Марина Серова.

Заклятые друзья

(страница 2 из 11)

скачать книгу бесплатно

* * *

На следующий день я, как обычно, рано проснулась и, немного потянувшись, одним махом вылетела из постели. Старательно выполнила комплекс гимнастических упражнений и, довольная собой, отправилась в душ.

Вволю наплескавшись, я прошлепала босыми ногами в гостиную и включила телевизор. Передавали метеосводку. День обещал быть жарким.

За завтраком я приняла «подкупающее своей новизной» решение – предаться сегодня отдыху, а именно – отправиться на Волгу.

Через час, обзвонив изрядное количество знакомых, я подбила одну супружескую пару покинуть душную квартиру в центре города и упасть в объятия волжских волн.

Загрузив в свою машину все необходимое для отдыха на природе, я отправилась за Сашей и Толиком. Мы обсудили место стоянки и сошлись на районе Усть-Курдюма. Рядом с ним располагалась шикарная турбаза, где можно было пополнить запас прохладительных напитков и при желании поиграть в бильярд.

Не теряя больше времени, мы выехали, и вскоре КП Тарасовского ГИБДД остался далеко позади.

Непринужденно болтая, мы довольно быстро добрались до места. От души накупавшись, супруги занялись кроссвордом, а я отправилась на турбазу, надеясь сыграть с кем-нибудь в бильярд. Комната была открыта, и, судя по доносившимся оттуда звукам, сражение было в полном разгаре. Действительно, двое молодых людей, примерно двадцати с небольшим лет, азартно колотили по шарам, сопровождая игру невообразимым шумом. Немного понаблюдав за ними, я для себя сделала вывод – игроки они неважные. На лавочке сидел мужчина постарше и с иронией поглядывал на резвящуюся молодежь.

Когда я вошла, три головы повернулись в мою сторону. Молодые парни наглыми, вызывающе-оценивающими взглядами пробежались по моей фигуре и снова вернулись к прерванному занятию. Наконец одному удалось затолкать восьмой шар в лузу, и он объявил себя победителем.

– Сыграем? – обратилась я к мужчине, сидевшему на лавке.

– Я победитель! – обиженно заявил о себе молодой, собирая треугольником шары для новой партии. – Хочешь со мной сыграть? Только я на просто так не играю. Давай на раздевание!

Его приятель довольно заржал и потянулся за кием, очевидно считая, что я не соглашусь на игру при таких условиях.

Я перехватила его руку.

– Играем!

– Да у тебя всего четыре вещи: купальник из двух составляющих, полотенце и сумочка!

– За меня не переживай, ты за себя побеспокойся.

– Разбивай! – парень презрительно сплюнул, подмигнув своему приятелю. Раз она такая дура, что взялась играть, значит, скоро бесплатный стриптиз смотреть будем! – говорил весь его довольный вид.

Его надежде на развлечение за мой счет не суждено было сбыться. Я решила проучить наглеца, и вскоре восемь шаров нашли свои лузы.

– Партия, – спокойно объявила я, выжидательно глядя на незадачливого партнера. Его товарищ и второй мужчина с насмешкой поглядывали на неудачника.

– Да пошла ты, коза! – красный от злости, заорал он, швырнул на стол кий и выбежал из павильона.

Товарищ последовал за ним.

– Не обращайте на них внимания, – мужчина подошел к столу и расставил шары для новой партии. – А вы действительно хорошо играете. Не откажетесь от партии в «американку»?

– С удовольствием, – я кивнула головой.

Незнакомец играл хорошо, и я с час напряженно сражалась с ним. Мы сыграли пять партий, и в трех из них мне удалось выйти победительницей. Мы распрощались, и я отправилась к своим приятелям.

За последним домиком мелькнул один из парней и тут же пропал.

«Придурки, – мелькнула в голове мысль, – наверняка какую-нибудь глупость затеяли!» Всерьез я воспринимать их не могла. Мои прогнозы вскоре оправдались.

Впереди на тропинке замаячила знакомая фигура.

– Ну что, коза, попалась! – Тип, который еще так недавно обещал приятелю стриптиз в моем исполнении, видимо, невзирая на урок, преподанный мною, решил не отказываться от задуманного ранее, о чем мне тут же и поведал с идиотской ухмылкой на физиономии: – Сейчас мы все же посмотрим, что у тебя под купальником!

– И не только посмотрим! – услышала я возбужденный голос второго дебила. Он выбежал на тропинку позади меня. – Тащим ее в кусты!

После этих слов он перешел к действию, обхватив меня сзади руками. Вернее сказать, попытался, так как тут же получил резкий удар затылком в переносицу и следом – локтем в солнечное сплетение.

– Ах ты, коза, – по-видимому, словарный запас второго ублюдка не отличался широтой. Или коза была его любимым животным – кто его знает? Только с этим воплем он решил последовать примеру своего товарища и бросился на меня, размахивая кулаком. Как и первого, его постигла неудача: незадачливый любитель стриптиза полетел в кусты.

Я критически оглядела поле боя, подобрала сумку, полотенце. Первый лежал, поскуливая, закрывая обеими руками живот. Второй тоже, по-моему, не собирался подниматься.

«Вряд ли этим двум придуркам захочется еще пообщаться со мной».

Я отправилась к своим приятелям, больше не оборачиваясь.

Когда мы подъехали к Тарасову, часы показывали почти четыре часа. Я завезла Толика с Сашей и отправилась к себе домой. Надо было еще собраться в дорогу. Конец отдыху – завтра начало работы.

* * *

В обговоренное с Игорем Сергеевичем время к подъезду моего дома подкатил черный «Шевроле Блайзер» и из него вышел тот самый молодой человек, который сопровождал меня при посещении «Скарабея».

– Здравствуйте! – Он улыбнулся мне как старой знакомой, продемонстрировав два ряда великолепных зубов.

«Ему бы зубную пасту рекламировать или жевательную резинку», – глядя на него, невольно подумала я. Вообще-то парень внешне был очень даже ничего, но что-то в его поведении настораживало меня.

Он протянул руку за моей спортивной сумкой, но я проигнорировала его, обошла машину и уселась на заднее сиденье. Не знаю, сказал ему Игорь Сергеевич, кто я такая на самом деле, или все же выполнил наш уговор, предстояло выяснить. Я решила придерживаться своей роли капризной внучки богатого дедушки, которую везут на край света: «Не знаю, зачем это понадобилось полоумному старику», – и все остальное в таком же духе…

Закинув ногу на ногу, я достала длинную коричневую сигарету и требовательным тоном произнесла:

– Молодой человек, не знаю, как вас зовут, дайте, пожалуйста, прикурить.

Это был своего рода небольшой тест. Я капризно-нетерпеливо ждала и при этом внимательно наблюдала за реакцией моего сопровождающего. Никакого удивления. Та же любезная улыбочка.

– Володя, – представился он и щелкнул зажигалкой.

Выпустив струю дыма в его направлении, я лениво бросила:

– Очень приятно.

– А вас, извините, как зовут? – спросил он, заводя мотор.

– Евгения, можно Женя, – скучающим голосом ответила я, всем своим видом показывая непредрасположенность к дальнейшему общению.

Одета я была согласно своему имиджу. Одни только солнцезащитные очки-хамелеоны обошлись мне в сорок долларов. Володя иногда бросал на меня быстрые любопытные взгляды через зеркало заднего вида, но я каким-то внутренним чутьем ощущала, что моя персона не сильно его волнует. «Работа, что поделаешь, приходится терпеть эту богатую стервочку», – вот его настроение вместе с дежурной улыбкой. Откинувшись на мягкую спинку сиденья, я всю дорогу с безучастным видом таращилась в окно.

Игорь Сергеевич встретил меня радушно. Володю, как и в прошлый раз, сразу же спровадил, поручив ему съездить к Павличенко домой, узнать, как у него продвигаются сборы. Как только за молодым сотрудником закрылась дверь, Шмыгунов сразу приступил к делу:

– Как мы договаривались с вами, все посвященные в это дело считают, что вы двоюродная внучка нашего шефа. Приехали навестить родственников, кстати, остановились у тетки. А в Тарасове вы вообще второй раз в жизни, – он вопросительно уставился на меня, как бы спрашивая: «Все в порядке с легендой?»

– Нормально, – спокойно ответила я ему, – но кое-кто, по всей видимости, уже знает, что дело обстоит совсем иначе, – я смотрела на него в упор.

Мне показалось, Шмыгунов искренне удивился.

– Позавчера днем мне позвонили домой и предупредили, чтобы я никуда не выезжала из города, иначе пригрозили убить, – с ироничным прискорбием закончила я.

– Кто? – округлились глаза у Игоря Сергеевича. – Ведь никто, кроме меня и самого шефа, ничего не знает…

– Вы думаете, что я сочиняю? – позволила я себе обидеться.

– Нет, что вы, что вы, – поспешно ответил Шмыгунов. – Но кто и как мог узнать?

Он с задумчивым видом прошелся по кабинету.

– Кто поедет третьим? – я перешла к конкретике, прервав бесполезные раздумья.

– Володя Малахов, – автоматически ответил он, как видно, размышляя о прежнем. – Аккуратен… да вы встречались, он же сегодня и привез вас в офис, – как бы спохватясь, добавил он. – Ума не приложу, как так получилось.

– Игорь Сергеевич, – сказала я, – за вас взялись серьезные люди. Конечно, не самая крутая мафия, но и не уличная шпана. Поэтому за офисом наверняка ведется наблюдение. Меня могли засечь, а потом проследить. По своей работе я сталкивалась со многими людьми из криминальной среды. Кто-то мог узнать, – я, конечно, слабо в это верила, просто мне нужно было вывести его из состояния оцепенения и сменить тему. – Вы лучше скажите мне, этот Володя, кстати, мы уже с ним познакомились, как телохранитель что собой представляет?

– Работал в милиции оперуполномоченным, побывал в Чечне, потом пришел к нам. Его начальник отдела службы безопасности знает, вот и переманил. И могу вам сказать, по-моему, не зря. Образцово дисциплинирован, пунктуален…

– Игорь Сергеевич, – решительно перебила я его, – у него есть право на ношение оружия? Умеет он с ним обращаться? Как держится в критических ситуациях?

Игорь Сергеевич с минуту подумал над моими вопросами, потом ответил:

– Вы знаете, честно говоря, ничего не могу вам сказать, кроме того, что право на ношение оружия, по-моему, у него есть.

– Ладно, – усмехнулась я, – и на том спасибо.

Мой собеседник посмотрел на часы, улыбнулся и предложил:

– Времени у нас еще много, Володя подъедет к половине второго, так что давайте пообедаем. У нас здесь отличное кафе, готовят просто волшебно. Идет?

Я с удовольствием приняла предложение, и мы отправились по лабиринтам здания. При нашем появлении администратор кафе разве что не вытянулся по стойке «смирно». В мгновение ока был накрыт столик. На первое нам подали солянку с грибами и осетриной, на второе – огромный бифштекс с жареным картофелем.

Минут десять мы молча работали челюстями. Приготовлено все действительно было восхитительно. После обеда мы тем же маршрутом вернулись в кабинет.

– Мартини или коньяк? – любезно предложил хозяин апартаментов. Мы выпили по рюмочке отличного армянского коньяка.

Прошло минут двадцать, и появился Малахов.

– Ну, в путь, – поднялся с кресла Игорь Сергеевич. – Ни пуха ни пера, – на прощанье традиционно пожелал он, улыбнувшись.

– К черту, – ответила я, улыбнувшись в ответ.

Мы снова уселись в знакомый «Шевроле». Володя уверенно вел машину.

– Володя, а вы поедете с нами? – Я решила разыграть полное неведение. – Или просто проводите до вокзала?

– Поеду с вами, – коротко ответил он. Болтливостью Володя явно не отличался.

– Ой, как хорошо, – продолжала я разыгрывать наивную дурочку, – а то одной так сложно, дедушку я практически не знаю, а вы все-таки работаете у него.

Мой будущий попутчик ничего не ответил, сосредоточенно глядя на дорогу. Мы припарковались на платную стоянку рядом с железнодорожным вокзалом. Я опять сама несла свою сумку.

Около здания стояли разношерстные извозчики. Тут были и «Жигули», и «Волги» и даже пара иномарок. Водители наперебой предлагали свои услуги. Мы не избегли той же участи, хотя направлялись к зданию, а не наоборот. Едва мы миновали кордон из таксистов, как к нам ринулись носильщики, с тем же рвением предлагая свои услуги. Отбившись и от этих, мы остановились справа от входных дверей.

– Вон наши едут, – сообщил мне Владимир.

Я посмотрела в указанном направлении и увидела приближающийся «шестисотый» «Мерседес» бежевого цвета. Машина остановилась почти напротив нас. Из нее, как чертики из табакерки, выскочили трое крепких парней, озираясь во все стороны. Один открыл заднюю дверцу. Оттуда показалась нога, потом голова и рука Федора Петровича. Секьюрити сразу подхватил моего псевдодедушку под руку и помог выбраться из машины. Один рявкнул на сунувшихся было носильщиков, второй отправился к багажнику.

«Так, Женя, – сказала я самой себе, – пора брать дело в свои руки». С этой мыслью, подхватив сумку, с радостной улыбкой на лице я направилась к Павличенко. Малахову, видно, в голову пришло то же самое, так как он сорвался с места почти одновременно со мной.

– Здравствуй, дедушка, – пропела я метра за два до машины.

– Здравствуй, Женечка, – прошамкал мой подопечный и сграбастал меня в объятия.

Пришлось по-родственному облобызаться. При этом рука его похлопала меня пониже спины. «А вот это совсем ни к чему, дедуля», – подумала я, отстраняясь от него.

– Какая ты взрослая стала! – продолжал он играть свою роль. Видно, она пришлась ему по душе. – Сколько лет я тебя не видел? Ребята, – обратился он к своей охране, – это моя двоюродная внучка, Женя. Прошу любить и жаловать, – секьюрити промямлили что-то соответствующее.

«Однако, – подумала я, – из него бы вышел неплохой артист».

– Пошли, – скомандовал Федор Петрович. – Поезд должен подойти через десять минут, – и бодрым шагом двинулся к вокзальным дверям.

Володя рванул вперед. Я повесила сумку на правое плечо и, взяв левой Павличенко под руку, пошла следом. Шествие замыкала штатная охрана Федора Петровича.

Чтобы попасть на нужный путь, необходимо было пройти либо через подземный переход, либо подняться по лестнице наверх и спуститься к нужной платформе. Мы, естественно, выбрали первый вариант.

Как и во всех учреждениях подобного рода, на вокзале первым делом сталкиваешься с огромной массой людей, снующих во всех направлениях. «Место повышенного риска», – мелькнуло автоматически в голове. Про себя я отметила, что Володя слишком далеко вырвался вперед, а лихие гвардейцы отстали метров на пять.

– Сумочку поднести, гражданка? – неожиданно справа от себя услышала я развязный грубый мужской голос.

Здоровенная волосатая ручища, принадлежавшая детине под два метра ростом, потянулась к моей сумке… Мы как раз вошли в тоннель перехода, где людская масса была пореже. Одновременно краем глаза я увидела движение в сторону моего псевдодедушки. От стенки отклеился субъект, здорово напоминавший своим видом бомжа, и решительно направился к нам. Рука его нырнула в карман не по сезону надетого грязного плаща.

– Не хватай! – заорала я, с силой опуская при этом каблук своей туфли на стопу громиле. Почти одновременно со всего размаха саданула второго сумкой по голове. По всей видимости, бомж не ожидал от меня подобной прыти. Мой довольно увесистый баул отправил этого типа обратно к стенке. Чтобы не упасть, он непроизвольно выдернул руку из кармана и оперся обеими о бетонную стену.

Я заметила, как какой-то предмет полетел на пол подземки и покатился под ноги прохожим.

Я резко повернулась в сторону громилы, размахнувшись, ударила и его сумкой. Он, правда, успел подставить руки, защищая голову, но тем временем я коленом саданула его в пах, заставив схватиться обеими лапищами за оное место. Все вышеописанное заняло лишь мгновения, но Володя уже был рядом, с ходу врезав здоровяку в челюсть. Хоть он и бил левой, удар получился отменный, и детина отправился отдыхать на пол тоннеля. «Второй», – мгновенно сориентировалась я и повернулась в сторону возможного нападения. Грязный плащ мелькал уже метрах в пятнадцати впереди.

Я обернулась – где Павличенко? Он находился в окружении двух своих телохранителей и, как мне показалось, даже с некоторым весельем таращился на поверженного громилу. Я поискала глазами на полу загадочный предмет, но куда там. Вокруг нас уже собралась изрядная толпа зевак. Тем временем к нам протиснулся блюститель порядка в чине младшего сержанта.

– Что произошло? – официальным тоном обратился он к Федору Петровичу.

– Он у меня сумку вырвать хотел! – гневно заверещала я, одновременно замечая, как к нам протискиваются еще два сотрудника милиции.

– Да это Валенок, он подрабатывает тут грузцом, – раздался голос из толпы. Вперед пролез тощий субъект, выглядевший не лучше первых двух. – Что же вы, дамочка, сумкой его по голове. Человек заработать хотел, а вы драться!

– Сначала спрашивать надо, а потом хватать! – зло ответила я новоявленному защитнику.

– Спокойно, во всем разберемся, – подал голос блюститель порядка. – Граждане, расходитесь.

– Я ей сумку поднести хотел, а она меня по яйцам, – обиженно прогудел очнувшийся Валенок.

– Я сказал – расходитесь! – снова скомандовал младший сержант. – А вы, – он покосился на верзилу, – пройдемте. Свидетели инцидента есть? Вот вы, – он обратился к молчавшему до сих пор Павличенко, – по-моему, вы все видели.

Павличенко удивленно посмотрел на него и раздраженно ответил:

– Молодой человек, наш поезд прибывает с минуты на минуту, а вы нас из-за какой-то чепухи задерживаете.

– Я все видел, – раздался рядом спокойный голос Володи Малахова. – Сержант, отойдемте, мне вам нужно кое-что объяснить.

– Объяснять вы будете в отделении, раз все видели, – стоял на своем блюститель порядка.

Володя посмотрел на наших ребят. Те молча начали теснить наряд к стенке.

– Да вы что себе позволяете? – возмущенно закричал старший.

– Спокойно, сержант. Ты знаешь, кто перед тобой? Хотите больших неприятностей, ребята? Мы их вам обеспечим, – при этом он напирал на опешившего сержанта.

Я подхватила чемодан своего клиента и, не теряя драгоценных секунд, пошла к нашему пути, на который вот-вот должен был прибыть поезд. Павличенко с завидной прытью семенил рядом.

– Гражданка, стойте! Стоять, кому я сказал! – орал на всю подземку сержант, пытаясь прорваться через кордон из наших сопровождающих. Я понимала, что долго они их сдерживать не смогут.

Весь этот замысел стал понятен не только мне одной. Федор Петрович вдруг понесся со скоростью ракеты. Я не отставала. До прибытия поезда оставалось меньше минуты. Мы выскочили из подземки как раз в тот момент, когда тепловоз возвестил гудком о своем приближении к тарасовскому вокзалу. Пять человек примерно одного возраста с моим подопечным, поблескивая орденами и медалями, стояли отдельной группкой и оживленно разговаривали.

К нам подбежал военный в чине полковника.

– Федор Петрович, мы уже вас заждались!

– Мою внучку… – Павличенко отдышался, – так вот, мою внучку сейчас чуть в переходе не ограбили, – глядя на полковника, продолжил он. – А милиция нас задержать хотела. Там мои ребята с ними разбираются…

– Что? – округлил глаза военный, крутанулся на месте и, поймав глазами капитана милиции, гаркнул во всю мощь тренированных голосовых связок: – Андрей!

– Вы разберитесь там, – невозмутимо добавил Павличенко и направился в сторону ветеранов, оставив свой чемодан на мое попечение. Полковник с капитаном повернулись ко мне.

– Что у вас случилось? – полюбопытствовал милиционер, моментально отреагировавший на столь призывный зов военного чина.

– Сумку какой-то тип хотел с плеча сорвать, – возмущенным тоном ответила я ему, вступая в разговор, – я его этой сумкой и огрела, а нас в отделение хотели забрать!

Между тем из перехода появился Володя, за ним следом наши ребята вместе с милицейским нарядом.

– Товарищ капитан… – бодро начал младший сержант, быстро найдя взглядом своего начальника.

– Я тебе дам, товарищ капитан!.. – зашипел тот на него. – Марш в дежурку! Я с вами после разберусь.

– Она человека чуть инвалидом не сделала! – возбужденно выпалил старший группы. – А эти нас задерживали, мешали работе, – он кивнул на Малахова с охранниками.

– Марш в дежурку! – багровея, гаркнул капитан. – Чего не ясно?!

Сначала звонок, потом покушение и подстава в переходе подземки, – кто-то очень не хочет, чтобы мы уехали из Тарасова. То, что это была подстава, не вызывало никаких сомнений. И придумано было толково. Либо убивают Павличенко, либо посредством милиции изолируют меня. Словно подтверждая мои мысли, младший сержант зло окинул меня прощальным взглядом, круто развернулся и вместе с подручными торопливо спустился по лестнице.

– Вы извините их, – принялся извиняться за подчиненных Андрей. – Усердия много, а мозгов мало, – он виновато улыбнулся.

– Да я понимаю, служба такая, – уклончиво ответила я, вручая чемодан одному из наших провожатых. Я поискала глазами Федора Петровича и обнаружила его среди остальных виновников торжества. Молодой мужчина с длинными волосами, перехваченными сзади резинкой в хвостик, снимал всю группу кинокамерой. Его коллега с микрофоном в руках суетился тут же, по очереди приставая к пенсионерам. Те, по большей части из вежливости, что-то отвечали ему и тут же отворачивались, продолжая прерванную беседу.

– До отправления поезда номер девять Тарасов – Москва осталось пять минут, – ровным голосом объявила диктор.

В купе я заявила своим попутчикам, что мне необходимо переодеться, и без долгих споров выставила их за дверь. На самом деле я преследовала две цели: мне действительно нужно было скинуть с себя платье и туфли и надеть что-то более подобающее в условиях походной жизни, а во-вторых, надо было обыскать место нашего временного обитания на предмет взрывных устройств или еще чего-то, до чего могли додуматься наши противники. Я тщательно произвела осмотр и не нашла ничего подозрительного. Затем запустила в купе Федора Петровича и Малахова. Павличенко уселся около столика и уставился в окно. Володя занялся багажом, одновременно осматривая помещение.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное