Джордж Мартин.

Песчаные короли

(страница 1 из 5)

скачать книгу бесплатно

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.


© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

* * *

[1]1
  Sand Kings. © George R.R. Martin, 1979. Пер. с англ. Н. Эристави.


[Закрыть]

Саймон Кресс коротал одиночество в видавшей виды усадьбе, затерянной среди каменистых холмов, километрах в пятидесяти от города. Соседей поблизости не водилось, так что, случись ему неожиданно отлучиться по делам, и домашних любимцев оставить на попечение некому. Сокол-стервятник проблемы не представлял, – он свил себе гнездо на заброшенной колокольне и имел привычку кормиться самостоятельно. Шаркуна Кресс попросту выгонял из дома – пусть сам о себе позаботится; маленькое страшилище вполне сносно перебивалось, поедая мелкую живность, шныряющую среди камней, улиток или птичек. А вот с аквариумом, где обитали самые настоящие, привезенные с Земли пираньи, приходилось повозиться. В конце концов Кресс приноровился бросать им здоровенный шмат сырой говядины: если отлучка его затянется против ожидаемого, пираньи вполне могли подзакусить и друг дружкой. Они и раньше преспокойно так поступали. Кресса это здорово забавляло.

К сожалению, на сей раз задержаться пришлось значительно дольше, чем планировалось. Когда он вернулся, мертвы были все рыбы до единой, и сокол-стервятник тоже погиб – чертов шаркун ухитрился вскарабкаться на колокольню и слопал птаху. Кресс здорово разозлился.

На следующий день он уселся в глайдер и полетел в Асгард – неблизкий путь, километров двести. Асгард – самый крупный на Бальдре город, и космопорт там – тоже самый старый и большой на всей планете. Крессу нравилось пускать приятелям пыль в глаза, демонстрируя им необычных, занятных и дорогих зверьков, – ну а купить их было проще всего, разумеется, в Асгарде.

Но на сей раз ему не повезло. «Ксенолюбимцы» закрылись на переучет, зооторговец Т’Этеран попытался впарить ему очередного ястреба-стервятника, а в «Неведомых водах» не нашлось ничего экзотичнее тех же пираний, акул-светляков да паукообразных кальмаров. Кресс уже держал их в свое время; теперь хотелось чего-нибудь новенького, из ряда вон выходящего.


Ближе к вечеру он понял, что слоняется по Радужному бульвару в поисках новых мест, ранее не удостаивавшихся его внимания. Улица, прилегающая к космопорту, была тесно заставлена рядами магазинов, торговавших импортным товаром.

Большие сетевые торговые центры щеголяли огромными витринами, – там на мягких подушках, в обрамлении богатых темных драпировок, разложены были драгоценные инопланетные артефакты, манившие войти и насладиться тайнами, сокрытыми внутри. А поодаль теснились маленькие лавочки – неказистые, убогие, с прилавками, заваленными множеством безделушек со всех концов Вселенной. Кресс попытал счастья и в тех и в других – безуспешно.

А потом он набрел на нечто неожиданное…


Магазинчик у самого порта – странно, раньше Кресс там ни разу не бывал – занимал маленькое, скромное одноэтажное строение, приткнувшееся меж наркобаром и обителью священных блудниц – «Храмом Тайных сестер». Еще десяток-другой шагов – и Радужный бульвар становился сомнительным районом, зато сам магазин смотрелся необычно. Притягательно.


В витринах, казалось, клубился дым – то бледно-алый, то, миг спустя, светло-серый, словно обычный утренний туман, а то вдруг пронизанный снопами золотых искр. Дым расползался, вздымался, стлался и точно сиял изнутри неким собственным светом. Кресс бросил взгляд на предметы за стеклом – механизмы, произведения искусства, что-то еще, совершенно непонятное, – однако толком рассмотреть ничего не сумел. Туман мерцал, обволакивая их, – рассеивался, позволяя взглянуть на ту или иную вещь, и снова скрывал все. Это заинтриговывало.


Кресс смотрел – а дым меж тем начинал собираться в буквы. Слово, за ним еще и еще… Кресс стоял и читал.

«Во и Шейд. Импортные товары. Артефакты. Предметы искусства. Животные. И прочее».


Буквы исчезли. Сквозь туман Крессу почудилось, что в магазинчике что-то движется. Он не мог удержаться, – а ведь в рекламе еще упоминалось о «животных»! – перебросил через руку плащ-пылевик и вошел.


Сначала он почувствовал себя совершенно дезориентированным, – казалось, внутри магазин много больше, чем можно было бы судить, исходя из, мягко выражаясь, скромных размеров дома, в котором он находился. Неяркое освещение, покой, уют. Потолок – звездная панорама, изукрашенная спиральными туманностями, весьма реалистичная, темная и красивая. Прилавки слегка поблескивают, в самый раз, чтоб представить в наиболее выгодном свете разложенные под стеклом товары. По полу, на манер ковра, стелется, опять же, туман, – порой он доходит до самых колен, но отступает, свиваясь клубами, стоит только шагнуть.


– Чем могу вам помочь?

Она точно поднялась из глубин тумана, высокая, худая и бледная, в облегающем сером эластичном комбинезоне и странной маленькой шапочке, небрежно сдвинутой на затылок.

– Вы Во или Шейд? – полюбопытствовал Кресс. – Или так, продавщица?

– Джала Во, к вашим услугам, – ответила женщина. – Шейд покупателей не обслуживает, а продавцов мы и вовсе не держим.

– А у вас изрядное заведение, – заметил Кресс. – Странно, что я раньше о вас не слышал.

– Мы совсем недавно открылись на Бальдре, – объяснила женщина, – зато на других планетах филиалов у нас хватает, поверьте. Что бы вам хотелось приобрести? Произведение искусства, наверное? Вы похожи на коллекционера. Могу предложить совершенно прелестные хрустальные статуэтки с планеты Нор Т’алуш.

– Спасибо, не стоит. – Кресс поморщился. – Хрустальных статуэток у меня хватает. Я, собственно, собирался взглянуть на ваши живые игрушки.

– Животные?

– Точно.

– Инопланетные?

– Верно подмечено.

– Мы располагаем превосходным подражателем с Мира Селии. Умненький, похож на обезьянку. Он научится не только говорить, но и, со временем, копировать ваш голос, интонации, жесты, даже выражение лица…

– Мило, – согласился Кресс, – и банально до одури. Не люблю я, знаете ли, миленьких банальностей, госпожа Во. Мне подавай что-нибудь экзотическое, необыкновенное, и малосимпатичное. От хорошеньких зверьков меня с души воротит. Сейчас, к примеру, у меня живет шаркун с планеты Кото, дорогой, как черт-те что. Знаете, чем я его время от времени угощаю? Выводками новорожденных котят, от которых отказываются хозяева. Вам ясны, сударыня, мои вкусы и пристрастия?

– Господин, – загадочно улыбнулась Во, – вы содержали когда-нибудь животное, которое бы вас боготворило?

– Сплошь да рядом, – ухмыльнулся Кресс. – Но мне вовсе не нужно, чтоб меня обожали. Позабавиться – это да, и не больше.

– Нет. Вы не поняли, – улыбка Во сделалась еще загадочнее, – я имею в виду не обожание. А именно обожествление. В прямом и буквальном смысле слова.

– О чем это вы толкуете?

– Пожалуй, у нас найдется кое-что подходящее для вас, – кивнула Во. – Следуйте за мной.


Он прошел следом – за сияющие прилавки, и дальше, по длинному, утопающему в тумане коридору под искусственными звездами, за дымную стену, отделявшую часть магазина, и наконец они остановились перед большим ящиком из прозрачного пластика. «Аквариум, что ли?» – успел подумать Кресс.

Во поманила, – он подошел ближе и понял свою ошибку. Не аквариум. Террариум. Внутри – миниатюрная искусственная пустыня, метра два в квадрате. Светлый песок посверкивает багрянцем под мрачноватым светом. Высятся скалы, базальтовые, кварцевые, гранитные. А в каждом из углов стоит замок.


Кресс заморгал, всмотрелся пристальнее и поправил себя – нет, замков оказалось лишь три, четвертый же, разрушенный, густо покрытый трещинами, лежал в унылых руинах. Прочие же, грубоватые, однако в отличном состоянии – были выстроены из камня и песка. Крошечные создания сновали среди округлых портиков, пробегали по стенным бойницам и башенным площадкам. Кресс прильнул лицом к прозрачному пластику.

– Насекомые? – спросил он неуверенно.

– Нет, – возразила женщина. – Много, много более сложная форма жизни. И много более разумная, кстати. В разы и разы умнее, чем ваш нелепый шаркун. Их называют песчаными королями.

– Насекомые, как есть, – нахмурившись, Кресс с презрением отвернулся от террариума.

– Плевать мне, насколько сложные. И помилосердствуйте, не надо пудрить мне мозги насчет их высокого интеллекта. Эти тварюжки попросту слишком малы, чтоб иметь мозг в незачаточном состоянии!

– Разум у них коллективный, – равнодушно сказала Во. – В данном случае на каждый замок приходится один коллективный разум. Сейчас в террариуме три живых обитателя, четвертый мертв. Видите, его замок разрушен?

Кресс снова покосился на террариум:

– Общее сознание, да? Любопытно… Но, – он нахмурился вновь, – по сути, это попросту муравейник-переросток, не больше. Я-то надеялся на что-нибудь поинтереснее.

– Они ведут войны.

– Войны? Гм… – Кресс взглянул на террариум с новым интересом.

– Всмотритесь – что, замечаете разницу в цветах? – Во указала на созданий, торопливо пробегавших по ближнему замку. Одно как раз суетилось на крепостной стене, и Кресс мог разглядеть его подробнее. Что ни говорите, а похоже на насекомое – приблизительно с его ноготь, шесть конечностей, шесть крошечных глазок, разбросанных по всему телу. Грозные жвалы беззвучно, но явственно пощелкивают, две длинные, изящные антенны причудливо изгибаются в воздухе. Антенны, жвалы, глаза, конечности были черны как смоль, но основным цветом – цветом хитинового панциря – оставался, несомненно, пламенно-рыжий.

– Типичные насекомые, – заупрямился Кресс.

– Нет, они не насекомые, – терпеливо сказала Во. – Панцирный экзоскелет сбрасывается, когда песчаные короли достигают своего природного размера… если достигают, конечно. В вольере подобного размера, кстати, подобное невозможно.

Она мягко взяла Кресса под руку и подвела к другому углу террариума, к следующему замку:

– Взгляните теперь на эти цвета.

Он всмотрелся. Цвета оказались и впрямь другие: у здешних песчаных королей хитиновые панцири были кроваво-красные, а жвалы, антенны и ножки – ярко-желтые. Кресс покосился в дальний, третий угол, – обитатели последнего замка были белыми в красную полоску.

– Гм, – повторил он.

– Повторюсь, они ведут войны, – сказала Во. – Даже вступают в союзы и заключают между собой договоры. Четвертый замок в террариуме уничтожен союзом трех других. Черные слишком расплодились, – вот остальные и объединились, чтобы их истребить.

– Забавно, не поспоришь, – стоял на своем Кресс, – да ведь и обычные насекомые тоже между собой воюют!

– У насекомых нет религии, – усмехнулась Во.

– Чего-чего?

Во кивнула в сторону замка. Кресс проследил за ее взглядом. На стене самой высокой из башен было вырезано в камне женское лицо!

– Да, но… каким образом?

– Я спроецировала в террариум свой голографический портрет и оставила на несколько дней. Лик Божий, понимаете? Я кормлю их, я постоянно рядом. Песчаные короли обладают рудиментарными зачатками псионических способностей. Телепатия, хотя и в слабой форме. Они ощущают мое сознание и поклоняются мне, украшая изображением моего лица свои постройки. Глядите – вот, на каждом замке.

Так оно и было.


Вырезанное на стене лицо Джалы Во, хранящее серьезное и спокойное выражение, поражало сходством с оригиналом. Кресс невольно подивился мастерской работе.

– Как им это удается?

– Их передние конечности, в сущности, – две пары рук. У них имеется даже нечто вроде пальцев, три маленьких гибких отростка. И они отлично умеют сотрудничать, хоть в строительстве, хоть в бою. К тому же все рабочие особи одного окраса обладают единым разумом, – помните?

– Расскажите-ка поподробнее, – потребовал Кресс.

Во безмятежно улыбалась:

– В замке обитает матка. «Матка» – мое собственное название для их повелительницы, шутливое, если угодно. Это существо – одновременно и мать своих подданных, и их единая пищеварительная система. Она женского пола, большая, с ваш кулак, неподвижная. В сущности, «песчаные короли» – неверное имя. Рабочие особи – крестьяне и воины, а правит ими королева. Но и подобное определение, конечно, тоже ошибочно. Если воспринимать каждое племя песчаных королей как единое целое, то каждый из замков – это одно бесполое существо.

– А чем они питаются?

– Рабочие особи едят уже готовую к употреблению пищу, которую получают в замках. Пищу между ними распределяет матка – она перед тем по несколько дней ее переваривает. Переваривать пищу самостоятельно песчаные короли не способны, так что гибель матки означает и смерть всех ее подданных. Ну а сама королева… она ест все, что угодно. Дорого вам ее питание не обойдется. Достаточно будет и объедков с вашего стола.

– А как насчет живого корма? – поинтересовался Кресс.

– Матка совершенно спокойно ест рабочих особей из вражеских замков, – пожала плечами Во.

– Заинтриговать меня вам удалось, – сознался Кресс, – жаль только, слишком уж они маленькие.

– Ваши могут вырасти и крупнее. Эти песчаные короли малы, потому что невелик их вольер. Они, кажется, способны регулировать свой рост в соответствии с размерами жизненного пространства. Пересели я их в другой террариум, побольше, они снова стали бы расти.

– Ну-ну. Ладно, у меня свободный аквариум имеется, после пираний остался, – он вдвое больше этой вашей штуки. Если его вычистить, насыпать туда песку…

– Во и Шейд берут подготовку среды обитания бестий и установку вольера на себя. Мы сделаем это с удовольствием.

– Разумеется, – заявил Кресс, – я рассчитываю получить четыре целых и невредимых обитаемых замка.

– Разумеется, – кивнула Во.

Тут уж пришло время торговаться…


Через три дня Джала Во прибыла в загородное поместье Кресса в сопровождении предварительно усыпленных песчаных королей и команды рабочих, занимавшихся установкой и подготовкой вольера. Все ее ассистенты были инопланетянами, причем Кресс подобных им сроду не видывал – приземистые, коренастые, двуногие и четырехрукие, с выпученными многофасеточными глазами. Кожа, грубая и шероховатая, собиралась в самых неожиданных местах в рога, бугры и отростки, – но силы им было не занимать, и работали они быстро и умело. Во отдавала приказы на красивом напевном языке, неизвестном Крессу.

К концу дня все было закончено. Бывший аквариум пираний переместили в центр огромной гостиной, расставили вокруг мягкие сиденья для удобства зрителей, сам стеклянный ящик выскребли дочиста и на две трети наполнили песком и камнями. Потом установили специальную осветительную систему, одновременно и создающую тусклый красноватый свет, идеальный для песчаных королей, и способную служить проектором для трансляции в вольер голографических изображений. Верх прикрыли надежной крышкой из прозрачного пластика со встроенным приспособлением для подачи пищи.

– Таким образом вы сможете кормить песчаных королей без необходимости открывать террариум, – объяснила Во. – Нельзя давать рабочим особям ни единого шанса на побег.

Также крышка содержала устройства для климатического контроля и конденсаторы для поддержки внутри определенного уровня влажности воздуха.

– Им требуется сухость, но не чрезмерная, – сказала Во.

Наконец один из четырехруких монтажников забрался внутрь террариума и выкопал по углам четыре глубокие ямы. Товарищ передал ему спящих маток – он вытаскивал их поочередно из переносных криогенных камер.

Смотреть было особенно не на что – бесформенные куски жилистого, не первой свежести мяса с большим ртом на каждом, решил втихомолку Кресс.

Каждую матку инопланетянин зарыл в одном из четырех углов вольера, после чего монтажники собрали инструменты и направились к выходу.

– Тепло разбудит маток, – сообщила Во. – Примерно через неделю они выведут рабочие особи и те выкарабкаются на поверхность. Постарайтесь давать им как можно больше еды – песчаным королям, пока они у вас попривыкнут и освоятся, понадобится много сил. Полагаю, недели через три они примутся возводить замки.

– А как насчет моего лица? Лицо мое они когда вырежут?

– Через месяц или около того включите голограмму, – наставительно сказала Во, – и наберитесь терпения. Если возникнут какие-то вопросы, звоните, не стесняйтесь. Во и Шейд неизменно к вашим услугам.

Она коротко кивнула и удалилась.


Кресс вернулся к аквариуму. Закурил сигаретку с марихуаной, затянулся. Маленькая пустыня была тиха и недвижима. Он нетерпеливо побарабанил пальцами по прозрачному пластику и насупился.

На четвертый день Крессу показалось, будто глубоко в песке, далеко от поверхности, он заметил некое движение – что-то там будто еле уловимо шевелилось. На пятый день он увидел своего первого песчаного короля – одинокого и белого. На шестой насчитал уже добрый их десяток, белых, красных и черных. Оранжевые запаздывали. Он бросил в вольер через приспособление для кормления полтарелки полусгнивших объедков. Песчаные короли незамедлительно учуяли пищу, торопливо бросились к ней, старательно растащили куски по своим углам. Драки за еду не случилось, что здорово разочаровало Кресса, однако по зрелом размышлении он решил: ничего, еще не вечер, все впереди.

Оранжевые объявились на восьмой день, остальные песчаные короли к тому времени уже таскали на себе камушки, возводили первые, грубые еще укрепления. Воевать по-прежнему и не думали. Выросли пока лишь вполовину тех, кого Кресс видел в магазине Во и Шейда, но вроде бы увеличивались в размерах с изрядной скоростью.

К середине второй недели они приступили к строительству замков. Отлично организованные отряды рабочих особей волокли к своим углам тяжелые обломки гранита и песчаника, а другие отряды уже сгребали, при помощи жвал и отростков на передних конечностях, горки песка. Кресс раздобыл увеличительный прибор для наблюдения вроде очков и теперь преспокойно наблюдал за работой песчаных королей, в какой бы дальний краешек вольера те ни забились. Он бродил у высоких стеклянных стен террариума, снова и снова, и смотрел, смотрел… Это было захватывающе.

Сами замки, на его вкус, смотрелись простовато и неказисто, – и тут у него возникла идея. Назавтра же он подбросил в террариум, во время кормления, горсточку осколков обсидиана и разноцветных, ярких стеклышек. Несколько часов спустя они уже были вправлены в замковые стены.

Черные закончили свой замок раньше других, за ними последовали крепости белых и красных. Рыжие, по своему обыкновению, припозднились. Кресс взял за обыкновение обедать в гостиной – ел, сидя на пуфике у вольера, и наблюдал. По его прикидкам, первая война должна была разразиться с минуты на минуту.

Его постигло разочарование: дни тянулись за днями, замки становились все выше и эффектнее, и Кресс уже отрывался от лицезрения террариума, только чтобы сходить в туалет или ответить на срочный деловой звонок, – а песчаные короли и не помышляли о войне. Он начинал злиться по-настоящему.

В конце концов Кресс прекратил подачу пищи.


Два дня спустя после того, как с пустынных небес перестали падать объедки, четыре черные рабочие особи окружили одну рыжую, схватили и унесли на съедение своей матке. Сначала, правда, пленного искалечили – оторвали у него жвалы, вырвали антенны, руки и ноги, и только потом потащили во тьму за главными воротами миниатюрного замка. Обратно, конечно, он не вернулся, – зато через час больше сорока рыжих воинов промаршировали по песку и атаковали угол черных. Черные, выскочившие из темных замковых переходов им навстречу, далеко превосходили числом нападавших; после короткого и жестокого боя вторжение было отбито. Мертвых и умирающих недругов тоже уволокли на корм черной королеве.

Кресс, задыхавшийся от восторга, справедливо признал себя гением.


На следующий день, когда он бросил в вольер еду, за право обладания ею разыгралась настоящая трехсторонняя битва, – решительную победу одержали белые.

Отныне войны уже не прекращались…


Примерно через месяц после того, как Джала Во привезла в имение песчаных королей, Кресс включил голопроектор, и внутри вольера возникло его лицо. Оно медленно и неуклонно вращалось, упираясь невидящим взором то в один, то в другой замок, – Кресс нашел сходство голограммы с собой вполне удовлетворительным: крупный веселый рот изгибается в лукавой усмешке, полные щеки, искрящиеся голубые глаза, седые волосы тщательно завиты по последней моде и расчесаны на косой пробор, брови тонко выщипаны.

Очень скоро песчаные короли принялись за работу, и пока образ Кресса сиял им с небосвода, он кормил их вволю. Войны на время прекратились, – всю энергию его маленькие подданные направили на создание портретов своего божества.


На стенах замков медленно, но верно вырисовывались копии его лица.


Поначалу Крессу казалось, будто все его изображения похожи одно на другое, как две капли воды, – однако работа длилась и длилась, и постепенно Крессу, наблюдавшему за изменениями в каменных лицах, делалась очевидной разница и в технике, и в манере исполнения. Интереснее всех вышло у красных – они даже использовали крошечные обломки сланца, чтоб вернее передать седину его волос. Идол белых выглядел юным и задорным, а божественный лик, сотворенный черными, на первый взгляд до последней черточки повторявший прочие два, сразу же завораживал выражением мудрости и добросердечия. Последними – как, впрочем, и обычно – закончили рыжие, да и вышло у них хуже всех. Не пошли их народцу на пользу войны – даже замок их выглядел жалко, совестно сравнивать с остальными. Вот и лик своего бога изобразили грубо, почти карикатурно, и, похоже, улучшать его рыжие не собирались. Кресса подобное небрежение возмутило, – но что тут поделаешь?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное