Абрахам Меррит.

Лик в бездне

(страница 3 из 23)

скачать книгу бесплатно

   Эти глаза непроницаемо смотрели на Сомса. Тот несколько секунд глядел в лицо старика. Потом медленно опустил капюшон. Вернулся к серебряной скатерти. Грейдон заметил, что вся краска сбежала у Сомса с лица. Он опустился на свое место, жадно отпил вина, и рука, державшая золотой кубок, дрожала.
   Он пил и пил, и скоро вино разогнало испытанный им ужас. Опустошили кувшин, затем другой, прежде чем Сомс неуверенно встал.
   – Ты права, сестра, – полупьяно сказал он. – Всегда обращайся с нами так, и мы будем приятелями.
   – Что он сказал? – спросила Суарра у Грейдона.
   – Он одобряет твое… обращение, – сухо ответил Грейдон.
   – Хорошо. – Суарра тоже встала. – Тогда идем.
   – Идем, идем, сестра, не бойся, – улыбнулся Сомс. – Данк, оставайтесь здесь и присматривайте. Пошли, Билл, – он хлопнул Старрета по спине. – Все отлично. Идемте, Грейдон, – что прошло, то быльем поросло.
   Старрет с трудом встал. Обнявшись с уроженцем Новой Англии, она пошли в палатку. Данкре, на которого, казалось, вино не действует, сел на камень и начал свою вахту, держа ружье наготове.
   Грейдон задержался. Сомс забыл о нем, по крайней мере на время. И Грейдон решил воспользоваться возможностью и поговорить с этой странной девушкой, чья красота и свежесть тронули его, как не трогала ни одна женщина. Он придвинулся ближе, и его поразил аромат ее волос; прикоснулся к ее плечу – его будто обожгло.
   – Суарра… – начал он. Она обернулась и приложила палец к губам, заставив его замолчать.
   – Не сейчас… – прошептала она. – Не сейчас… не говори, что у тебя на сердце… не сейчас… и, может, никогда. Я пообещала, что спасу тебя… если смогу. Но это обещание вызвало другое… – и она взглянула на молчаливую фигуру в капюшоне. – Поэтому не разговаривай со мной, – торопливо продолжала она, – или если должен – говори лишь об обычных вещах.
   Она начала упаковывать золотые чаши и блюда. Он принялся помогать ей. С печалью думал, что это достаточно обычно, чтобы удовлетворить ее. Она без комментариев приняла его помощь и больше на него не смотрела.
   Когда последняя блестящая чаша оказалась в корзине, Грейдон пошел в палатку, чтобы собрать свои вещи и навьючить на ослика. Он услышал голоса Старрета и Сомса.
   – Но она не индианка, Сомс, – говорил Старрет. – Она белее вас и меня. Кто они? А девушка – Боже!
   – Узнаем, кто они, – ответил Сомс. – К дьяволу девчонку – берите ее себе, если хотите. Но я пройду через десяток адов, чтобы добраться до места, откуда она взяла образцы. Слушайте, с тем, что мы смогли бы унести на ослах и ламе, – да мы с этим весь мир купим!
   – Да, если только нас не ждет ловушка, – с сомнением ответил Старрет.
   – У нас на руках все карты, – действие вина кончалось. – Кто против нас? Старик и девушка.
Я скажу вам, что я думаю. Не знаю, кто они или откуда, но бьюсь об заклад, их немного. Иначе мы бы уже почувствовали. Нет, они ужасно хотят, чтобы мы ушли. Хотят избавиться от нас, быстро и дешево, если возможно. Да, вот чего они хотят. Да они прекрасно понимают, что мы втроем легко с ними справимся.
   – Втроем? – переспросил Старрет. – Вчетвером. Еще Грейдон.
   – Грейдон не в счет – ублюдок! Думал нас продать! Ладно, когда придет время, мы посчитаемся с мистером Грейдоном. Пока что он нам полезен – из-за девушки. Он ей нравится. Но когда придет время делить добычу – нас будет только трое. Или двое – если вы еще раз поступите так, как сегодня утром.
   – Кончайте, Сомс, – проворчал Старрет. – Я вам говорил, что это все выпивка. Но я с ней покончил – как увидел все это золото. Я с вами до конца. Поступайте с Грейдоном, как хотите. Но я хочу – девушку. Хочу договориться с вами: пусть это будет моя часть добычи.
   – О, дьявол! – протянул Сомс. – Билл, мы с вами знакомы много лет. Там достаточно на троих. Девушку возьмете впридачу.
   Перед глазами Грейдона плясали красные пятна. Но он безоружен. Что он может сделать? Нужно каким-то образом раздобыть оружие. И опасность не близка: они ничего не станут предпринимать, пока не доберутся до сокровищ, пообещанных Суаррой.
   Он отошел на десяток шагов, несколько секунд подождал, потом шумно пошел к палатке. Откинул клапан и вошел.
   – Не скоро же вы пришли, – рявкнул Сомс. – Разговаривали? Я ведь предупреждал!
   – Ни слова! – жизнерадостно солгал Грейдон и занялся своими вещами. – Кстати, Сомс, не думаете ли, что пора прекратить этот вздор и вернуть мне оружие?
   Сомс не ответил.
   – Ладно, – сказал Грейдон. – Я только подумал, что в трудном положении мне бы оно пригодилось. Но если хотите, чтобы я смотрел со стороны, пока вы будете ссориться, – я не возражаю.
   – Лучше бы вам возразить, – ответил Сомс. – Если дойдет до трудного положения, я не хочу рисковать получить пулю в спину. Поэтому вы не получите оружия. И если трудное положение придет – никаких неожиданностей с вашей стороны. Вы меня поняли?
   Грейдон пожал плечами. Молча они закончили паковаться, свернули палатку, нагрузили осликов.
   Суарра стояла рядом с ламой, ожидая. Сомс подошел к ней, вытащил из кобуры пистолет, взвесил его в руке.
   – Знаешь, что это? – спросил он.
   – Да, – ответила она. – Это ваше смертоносное оружие.
   – Верно, – согласился Сомс. – Оно приносит смерть быстро, быстрее копий и стрел… – Он заговорил громче, чтобы его услышал и молчаливый сопровождающий. – У меня и у двух остальных есть это оружие и другое, еще более смертоносное. А у этого человека мы оружие отобрали. Твои слова могут быть чистой правдой. Надеюсь, что это так – ради тебя, и этого человека, и твоего сопровождающего. Ты меня поняла? – и он улыбнулся, как голодный волк.
   – Поняла. – Глаза и лицо Суарры были спокойны. – Тебе нечего бояться нас.
   – Мы и не боимся, – сказал Сомс. – А вот тебе есть чего бояться.
   Еще мгновение он рассматривал ее угрожающе, затем сунул пистолет в кобуру.
   – Ты пойдешь первой, – приказал он. – Твой человек за тобой. Потом он, – он указал на Грейдона. – а мы трое в тылу – и смертоносное оружие наготове.
   В таком порядке они миновали гигантские algarrobas и вышли в открытую местность, удивительно напоминавшую парк.


   Примерно час они шли по саванне, затем Суарра свернула налево, и они вошли в лес, росший у подножия большой горы. Кроны деревьев сомкнулись над ними.
   Раз или два Грейдон оглянулся на шедших сзади. Темнота заставляла их все больше и больше беспокоиться. Они теперь шли ближе, оглядываясь и напряженно стараясь заметить первое же движение или признак засады. И вот, когда зеленый полумрак еще больше сгустился, Сомс приказал Грейдону присоединиться к ним. Грейдон увидел смертельную угрозу в глазах уроженца Новой Англии, понял бесполезность сопротивления и отступил. Сомс прошел вперед, пока не оказался вплотную за укутанной фигурой. Данкре, улыбаясь, поставил Грейдона между собой и Старретом.
   – Сомс изменил свой план, – прошептал он. – Если встретим засаду, он застрелит старого дьявола – быстро. А девушку сохранит, чтобы поторговаться с ее людьми. А вас – чтобы поторговаться с девушкой. Как вам это нравится, а?
   Грейдон не ответил. Когда француз чуть прижался к нему, Грейдон нащупал в его боковом кармане пистолет. Если начнется нападение, он сможет прыгнуть на Данкре, выхватить этот пистолет и тем самым получит возможность побороться. Он застрелит Сомса так же безжалостно, как – он знал это – Сомс застрелит его.
   Лес становился все темнее, пока фигуры впереди не превратились в движущиеся пятна. Потом посветлело. Они шли по какому-то ущелью, чьи нависшие стены теперь отступили.
   Еще несколько минут, и впереди показался огромный вход, щель, стены которой уходили вверх на тысячи футов. За ней все было залито солнцем. Суарра с предупреждающим жестом остановилась на пороге этого входа, присмотрелась и знаком позвала их за собой.
   Мигая, Грейдон прошел через портал. Он увидел обширную, покрытую травой равнину, усеянную большими изолированными камнями, похожими на менгиры друидов. Деревьев не было. Равнина по форме напоминала блюдо; огромный овал, такой правильный, будто его выдавил палец циклопического гончара. Прямо впереди, на расстоянии более трех миль, снова начинался лес. Он рос у подножия другой гигантской горы, поднимавшейся перпендикулярно по крайней мере на милю. Гладкая стена образовывала арку гигантского круга, правильного, как священный конус Фудзиямы, но во много раз большего в диаметре.
   Они стояли на широком выступе, шедшем вдоль всей чаши. Этот выступ находился на сто футов выше дна долины, и от нее к нему поднималась наклонная стена, как в чашке. Продолжая аналогию с блюдом, выступ образовывал окружность, похожую на край этого блюда. Грейдон решил, что если упасть с этого выступа, назад не подняться из-за нависшей вогнутой стены. Сам выступ имел примерно двенадцать футов в ширину и скорее напоминал дорогу, высеченную человеком, чем природное образование. Итак, по одну сторону чаша долины с ее странными одинокими монолитами, по другую круглая стена, недоступная даже для альпинистов.
   Они двинулись по выступу. Наступил полдень, и в еще одной расщелине, открывшейся в стене, они торопливо перекусили. Время на распаковку осликов не тратили. В расщелине протекал небольшой ручей, они заполнили фляжки, напоили животных. На этот раз Суарра не присоединилась к ним.
   Во второй половине дня они приблизились к северному краю чаши. И весь день круглая гора разворачивала свою огромную дугу. Поднялся ветер; он дул от далекого леса и сгибал вершины высокой травы внизу.
   Неожиданно ветер донес до Грейдона далекие звуки – резкое шипение, похожее на шум множества змей. Девушка остановилась, обернувшись лицом в сторону звука. Он послышался снова – на этот раз громче. Лицо Суарры побледнело, но голос ее прозвучал спокойно:
   – Там опасность, – сказала она. – Смертельная опасность для вас. Она может миновать – а может, и нет. Пока не узнаем, чего нам ждать, вы должны спрятаться. Возьмите своих животных и стреножьте их здесь, – она указала на кустарники, росшие у скалы, которая в этом месте оказалась расколотой,
   – вы четверо тоже спрячьтесь. Завяжите животным рты, чтобы они не могли производить шум.
   – Вот как! – выпалил Сомс. – Это ловушка! Ладно, сестра, ты помнишь, что я тебе говорил. Мы пойдем в заросли, но – возьмем тебя с собой и не оставим тебя ни на минуту.
   – Я пойду с вами, – серьезно ответила она.
   Сомс посмотрел на нее и резко отвернулся.
   – Данк, Старрет, – приказал он, – возьмите ослов. Грейдон, оставайтесь с ослами и следите, чтобы они не шумели. Мы рядом – с оружием. И с нами девушка – не забывайте об этом.
   Снова ветер донес резкое шипение.
   – Быстрее, – приказала девушка.
   Когда деревья и кустарники сомкнулись вокруг них, Грейдону пришло в голову, что закутанный в плащ спутник Суарры не стал прятаться в скалах. Грейдон осторожно развел ветви и выглянул: на выступе никого не было.
   Неожиданный порыв ветра наклонил деревья. Он принес с собой взрыв шипения, более близкого и резкого, и сердце Грейдона наполнилось непривычным ужасом.
   Не далее полумили от них из зарослей выбежало какое-то ярко-алое существо. Оно побежало по равнине к основанию одного из монолитов. Вскарабкалось на его вершину. Тут оно остановилось, очевидно, осматривая лес, из которого вышло. У Грейдона сложилось представление об огромном насекомом, в котором нечто невероятно напоминало человека.
   Алое существо спустилось с монолита и по траве побежало по направлению к ним. Из леса вылетела стая – на первый взгляд, больших охотничьих собак. Присмотревшись, Грейдон понял, что это вовсе не собаки. Они прыгали, как кенгуру, и при этом сверкали зеленым и голубым, будто были защищены кольчугами их изумрудов и сапфиров. Да и языков таких у собак не бывает. Эти животные издавали свист.
   Алое существо бросилось в отчаянии направо, налево. Затем неподвижно скорчилось у основания другого монолита.
   Из деревьев показалась другая чудовищная фигура. Как и те животные, она блестела, но так, будто ее бока покрыты полированным черным янтарем. У нее было тело гигантской ломовой лошади. Длинная змеиная шея. И у основания этой шеи боком сидел человек.
   Грейдон осторожно поднял полевой бинокль и посмотрел на свору. В поле его зрения оказалось одно животное. Оно остановилось, как охотничья собака, в стойке.
   Это был динозавр!
   Размером с датского дога, тем не менее ошибиться невозможно. Грейдон видел его тупой, лопатообразной формы хвост, который вместе с мощными, похожими на столбы задними лапами образовывал треножник, на котором сидело животное. Тело его располагалось почти вертикально. Мускулистые короткие передние лапы. Оно держит эти лапы прижатыми к груди, готовое схватить. Лапы кончаются четырьмя длинными когтями в форме резцов, один из когтей торчит вперед, как большой палец.
   А то, что показалось сапфирами и изумрудами, на самом деле оказалось чешуей. Чешуя покрывала тело динозавра, как у броненосца. От краев чешуек отражалось солнце.
   Существо повернуло голову на короткой толстой шее. Казалось, оно смотрит прямо на Грейдона. Он увидел злобные красные глаза, посаженные на наклонном костистом лбу. Рыло похоже на морду крокодила, только короче и более тупое. Челюсти усажены желтыми заостренными клыками.
   Всадник подъехал ближе. Он тоже сидел верхом на динозавре. У этого динозавра чешуя была черной, хвост длиннее, змеиная шея толще, чем центральное кольцо большого питона.
   Всадник – человек племени Суарры. Та же бледность кожи, похожей на слоновую кость, та же классическая правильность черт лица. Но на лице выражение высокомерия и жестокости. На нем облегающий зеленый костюм, сидящий, как перчатка, волосы сияют золотом. Он сидел на легком седле, прикрепленном к боку шеи его верхового животного. Тяжелая узда тянулась к пасти маленькой змеиной головы динозавра.
   Грейдон выронил бинокль из дрожащей руки. Что это за люди, которые приучили динозавров исполнять роли охотничьих собак и лошадей!
   Он взглянул на монолит, у основания которого сидело алое существо. Но его там уже не было. Он уловил движение алого пятна в траве не более чем в тысяче футов.
   Послышался свист, как от тысячи кипящих фумарол. Стая взяла след, она устремилась вперед, как зелено-синяя волна прибоя.
   Алое существо выскочило из травы. Оно раскачивалось на четырех длинных ходулеобразных ногах, голова находилась на высоте в двенадцать футов. Высоко на ходулях располагалось тело, почти круглое и небольшое, как тело ребенка. По бокам две мускулистые руки, как человеческие, но вдвое длиннее. Тело, руки и ноги покрыты алой шерстью. Лицо, повернутое в сторону преследователей, Грейдон не видел.
   Свора устремилась к существу. Оно, как молния, метнулось к краю чаши.
   Грейдон слышал под собой торопливое царапанье и скрежет. На краю выступа показались серые ладони, цеплявшиеся длинными, не менее фута, пальцами за камни. Дальше виднелись длинные, покрытые алой шерстью руки.
   Из-за края выглянуло лицо, серое, как и ладони. На нем два круглых немигающих золотых глаза.
   Лицо человека – и в то же время нечеловеческое!
   Лицо, которое не доводилось видеть никому… и все же лицо разумного существа… невероятное сходство с человеческим лежало на нем, как вуаль.
   Грейдону показалось, что в воздухе мелькнул красный жезл и коснулся этого лица – красный жезл закутанного спутника Суарры. Показалось ему или нет, но пальцы разжались. Лицо исчезло.
   Снизу донесся болезненный вопль и торжествующее шипение. Потом в поле зрения Грейдона опять оказался черный динозавр со своим кричащим золотоволосым всадником. За ними неслась свора. Преследуя изумрудно-сапфировую молнию, они пронеслись по равнине. И исчезли в лесу.
   Суарра вышла из-за деревьев, трое авантюристов, бледные и дрожащие, за ней. Она смотрела туда, где исчезли динозавры, лицо ее было печально, глаза полны отвращением.
   – Суарра! – выдохнул Грейдон. – Суарра! Это существо… которое бежало… что это? Боже, у него человеческое лицо!
   – Это не человек, – она покачала головой. – Это – ткач. Он, видимо, захотел сбежать. А может, Лантлу спровоцировал его на бегство, дал ему такую возможность. Лантлу любит охотиться с ксинли, – голос ее задрожал от ненависти, – а ткач для такой охоты подходит лучше всего!
   – Ткач? Но у него человеческое лицо! – Это Сомс повторил слова Грейдона.
   – Нет, – повторила она. – Это не человек. Во всяком случае не такой человек, как вы. Давным-давно его предки были такими же людьми, как вы, – это верно. Но теперь он всего лишь – ткач.
   Она повернулась к Грейдону.
   – Ю-атланчи своим искусством создали его и ему подобных. Помни о нем, Грейдон, – когда наше путешествие подойдет к концу!
   Она снова вышла на дорогу. Здесь стояла фигура в плаще, ожидая терпеливо, ни разу не пошевелившись. Девушка подозвала белую ламу и опять заняла свое место во главе каравана. Сомс коснулся Грейдона, прервав тревожные мысли, которые вызвало загадочное предупреждение Суарры.
   – Займите свое место, Грейдон, – прошептал он. – Мы пойдем следом. Позже я поговорю с вами. Может, вы сможете получить свое оружие – если поведете себя разумно.
   – Торопитесь, – сказала Суарра, – солнце садится, и мы должны идти быстрее. До завтрашнего полудня вы увидите свой сад с драгоценностями и с живым струящимся золотом, с которым сможете делать, что захотите, – или золото будет делать с вами, что захочет.
   Она с легкой насмешкой взглянула на троих. Губы Сомса напряглись.
   – Двигай вперед, сестренка, – сардонически ответил он. – Все, что ты должна сделать, это показать нам. И твоя роль сыграна. А уж мы позаботимся об остальном.
   Она беззаботно пожала плечами. Они снова двинулись по выступу на скале.
   Равнина внизу молчалива и пуста. Из далекого леса не доносилось ни звука. Грейдон пытался найти разумное объяснение увиденного. Ткач – так назвала Суарра алое существо. И сказала, что его предки были людьми, такими же, как они сами. Он вспомнил, как при первой встрече она говорила ему о силе этих загадочных ю-атланчи. Неужели она имела в виду, что люди так овладели тайнами эволюции, что смогли повернуть ее в обратную сторону? Смогли контролировать – деволюцию!
   А почему бы и нет? На своем долгом пути от первобытного существа в мелких водах самых первых морей человек сменил мириады форм. И как бы далеко он ни продвинулся от одной формы к другой, став позвоночным, сменив холодную кровь на теплую, он все равно родственник пойманной сегодня рыбе, пернатому существу, чьими перьями украсили себя его женщины, обезьянам, которых он для забавы и изучения привел из джунглей. Даже паук, плетущий свою сеть в его саду, скорпион, убежавший из-под его ноги, – даже они его отдаленные кровные родственники.
   Когда Франциск Ассизский говорил о братце мухе, братце волке и братце змее, он высказал научную истину.
   У жизни на земле общее происхождение. Разошедшиеся, сменившие, подобно Протею, множество форм, все же человек и зверь, рыба и змея, ящерица и птица, муравей, пчела и паук – все они – все они происходят от одного-единственного комочка первичного желе, которое плавало когда-то в мелководье первобытного океана. Грегори из Эдинбурга назвал его протебионом – первое живое вещество на планете, от которого происходят все формы жизни.
   А может, все формы, которые сменил человек на своем пути вверх, таятся скрытно в нем?
   Руо, великий французский ученый, взял яйца лягушки и, подвергая их различным воздействиям, получил гигантских и карликовых лягушек, лягушек с двумя головами и одним телом, с одной головой, но восемью лапами, трехголовых лягушек с лапами, многочисленными, как у многоножки. И он получил из этих яиц существа, которые вообще не напоминали лягушек.
   Русский Ворников и немец Шварц экспериментировали с более высокими формами жизни и произвели химер – кошмарные существа, которых вынуждены были уничтожить – и немедленно.
   Если Руо и другие проделали все это – а они это проделали, Грейдон знал, – разве невозможно, чтобы еще более великие ученые не разбудили спящие в человеке жизненные формы и произвели существа, подобные этому алому? Человек-паук!
   Сама природа намекает на возможность этого. Природа время от времени производит уродов – людей с отчетливыми признаками животных, внутренними и даже внешними приметами зверя, рыбы или даже ракообразного. Дети с жаберными щелями на горле; дети с хвостами; дети, поросшие шерстью. Зародыш человека проходит через все стадии от первобытной протоплазмы, сжав весь процесс эволюции в менее чем год.
   Может, для живущих в Ю-Атланчи тигель, формирующий жизнь, не содержит никаких тайн? Они черпают в нем любые формы, какие захотят.
   Ткацкий станок – мертвая машины, и пальцы человека справляются с ним неуклюже. Паук – одновременно и станок, и ремесленник, он действует увереннее и изысканнее, чем любая машина, управляемая человеком. Человек-машина вполне может соперничать с изяществом и тонкостью паутины.
   Перед Грейдоном мелькнуло видение мира, полного гротескными, чудовищными существами: люди-пауки ткут огромные ткани своими иголкообразными пальцами, люди-кроты прорывают для своих создателей подземные ходы, люди-амфибии работают под водой – фантасмагория человечества, еще во чреве искусно сплетенного с машинами.
   Дрожа, он постарался уйти от этого кошмарного видения.


   Солнце уже было на полпути к закату, когда они подошли к концу овальной равнины. Здесь от противоположной скалы отходил выступ, почти смыкавшийся с той стеной, по которой они двигались. Они углубились в узкий проход и в полутьме шли по ровной поверхности скалы; тропа шла вверх, хотя и не круто. Солнце скрылось за западными вершинами и спускалась тьма, когда они вышли из прохода.
   Они стояли на краю небольшого болота. Слева от них продолжалась изогнутая скала. Место скорее походило не на болото, а на равнину с избытком влаги. Она была покрыта чистым белым песком. Повсюду виднелись круглые холмы, будто сглаженные ветром. На склонах этих холмов росла редкая жесткая трава. Холмы, высотой в сто футов, располагались со странной регулярностью, как могильные насыпи на кладбище гигантов. Вся эта пустошь занимала около пяти акров. Ее окружал лес. Грейдон слышал журчание ручья.
   Суарра провела их по песку, пока они не добрались до центрального холма.
   – Здесь вы переночуете, – сказала она. – Вода рядом. Можете разжечь костер, спите без страха. На рассвете мы пойдем дальше.
   Вместе с одетым в плащ спутником она перешла на ближайший холм. Белая лама пошла за ней. Грейдон ожидал, что Сомс остановит ее, но он этого не сделал. Напротив, он сделал какой-то знак Старрету и Данкре. Грейдону показалось, что они довольны отсутствием девушки в их лагере, что они приветствовали разделявшее их расстояние.
   И их обращение с ним изменилось. Они опять вели себя по-товарищески.
   – Не напоите ли животных? – спросил Сомс. – А мы пока разведем костер и приготовим ужин.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное