Мэдлин Хантер.

Леди греха

(страница 20 из 23)

скачать книгу бесплатно

   – Вам не следует встречаться с Ярдли. Я вам не советую, – сказал он. – Завтра утром мы отправимся в Лондон. Или я могу поговорить с ним один.
   Он предлагал ей отступление.
   – Не могу согласиться с вами. Это было бы трусостью с моей стороны. Кроме того, я не уверена, что вы откровенно расскажете мне все.
   – Вы опасаетесь, что я солгу? – Он так сильно сдвинул брови, что это заметил бы даже зритель в последнем ряду театра.
   – Думаю, вы расскажете мне правду, но не всю.
   Натаниел демонстративно надулся:
   – Я оскорблен.
   Шарлотта рассмеялась его актерской выходке:
   – Не верю. Именно ваша светлость выберет, какую правду я услышу, Натаниел. Готова поспорить, что уже есть кое-что, о чем вы знаете или подозреваете, но чего я не слышала.
   – Никакая правда не была спрятана от вас.
   – Только размышления? Актер превратился в человека.
   – Я часто размышляю и часто оказываюсь не прав. Подобные размышления привели нас к этой тайне, к моему великому сожалению.
   – К несчастью, они не ошибочные.
   Воздух стал тяжелым от правды, которую вскрыли эти размышления. То, как у нее сжалось сердце, напомнило ей, что, хотя она больше не чувствовала себя оглушенной и разбитой, потребуется время, прежде чем она перестанет вздрагивать при упоминании о пережитом потрясении.
   Его рука лежала на столе совсем рядом. Сильная рука, мужественная и красивая. Один ее вид вызывал воспоминание о том, как он ласкал ее тело и как быстро она подчинялась возбуждающей власти его прикосновений.
   В свете лампы его глаза казались темными, а лицо было очень красиво. Теперь Натаниел постоянно смотрел на нее с теплотой, которая так отличалась от провоцирующих насмешек в прошлом. А может быть, совсем не отличалась. Возможно, тепло присутствовало всегда, но она была слишком поглощена собой, чтобы заметить его. Или же слишком трусливой, чтобы рискнуть своим скучным миром перед смятением, в которое ввергал ее этот взгляд.
   – После того как будет обнаружена правда прошлого, нам нужно соприкоснуться с правдой настоящего, – заявил он. – Вы многим рискуете, занимаясь этим делом. Я не подарок, но я хотел бы жениться на вас. Мне хотелось бы, чтобы это стало нашим совместным выбором, а не произошло в спешке, если обнаружится, что вы ждете ребенка.
   Его речь была спокойной, тихой, слова произносились как бы вскользь. Слуга, стоящий возле камина, никогда не догадался бы, что она содержала предложение и еще нечто гораздо большее.
   Она положила свою ладонь на его.
   – Я польщена, Натаниел. Правда, польщена. Однако, поскольку ты говоришь серьезно, я обязана сказать тебе: неизвестно, буду ли я когда-нибудь ожидать ребенка.
   Натаниел почти не отреагировал на ее слова, но лицо его выразило легкое удивление.
   – Он болел большую часть вашего брака, Лотта.
   – Позже я говорила себе, что это было начало болезни, и если существовала причина, то она была не во мне.
Однако я всегда знала, что могло быть и другое объяснение. Теперь этот мальчик в Дареме доказывает, что с моим мужем все было в порядке.
   – Боюсь, вы не правы. Если время докажет, что это не так, значит, так тому и быть. Дело не в том, чтобы зачать наследника. И, поскольку другие будут шептаться на эту тему, позвольте мне объяснить, что речь не идет о том, чтобы заполучить ваше состояние.
   – Мы оба знаем, что, если бы ты захотел иметь состояние, тебя ожидает имение, которое потребует гораздо меньше забот, чем обзавестись женой. – Упоминание об этом заставило ее сердце дрогнуть. – Боже! Если мы обнаружим, что мать Гарри действительно была замужем за Филиппом, до его женитьбы на мне навсегда закроет путь к вам. Человек, принадлежащий церкви, не может взять жену, запятнанную скандалом полигамии, даже если это вовсе не ее вина.
   Его ответом была понимающая улыбка.
   – Благодарю вас за то, что прояснили мне юридические стороны этого вопроса, леди Марденфорд.
   – Вам следовало бы подождать с этим предложением, – заявила она, расстроенная причастностью к этому делу того, о чем она не подозревала. – Вам нужно было подождать до завтрашнего дня, когда все прояснится. Вы говорили, что полагаете: там не было законного брака, но…
   – Если вы согласитесь выйти за меня замуж. Шарлотта, я с удовольствием напишу несколько новых законов. Первый – вы не должны говорить мне, что я должен делать или кого и что я должен защищать.
   Его заявление заставило ее погрустнеть. Разумеется, он видел все непредвиденные обстоятельства и все сложности задолго до того, как это пришло ей в голову.
   Натаниел заговорил более мягко:
   – Меня не заботит то, что станет известно завтра. Я не позволю правде прошлого другого человека мешать моему будущему. Я понимаю: для вас это тяжелее – и не ожидаю немедленного ответа. Я только проясняю мои намерения так, чтобы вы не усомнились в моей надежности или неправильно поняли природу моего интереса.
   Это было удивительное заявление и огромное обязательство. Натаниел останется рядом с ней независимо от того, что они узнают завтра, даже если это выльется в скандал. Все ее прошлое могло стать темой для сплетен и публичных разбирательств, но она сможет пройти через все это, положившись на его силу и поддержку.
   Натаниел взял ее руки в свои. Ее грудь наполнилась сладкой и прекрасной болью.
   Но Шарлотта не могла дать ответ на его предложение, пока не узнает, с чем они столкнутся. Она сама должна все взвесить, раз уж ей была известна цена расплаты. Но до того момента, до завтрашнего дня, она не будет отказываться от наполнявших ее глубоких чувств.
   Как всегда, он понял. Он точно знал, о чем она думала, в этом не было сомнений.
   – Мы пойдем спать, мадам? – Его вопрос звучал почти формально, но взгляд говорил о другом. Его шепот, донесшийся до нее днем, звучал в ее ушах, соблазняя ее и готовя к гораздо большему, чем просто удовольствие.
   «Прыгайте со мной».
   Шарлотта затрепетала и одновременно сжалась от ощущения, будто едва удержалась на краю пропасти, обещавшей как чудо, так и опасность.
   Они молча поднялись по ступеням. Шарлотта чувствовала, как ее возлюбленный шел за ней, такой мягкий в походке и манерах. Но не в душевном состоянии. Ее охватила тревога, которую она испытывала в первую ночь в Элмкресте. Вся разница состояла в том, что ее уязвимость была не физической или чувственной.
   В финале ее могли ждать поражение или успех. Она всегда была одинока, даже в своей прежней спокойной любви. Она отдала часть своего существа только маленькому Амброузу, а не какому-то мужчине.
   Решимость Натаниела неожиданно смутила ее. Несмотря на их понимание друг друга, осознание игр, происходящих между ними, знание их тел, она стала еще более чистой и невинной. Отдать свою благосклонность – одно, и совсем другое – отдать свое сердце. Последнее пугало. Шарлотта не знала, хватит ли ей отваги для такого самоотречения.
   Она не взглянула на Натаниела, когда дверь комнаты захлопнулась за ними. Пока он зажигал две лампы, Шарлотта начала расстегивать платье. Он подошел к ней сзади, чтобы помочь. Его руки едва касались ее, когда он занимался этим прозаическим делом, но его живое тепло окутало ее словно облако.
   Она закрыла глаза, чтобы одновременно и оттолкнуть, и впитать его энергию, что всколыхнуло все ее чувства и интуицию, вновь провоцируя инстинктивное чувство опасности, которое Натаниел всегда вызывал в ней. И что, в свою очередь, вело к эмоциям другого рода.
   – Я боюсь тебя, – произнесла Шарлотта, признаваясь себе, что это ощущение всегда присутствовало в ней. – Я боюсь того, как отвечу тебе и что это может означать.
   Он повернул ее к себе лицом.
   – И я немного боюсь тебя.
   Натаниел продолжал раздевать ее, пальцы спокойно и твердо расстегивали крючки и развязывали ленточки. Его уверенность нервировала ее. «Прыгайте со мной». Он уже пришел к своему решению, она же все еще чувствовала внутреннюю осторожность.
   Громкая, драматическая музыка, с которой Верджил отождествил огромную страсть, очень подходила Натаниелу. Он также описал Натаниела-человека. Такие, как он, топили людей вокруг себя одним своим присутствием. Нужно бороться, чтобы не превратиться в простое эхо симфонии.
   Шарлотта не понимала, кем стала теперь. Откровения и новые эмоции преобразили ее, словно она была куском мягкой глины. Если она позволит себе любить его, глупо любить, она может лишиться индивидуальности. Она снова превратится в девочку, неоформившуюся и несложившуюся.
   Шарлотта перестала заниматься своей одеждой, предоставив Натаниелу возможность закончить. Он отбросил се платье и нижние юбки и ослабил корсет. Ловкие пальцы спустили ее панталоны, и они упали к ее ногам. Она переступила через них, оставшись в одних чулочках.
   Натаниел обнял ее сзади. Это помогло. Его объятия всегда побеждали ее колебания. Его физическая сила успокаивала ее так, как не могло его присутствие.
   Его объятия все больше возбуждали ее. Она чувствовала возбуждение весь день, всю неделю, на самом деле – очень давно. Она знала это чувство задолго до того, как они нашли общую почву.
   Руки Натаниела волшебно двигались по ее груди и вниз по животу. Теплые, медленные поглаживания заставили ее приникнуть к нему.
   – Вы прекрасны, Шарлотта. – Его ладони кругами ласкали ее грудь, посылая приятную дрожь в низ живота, к ее чреву. – Ваш образ преследует меня днем и ночью. Я не хочу плести интриги, чтобы обладать вами. Не хочу расчетов и обмана.
   Не хотела этого и она. Прямо сейчас ей не хотелось ничего, кроме его ласковых рук – каждый день, каждый час. Вот что он сделал с ней.
   Шарлотта помогала ему с одеждой, как он помогал ей. Нетерпеливо, охваченная страстным желанием, она расстегивала пуговицы на его рубашке, пока он сбрасывал фрак и развязывал галстук. Она чуть было не разорвала ткань сорочки, чтобы добраться до его тела. Когда его грудь наконец обнажилась, она прислонилась к ней щекой, чтобы почувствовать его и его запах, услышать стук его сердца.
   Он крепко обнимал се. Она оценила удивительный комфорт, который испытывала при этом, но также и тревожное возбуждение. Ее словно омывала острая сладость. Она положила ладони ему на грудь и прижалась к ней губами.
   Она любила его. Именно этим объяснялась восхитительная боль в ее груди. Шарлотта подняла глаза, только чтобы увидеть, как он выжидающе смотрит на нее сверху вниз. Она почувствовала доверие к нему – такое же, как и в тот раз, на вечеринке у Линдейла. Он должен был понимать, что она беспомощна перед его силой, но она знала: Натаниел никогда не использует это против нее.
   Шарлотта невольно улыбнулась, и сердце ее подпрыгнуло в груди. Ей оставалось только признать, что без Натаниела она не сможет жить.
   Ее пальцы заскользили по его брюкам – она искала застежку. Минуту спустя, уже обнаженные, они крепко прижимались друг к другу. Шарлотта медленно поглаживала ладонями его плечи и спину: сейчас она чувствовала, что этот мужчина принадлежит ей, и только ей. Любовь давала ей большие права, чем любой закон.
   Тут Натаниел подхватил ее на руки и тотчас же опустил на кровать.
   – Не очень-то удобный матрас, – заметил он, ложась с ней рядом.
   – Даже если бы здесь было каменистое побережье, меня бы сегодня это нисколько не разочаровало, – ответила Шарлотта с улыбкой. – Ах, Натаниел, я даже не представляла, что в таких делах… может быть выбор.
   Он лег на нее, согревая ее своим теплом. Затем чуть приподнялся на локтях и, заглянув ей в глаза, спросил:
   – Так какой же выбор ты сделала, Шарлотта?
   Она колебалась лишь мгновение.
   – Полагаю, я должна признать, что люблю тебя, Натаниел.
   – А я люблю тебя, Лотта. – Он смотрел на нее с любовью и нежностью. – Возможно, у нас с тобой не сразу все получилось, но…
   Она рассмеялась:
   – У нас замечательно все получилось, разве не так?
   – Да, разумеется. Возможно, мы выбрали единственный путь, ведь этот путь привел нас сегодня сюда. – Натаниел с нежностью поцеловал ее. – Дорогая, мне было ужасно трудно ждать, когда ты сделаешь свой выбор. Разумеется, я мог бы ждать до скончания веков, но… – Он покрыл поцелуями ее шею и плечи, затем добавил: – Но я рад, что ты уже сделала свой выбор, Шарлотта. Я счастлив, потому что обрел настоящую любовь, которую невозможно отвергнуть.
   «Да, настоящую…» – думала Шарлотта. Она почувствовала в ласках Натаниела не только страсть, но и нежную любовь. Прижавшись к нему еще крепче, она запустила пальцы в его волосы и тихонько застонала: ей хотелось соединиться с любимым как можно быстрее.
   И Натаниел, казалось, понял это, ибо на сей раз они обошлись без долгих эротических игр. В следующее мгновение он вошел в нее, и Шарлотта с криком восторга устремилась ему навстречу. Теперь оба прекрасно понимали, что их соединяет не только страсть, но и любовь.
   А потом они долго лежали молча, потому что не нуждались в словах – они понимали друг друга сердцем. По-прежнему держа любимую в объятиях, Натаниел наконец уснул.
   Шарлотта же вглядывалась в ночь и наслаждалась близостью любимого. Ей предстояло сделать еще один выбор, но теперь она нисколько не сомневалась: сделать его будет совсем не трудно, потому что теперь ее укрепляет любовь. Да, она поступит так, как должна поступить, пусть даже ее решение неизбежно приведет к новым огорчениям, которым, возможно, не будет конца.


   – Если ты твердо решила, то давай сделаем это немедленно. – Натаниел предложил ей руку (последний час он провел, всячески отговаривая Шарлотту от посещения Ярдли, но все было напрасно).
   Он вовсе не боялся, что она узнает правду, но, конечно же, было бы гораздо лучше, если бы она не встречалась с Ярдли. Этот человек вполне мог оказаться одним из тех свидетелей в суде, которые от страха говорили все, что приходило им в голову, но иногда их откровения становились весьма опасными и чреватыми самыми непредсказуемыми последствиями.
   Натаниелу казалось, что его любовь сделает все открытия совершенно незначительными для Шарлотты, но полной уверенности у него не было.
   Шарлотта молча взяла его за руку. Ее улыбка свидетельствовала о том, что она все понимает, однако было ясно, что она никогда не позволит ему защитить ее так, как ему хотелось бы. Да, его очаровательная Шарлотта по-прежнему оставалась непреклонной леди Марденфорд.
   Карета ждала их у входа в гостиницу. Как только они тронулись в путь, Натаниел объяснил план, который он разработал, – он хотел хоть как-то контролировать события.
   – Вопросы задавать буду только я. Если за это возьмешься ты, он наверняка начнет увиливать и притворяться, что ничего не знает.
   – Ты хочешь сказать, что меня можно будет видеть, но не слышать? – осведомилась Шарлотта с язвительной улыбкой.
   Натаниел утвердительно кивнул:
   – Да, совершенно верно. Ты все правильно поняла. Можешь присутствовать там, если считаешь это своим долгом, слушай, сколько пожелаешь, но разговор буду вести я.
   Она снова усмехнулась:
   – А ты не терял времени, разрабатывая те законы, о которых мы говорили накануне. Но имей в виду: сейчас я соглашусь подчиняться тебе только потому, что ты действительно разбираешься в некоторых вопросах гораздо лучше, чем я.
   Натаниел не сомневался: любые попытки руководить Шарлоттой будут неуместны и безуспешны. Однако он все же надеялся, что ему удастся поговорить с Ярдли именно так, как следовало.
   Они въехали в большую деревню, находившуюся милях в пяти от Хартфорда. Когда они выехали на главную улицу, Шарлотта, то и дело поглядывавшая в окно, с улыбкой сказала:
   – Какое очаровательное и живописное местечко! Мы ведь направлялись именно сюда?
   Натаниел кивнул:
   – Да, именно сюда. А Ярдли – викарий здешней церкви.
   – Он неплохо устроился. Как ему это удалось?
   Натаниел ожидал этого вопроса.
   – Все очень просто. Ему помог Марденфорд. Предполагаю, что когда молодые люди повзрослели… В общем, было устроено так, чтобы их бывший наставник получил этот приход и доход с него.
   – Не помню, чтобы об этом упоминалось в письмах Филиппа. Да и те несколько писем, что пришли от Ярдли, были из другого места. В тех редких случаях, когда муж упоминал о нем, он даже не называл его по имени, а только – «мой наставник». То есть он был просто бывшим слугой, но никак не другом.
   – Ничего удивительного, – сказал Натаниел. – Ведь это место Ярдли получил не от Филиппа, а от Джеймса, с которым его, очевидно, связывали какие-то особые отношения.
   Шарлотта ненадолго задумалась, потом спросила:
   – А когда именно Джеймс помог ему таким образом? Сколько лет назад?
   Натаниел пожал плечами:
   – Полагаю, года четыре назад. Возможно, лет пять. Думаю, это произошло вскоре после того, как Джеймс унаследовал титул. Несомненно, он думал, что его брату следовало бы обеспечить Ярдли лучше. Поэтому он поспешил исправить положение.
   – Да, возможно, – кивнула Шарлотта.
   Тут они остановились, и Натаниел помог своей спутнице выйти из экипажа. Когда они подошли к двери дома, он постучался.
   Открыла домоправительница. Взяв визитную карточку Натаниела, она удалилась. Вернувшись, проводила гостей в небольшую гостиную. Было еще слишком рано для визитов, но Ярдли явно собирался принять их. Это означало лишь одно: Ярдли знал, кто такой Натаниел Найтридж, знал, зачем гость приехал. Не было сомнений и в том, что викарий по-прежнему сохранял какую-то связь со своим бывшим подопечным.
   Устроившись на стуле в углу гостиной, Шарлотта молча ждала. Однако Натаниел не сомневался, что она не пропустит ни одного слова и прекрасно все поймет.
   Да, она была на редкость умна, его возлюбленная. И он всегда будет благодарить небеса за то, что когда-то повстречал ее на той вечеринке.
   Наконец дверь отворилась и в комнату вошел Ярдли. Из-за своих, длинных седых волос, падавших на лоб, а также из-за очков он казался старше, чем был на самом деле. Натаниел решил, что ему немного за сорок, не больше.
   Изобразив радостную улыбку, хозяин осведомился:
   – Чем могу вам помочь, мистер Найтбридж?
   – Найтридж, – поправил Натаниел; он был почти уверен, что викарий намеренно «забыл» его фамилию. – Разрешите представить вам Шарлотту, леди Марденфорд. Когда-то вы были наставником ее покойного мужа, барона Марденфорда.
   Ярдли приблизился к Шарлотте с выражением сочувствия и почтительности на лице.
   – Я очень взволнован встречей с вами, миледи. Ваш муж был моим лучшим учеником и, осмелюсь заметить, добрым другом.
   – Охотно верю, – ответила она. – Филипп всегда очень уважительно отзывался о вас.
   Снова улыбнувшись, Ярдли присел рядом с гостьей, словно обрел в ней союзницу. Натаниел же медленно приблизился к хозяину и проговорил:
   – Извините нас за вторжение, но леди Марденфорд узнала о некоторых событиях прошлого и желает получить кое-какие пояснения.
   Ярдли посмотрел в сторону гостьи:
   – События? Пояснения? Простите, но я не могу представить…
   – Думаю, можете, – перебила Шарлотта; в этот момент она пристально смотрела в глаза викария.
   Какое-то время все молчали, потом Натаниел вновь заговорил:
   – Видите ли, довольно трудно высказать суть нашего дела деликатно. Леди Марденфорд имеет некоторые основания полагать, что в молодости, во время длительного путешествия по Европе, ее будущий муж заключил брачный союз с испанкой. Ей хотелось бы узнать, что вам известно об этом.
   Ярдли явно смутился. Более того, было совершенно очевидно, что он чего-то боялся. Ведь не мог же этот человек нести ответственность за то, что, возможно, произошло в Испании.
   Взяв себя в руки, Ярдли снова обратился к Шарлотте:
   – Миледи, вы говорите, что у вас есть какие-то основания что-то подозревать? Уверяю вас, вы не так поняли…
   – У меня имеются очень веские основания, мистер Ярдли, – заявила Шарлотта. – Повторяю, очень веские. Скажите, вы знали о том союзе? Я видела ваше письмо, которое свидетельствует о том, что вам об этом было известно.
   Викарий тяжело вздохнул, и Натаниел вдруг подумал, что сейчас он выглядит гораздо старше.
   Но мистер Ярдли, вовсе не собирался сдаваться.
   – Могу я спросить, что именно вам известно? – осведомился он.
   Шарлотта на сей раз промолчала, и Натаниел сказал:
   – Мы бы предпочли, чтобы вы безо всяких условий сообщили, что известно вам.
   Ярдли на мгновение потупился, затем снова перевел взгляд на Шарлотту:
   – Видите ли, миледи, я… – Он умолк и покраснел.
   – Мистер Ярдли, я очень сожалею, если мое присутствие вас смущает, но я должна узнать всю правду, – заявила Шарлотта. – И я хочу услышать ее именно от вас.
   – Но мне почти ничего не известно.
   Натаниел начал терять терпение.
   – Мистер Ярдли, мы можем сейчас побеседовать с вами неформально, но можем начать и официальное расследование. Видите ли, это очень важное дело. Речь идет о наследовании титула, и при необходимости дело может быть передано в палату лордов.
   Викарий побледнел. Он внимательно смотрел на гостя, словно желал убедиться, что тот говорил серьезно.
   – Так как же? – снова заговорил Натаниел. – Что вы выбираете?
   Викарий опять вздохнул, и плечи его опустились.
   – Видите ли, сэр, все это… В этом есть и моя вина. Потому что я взял на себя всю ответственность. – Последние слова адресовались Шарлотте. – Как только мы покинули Лондон, я предложил изменить наш маршрут и наряду с культурными центрами посетить экзотические места. Мне казалось, что молодым людям это будет очень полезно, понимаете? Филипп согласился. Джеймс тоже не возражал. Поэтому мы путешествовали по Средиземноморью. О, это было восхитительно! Краски, контрасты!..
   Викарий углубился в приятные воспоминания, и Натаниелу пришлось вернуть его к действительности.
   – Мистер Ярдли, вы закончили путешествие в Испании?
   – Да, именно там. В то время война в Испании уже закончилась, и мы решили провести там несколько недель, а потом отправиться домой. К несчастью, война вспыхнула вновь, и оказалось… В общем, выехать оттуда было не так-то просто. К тому же произошли и другие события.
   Викарий снова посмотрел на Шарлотту.
   – Не бойтесь говорить при мне правду, – сказала Шарлотта.
   Викарий в смущении потупился, и Натаниел спросил:
   – Кто она была?
   – Ее звали Изабелла Зафра, и она была дочерью землевладельца. Не очень богатого, я полагаю. К сожалению, ее брат увлекался политикой, поэтому подвергал сестру опасности. Филипп же воспылал к ней страстью. Он не хотел оставлять ее на произвол судьбы и решил увезти из Испании.
   – Увезти, женившись?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное