со взглядом профессионального мерзавца.
   – А вы немногословны, господин детектив! Работа обязывает? Ну-ну, – регент Лион подошёл к Ройду поближе, внимательно осмотрел сыщика с ног до головы, словно купить его собирался, и заметил пренебрежительно:
   – Вы, милейший, будто в лес по грибы собрались, а не принца спасать! Без оружия, да ещё в какой-то неподобающей, несообразной спасению великосветской персоны одежонке… и одеколон у вас дешёвый, пфе. В моём королевстве… ээ, в нашем королевстве, – запнувшись, уточнил Лион, – даже нищие и то лучше выглядят! – Сказал и, надменно выпятив подбородок, удалился к ближайшим тумбам, где принялся демонстративно разглядывать что-то сквозь прозрачную крышку: по всей видимости, эстетически продвинутый регент ушёл страдать и кручиниться, расстроенный несообразностью ройдовой экипировки.
   Ройд с удивлением подумал, что этот холёный, породистый жеребец непроходимо глуп! Или же, скорее всего, старательно изображает из себя тупицу. Так или иначе, но с регентом надо было держать ухо востро…
   – Давайте приступим к делу, – поднявшись с дивана, нетерпеливо сказала вдовствующая королева. – Вон там лежит эта гадость, за диванами, возле стены… – Арнелия Первая, шурша платьем по серебряному полу, направилась к дальним тумбам. Регент, глянув в её сторону, по-кошачьи бесшумно метнулся к Ройду, пригнулся и зло прошептал ему на ухо:
   – Если ты, сволочь, и впрямь притащишь назад этого ублюдка, то тебе не жить, учти, – криво усмехнувшись, Лион резко повернулся и широким шагом направился к королеве. Ройд тихо выругался: что-то в этом роде он и ожидал, вряд ли парень исчез самостоятельно – ему несомненно помогли. И помог, конечно же, славный дядя Лион, великой души человек… однозначно он, больше некому и незачем.
   – Сыщик, идите сюда! – сердито повысила голос Арнелия Первая, – мне что же, всю ночь вас ждать? – Ройд, опомнившись, трусцой подбежал к королеве.
   – Вот она, дрянь такая, – Арнелия Первая гневно ткнула рукой в пол, – валяется там же, где и была! – Между диванами и тумбами на серебряных плитках лежало нечто, напоминающее стальной кастет: овальная, тщательно отполированная пластина с четырьмя отверстиями для пальцев и большой серой кнопкой сбоку. Ройд присел, осторожно дотронулся до странного предмета мизинцем – ничего не произошло, железка как лежала, так и продолжала лежать.
   – Кнопку нажмите, – брюзгливо сказал регент, – тут вся магия именно в кнопке! А саму штуковину на руку не надевайте, мало ли что…
   – Нет, пусть наденет! – вдруг заупрямилась королева, – так оно вернее! Я хочу, чтобы надел, да.
   – А если артефакт пропадёт вместе с ним? – неподдельно испугался регент Лион, – он же бесценен! На аукционе за него пятьдесят тысяч золотом предлагали… нет, шестьдесят!
   – Если пропадёт, – холодно ответила Арнелия Первая, – получишь из казны свои шестьдесят тысяч, не переживай.
   – А страховка? – возмутился Лион, – а моральные издержки? Сто тысяч, не менее.
   – Шестьдесят пять, – заводясь, сказала королева, – и ещё скажи спасибо…
   – Девяносто пять! – пошёл на уступку регент.
   – Семьдесят, – топнула ногой королева.
   – Пфе! Девяносто и не золотым меньше, – упёрся Лион, – я что, похож на дурака?…
   Ройд надел тяжёлый кастет-артефакт на руку, встал, глянул на вдовствующую королеву и её дружка – про исчезнувшего принца Кларентия и сыщика они уже напрочь забыли, сцепившись в торге – и, с чувством плюнув на серебряный пол, нажал серую кнопку.
 //-- * * * --// 
   В «обезьяннике» было на редкость шумно и весело, словно доставляли сюда задержанных вовсе не насильно – в полицейской карете, с обязательным заламыванием рук и тычками под рёбра – а они сами с дурна ума за решётку попросились, догулять праздник в тёплой компании. Впрочем, могли быть здесь и такие, чего только спьяну народ не вытворяет…
   – Я требую адвоката! – возмущённо проорал Ройд, цепляясь руками за железный дверной косяк, – в конце концов я примерный гражданин! Я налоги плачу!
   – Все налоги платят, – дыхнув водкой, равнодушно сообщил здоровенный сержант-гоблин, и, легко оторвав Ройда от косяка, пинком втолкнул его в камеру-пещеру. Решетчатая дверь за спиной Ройда лязгнула засовом; сержант, на ходу прикладываясь к фляге, неспешно ушёл по грязному коридору назад, в дежурку – праздник праздником, но и службу никто не отменял.
   – Вот же дыра, – буркнул Ройд, поправил шляпу и, лениво потирая ушибленный зад, с любопытством осмотрелся по сторонам. – Каких только кутузок я не видывал, но такой… – Нынешняя кутузка действительно выглядела примечательно: местное отделение полиции, наверняка в целях экономии, располагалось внутри каменистого холма, высившегося при въезде в небольшой городок. Что это был за городок и как он назывался, Ройд не знал. Не успел узнать.
   Перенос неведомо куда произошёл мгновенно, Ройд и испугаться толком не успел: только что сыщик был в серебряном зале с яростно торгующимися королевой и её любовником, как нате вам – он уже стоял посреди шумной улицы, освещённой газосветными фонарями, а вокруг пёстрые одежды и маски на лицах, крики, барабанный бой, истошный визг дудок, взрывы петард и фейерверк в вечернем, быстро темнеющем небе… Ройд, ошалев от грохота, с громадным трудом, бочком-бочком, протиснулся сквозь разряженную толпу к ближайшему дому, продрался сквозь декоративные кусты и остановился под чьим-то окном – тяжело дыша, прижавшись спиной к кирпичной стене. Переведя дух, Ройд наконец-то смог хоть немного оглядеться и попробовать разобраться в происходящем.
   Во-первых, здесь явно было лето. Кусты и деревья, росшие по-над стенами домов, покрывала густая листва; из распахнутых настежь окон пятиэтажек, что высились над развесёлой толпой, доносились то нестройное хоровое пение, то невнятные, но радостные вопли. Во-вторых, небо – Ройд, придерживая шляпу, задрал голову – оказалось усыпано непривычно большим количеством звёзд, крупных и малых… А те немногие созвездия, которые сыщик запомнил ещё из школьного курса астрологии, были странно искажены, словно звёзды самовольно покинули свои извечные места. Хотя Ройд, как всякий городской человек, никогда особо не обращал внимания на то небо и созвездия, но очевидная разница была заметна даже ему; из-за дальних крыш выглядывала половинка рожка убывающего месяца, вроде бы обычного, но какого-то чересчур яркого.
   – Да где же я оказался-то? – в изумлении воскликнул Ройд, но ответа, разумеется, не получил; спрятав волшебный кастет в пояс-кошелёк, он решил выбираться из своего укрытия – стоя на одном месте вряд ли узнаешь чего нового… ещё и помоями из окна плесканут, с них, пьяных, станется! Словно подслушав его мысли, из окна, под которым притаился сыщик, внезапно раздался женский крик: «Да сколько ж ты можешь пить, скотина! Вот тебе!» и на голову Ройда хлынул короткий ливень, знакомо пахнущий крепким вином; вслед за тем неподалёку рухнул, брызнув осколками, пустой трёхлитровый баллон. Ройд метнулся в сторону, выругался, отряхнул шляпу и, любопытства ради лизнув мокрый палец, со знанием дела произнёс:
   – Херес, причём неплохой! Эх, такой продукт перевели, – владелец квартиры, похоже, был с ним полностью согласен: из окна послышался негодующий рёв, звук упавшей табуретки и удаляющиеся разноголосые крики.
   – Потому и не женюсь, – благоухая вином, назидательно сказал Ройд невесть кому; нахлобучил на голову мокрую шляпу и, вновь продравшись через кусты, вышел к маскарадному народу.
   К сожалению, расспросить кого-либо о том, где он находится и что за праздник здесь случился, сыщику не удалось – выйдя из зарослей, он наткнулся на полицейский патруль, который его немедленно взял за «оскорбление нравственности непотребно пьянственным видом». Хотя как и кого можно было нравственно оскорбить в этом праздничном, поголовно нетрезвом бедламе, Ройд не знал. Полицейские тоже не знали, но у них заканчивалось дежурство, очень хотелось выпить, а денег на гулянку не было. Ройду предложили тихо-мирно заплатить штраф на месте и чесать на все четыре стороны, на что он не согласился и стал возражать… В общем, обозлившиеся полицейские приволокли Ройда в участок, по пути всё одно почистив ему карманы и малость намяв бока: обозвав напоследок Ройда идиотом, полицейские, гогоча, ушли развлекаться. А поступившим в отделение нарушителем порядка занялся старший наряда, сержант-гоблин, крайне огорчённый тем, что патрульные не поделились с ним отобранным. От того большого огорчения утомлённый водкой сержант позабыл обыскать задержанного и, даже не потребовав у Ройда какого-либо удостоверения личности, немедля потащил безденежного нарушителя в «обезьянник». Это было удачно, это Ройда порадовало: нательный пояс-кошелёк с паспортом, золотыми монетами и волшебным артефактом остался в целости-сохранности. А что до серебряной мелочи, исчезнувшей из карманов, так на то наплевать и забыть.
   Объяснять сержанту, что он, Ройд Барди, по профессии частный детектив, Ройд не стал, ни к чему оно! Частных детективов полицейские не жаловали, справедливо видя в них конкурентов: отпустить всё равно не отпустили бы, а вот по морде и почкам надавали б однозначно… Потому Ройд, повозмущавшись и посопротивлявшись для приличия, без всякой опаски вошёл… нет, влетел в «обезьянник»: здесь было безопаснее, чем в участке с нетрезвыми полицейскими. Во всяком случае, обыскивать его тут не станут, а если кто и попробует, то ему крепко не поздоровится – уж что-что, а постоять за себя Ройд мог! Закон не позволял дубасить полицейских при исполнении, но не запрещал навешать плюх такому же заключённому, как и Ройд. Если, разумеется, в том будет крайняя необходимость.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное