Мелани Рокс.

Опасный жених

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

   Для посещения туристами открыта всего лишь одна большая пещера, превращенная в своеобразный Диснейленд. Называется она «Волшебная страна». Однако подобное увеселительное заведение не только не интересовало Беатрис, но и вызывало в ней негодование. Как могли люди настолько вероломно вторгаться в творение природы?
   От естественной первозданной красоты подземного мира осталось лишь воспоминание. Гладкие отполированные камни, переливавшиеся от подсветок. Потолки, напоминавшие скорее разноцветные коралловые рифы. Повсюду гномы с фонарями в руках, под стеклом сценки из известных детских сказок. Конечно, многие бы возразили Беатрис. Мол, человек превратил страшную пещеру в сказочный мир. Однако детей пугали подземные гномы и родители выводили плакавших малышей наверх.
   Беатрис куда больше интересовали неизведанные подземные лабиринты, вход в которые был открыт лишь для исследователей-спелеологов. Отправляться в них одной слишком большой риск. Пещеры находились в некотором отдалении от основного туристического маршрута. Сюда редко забредали случайные люди. Многокилометровые путаные подземные ходы могли обмануть даже опытных спелеологов, не то что любителя вроде Беатрис. А шансы, что крики о помощи заблудившегося в пещерах человека, будут услышаны на поверхности, были невелики.
   – Итак, вы все-таки намерены спуститься вниз.
   Беатрис кивнула.
   – Может быть, вам все же лучше отправиться на «Орлиное гнездо»? Вот только избавьтесь от своего обмундирования. – Дон Форестер оценивающе осмотрел ее с ног до головы. Судя по всему, его приятно удивило то, что столь молодая и неопытная по сравнению с ним женщина экипирована по всем правилам. – Одеты вы что надо.
   Беатрис скромно улыбнулась.
   – Людей всегда в первую очередь привлекает то, что на виду, чего нельзя не заметить. Именно поэтому их и притягивает как магнит гора Рок-Сити. Моя задача – открыть им новый мир, неизведанные уголки природы. Пусть большинству читателей «Планеты» так и не удастся самим побывать в этих пещерах, но благодаря моим фотоснимкам они смогут хоть одним глазком увидеть их красоту.
   – Благородная задача, – усмехнулся проводник. – Не слишком ли много вы на себя берете, юная леди?
   Она пожала плечами.
   – Пока что у меня получалось.
   – Осознаете ли вы, что вторгаетесь в чужой мир, где каждый ваш неосторожный шаг или неправильный поступок может нанести непоправимый вред. Даже человеческое дыхание губительно для многих существ, населяющих пещеры.
   – Я знаю. – Беатрис посмотрела прямо в глаза Дону Форестеру.
   Тот воспринял ее уверенный взгляд как сигнал.
   – Что ж, – вздохнул он. – Пойдемте. Вы мне нравитесь.
   Что? – спросила саму себя Беатрис. Интересно, что было бы, если бы я не прошла проверку Форестера на профпригодность? Как бы я посмотрела в глаза редактору, явившись к нему с пустыми руками?
   – Эй, вы долго собираетесь стоять на одном месте? – проворчал Форестер.
   Беатрис взглянула в его сторону и поразилась, как далеко он от нее уже отошел.
Похоже, она недооценила способности поджарого старика.
   – Уже бегу.
   – А вот бегать, мисс, я бы вам не советовал. Не стоит пугать летучих мышей. – Форестер усмехнулся. – Уверен, что они в свою очередь напугают вас куда сильнее.
   После семи часов, проведенных в мрачном, влажном и холодном подземелье, Беатрис чувствовала себя совершенно изможденной. Дон Форестер, напротив, поднялся на поверхность посвежевшим и помолодевшим. Даже его настроение значительно улучшилось. Весь последний час он шутил, рассказывал народные предания, связанные с пещерами, и щедро потчевал Беатрис советами.
   Беатрис опустилась на валун у входа в пещеру. Ноги гудели. Тяжелое прерывистое дыхание свидетельствовало о крайней степени усталости. Да-а, заставил же ее старик побегать! Она едва поспевала за ним. Страх остаться в пещерах на веки вечные заставлял ее следовать за ним по пятам. Стоило Беатрис замешкаться на повороте или развилке, как ею овладевала паника. Благо что проводник всегда возвращался за ней и успокаивал, гладя по головке, словно потерявшегося в супермаркете ребенка.
   – По-моему, сегодня вы неплохо потрудились, Беатрис, – с довольной улыбкой заметил Форестер, присев на камень рядом с ней.
   – Да. Отсняла две пленки.
   – Моя работа выполнена? – Похоже, Форестер хотел спросить что-то еще, но не решился.
   – На сегодня да. – Беатрис достала из кармана несколько зеленых купюр и протянула ему. – Как и обещала.
   Форестер важно протянул руку, взял заслуженное вознаграждение, не спеша пересчитал и быстро кивнул, убедившись в правильности расчета.
   – Завтра в то же время, – сказала Беатрис.
   Он поднялся с камня.
   – Как желаете, Беатрис. Вы платите…
   Можно подумать, что он спустился со мной сегодня в пещеры только из-за денег, подумала она. Да ведь Форестера хлебом не корми, только дай возможность блеснуть своими знаниями о подземных мирах.
   – До встречи.
   – До свидания, Беатрис. Обязательно поднимитесь на «Орлиное гнездо». Люди в большинстве своем не так глупы, как вам может показаться на первый взгляд.
   – Хорошо. Я последую вашему совету сегодня же. Вот только немного передохну… – Беатрис зевнула и потянулась.
   Как хорошо было бы сейчас вздремнуть пару часиков. Дурманящий аромат тюльпанов, колокольчиков и азалий, росших вокруг в великом множестве, клонил в сон.
   Открыв через мгновение глаза, Беатрис с удивлением обнаружила, что Дон Форестер уже ушел. Вернее было бы сказать, исчез, испарился, растворился в воздухе, напоенном душистой пыльцой.
   Ну и дела. Беатрис снова зевнула и принялась стягивать с себя свитер и непромокаемые ботинки. Она достала из припрятанного в кустах рюкзака кожаные сандалии и переобулась. В футболке дышалось куда легче, хотя усталость все равно давала о себе знать. Сил подняться и отправиться не только на гору, но и в снятую у деревенских жителей комнату не осталось.
   Беатрис бросила рюкзак на траву, а затем и сама перебралась с валуна на мягкую зеленую подстилку. Решив, что ничего страшного не случится, если она немного передохнет, Беатрис закрыла глаза. За валуном ее все равно никто не увидит. Впрочем, и тропинка, ведущая к входу в пещеру, была едва различима среди травы. Да и то только для тех, кто знал о ее существовании. Беатрис не заметила, как уснула.
   …Проснуться ее заставил сухой треск. Беатрис распахнула глаза и осмотрелась по сторонам. Похоже, она проспала гораздо дольше, чем собиралась. На горы уже спустились сумерки. Голоса туристов стихли. Тишина. Вот только что же тогда ее разбудило?
   Беатрис приподнялась на локтях и прислушалась. Никаких резких звуков не было. Однако помимо стрекотания кузнечиков и шума травы было что-то еще. Едва уловимое. Крадущиеся шаги?
   Беатрис испугалась, что к ней подбирается невидимый хищник, который вот-вот набросится на беззащитную жертву и разорвет ее своими мощными клыками. Она боязливо осмотрелась по сторонам, пытаясь при этом не обнаружить своего присутствия в надежде на то, что опасный зверь или змея охотится не на нее. Вдруг она сама же и привлечет его внимание?
   И тут она увидела…
   Нет, это был не зверь. Человек. Мужчина, одетый во все черное. Или ей только так показалось в сумеречном свете заходящего солнца. Высокий темноволосый мужчина, с волевыми чертами лица и сосредоточенным взглядом… Вот только главное не это. Беатрис отметила все это позже. Значительно позже. Уже сидя в своей комнате, снятой на неделю у простого фермера, жившего вместе со своей женой и четырьмя детьми. Поздно ночью, когда она тряслась от страха под шерстяным пледом, именно тогда она восстановила в памяти до мельчайших деталей черты лица незнакомца.
   Сейчас же ее взор был устремлен на его руки. Сильные мускулистые руки и пальцы с выступавшими суставами. Все чувства Беатрис были настолько обострены, что она буквально различала каждый черный волосок на коже рук мужчины, чувствовала мускусный запах, смешанный с запахом пота и опасности… Точнее, нет, даже не руки привлекли внимание Беатрис в первую очередь. А то, что незнакомец в них нес.
   Беатрис затаила дыхание, боясь, что тот ее обнаружит. Она машинально притянула к себе лежавшую рядом камеру, словно та смогла бы ее защитить в случае нападения.
   Ее взгляд был прикован к продолговатому белому свертку в руках незнакомца. Не надо было обладать особо богатой фантазией, чтобы различить в его очертаниях контуры человеческого тела. Мертвого тела.
   Мужчина направлялся к входу в пещеру. Он был всего в нескольких метрах от ее укрытия. Беатрис замерла. Он оглянулся, словно почувствовав на себе чужой взгляд. Никого не обнаружив за своей спиной, он смело шагнул во тьму подземелья.
   Сама не понимая, что творит, Беатрис направилась вслед за мужчиной, вооружившись своим верным «никоном». Пытаясь двигаться как можно тише, она следила за незнакомцем.
   Похоже, он здесь был уже не в первый раз. По крайней мере держался он довольно уверенно, словно шел в известном направлении.
   Уже через несколько минут преследования Беатрис поняла пункт его назначения. Он явно направлялся к озеру. Она уже слышала переливчатый шум подземного водопада. Или это хлюпанье воды под ее ногами?
   Сандалии промокли насквозь, и пальцы сковывал холод. Кожа оголенных рук покрылась мурашками, и Беатрис осознала, что значит семь градусов тепла во влажном подземелье, которые прежде казались ей сухими цифрами из учебников. Перед ее глазами замаячили многочисленные вывески с предупреждениями о низкой температуре и опасности простудиться, промочив ноги в ледяной воде. И попадет же ей от Бренды, если она пропустит день рождения подруги.
   Большое подземное озеро, окруженное небольшими водопадами, находилось на северо-западе подземной системы, и днем Дон Форестер посвятил ему довольно обстоятельный рассказ. Беатрис сделала десяток фотоснимков природного чуда.
   Предположение Беатрис оказалось верным. Едва достигнув берега подземного озера, мужчина остановился и, опустившись на одно колено, положил свою ношу – жертву – на влажную землю.
   Недолго думая, Беатрис открыла объектив и несколько раз щелкнула затвором. Благодаря шуму водопадов это осталось незамеченным объектом съемки. Следующие несколько минут Беатрис как завороженная следила за манипуляциями незнакомца и как сумасшедшая нажимала на кнопку «фото».
   Мужчина осторожно приподнял белый сверток и так же осторожно опустил его в воду. Негромкий шлепок, плеск, бульканье – и снова привычный шум льющейся воды.
   Беатрис несколько раз моргнула, убедившись, что ей все это не привиделось. Мужчина по-прежнему стоял на берегу. Однако теперь его руки были пусты. Беатрис быстро шагнула назад и притаилась в небольшой нише.
   Через мгновение она обнаружила, что небольшое углубление в стене не просто ниша, а ответвление подземного хода. Затемненный двумя выступами угол сменялся узким низким лазом. Впрочем, достаточным для нее. Она встала на четвереньки и быстро поползла от опасной подземной галереи.
   Добравшись до первой развилки, Беатрис остановилась. Не стоит испытывать судьбу, решила она. Убийца наверняка уже покинул пещеру. А в том, что незнакомец, спрятавший труп жертвы в подземном озере, является преступником, Беатрис не сомневалась.
   Так что не стоит блуждать по подземному лабиринту. Лучше вернуться и выйти той же дорогой, какой она добралась до озера. Беатрис с трудом развернулась в узком проходе и бесшумно поползла обратно.


   Громкая музыка и смех, доносившиеся из дальнего угла японского ресторанчика «Кабуки», не оставляли сомнений: Бренда и приглашенные на ее торжество гости занимали несколько угловых столиков.
   Беатрис сделала несколько глубоких вдохов, чтобы нормализовать сбившееся от быстрого шага дыхание, и, нацепив на лицо самую ослепительную улыбку из своего арсенала, направилась к веселившейся компании.
   – Всем привет! – громко поприветствовала она гостей. – Дорогая Бренда, с днем рождения! – Беатрис обняла несколько растерявшуюся от неожиданного появления последней гостьи подругу и протянула ей большую коробку.
   Бренда приняла из рук Беатрис подарок и встряхнула.
   – Ого, какой тяжелый! Ты что же, приволокла мне из командировки сталактит?
   Гостьи дружно расхохотались. Судя по всему, их бы уже развеселил обычный палец. Беатрис ненавидела опаздывать на подобные праздники. Чувствуешь себя человеком, попавшим в страну дураков. И при этом страстно желаешь стать таким же, как они.
   – Открой, – с мягкой улыбкой сказала Беатрис. – Не знаю, понравится ли тебе…
   – Конечно, понравится! – совершенно искренне возразила, не дав ей закончить, Бренда. Она быстро разорвала цветастую оберточную бумагу и ленточки и, гордо подняв над головой подарок Беатрис, громко, чтобы все собравшиеся услышали, сказала: – А ну-ка взгляните, какое чудо мне подарила Беатрис! – На ее руке сидел большой упитанный гном с фонариком в руках. Недоумение на лицах гостей тут же сменилось очередным приступом хохота.
   – Его… его можно использовать в качестве настольной лампы, – смущенно пояснила Беатрис. – Похоже, затея с подарком не удалась.
   Приобретенный в одной из сувенирных лавок Рок-Сити гном показался ей отличным подарком для подруги. Бренда обожала – как бы это получше выразиться? – всякую чепуху. Полки и стеллажи в небольшой квартире Бренды были заставлены всевозможными фарфоровыми статуэтками, бронзовыми фигурками рыцарей, гипсовыми игрушками и прочими пылесборниками, как их иронично называла Беатрис.
   Кроме того, Беатрис так устала за время своей командировки, что у нее уже просто не осталось сил на хождения по магазинам в поисках подарка для подруги.
   – Он чудо! – воскликнула Бренда. – Я тебя обожаю. Всю жизнь о таком мечтала! – Она бросилась на шею изумленной Беатрис под всеобщий смех и улюлюканье.
   Видимо, гном стал лучшей шуткой вечера.
   – Что же ты стоишь? Сейчас же марш за стол. Энди, Коул, поухаживайте за нашей очаровательной Беатрис.
   – О, не стоит беспокоиться… – Беатрис попыталась утихомирить двух дюжих парней, наперегонки кинувшихся наполнять ее тарелку и бокал.
   – А теперь рассказывай, как твои пещеры? – без тени улыбки спросила Бренда.
   – Ты ведь видела фотографии.
   – Я – да. Остальные увидят их только через две недели, после выхода свежего номера «Планеты». Кстати, Коллинз в восторге.
   – Не преувеличивай.
   – Нет, правда. Как только ты сегодня ушла из редакции, он тут же начал петь тебе дифирамбы.
   – Представляю выражение лица Миранды, – усмехнулась Беатрис.
   – Даже и не представляй. Спать будешь плохо.
   – Я всего лишь выполнила свою работу, – застеснялась от обращенных на нее взглядов Беатрис.
   – Как всегда на пять с плюсом, – громо-гласно произнесла Бренда. – Предлагаю тост за нашу звезду, лучшего фотографа штата Южная Каролина, Беатрис Ричардс.
   – Бренда, у тебя ведь сегодня день рождения, а ты… – Однако слова Беатрис утонули в общем одобрительном хоре голосов.
   – Мы ведь с тобой толком и не поговорили после твоего приезда. – В голосе Бренды прозвенели нотки обиды.
   – Извини, мне было совершенно некогда. Нужно было привести в порядок дом, разложить вещи, купить продукты…
   – Это заняло бы от силы полдня. Что же ты делала еще целые сутки? – с пристрастием прокурора спросила Бренда.
   – Пока зашла в редакцию, отдала Коллинзу снимки…
   – Ты заскочила всего на пару минут и тут же умчалась восвояси.
   – Тогда считай, что в этих восвоясях я и была, – довольно резко парировала Беатрис. Во-первых, допрос затянулся, чем привлек чрезмерное, по ее мнению, внимание гостей, а во-вторых, ответить честно на вопросы подруги она не могла.
   Не скажет же она, что проявляла, а затем прятала по всем углам негативы и фотографии преступника? Вот смеху бы было! Представляете, ребята, несколько дней назад я стала свидетельницей сокрытия преступления. Каким образом? Нащелкала десяток снимков о том, как парень сбросил в подземное озеро труп. О да, без сомнения, она бы произвела сегодня фурор. Возможно, ее рассказ позабавил бы друзей даже больше дешевого сувенирного гнома.
   Вернувшись домой, Беатрис дала себе обещание забыть о случившемся. Во всяком случае, сделать для этого все возможное. Пусть она поступала не как законопослушный гражданин Соединенных Штатов, нов первую очередь она была обычным человеком. И, как ни стыдно было признаться в этом даже самой себе, Беатрис боялась. Боялась, что ей не поверят журналисты и полиция. Боялась, что ей устроят очную ставку. Вызовут для снятия показаний в Атланту. Попросят опознать преступника. Безусловно, доказательством ее слов послужили бы сделанные в пещере фотографии. Однако их качество оставляло желать лучшего. В режиме ночной съемки очертания предметов получились несколько размытыми. А настраивать «никон» у нее не было времени.
   Предположим, что ей поверили. Приложили фотографии к расследованию убийства. Вызвали на опознание. А она растерялась. Не смогла узнать преступника при дневном освещении. В пещере она была так напугана, что запросто могла мысленно исказить облик злодея.
   А если она ошибется? Обвинит ни в чем не повинного человека? Разрушит его жизнь? Опозорит перед родственниками и знакомыми? Чем она сможет тогда загладить свою вину? Извиниться и пожелать ему счастья в дальнейшей жизни? Вряд ли человек, лишившийся по ее вине семьи и перспективной работы, оценит ее гражданскую позицию.
   А если она ошиблась в другом? Что, если тот парень в пещере всего лишь эксцентрическая личность? Вдруг у него такой своеобразный способ избавления от старой рухляди? Возможно, он всего лишь выбросил протертый до дыр ковер.
   Звучит, безусловно, неубедительно. Кому, скажите на милость, придет в голову выбрасывать мусор в уникальное природное озеро? Впрочем, не все люди столь же благоговейно относятся к природе, как она. Возможно, для кого-то подземное озеро обычная ледяная лужа.
   В любом случае это не ее дело. Ее вообще там не должно было быть. Вот и весь разговор. Ничего не видела и не знаю.
   Не пытается ли она обмануть саму себя? Если ей нет никакого дела до преступника, тогда почему она не уничтожила негативы? Почему потратила полдня на то, чтобы спрятать их в надежном месте? Не проще было бы засветить пленку? Нет, вместо этого она тратила свое драгоценное время на ее проявку. Беатрис Ричардс, кого же ты пыталась обвести вокруг пальца?
   – Значит, не скажешь.
   – Ты удивительно догадлива, Бренда. Давай лучше выпьем за тебя.
   – Тост, блещущий новизной и оригинальностью, – с усмешкой заметил Энди.
   – Какой уж получился, – пожала плечами Беатрис. – К сожалению, я не поэт. Кстати…
   Бренда закатила глаза, осознав, что сейчас Беатрис отыграется на ней за учиненный допрос.
   – Бренда, если не ошибаюсь, перед моим отъездом ты обещала, что прочитаешь в день своего рождения несколько собственных стихотворений.
   Все удивленно уставились на покрасневшую до кончиков ушей виновницу торжества.
   – Я вовсе не…
   – Эй, ребята, давайте хорошенько попросим нашу скромницу, – скомандовала Беатрис и захлопала в ладоши.
   Ее тут же поддержали друзья Бренды.
   Вконец смутившаяся Бренда опустила глаза и, выдержав минуту молчания, кивнула в знак согласия.
   – Хорошо. Только два маленьких стихотворения. А затем Беатрис расскажет подробности своего опасного приключения в неизвестных пещерах Джорджии.
   Вы даже не представляете, насколько опасного, подумала Беатрис, наспех пытаясь придумать, о чем рассказать.

   Праздник был в самом разгаре. Вино лилось рекой. Энди рассказывал анекдоты. Бренда читала одно стихотворение за другим, получая все новые и новые хвалебные отзывы и ругая друзей за пристрастие. Беатрис делилась впечатлениями от поездки…
   – …Там есть еще одно чудо природы, – слегка захмелев от вина и дружеского общения, продолжила Беатрис. – Тысячетонный камень, балансирующий на острие другого камня. Настоящая находка для художника и фотографа!
   – Беатрис, для тебя любая букашка находка, – возразила со смехом Бренда. – Каждый раз удивляюсь твоим фотографиям.
   – Хочешь сказать, что я заставляю тебя взглянуть на мир иными глазами? – улыбнулась Беатрис.
   Бренда кивнула.
   – Именно этого я и добиваюсь.
   – За букашку! – поднял тост Коул.
   Дружный смех потряс ресторан. Да уж, кому-то удавались куда более оригинальные тосты, нежели Беатрис.


   Прошло пять лет.

   Беатрис вздохнула и покосилась на спавшего рядом Рона. Что она к нему чувствовала? Привязанность, теплоту, жалость?.. Все что угодно, но только не любовь. Им было удобно вдвоем. Беатрис часто уезжала в командировки. Рон с утра до вечера ворочал миллионами, сидя в своем просторном офисе на пятнадцатом этаже Колумбия-билдинг.
   Беатрис уже и не помнила, как пришло решение жить вместе. Просто в один прекрасный вечер, после десятка прозаических свиданий, Рон признался ей в любви и предложил перебраться к нему. Помнится, самым веским аргументом явилось то, что его дом находится всего в десяти минутах ходьбы от редакции «Планеты». Конечно, не самое романтичное начало любовных отношений, но Беатрис согласилась.
   Чем ближе она подбиралась к тридцатилетнему рубежу, тем острее чувствовала на себе давление матери и подруг, создавших семьи. Кроме того, Рон ее устраивал почти по всем показателям. Красив, умен, добр и заботлив. Без устали повторяет, что любит ее. Более того, терпит ее работу. Конечно, Беатрис чувствовала – не могла не чувствовать, – что Рону не нравятся ее частые отъезды. Однако он благоразумно не выказывал свое недовольство.
   Рон не раз делал ей предложение руки и сердца, однако стоило разговору зайти о свадьбе, как Беатрис тут же меняла тему. Что же ее останавливало на пути к браку? Беатрис уверяла себя, что в том нет ее вины. Просто некоторые женщины не созданы для семьи. Видимо, она именно из их числа. Ее бросало в дрожь от одного упоминания супружеских обязанностей: стирка, уборка, стояние над кастрюлями… Брр, аж мурашки по коже. Наверное, такое же ощущение возникало у Бренды, когда Беатрис предлагала ей совместный спуск в пещеру.
   Рон разлепил глаза и сонно улыбнулся.
   – Доброе утро.
   – Доброе. Тебе сегодня нужно в редакцию?
   – Надо сходить. Босс хотел со мной о чем-то поговорить.
   – Это следует понимать как очередное задание?
   – Мне показалось или ты действительно недоволен?
   – Конечно, недоволен. Черт возьми, за последний месяц мы всего дважды занимались любовью. Все остальное время ты либо носилась на другом конце земли, либо проявляла пленки.
   – Это моя работа, – отчеканила Беатрис. – Мы, кажется, уже не раз обсуждали это.
   – И ни разу не пришли к общему знаменателю, – с горечью признал Рон.
   – Мне жаль, что ты проснулся в дурном настроении. – Беатрис выскользнула из-под одеяла и, надев тапочки, отправилась в ванную.
   – Извини, – донесся голос Рона. – Я люблю тебя и… ревную к работе.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное