Абрахам Меррит.

Лик в бездне

(страница 2 из 23)

скачать книгу бесплатно

   Грейдон смотрел, как они входят в палатку. Скоро вышел Сомс, направился к ручейку, журчавшему среди деревьев, вернулся с водой.
   Что ж, пусть разбудят Старрета; пусть он им расскажет, что сможет. Сегодня ночью они его не убьют, в этом он был уверен. Они считают, что он слишком много знает. А утром…
   Что их всех ждет утром?
   Грейдон был уверен, что уже сейчас они пленники. Суарра совершенно определенно предупредила, чтобы они не покидали пределы лагеря. После ее исчезновения и тишины, наступившей вслед за взрывом звуков рогов, Грейдон не сомневался, что они находятся во власти какой-то силы, огромной, хотя и загадочной.
   Тишина? Неожиданно ему пришло в голову, что ночь необычно тиха. Ни звука насекомых или птиц, ни шорохов, какие слышны в дикой местности после заката.
   Лагерь осажден тишиной!
   Он пошел в сторону через algarrobas. Их было около двух десятков, этих деревьев. Они, как остров, возвышались среди поросшей травой саванны. Большие деревья, все без исключения, и растут со странной регулярностью. Как будто выросли не случайно, как будто их кто-то посадил.
   Грейдон дошел до последнего дерева, положил руку ему на ствол, похожий на мириады маленьких корней, образовавших единое целое. Присмотрелся. Склон, уходивший от него вниз, был залит лунным светом; желтые цветы кустов chilka, начинавшихся у самого ствола, слабо блестели в серебряном свете. Доносился слабый аромат quenuar. Никаких признаков жизни, никакого движения…
   И все же…
   Пространство, казалось, заполнено наблюдателями. Он чувствовал на себе их взгляды. Какое-то скрытое войско окружило лагерь. Он осмотрел каждый куст и каждую тень – и ничего не увидел. Уверенность в скрытом, невидимом множестве сохранялась. По всему телу Грейдона прошла волна нервного раздражения. Кто бы они ни были, он заставит их показаться.
   Он смело вышел на открытое освещенное луной место.
   Тишина мгновенно усилилась. Казалось, она напряглась, стала выше целой октавой. Стала напряженной, ожидающей – как будто приготовилась прыгнуть на него, если он сделает еще один шаг.
   Его охватил холод, он вздрогнул. Быстро вернулся в тень деревьев, постоял там; бешено билось сердце. Тишина утратила свою ядовитость, снова села на корточки – продолжала наблюдать.
   Что его испугало? Что в этом напряжении тишины коснулось его ночным кошмаром? Он ощупью двинулся назад, шаг за шагом, не решаясь отвернуться от тишины. Вот и костер. Страх оставил его.
   Реакцией на страх стала опрометчивая безрассудность. Он бросил полено в костер и рассмеялся, когда искры взлетели вверх, в листву. Сомс, вышедший из палатки за новой порцией воды, услышал его смех и злобно посмотрел на него.
   – Смейтесь, – сказал он. – Смейтесь, пока можете.
Может, по-другому будете смеяться, когда мы поднимем Старрета и он расскажет нам, что произошло.
   – Ну, во всяком случае я его хорошо уложил поспать, – усмехнулся Грейдон.
   – Можно уложить и получше. Не забывайте, – из палатки донесся голос Данкре, холодный и угрожающий.
   Грейдон повернулся спиной к палатке и сознательно взглянул на тишину, от которой только что бежал. Уселся поудобней и вскоре задремал.
   Проснулся он сразу. На полпути между ним и палаткой на него летел, как сумасшедший, с ревом, Старрет.
   Грейдон вскочил, но прежде чем он смог подготовиться к защите, гигант уже обрушился на него. В следующее мгновение Грейдон уже лежал, подавленный весом противника. Огромный авантюрист прижал его к земле и рвался к горлу.
   – Отпустил ее! – ревел он. – Свалил меня с ног и потом отпустил ее! Вот тебе, будь ты проклят!
   Грейдон пытался разорвать его хватку, освободить горло. Он задыхался; в ушах шумело, перед глазами заплясали красные пятна. Старрет душил его. Угасающим взором он увидел две темные фигуры, наклонившиеся к нему и отрывающие руки Старрета.
   Пальцы разжались. Грейдон с трудом встал. В десяти шагах от него стоял Старрет. Данкре, ухватив его за ноги, вцепился, как маленький терьер. Рядом стоял Сомс, прижав к животу Старрета пистолет.
   – Почему вы не дали мне его убить! – ревел Старрет. – Разве я не сказал вам, что на девчонке было столько зеленого льда, что нам хватило бы до конца жизни? И мы бы еще больше добыли. А он отпустил ее! Отпустил, этот…
   И потоком полились проклятия.
   – Слушайте, Старрет, – голос Сомса звучал размеренно. – Успокойтесь, или я с вами покончу. Мы, я и Данкре, не позволим, чтобы добыча ушла от нас. Мы не позволим этому лживому ублюдку провести нас, но мы не позволим и вам испортить нам игру. Мы натолкнулись на что-то очень большое. Прекрасно, мы на этом должны поживиться. Мы посидим спокойненько, а мистер Грейдон расскажет нам подробно, что произошло после того, как он выбил вас, о чем он договорился с девчонкой и все прочее. Если он не согласится на это добровольно, тогда мистеру Грейдону придется испытать кое-что, и он все-таки заговорит. Вот и все. Данк, отпустите его ноги. Старрет, если будете еще буйствовать, я вас пристрелю. Отныне я босс – я и Данк. Поняли, Старрет?
   Грейдон, с прояснившейся головой, осторожно пощупал кобуру. Она пуста. Сомс сардонически улыбнулся.
   – Мы забрали, Грейдон, – сказал он. – И у вас тоже, Старрет. Очень честно. Теперь все садитесь.
   Он присел у костра, все еще держа Старрета на прицеле. Через несколько мгновений Старрет с ворчанием присоединился к нему. Рядом опустился Данкре.
   – Идите сюда, Грейдон, – сказал Сомс. – Идите сюда и выкладывайте. Что вы от нас утаили? Договорились о свидании с ней, когда избавитесь от нас? Если так, где встреча – пойдем все вместе.
   – Куда вы спрятали золотые копья? – проворчал Старрет. – С ними вы не могли ее отпустить.
   – Заткнитесь, Старрет, – приказал Сомс. – Я веду допрос. Но – в этом что-то есть. Что, Грейдон? Она отдала вам копья и драгоценности, чтобы вы ее отпустили?
   – Я уже сказал вам, – ответил Грейдон. – Я у нее ничего не просил и ничего не взял. Пьяная глупость Старрета всех нас поставила в опасное положение. Отпустить девушку – это первый необходимый шаг к нашей безопасности. Я думал, что так сделать лучше всего. И до сих пор так считаю.
   – Да? – усмехнулся сухощавый уроженец Новой Англии. – Вы так считаете? Вот что, Грейдон, если бы это была индианка, я бы с вами согласился. Но не такая леди, как описал ее Старрет. Нет, сэр, это неестественно. Вы прекрасно знаете, что вам следовало задержать ее до прихода моего и Данка. И мы тогда вместе решили бы, что лучше сделать. Держать ее, пока ее люди не придут и не заплатят выкуп. Или дать ей третью степень, пока она не расскажет все о золоте и откуда она и все остальное. Вот что вам следовало сделать, Грейдон, – если бы вы не были грязной лживой предательской собакой.
   Грейдон почувствовал, как его охватывает гнев.
   – Ладно, Сомс, – сказал он. – Я вам расскажу. То, что я говорил – об освобождении ее ради нашей безопасности – правда. Но, помимо этого, я точно так же не отдал бы ребенка стае гиен, как эту девушку вам троим. Я отпустил ее ради нее самой, а не ради нас. Теперь вы довольны?
   – Ага! – усмехнулся Данкре. – Понятно! Появляется незнакомка исключительной красоты и богатства. Она слишком хороша и чиста, чтобы мы могли ее созерцать. Он говорит ей об этом и просит ее бежать. «Мой герой!
   – говорит она. – Возьми все, что у меня есть, и отдай этим плохим людям».
   – «Нет, нет, – говорит он, думая все время, что если он правильно разыграет карты, то получит гораздо больше и от нас избавится, чтобы ни с кем не делиться, – нет, нет, – говорит он. – Но пока эти плохие люди остаются здесь, ты не будешь в безопасности». – «Мой герой, – говорит она,
   – я пойду и приведу свою семью, и она избавит нас от дурного общества. А тебя наградят, мой герой, qui!» Ага, значит, так оно и было!
   Грейдон вспыхнул. Злобная пародия француза оказалась близка к правде. В конце концов непрошеное обещание Суарры спасти его можно было истолковать, как это сделал Данкре. Если он скажет им, что намерен разделить из судьбу и быть с ними, что бы их ни ждало, они ему не поверят.
   Сомс внимательно следил за ним.
   – Клянусь Богом, Данк, – сказал он, – вы угадали. Он изменился в лице. Он нас продал.
   Он поднял пистолет, прицелился в Грейдона – опустил.
   – Нет, – сказал он размеренно. – Слишком большая добыча, чтобы рисковать выстрелом. Если ваша догадка верна, Данк, а я думаю, она верна, леди очень благодарна. Ладно, мы упустили ее, но у нас есть он. Как я думаю, будучи благодарной, она не захочет, чтобы его убили. Она вернется. Что ж, поторгуемся и получим, что нам нужно. Свяжите его.
   Он ткнул пистолетом в сторону Грейдона. Не сопротивляясь, Грейдон позволил Старрету и Данкре связать себе руки. Они подвели его к дереву и посадили спиной к стволу. Пропустили под мышками веревку и прочно привязали ее сзади ствола. Потом связали ноги.
   – Теперь, – сказал Сомс, – когда утром покажется ее банда, мы им покажем вас и выясним, сколько, по их мнению, вы стоите. Торопиться не будем. Будут переговоры. Ну, а если не договоримся, – что же, Грейдон, первая пуля вам в кишки. Это даст вам возможность перед смертью посмотреть, что мы сделаем с ней.
   Грейдон не ответил. Он знал, что не сможет отговорить их. Устроился как можно удобнее и закрыл глаза. Раз или два открывал их и смотрел на своих спутников. Они сидели у костра, шептались, лица у них напряжены, в глазах лихорадочно блестит алчность.
   Через некоторое время голова Грейдона опустилась на грудь. Он уснул.


   Грейдон проснулся на рассвете.
   Ночью кто-то укрыл его одеялом, но он тем не менее замерз и тело у него затекло. Он с болью пошевелил ногами, пытаясь разогнать застоявшуюся кровь. Услышал, как шевелятся в палатке. Интересно, кто из них подумал об одеяле и почему была проявлена такая доброта.
   Старрет приподнял клапан палатки, молча прошел мимо и направился к ручью. Вернувшись, он занялся костром. Время от времени он поглядывал на пленника, очевидно, без гнева или негодования. Наконец он приблизился к палатке, прислушался и осторожно подошел к Грейдону.
   – Простите, – прошептал он, – но я ничего не мог поделать с Сомсом и Данкре. С трудом удалось уговорить их дать вам одеяло. Попейте.
   Он прижал фляжку к губам Грейдона. Тот сделал большой глоток; почувствовал приятное тепло.
   – Шш-ш! – предупредил Старрет. – Не сердитесь. Я вчера был пьян. Я вам помогу, если… – он внезапно замолчал; опять занялся костром. Из палатки вышел Сомс.
   – Я вам дам последний шанс, Грейдон, – начал он без всяких предисловий. – Расскажите нам о своем договоре с девушкой, и мы примем вас обратно, работать будем вместе и добычу разделим поровну. Я вас не виню во вчерашнем: вы поступали, как лучше для вас. Но теперь нас трое против одного, и совершенно очевидно, что одному с добычей вам не уйти. Почему бы вам не поступить разумно?
   – Какой смысл начинать все заново, Сомс? – устало спросил Грейдон. – Я рассказал вам все. Если вы умны, развяжите меня, дайте мне оружие, и я буду сражаться рядом с вами, когда потребуется. А сражаться потребуется, и очень скоро.
   – Да! – рявкнул уроженец Новой Англии. – Пытаетесь запугать нас, а? А маленький трюк знаете? Загоняют клин под ногти, толкают его все глубже и глубже. Все начинают говорить. А есть еще хитрая штука с костром. Ваши ноги приближают к огню, ближе, и ближе, и ближе. Да, всякий заговорит, когда его пальцы начинают хрустеть и поджариваться.
   Неожиданно он наклонился и принюхался к губам Грейдона.
   – Вот оно что?! – Он посмотрел на Старрета и вытащил пистолет. – Вы ему дали выпить? Поговорили с ним? А ведь ночью мы договорились, что разговаривать с ним буду только я. Ладно, вы сами этого хотели, Старрет. Данкре! Данк! Сюда, быстрее! – закричал он.
   Из палатки выбежал француз.
   – Свяжите его, – Сомс кивком указал на Старрета. – Еще один предатель в лагере. Дал ему выпить. Сговаривался с ним, пока мы были в палатке. Свяжите его.
   – Но, Сомс, – француз колебался, – если придется сражаться, плохо, что половина беспомощна, non. Может, Старрет ничего и не сделал…
   – Если придется сражаться, двое справятся там, где трое, – ответил Сомс. – Я не выпущу добычу из рук, Данк. И не думаю, что придется сражаться. Если они придут, просто поторгуемся. Старрет тоже оказался предателем. Свяжите его, говорю вам.
   – Ну, мне это не нравится… – начал Данкре; Сомс сделал нетерпеливое движение пистолетом; маленький француз вернулся в палатку, вышел оттуда с веревкой и направился к Старрету.
   – Руки вверх! – приказал Сомс. Старрет поднял руки. При этом он ухватил Данкре, поднял его, как куклу, и держал между собой и сухощавым уроженцем Новой Англии.
   – Теперь стреляй, черт побери! – крикнул он и двинулся на Сомса, защищаясь извивающимся телом Данкре. Правой рукой он нащупал пояс француза, вытащил оттуда его пистолет и через плечо Данкре направил оружие на Сомса.
   – Бросай оружие, янки, – триумфально улыбнулся Старрет. – Или стреляй, если хочешь. Но прежде чем прострелишь Данкре, я тебя сам пристрелю.
   Наступило недолгое зловещее молчание – оно было прервано неожиданным звуком маленьких золотых рогов.
   Их звуки разогнали мрак убийства, нависший над лагерем, осветили его, рассеяли, как солнце рассеивает тьму. Хватка Старрета расслабилась.
   Из-за деревьев в сотне ярдов вышла Суарра.
   С головы и до стройных ног ее покрывал зеленый плащ. В волосах блестела изогнутая полоска изумрудов. Золотые браслеты, усаженные драгоценными камнями, украшали ее руки и ноги. За ней спокойно шла снежно-белая лама. На шею животному был одет широкий золотой воротник, с которого свисали многочисленные цепочки с маленькими золотыми колокольчиками. По бокам ламы висели корзины, сплетенные, казалось, из сверкающих желтых нитей.
   И никакого войска вокруг нее. Она не привела с собой ни мстителей, ни палачей. Рядом с ламой шел единственный сопровождающий девушки, в просторном красно-желтом балахоне, с капюшоном, совершенно закрывавшим его лицо. Единственным его оружием был длинный зеленый посох. Этот человек был согбен и шел приплясывая и приволакивая ноги, он делал несколько маленьких шагов вперед, потом шаг назад, и все вместе это создавало впечатление, что под балахоном не человек, а какая-то большая птица. Они подошли ближе, и Грейдон увидел, что рука, сжимающая посох, тонкая и бледная, ее цвет выдает древний-древний возраст владельца.
   Испытывая ужас, Грейдон попытался освободить руки. Зачем она вернулась – да еще так? Без охраны? С одним сопровождающим, да и тот старик? И вся в золоте и драгоценностях? Ведь он предупредил ее; она должна понимать, что ей угрожает. Как будто она пришла в таком виде сознательно – чтобы раздуть алчность, которой ей больше всего следует опасаться.
   – Diable! – прошептал Данкре. – Изумруды!
   – Боже, что за девушка! – выдохнул Старрет, его толстые ноздри раздувались, в глазах сверкнул красный огонь.
   Сомс ничего не сказал, первоначальное удивление, появившееся на его лице, сменилось недоумением и подозрительностью. Он молчал, пока девушка и ее сопровождающий не подошли совсем близко. Но сомнение в его взгляде усиливалось, он смотрел на тропу, по которой они пришли, осматривал каждое дерево, каждый куст. Ни следа движения, ни звука.
   – Суарра! – в отчаянии воскликнул Грейдон. – Суарра, зачем ты вернулась?
   Она подошла к нему и вытащила из-под одежды кинжал. Перерезала веревку, привязывавшую его к дереву. Просунула лезвие под веревку, связывавшую его ноги; освободила его. Он с трудом встал.
   – Разве плохо, что я пришла? – невинно спросила она.
   Прежде чем он смог ответить, выступил вперед Сомс. И Грейдон понял, что Сомс принял какое-то решение, выбрал способ действий. Он низко, неуклюже, насмешливо поклонился девушке, потом заговорил с Грейдоном.
   – Прекрасно, – сказал он, – можете быть свободным, пока поступаете так, как я хочу. Девушка вернулась, и это главное. Похоже, вы ей нравитесь, Грейдон; я думаю, это поможет нам убедить ее ответить на наши вопросы. Да, сэр, и она вам нравится. Это очень полезно. Думаю, вы не захотите связанным смотреть, что можно с ней сделать, а? – насмехался он.
   – Но если вы хотите, чтобы все прошло мирно, вы должны сделать одну вещь. Не разговаривайте с ней, когда меня нет поблизости. Помните, я знаю аймарский не хуже вас. И хочу быть все время рядом и слушать, понятно? Вот и все.
   Он повернулся к Суарре.
   – Твое посещение принесло нам счастье, девушка, – заговорил он на аймарском. – И если будет по-нашему, ты у нас останешься надолго – а я думаю, все будет по-нашему, – в этой фразе звучала скрытая угроза, но девушка, по-видимому, не обратила на это внимания. – Ты нам незнакома, как и мы тебе. Мы многое можем узнать друг о друге.
   – Это верно, – спокойно ответила она. – Но, кажется, твое желание узнать обо мне гораздо сильнее, чем мое – о вас. Как ты, несомненно, знаешь, один не очень приятный урок я уже получила, – и она взглянула на Старрета.
   – Урок будет приятным – или неприятным, по твоему выбору, – на этот раз угроза в словах Сомса звучала открыто. Но Суарра на этот раз среагировала. В глазах ее сверкнул гнев.
   – Не стоит угрожать! – предупредила она. – Я, Суарра, не привыкла к угрозам – и послушайся моего совета, держи их при себе в дальнейшем!
   – Неужели? – Сомс сделал к ней шаг, лицо его стало неприятно угрюмым. Со стороны фигуры в красно-желтом послышалось сухое щелканье. Суарра вздрогнула; гнев ее исчез, она опять заговорила по-дружески.
   – Я поторопилась, – сказала она Сомсу. – Все равно неразумно угрожать тому, чью силу ты не знаешь. Помни: обо мне ты ничего не знаешь. А я знаю все, что хочешь узнать ты. Ты хочешь знать, откуда у меня это… и это… и это… – она коснулась ленты в волосах, браслетов на руках и ногах. – Ты хочешь знать, откуда все это, есть ли там еще, и если есть, то не можешь ли ты этим завладеть. Что ж, все это ты узнаешь. Я пришла, чтобы рассказать вам все.
   При этом заявлении, таком откровенном и прямом, все подозрения и сомнения вернулись к Сомсу. Снова он суженными глазами осмотрел тропу, по которой пришла Суарра.
   – Сомс, – Данкре схватил его за руку, и рука и голос его дрожали, – корзины на ламе. Это не ткань, это золото, чистое золото, чистое мягкое золото, сплетенное, как солома! Diable! Сомс, с чем мы встретились!
   Глаза Сомса сверкнули.
   – Сходи-ка взгляни, откуда они пришли, Данк, – ответил он. – Не понимаю. Слишком уж легко получается. Возьми ружье и выгляни из-за деревьев, а я пока постараюсь понять, чего она хочет.
   – Бояться нечего, – сказала девушка, как будто поняла его слова, – от меня вам не будет никакого вреда. Если вас ждет зло, вы сами его призовете – не мы. Я пришла, чтобы показать вам путь к сокровищам. Только для этого. Идемте со мной, и я приведу вас в место, где такие камни, – она коснулась изумрудов, вплетенных в волосы, – растут, как цветы в саду. Вы увидите, как живое золото стремится от… – тут она замешкалась; потом продолжала, как бы повторяя заученный урок: – стремится вперед, как вода. Вы можете купаться в этом ручье, пить из него, если захотите, унести с собой, сколько сможете. Или, если вам трудно будет с ним расстаться, можете оставаться навсегда. Можете даже стать его частью. Люди из золота.
   Она отвернулась от них и пошла к ламе.
   Они посмотрели ей вслед и друг на друга: на лицах троих алчность и подозрительность, на лице Грейдона – недоумение.
   – Путь долог, – она повернулась к ним, положив руку на голову ламы. – Вы мои гости – в некотором смысле. Поэтому я принесла кое-что, чтобы развлечь вас перед началом пути.
   Она начала распаковывать корзины. Грейдон подумал, что ее сопровождает странный слуга – если вообще он слуга. Он не подумал ей помочь. Стоял молча и неподвижно, с закрытым лицом.
   Грейдон подошел, чтобы помочь девушке. Она улыбнулась ему, чуть смущенно. В ее глазах светилось дружелюбие; руки его устремились к ее рукам.
   И тут же рядом оказался Сомс.
   – Помните, что я вам сказал! – выпалил он.
   – Помоги мне, – сказала Суарра. Грейдон снял корзину и поставил ее на землю. Девушка отстегнула застежку, откинула крышку и извлекла серебристый пакет. Развернула, встряхнула на ветру – на землю легла тонкая серебряная ткань, будто паутина, сплетенная серебряными пауками.
   Затем Суарра достала из корзины четыре золотые чаши, четыре глубокие, в форме лодок, золотые блюда, два высоких кувшина, ручками которым служили извивающиеся змеи. Чешуйки змей, казалось, сделаны из расплавленных рубинов. Потом последовали маленькие золотые корзиночки. Девушка поставила на серебряную ткань чаши, блюда и кувшины и начала раскрывать корзиночки. В них оказались незнакомые ароматные фрукты, хлеб и странно раскрашенное печенье. Все это Суарра положила на блюда. Потом опустилась на колени, открыла крышку одного из кувшинов и налила в чаши чистое янтарное вино.
   Она взглянула на них, грациозно взмахнула белой рукой.
   – Садитесь. Ешьте и пейте.
   Она поманила Грейдона, указала на место рядом с собой. Молча, не отрывая взглядов от сверкающих сокровищ, Старрет, Данкре и Сомс тоже присели. Сомс протянул руку, взял одну из чашек, взвесил ее, разлив вино на скатерть.
   – Золото! – выдохнул он.
   Старрет безумно расхохотался и поднес к губам золотую чашу с вином.
   – Подождите! – Данкре схватил его за руку. – «Ешьте и пейте», так она сказала? Ешьте, пейте и веселитесь, потому что завтра вы умрете. А, не так?
   Сомс вздрогнул, взгляд его опять стал подозрительным.
   – Вы думаете, оно отравлено? – выпалил он.
   – Может, нет, а может, да, – пожал плечами маленький француз. – Во всяком случае я считаю, что лучше сказать: «После вас».
   Девушка посмотрела на них, потом – вопросительно – на Грейдона.
   – Они боятся. Думают, что это… что ты… – Грейдон запнулся.
   – Что я поместила в это сон… или смерть? А ты? – спросила она.
   Вместо ответа Грейдон поднес к губам чашу и отпил.
   – Но ведь это естественно, – она повернулась к Сомсу. – Да, естественно, что вы боитесь этого, потому что именно так вы бы поступили на моем месте. Разве не так? Но вы ошибаетесь. Еще раз говорю вам, что вам следует бояться только того, что в вас самих.
   Она налила вино в свою чашу и выпила; отломила кусок хлеба от порции Старрета и съела; взяла печенье с блюда Данкре и его съела; белыми зубами прикусила один из фруктов.
   – Вы удовлетворены? – спросила она. – О, будьте уверены, что если бы я пожелала вам смерти, то не в такой форме.
   Несколько мгновений Сомс смотрел на нее. Потом вскочил, подошел к фигуре в капюшоне и отдернул капюшон. Открывшееся лицо было подобно старой слоновой кости. Оно все изрезано глубокими морщинами. Лицо невероятно древнее – но глаза столь же яркие и молодые, сколь древне их окружение.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное