Мэдлин Хантер.

Леди греха

(страница 15 из 23)

скачать книгу бесплатно

   Но если он действительно вступил в брак во время того путешествия, то был ли брак законным? Имелось ли какое-то свидетельство? И насколько велика опасность? Опасность для Амброуза…
   Опасность очень велика, уж если Натаниел Найтридж занялся этим делом.
   Шарлотта пробормотала проклятие сквозь крепко сжатые зубы. Она проклинала себя за глупость. Ведь Натаниел предлагал отказаться от расследования. Предлагал ради нее. Ради охватившей их страсти. Но она была слишком в себе уверена. Была уверена в том, что не может ошибаться. Однако случилось то, что случилось, и теперь…
   Теперь у них с Натаниелом, возможно, уже ничего не будет. Причем все может закончиться очень скоро. Если только… Да-да, конечно! Наверное, и сейчас еще не поздно отговорить его от продолжения расследования. Во всяком случае, пусть отложит это дело хотя бы на некоторое время. Нет-нет, конечно же, не навсегда. Лишь до тех пор, пока его желание не начнет угасать. То есть можно как бы заключить с ним сделку, дать ему понять: «Я ваша, если вы оставите Марденфорда и Амброуза в покое».
   Шарлотта вспыхнула, устыдившись своих мыслей. Это будет походить на проституцию. Но ведь надо же что-то предпринять. Надо защитить своего любимца, маленького Амброуза, заменившего ей сына.
   Тяжело вздохнув, Шарлотта уселась на стул и, распустив волосы, принялась не спеша их расчесывать. Да, Натаниел прав. У них еще будет время для тревог и волнений. И конечно же, придется принимать решение. Натаниел знал, что этого не избежать, но ему хотелось отложить неизбежное. А сейчас он, наверное, ждет наступления ночи, которая принесет тишину и свободу действий. И вероятно, думает о том, не возникла ли между ними новая стена, такая высокая и непробиваемая, что они уже никогда не смогут ее преодолеть или разрушить.
   Такая стена возникнет очень скоро. Завтра или через день. При мысли об этом Шарлотта почувствовала себя несчастной, и глаза ее затуманились слезами.
   Да, стена возникнет, но не сейчас. Не этой ночью. Если, конечно, она не начнет возводить ее прямо сейчас. Но Шарлотта понимала, что никогда не пойдет на это, просто не сможет пойти. Сегодня ночью она хотела красоты и близости. Хотела испытать всю полноту близости, которой могла наслаждаться без чувства вины. Да-да, для тревог и волнений еще будет время, а сейчас…
   Улыбнувшись, она подбросила дров в камин. А дверь, конечно же, не заперла.

   Остановившись у двери ее спальни, Натаниел прислушался. Во всем доме уже царила тишина. Где-то, вероятно, было открыто окно, потому что легкий ветерок приносил ароматы ранней весны.
   Из комнаты Шарлотты тоже не доносилось ни звука. Но заперлась ли она?
   Шарлотта запретила ему отказываться от продолжения дела Гарри, это повторилось и сегодня вечером, за ужином. Она боялась правды, но не позволила ему отстраниться от нее.
Вот уже трижды она отказывалась от его дара.
   Ему следовало благодарить ее, ведь она не воспользовалась его страстью. Да, Шарлотта не просила, чтобы он изменил своим принципам, однако он прекрасно понимал: это вовсе не означало, что она согласится продолжить с ним отношения, если он не откажется от расследования.
   Натаниел медленно повернул ручку двери, и та отворилась. Переступив порог, он вошел в комнату и запер за собой дверь.
   Комната была погружена в темноту, свет исходил только от догоравших в камине дров. Он направился к кровати, но вдруг понял, что Шарлотты там нет. Натаниел осмотрелся. Может, она уехала? Неужели уехала, даже не попрощавшись?
   Тут со стороны камина послышался какой-то шорох. У камина стояло кресло, спинкой к двери. Внезапно снова послышался шорох, и Натаниел увидел изящную ножку, появившуюся внизу, у пола.
   Может, Шарлотта спит? Натаниел обошел кресло. Оказалось, что Шарлотта вовсе не спала – просто сидела, откинув голову на спинку, и смотрела на догоравшее пламя. Причем сидела совершенно обнаженная. Обнаженная и прекрасная. Ее темные волосы были распущены – они рассыпались по плечам, а отдельные пряди падали на груди.
   Натаниел молча приблизился к креслу. И, также молча, стал любоваться обнаженной женщиной, сидевшей перед ним. То, что она ожидала его в таком виде, сидя в кресле… О, это выглядело необыкновенно эротично. Временами Шарлотта выглядела как девочка, но только не сейчас. Сейчас она казалась уверенной в себе женщиной, ждавшей любовника.
   – Я думала, вы никогда не появитесь, – проговорила она наконец. – Я боялась, что моя страсть перегорит.
   – Я не был уверен, что вы хотите, чтобы я пришел.
   – Если бы я попросила вас не приходить, вы бы не пришли?
   – Наверное, все равно пришел бы.
   – Да, разумеется. Ведь вы… «должны знать». Так, кажется?
   Однако в ее голосе не было осуждения. Просто она повторила ею слова, не более того.
   Какое-то время он молчал, по-прежнему любуясь ею, Наконец спросил:
   – Вы долго ждали меня так?
   Она взглянула на свои стройные ноги.
   – Да, довольно долго. Знаете, я обнаружила, что это очень приятно. Наверное, мне хотелось бы иметь маленький уединенный домик, где я могла бы жить… жить совсем без одежды. Представляете, ощущение такое, словно тебя гладит множество легких перышек. К тому же я… Видите ли, я подумала, что если вы увидите меня такой, то сразу поймете, как я рада вашему появлению. И не потребуется никаких вопросов.
   Он невольно улыбнулся:
   – У меня нет вопросов. Я вообще не в состоянии думать.
   – Именно поэтому вы все еще так стоите? Потому что не в состоянии думать?
   Натаниел рассмеялся. Эта ее реплика очень напоминала ее выпады в прошлом.
   Приблизившись к постели, Натаниел снял с нее покрывало и расстелил его на ковре, перед камином. Затем начал раздеваться.
   Шарлотта молча наблюдала за ним, и Натаниел понимал, что она любуется его телом – как и в первую ночь. Только на сей раз делала это открыто, безо всякого стеснения.
   – Натаниел, я не хочу, чтобы мы говорили о том, что узнали сегодня от Дженни. Вы ведь сами сказали, что для этого еще будет достаточно времени.
   Стащив с себя рубашку, он ответил:
   – Если хотите, мы вообще можем не разговаривать.
   Натаниел должен был присесть, чтобы снять ботинки.
   Шагнув ближе к креслу, он сказал:
   – Ложитесь сюда. – Он указал на покрывало, лежавшее на ковре.
   Соскользнув с кресла, Шарлотта опустилась на колени, затем перебралась на покрывало. Снова залюбовавшись ею, Натаниел судорожно сглотнул. Сейчас, когда она лежала на боку в отблеске пламени, она казалась еще прекраснее.
   С трудом заставив себя отвернуться, Натаниел сел в кресло и принялся снимать ботинки. Затем, поднявшись, стащил с себя брюки. Шарлотта наблюдала за ним затаив дыхание. Наконец, лукаво улыбнувшись, сказала:
   – Не уверена, что захочу хранить молчание. Но даже если захочу, то не сумею.
   Натаниел тоже улыбнулся. Снова усевшись в кресло, спросил:
   – Не захотите молчать? А чего же вы хотите?
   – Всего-всего. Я хочу быть смелой и отчаянной. Хочу еще одну… скандальную ночь. – Она приподнялась и села, пристально глядя на возлюбленного. Сейчас, при свете пламени, ее темные волнистые волосы походили на черный шелк, рассыпавшийся по плечам.
   – Мне тоже хочется, чтобы вы были смелой и отчаянной. А будущее может подождать, верно?
   Она молча кивнула. Подождать, но не исчезнуть. Каждая очередная ночь могла стать для них последней, и от этой мысли ей становилось ужасно грустно. Что ж, если так, то надо сполна насладиться этой ночью.
   Натаниел бросил на пол брюки, которые все еще держал в руках. Но Шарлотта тут же потянулась к ним и отбросила их подальше от камина – словно эти брюки разделяли их, мешали им соединиться друг с другом. А потом, стоя на четвереньках, она подобралась к Натаниелу и поцеловала его колено.
   Он крепко стиснул зубы. В висках у него застучало. В этот момент ему показалось, что он не выдержит неистового возбуждения, охватившего его.
   Шарлотта же немного приподнялась, теперь она стояла прямо перед ним на коленях.
   – Натаниел, вы выглядите как бог, когда сидите вот так. Такой прекрасный, такой совершенный… – Она потянулась к возлюбленному и провела кончиками пальцев по его груди.
   – Я чувствую себя вполне земным. А боги бессмертны. И я так страстно желаю тебя, что это желание может убить меня.
   Она улыбнулась и проговорила:
   – Не умирайте так скоро. Ведь у нас впереди целая ночь.
   Он привлек ее к себе и поцеловал. Она тотчас же обвила руками его шею и ответила на поцелуй, ответила с неистовой страстью.
   Он попытался усадить Шарлотту себе на колени, но она, не обратив внимания на этот своеобразный призыв, крепко обхватила пальчиками его возбужденную плоть. Затем, на мгновение приподняв голову, посмотрела в глаза Натаниела. Глаза его пылали, и казалось, что он с трудом удерживается от стона.
   «Уж если я решила стать смелой, то надо быть смелой до конца», – сказала себе Шарлотта. Опустив голову, она склонилась к самому паху возлюбленного, и ее волосы рассыпались по его бедрам. Когда же влажные губы Шарлотты коснулись его пульсирующей плоти, из горла Натаниела вырвался громкий стон, и он воспарил к вершинам неописуемого блаженства.

   Шарлотта разглядывала лежавшего перед камином обнаженного мужчину, погрузившегося в глубокий сон.
   Несколько минут назад она осторожно высвободилась из его объятий, так что могла сесть и как следует рассмотреть своего возлюбленного. И у нее возникло чувство, что сейчас она владеет им безраздельно, так как могла смотреть на него, сколько пожелает. Разумеется, она понимала, что ее смелость и решительность перешли все границы. Ведь леди не должны вести себя так, как она вела себя этой ночью. Но Шарлотту нисколько это не заботило. Да и. Натаниела, конечно же, тоже. Правда, в его глазах она увидела некоторое удивление, но в них не было неуважения к ней. Огонь в камине почти затух, и Шарлотта встала, чтобы подбросить дров. Она сделала один лишь шаг – и Натаниел ухватил ее за щиколотку:
   – Куда вы?
   Она указала на камин:
   – Если вы собирались спать здесь, я хотела принести еще одно покрывало.
   – Когда я сплю, я сплю в постели. – Он ухмыльнулся и привлек ее к себе. Затем перекатился через нее и подбросил в камин несколько поленьев.
   – Но вы ведь уже спали… – пробормотала Шарлотта.
   – Нет, я не спал. Я обретал вторую жизнь, то есть рождался заново. Я сказал, что вы убиваете меня. Так и случилось. – Опершись на локти, он внимательно посмотрел на нее. – А еще я пытался понять, почему вы вдруг стали такой смелой и откуда вы все знаете.
   Он провел ладонью по ее бедру, и Шарлотта, лукаво улыбнувшись, сказала:
   – Если вы действительно родились заново, то родились совсем не таким, каким были до этого.
   Натаниел взглянул на свою опавшую, вялую плоть, не подававшую признаков жизни, и с усмешкой пробормотал:
   – Черт побери, вы правы. Как хорошо, что вы сообщили мне об этом, леди Марденфорд! Вероятно, я всегда смогу рассчитывать на то, что вы укажете мне на мои недостатки. – Он тихонько засмеялся и покачал головой. Затем принялся ласкать ее груди.
   Его ласки снова разбудили в ней желание. Немного смутившись, она проговорила:
   – Я просто подумала… Подумала, что мы могли бы подождать, пока…
   – Подождать? Ни в коем случае. – Он принялся целовать ее соски, легонько покусывая их. Затем склонил голову, и Шарлотта почувствовала, как язык его скользнул меж ее ног.
   Она застонала, и Натаниел, чуть приподняв голову, добавил:
   – Именно это я собираюсь делать с вами, пока не рассветет.
   Он ясно дал понять, что собирался делать, Шарлотта почувствовала, что краснеет.
   – Конечно, если вы не откажетесь, миледи.
   Она судорожно сглотнула и снова застонала. Если подобные ласки уже доводят ее чуть ли не до безумия, то что же будет потом?
   – Что же вы молчите, миледи? Вы ведь не откажетесь?
   – Я же сказала, что хочу пережить еще одну скандальную ночь. А поскольку я уже удивила даже себя собственной храбростью, то было бы нечестно препятствовать вам
   Его рука легла ей на бедро, и Шарлотта с готовностью раздвинула ноги. Он заглянул ей в глаза и сказал:
   – Вы ведь говорили, что хотите еще одну скандальную ночь, верно? Если так, то подчиняйтесь мне, и я постараюсь проявить такую смелость, на какую только способен.
   Он действительно был смел, этого никак нельзя было отрицать. Каждое его прикосновение, каждый поцелуй вызывали трепет во всем ее теле, и Шарлотта все больше возбуждалась.
   На сей раз все его ласки были менее осторожными, однако Шарлотта не возражала, потому что в этих ласках были только страсть и смелость – та же смелость, которую и она сама проявила совсем недавно. Да, это была особенная ночь, ибо этой ночью их страсть не имела ничего общего с обычными правилами.
   Время от времени Шарлотта отвечала на страстные поцелуи любовника, отвечала с такой же страстью. Когда же он целовал ее груди, она выгибала спину и из горла ее вырывались громкие стоны.
   В какой-то момент он снова склонил голову и принялся покрывать поцелуями ее бедра. В следующее мгновение Шарлотта поняла, что самая скандальная часть этой скандальной ночи только начинается, потому что на сей раз язык Натаниела скользнул в ее лоно – точно так же, как до-это-го входила в нее его твердая плоть. Шокированная этой лаской, Шарлотта не сразу смогла отреагировать, но уже через несколько секунд из груди ее стали вырываться громкие стоны, перешедшие в крики. И почему-то ей показалось, что эта ласка была даже более смелой и интимной, чем та, к которой прибегала она.
   Но прошло еще какое-то время, и она забыла обо всем на свете. Когда же ей почудилось, что умирает, не выдержав этой сладостной пытки, из горла ее вновь вырвался крик – он повторялся снова и снова, пока она не затихла в полном изнеможении.

   Она проснулась в постели. Одна. Уже рассвело, и свет, струящийся в окно, превратил длинную, восхитительную ночь в сон. Удивительный сон, в котором она целиком отдала свое тело этому мужчине. Опасная ночь, когда она почти полностью потеряла волю.
   Шарлотта села в постели и осмотрелась. Гнездышко около камина исчезло. Ее ночная сорочка лежала с ней рядом, так что она могла надеть ее до появления Нэнси. Ничто в комнате не напоминало о том, что случилось здесь. Об этом говорили только воспоминания. И еще отзвуки удовольствия, пробегавшие по телу.
   Она собиралась лечь и снова уснуть, когда вдруг увидела записку на соседней подушке. «Я решил обратно отправиться в Лондон верхом, потому что день такой великолепный».
   Другая женщина почувствовала бы себя оскорбленной, но Шарлотта прекрасно поняла. Именно деликатность, а не черствость погнала его в Лондон. Поехав вдвоем в одной карете, они оба испытывали бы неловкость. В карете бы витали невысказанные мысли, требовавшие размышлений в одиночестве, а не разговоров.
   Они оба чувствовали, что эта глава их романа закончилась. Шарлотта не знала, перевернут ли они следующую страницу, или же будет умнее вообще захлопнуть книгу.
   Похоже, не знал этого и Натаниел.


   Шарлотта передала свою мантилью слуге и велела сообщить Джеймсу о своем приезде. Затем прошла в столовую и обсудила с дворецким вопрос о том, как рассадить гостей за обедом.
   Несколько недель назад они обсуждали с Джеймсом этот вечер, но из-за ее отсутствия в Лондоне она не принимала участия в подготовке этого обеда, так что домочадцам пришлось обойтись без нее.
   Ее невнимание удивило Джеймса. Вернувшись в Лондон, она нашла от него письмо. В нем он напоминал ей, что она обещала выступить в роли хозяйки.
   Джеймс вошел в столовую, когда она уже закончила разговор с дворецким. Барон уже был одет для обеда, словно предвидел ее раннее появление.
   Шарлотта не видела его почти две недели – а столько всего случилось за эти дни! Она смотрела на Джеймса и видела в нем юношу, когда-то очарованного огненным танцем и молодой испанкой.
   – Ты слишком долго отсутствовала, – сказал Джеймс, поздоровавшись. – Ты ведь была в Леклер-Парке, верно? Не думал, что посещение новорожденного племянника займет столько времени. Я уже начал думать, что ты забыла об этом обеде.
   – Я обещала быть здесь, и вот я перед тобой. – Шарлотта поняла его раздражение. Однако это напомнило ей, что его зависимость от нее, как его хозяйки, была не столь уж приятна ей. Похоже, он считал, что она должна и сегодня вечером выступить в этой роли.
   – Твоя сестра вернулась на два дня раньше тебя.
   Это его замечание прозвучало в тот момент, когда Шарлотта оглядывала стол, проверяя, все ли в порядке.
   – Подруга Пен уезжает в Европу, и она хотела проводить ее. А у меня были кое-какие дела в провинции, ими я и занималась.
   – Ты была не в Леклер-Парке?
   – Не все время. – Месяц назад она объяснила бы все, но сейчас ее от откровенности удерживала осторожность. К тому же после того, что она узнала о прошлом Джеймса, ей совершенно не хотелось с ним откровенничать.
   Что же касается Натаниела, то они с ним не обсуждали свое будущее – так уж получилось. Вернувшись в Лондон, Шарлотта получила от него письмо, наполненное страстью и намекавшее на продолжение их отношений. И в письме этом не упоминались ни Дженни, ни Гарри. Интересно, почему?
   Разумеется, Шарлотта понимала, что вовсе не подкупила его своей смелостью и своими ласками в их последнюю ночь. Просто он решил дать ей передышку, чтобы она собралась с мыслями. Но очень может быть, что вскоре он вспомнит о своем расследовании, и тогда…
   Она пыталась избавиться от мыслей о Натаниеле, которые постоянно преследовали ее, однако ей это не удавалось. Даже сейчас, когда Джеймс с любопытством рассматривал ее, Шарлотта думала о возлюбленном и вспоминала их чудесные ночи.
   Наконец, заметив, что Джеймс смотрит на нее слишком уж пристально, причем с явным подозрением, она заставила себя отвлечься от сладостных воспоминаний: ей казалось, что барон что-то прочел в ее глазах, возможно, даже догадался, о чем она думала.
   Нет-нет, конечно же, Джеймс ни о чем не догадывается, все это лишь плод ее воображения. Просто она чувствовала свою вину перед родственником, поэтому и стала такой подозрительной.
   Джеймс же смотрел на нее вопросительно, очевидно, ждал, что она расскажет ему о тех делах, что задержали ее в провинции.
   – Гости прибудут через час, – сказала она, проходя мимо него. – Я поднимусь наверх, хочу повидать Амброуза. Я очень скучала по нему.
   – Вряд ли ты слишком скучала по нему, – пробурчал он у нее за спиной. – Няня говорила, что он плакал по ночам, потому что ты куда-то исчезла. Он думал, что ты бросила его.
   Шарлотта не обернулась и ничего не ответила, но сердце сжалось от боли: она действительно чувствовала себя ужасно виноватой перед малышом. Ей было крайне неприятно, что Джеймс нанес этот удар, воспользовавшись ее любовью к ребенку, чтобы выразить свое негодование. Причем было очевидно, что он не колеблясь снова нанесет такой же удар, если ему это потребуется.

   Шарлотта сопровождала дам из столовой. Гостей было много, и по дороге к гостиной они разделились на группки.
   Ее отсутствие во время подготовки этого званого обеда отразилось на многих деталях. Слуги всегда полагались на нее, как и Джеймс. В результате произошло несколько досадных оплошностей, и Шарлотта видела, что Джеймс был очень недоволен.
   Шарлотта старалась сгладить неловкость, взяв на себя заботу о дамах. Переходя от одной группы гостей к другой, она со всеми заводила оживленную беседу.
   Но в какой-то момент одна леди увела ее в уголок для беседы наедине.
   – Надеюсь, вы не сочтете меня слишком смелой, леди Марденфорд, – сказала миссис Пауэлл. – Думаю, вы могли бы дать мне совет. Видите ли, меня кое-что очень беспокоит.
   Шарлотта уже знала, что именно огорчило Агнес Пауэлл, и предпочла бы, чтобы та сидела в дальнем углу комнаты, на диване подальше от нее. Однако у нее не было выбора, пришлось беседовать с этой дамой.
   – Боюсь, я оскорбила Софию, но не знаю, как и почему, – сказала миссис Пауэлл. – Герцогиня не пригласила меня в свой салон на прошлой неделе. А когда я заехала к ней вчера, то мне сказали, что она не принимает.
   Шарлотта предпочла бы, чтобы герцогиня Эвердон все-таки приняла миссис Пауэлл, а потом откровенно заявила гостье, что это последний раз и что в дальнейшем она не станет с ней общаться. Миссис Пауэлл была очень неглупа, но при этом страдала отсутствием такта, что привело ее к изгнанию из кружка Софии.
   Когда они отошли уже довольно далеко от остальных гостей, Шарлотта сообщила:
   – На вашу беду, несколько недель назад София услышала ваш разговор с леди Фултон. На вечере у Бьянки, когда вы так непринужденно и не без юмора говорили у двери в сад.
   Миссис Пауэлл вспыхнула. Шарлотта же тем временем продолжала:
   – Видите ли, София не терпит сплетен, особенно если они задевают ее друзей. Отсутствие у нее великодушия в таких случаях можно назвать недостатком, но ее друзья, уверяю вас, очень благодарны ей за защиту.
   Шарлотта видела, что миссис Пауэлл все больше смущается, однако нисколько не сожалела об этом. Тот разговор возле двери в сад касался ее сестры Пенелопы, и далеко не все, что говорила миссис Пауэлл, было правдой.
   Глядя прямо в лицо собеседницы, Шарлотта заставила себя улыбнуться, чтобы гости, возможно, наблюдавшие за ними, решили, что они просто ведут самую обычную светскую беседу. Миссис Пауэлл тоже попыталась изобразить улыбку, но улыбка ее походила на гримасу – было очевидно: эта дама в ужасе от того, что Шарлотте стало известно о том ее разговоре с леди Фултон.
   – Не стоит так расстраиваться из-за утраты расположения леди Эвердон, – продолжала Шарлотта. – В обществе немало леди, которые охотно станут вашими подругами. Они с радостью посплетничают вместе с вами о моей семье и обо всем другом, даже и о вас, правда, в ваше отсутствие.
   Расставаясь, они лишь молча кивнули друг другу, после чего Шарлотта снова направилась к гостям. Этот разговор вывел ее из себя – и не только из-за сплетен о Пенелопе. Беседа с миссис Пауэлл напомнила ей старую истину: слухи, словно обрастая крыльями, распространяются мгновенно, причем очень быстро становятся весьма далекими от правды и истинных фактов. Ах, она слишком хорошо знала, что такое слухи и какую опасность они представляли.
   И она тотчас же представила лондонские гостиные, представила, как при ее появлении на губах дам станут появляться насмешливые улыбки. Но хуже всего придется малышу Амброузу, чья жизнь навсегда будет омрачена скандальными слухами. Причем слухи эти распространятся не только по Лондону, но и по всей Англии.
   Черт побери, быть наследником, а потом вдруг узнать, что ты вовсе не наследник! Наследник же – совсем другой сын, к тому же испанец. Джеймс, должно быть, совершенно потерял голову, путешествуя по Испании.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное