Марина Серова.

За мной должок

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

Гена ринулся на помощь. А мне мужское внимание приятно в любом виде.

Мы торжественно подкатили прямо к подъезду, и Гена доставил будущий ужин к дверям квартиры. Жаль, что у меня нет своего водителя. Вот озолотит меня Сабельфельд, я, может, подумаю об этом. Через часок мой ельничек заблагоухал пуще прежнего – влажная уборка усилила эффект. А еще через несколько часов ощущение его первозданности пропало. Почувствовалось иное, наличие в данной обители гурманов, желающих не слабо повеселиться.

Все было готово. Оставалось ждать. Время пораскинуть мозгами и косточками. Но сначала косточки.

Я сконцентрировала внимание.

– Так с чего же начать, милые?

Кости клацнули о полировку, изобразив 8 + 20 + 27 – «Осторожнее со спиртными напитками». К сожалению, конкретных рекомендаций эти символы не дают.

Я зевнула. Ясно. Пока не будем углубляться в подробности. Постараюсь быть паинькой.

До Ленкиного визита оставалось два часа. Я решила не терять времени даром и частично компенсировать предстоящую бессонную ночь.

Заснуть в такое время сложно, но в этом мне поможет старый милый друг телевизор. И размышления о предстоящем деле.

Созерцая бесконечный очередной сериал и попутно вибрируя мозговыми клетками, я мило провела время. Когда раздался звонок, я долго не могла сообразить, что происходит наяву, а что в кино.

Мое серое вещество во сне потрясно подправляет изъяны сериалов. И смотреть их таким образом гораздо интереснее. Наконец сообразив, что время общения со школьной подругой наступило, я открыла дверь.

– Ленка! Привет!

– Привет.

Мы с ней расцеловались. Я приняла от нее внушительную сумку, в которой тоже позвякивала стеклянная тара, повесила ее кроличью шубку в шкаф.

Ленка, такая же высокая, как я, была бы здорово на меня похожа, имей она зеленые глаза и белокурые волосы, а я – родинку на левой щеке. Но Ленка черноглазая брюнетка. И тоже волк-одиночка. С ее профессией, как и с моей, это тоже норма.

– Таня, как я по тебе соскучилась! Столько всего накопилось, за всю ночь не пересказать.

– А как же гадание?

– А мы приятное с полезным совмещать будем. Я вот пасьянс принесла старинный.

Она извлекла из миниатюрной сумочки пачку малогабаритных открыток, объединенных названием «Старовинна ворожба».

– Свечи есть?

Я как-то не подумала, что сие таинство должно происходить при свечах, и покачала головой:

– Не-а.

– А-а! Что бы ты без меня делала? – Она извлекла из сумочки четыре белых толстых свечи.

А я подумала, что без нее я, возможно, уже спала бы, или читала, или телевизор смотрела.

– Ой! Какой у тебя запах: справа лес, слева ресторан.

– Так куда сначала: налево или направо?

– Давай налево. Ближе к сердцу.

И мы прямиком отправились на кухню.

Глава 2

Время приближалось к полуночи. Шампанское мы решили оставить на начало Нового года и пока разминались красненьким, не слишком экономя силы к генеральному сражению.

Ленка без умолку потчевала меня школьными историями, порой весьма забавными.

Я по большей части слушала. Именно за это и любит меня моя подруга – за талант слушателя, внимательного и терпеливого.

Наевшись основательно и нарушив тем самым все правила, призванные поддерживать фигуру в идеале, мы приступили к основному действию – гаданию. И, выключив свет, зажгли две свечи, поместив их в стаканы с солью. Ленка предложила гадать перед зеркалом, на что получила конкретный отказ, едва не сопроводившийся нервным срывом.

– Ни за что! Смотреть в зеркало ночью, да еще при свечах. Ни за что!

– Тоже мне детектив. Под пули лезешь – не боишься, а тут дело житейское.

Уговоры на меня не подействовали.

– Нет. Бесполезно. Зеркал ночью я боюсь.

– Ну хорошо, тогда давай на блюдце погадаем.

Ленка принялась уверять меня, что в прошлом году, когда она гадала с девчатами, блюдце вертелось как бешеное. Они едва успевали вопросы задавать.

На этот способ гадания я милостиво согласилась, не веря ни на йоту в физические данные духов, которые обязаны были пустить в пляс по столу блюдце.

И то ли духи были не в настроении, то ли мое скептическое отношение к священнодействию обидело их, но блюдце лежало как приклеенное, несмотря на усиленные биотоки Ленки и ее мощные попытки проявить способность телекинеза.

Взглянув на ее выпученные глаза и дрожащие от напряжения руки, я расхохоталась и сказала:

– Ша! Финита ла комэдиа. Время пить «Херши». Но по случаю Нового года мы заменим его шампанским. И по случаю того, что сосуд с токайским иссяк. – Я для подтверждения своих слов продемонстрировала пустую бутылку.

Мы налили шампанского и выпили его стоя.

Шампанское, объединившись с токайским, проделали должную работу в наших организмах. Было так мило, уютно и очень тепло.

– Может, музыку включить, а, Лен?

– Давай. – Ленка уже принималась хохотать по поводу и без повода. Ее врожденная болтливость прогрессировала. О том, какие метаморфозы происходили со мной, – судить Ленке.

Негромкая музыка при свечах прибавила мне романтики и благодушия.

Я рассказала Ленке о своей намечающейся работе, о приглашении на презентацию. Показала пригласительный билет. Подруга была в диком восторге. Класс! Вот я понимаю – работа! Не то что у нас – сплошные серые будни. Только открытый урок и встряхивает. Так к нему пока готовишься, целый месяц в предынфарктном состоянии ходишь. А потом опустошение.

Я не стала ее разочаровывать, повествуя о своих серых буднях и горьких разочарованиях. Дошла очередь до пасьянса, который надо было выкладывать по три раза. У Ленки символы чередовались: ей выпадали и изменения в жизни, и открытый путь, и известия. А мне все три раза наглым образом вываливалась жирная свинья, означающая неприятности. Выпал колокол – удар. Правда, однажды выпал рядом со свиньей кошелек с монетами. Но даже он в таком соседстве меня не обрадовал.

По ходу этого гадания иссякло шампанское. Но эту потерю возместило содержимое Ленкиной сумки.

Допив свой фужер, я сказала подруге:

– Нет, Лен, все это ботва. Я только костям верю.

Она, конечно же, была посвящена в тайну косточек и, пьяно хихикнув, махнула рукой:

– Тащи.

Ее больше всего волновал вопрос о возможности замужества в текущем году.

Комбинация чисел 14 + 28 + 2 явно обрадовала Ленку, поскольку твердо пообещала «приятное знакомство с умным человеком».

Ленка энергично потерла ладони одна о другую.

– Видишь, Танечка, не все в моей бабьей жизни потеряно.

Подруга моя категорически потребовала повторить шампанское. Мы опорожнили фужеры и пожевали шоколада.

– Ну что, Тань, давай ты.

Я не имела права загадывать так далеко, как Елена: меня интересовала ближайшая неделя.

23 + 4 + 32 – «Какая-то неприятность заставит вас покинуть свой дом».

– О-ля-ля. Мой дом – моя крепость. Я не собираюсь его покидать из-за неприятностей. Я протестую! – Я ударила кулаком по столу и рассмеялась.

– Таня, а кости твои – тоже ботва. Ну их на фиг! Ин вино веритас!

Она взмахнула фужером, как знаменем, и плюхнула его на стол. Фужер не выдержал нагрузки, и ножка его отвалилась.

– Таня, это к счастью! Давай другой.

Я обещанное счастье восприняла с меньшим энтузиазмом, чем Ленка. Счастье будет или нет, а материальная затрата налицо. Но, взглянув на бутылку, я поняла, что фужер больше не понадобится.

– Все, Лена. Пьем кофе.

– Зачем кофе? У меня еще водка есть. – Она разошлась не на шутку. – Раз гадание обещает мне семейное счастье, значит, грех нам с тобой за такое дело не принять как следует.

– Лен, а может, кофе или чаю и спать?

– Тань, ну не каждый же день мы вот так расслабляемся. По последней. И спать.

Я достала коньяк и рюмки, зевая и проклиная себя за моральную неустойчивость. Ведь обещала же костям быть паинькой.

Дальнейшее продолжение ночи я уже плохо помню. Помню только, что несколько раз кланялась унитазу и просила прощения у Господа. Но и тот и другой были ко мне беспощадны.

Первая мысль, которая посетила меня с пробуждением, была: «Лучше бы я вчера умерла». Раскладушка, на которой спала моя подруга, была пуста.

В ванной лилась вода и слышался грудной голос Елены, напевающий: «Когда-то, когда-то, в былые года, была я красива, была молода».

Да, закалка что надо. Пора перенимать опыт. В моей работе пригодится. Видно, моя подруга прошла более суровую школу выживания. Попытка оторвать голову от подушки дорого мне обошлась. В висках стучало, перед глазами запорхали золотистые мухи. К горлу подкатывался ком.

Я со стоном откинулась на подушку. Телефон заставил меня сделать новую попытку подняться, снова неудачную. На мое счастье, выплыла из ванной Ленка – свежая и довольная жизнью, и взяла трубку.

– Да. Слушаю вас. Нет, это ее подруга. Таня немного приболела. Да, она приняла аспирин. Если не трудно, перезвоните через час. Она спит сейчас. Да, я все передам. Не волнуйтесь.

Она заботливо склонилась надо мной, дыхнув таким перегаром, что я, забыв о бесчисленных молоточках в висках, помчалась в туалет.

О Господи, прости мне все прегрешения!

Когда я вышла оттуда, с кухни запахло сосисками, и мне пришлось сразу же вернуться назад, проклиная свой нестойкий характер. Ленка постучала в дверь в разгар «беседы».

– Таня, вылезай. Я тебя мигом вылечу.

Я выползла, охая и стеная. Взглянув на себя в зеркало, я ужаснулась:

– Боже! Откуда здесь рожи такие мерзкие?

На меня смотрело бледное существо с синими губами и ввалившимися потухшими глазами. Волосы напоминали водоросли из торфяного болота.

– Таня, на, выпей рюмку коньяка. Все как рукой снимет.

От этих слов я снова ломанулась к туалету, но Ленка резко дернула меня за руку.

– А ну давай пей, быстро. И под душ контрастный. Детектив ты или просто баба? Французы говорят: «Если тебе плохо, вымой голову».

– О нет, – горестно простонала я.

Но Ленка была неумолима. Я снова проявила слабость воли и сдалась на милость подруги.

Коньяк, претерпев возражения желудка, все же проник вовнутрь.

– Умница, девочка. Скушай сосисочку.

Я, набравшись мужества, проглотила кусочек и отправилась в ванную. После душа я приняла аспирин и снова свалилась на диван. Ответить по телефону своему работодателю я смогла ровно в полдень.

– Здравствуйте, Таня. Сабельфельд беспокоит. Я надеялся увидеть вас в банке с утра.

– Извините, Владимир Иванович. Так вышло. Если не трудно, пришлите часам к двум машину.

– Договорились. Я жду вас, Таня.

Я положила трубку и снова прилегла. Ленка приготовила кофе.

– Таня, все, подъем. Кто спит, того убьем. Тебя ждет клиент.

Кофе прижился в моем измочаленном организме и навел в нем должный порядок. Я даже смогла наконец-то заняться своей внешностью. К двум часам дня я была в ажуре. И уже имела возможность и желание заняться трудовой деятельностью. А вечный двигатель – Ленка ликвидировала погром на кухне.

В два часа ровно появился Геннадий.

– Я за вами, Таня.

Мы с Еленой оделись, и все втроем отправились в лифте вниз.

– Гена, давайте подбросим мою подругу домой.

– Какие проблемы! Конечно.

По дороге Ленка, как всегда, болтала без умолку. Она интересовалась зарплатой Геннадия и стоимостью «мерса», бурно выражала мне благодарность за прекрасно проведенное время, рассказала о нерадивом Харитонове – ученике ее класса. Одним словом, по дороге к ее дому мы с Геннадием не успели соскучиться.

– Когда увидимся, Тань? – спросила она, выходя из машины.

Я мысленно ответила, что лучше бы не скоро. Но вслух сказала:

– Созвонимся как-нибудь. Пока. Счастливо.

И мы отправились в банк «Темпо».

По прибытии я отправила водителя звонить хозяину, дабы не бить поклоны дверям с электрозамком.

Владимир Иванович поджидал меня в своем кабинете. Он сразу с сочувствием поинтересовался состоянием моего здоровья.

– Да пустяки. Мне уже лучше. И я готова работать.

Я первым делом добросовестно обыскала кабинет. Подслушивающей аппаратуры я не обнаружила. Потом мы занялись с Сабельфельдом списком его сотрудников. Он обстоятельно описывал мне каждого. Особое внимание я уделила недавно работающим. Их оказалось трое: Парамонова Светлана Александровна, Никитин Николай Петрович и Галиулин Ринат Тахирович. Эти трое в банке работали около полугода.

– А когда вы заметили утечку, Владимир Иванович?

– Мне кажется, что это началось с месяц назад. Или два.

– А когда вы приобрели акции компании «Нефтегаз»?

– Вообще, сделку заключили неделю тому назад. А подготовительную работу начали гораздо раньше. Вопрос о банкротстве предприятия встал еще летом. Я, разумеется, сразу занялся подготовкой.

– Владимир Иванович, а новые сотрудники приняты вами, что называется, с улицы или же по рекомендациям?

– Разумеется, Таня, не с улицы. Для этого у меня достаточно связей. И банк «Темпо» солидное предприятие, чтобы так рисковать.

Я спросила его, кто им дал рекомендации, решив встретиться с рекомендовавшими.

План мой был прост. Я, представляясь экономистом, ищущим работу, буду просить их за приличную сумму дать мне рекомендацию для мнимого устройства на работу в банк «Темпо». Обременять Сабельфельда проблемами с автомобилем я не захотела, решив, что буду передвигаться по городу как большинство смертных – общественным транспортом. Хотя это было непросто для моего организма, силы которого я изрядно ночью подточила избытком спиртного, проигнорировав дружеский совет косточек.

Но за все в жизни надо платить, и я решила наказать себя столь изуверским способом – путешествием в муниципальном транспорте.

Надежды на успех в этом мероприятии у меня, надо сказать, было мало. Проверка на порядочность людей, рекомендовавших Владимиру Ивановичу сотрудников, таким образом могла пройти безуспешно. Но ничего другого я пока не придумала.

Первое посещение обернулось для моих нервов контрпроверкой. Меня выставили за дверь, обозвав подлой самозванкой. Я, конечно, ужасно обиделась, но великодушно простила их, в душе порадовавшись за то, что Никитин Николай Петрович для Сабельфельда скорее всего опасности не представлял. Я взглянула на часы и решила, что на сегодня работу можно завершить. Уж больно тяжелым оказался первый день нового года по старому стилю для моего в общем-то крепкого организма.

Тем более что истерзанный мой желудок настойчиво звал меня домой к щедро заполненному холодильнику.

До дома я добралась без особых приключений. И, сбросив шубу, коршуном влетела в кухню. Заняться основательным приготовлением обеда, а вернее, ужина времени не было – надо было срочно спасать желудок. Поэтому солидная порция макарон с двумя сосисками меня вполне устроила. Я проглотила все это с небывалой быстротой и, налив себе крепкого чаю, устроилась в кресле, включив телевизор.

Перебрав пультом каналы, я остановилась на местном, где в «Новостях» передавали сообщение о намеченном на завтра мероприятии, на которое я была приглашена. Большинство нищих тарасовцев, наверное, млеют от восторга по поводу того, что имеются в нашем болоте такие персоны, которые способны дать шикарный прием и потратить на это кучу денег, и, конечно же, тарасовцы аплодируют.

Но это все не мое дело. Я иду спать пораньше. Я должна завтра выглядеть потрясно.

* * *

На следующее утро я запланировала посещение еще двух рекомендателей и разведку боем в «Шафкят и Кo». Встречи с рекомендателями прошли более мягко, чем вчера, но результат тоже дали нулевой.

«Шафкят и Кo» оказалась солидной компанией, владеющей банком, силикатным заводом, стеклозаводом, оптовой базой и многим другим.

Офис и банк компании находились в старом здании на Московской.

Добраться до генерального директора было так же сложно, как и до Сабельфельда. И это мероприятие достойно более тщательного обмозговывания.

А у меня сегодня великосветский прием. Поэтому к часу дня я была дома. И после обеда занималась исключительно собственной персоной.

Покрутив локоны перед зеркалом, я решила, что по такому случаю лучше все же обратиться к специалисту. И набрала номер другой своей подруги – Светки. Ее волшебные руки не раз приводили мое окружение в восторг. Дома ее не оказалось. Я позвонила ей на работу и наконец-то попала в десятку.

– Конечно, Танюша. Ради такого случая уж я вовсю расстараюсь. Приезжай.

Прыгнув в машину, я помчалась в парикмахерскую. Там я проторчала не менее двух часов. И когда я вернулась домой, времени, по сути, осталось лишь на то, чтобы перевернуть гардероб в поисках достойного наряда и одеться. Это оказалось архисложной задачей. Прическа, которую с любовью соорудила подруга на моей голове, настойчиво требовала шикарного длинного платья с декольте. А я никак не могла решиться облачиться в такое. Все же я еду туда работать. И как же карикатурно я буду выглядеть, если мне придется подглядывать и подслушивать.

Передо мной встала дилемма: либо надеть зеленое длинное платье с разрезом сбоку и перекрещивающимися бретелями, либо подобрать что-то попроще и разломать шедевр парикмахерского искусства на голове. Не решив задачу самостоятельно, я бросила кости.

– Ох, коллеги мои милые, только вы можете знать, как мне поступить. Вы же все видели и все знаете.

Комбинация 36 + 20 + 11 – «Вы излишне заботитесь о мелочах, забывая о главном».

Вы, конечно же, правы. Метко, но туманно по отношению к выбору имиджа. Я взглянула на часы и поняла, что менять этот самый имидж уже слишком поздно.

В шесть вечера позвонил Сабельфельд с предложением прислать за мной машину. Это меня устраивало и давало мне шансы более насыщенно провести вечер.

Говоря по телефону, я задумчиво перебирала кости в левой руке. Двинув ею неосторожно, я задела о подлокотник. Боль пронзила локоть. И кости высыпались на столик самопроизвольно: 4 + 21 + 25 – «Позор и бесчестье падут на ваш дом, если вы не сумеете критично оценить положение вещей».

Вот это номер. Страшная угроза, милые. Отказаться от мероприятия возможности нет – с минуты на минуту прибудет машина. Остается одно – попытаться «критично оценить положение вещей».

Глава 3

Благодаря пунктуальности Сабельфельда я прибыла в «Русь» одной из первых. На двери красовалась вывеска «Для посетителей закрыто. Банкет». По стенам зала ресторана были протянуты гирлянды из гелевых шариков, ярко-красные чередовались с ослепительно белыми.

Эстрада, где уже разместились музыканты, настраивающие инструменты, была заставлена по краям огромными корзинами с цветами. Столы, застеленные белоснежными скатертями, стояли буквой П. На них тоже цветы. Нестройный гул голосов и инструментов, умопомрачительные запахи, деловито снующие официанты в белоснежных фартучках, накрывающие столы, – все свидетельствовало о грандиозности намечающегося банкета.

– Вы обворожительны, Таня. Зеленый цвет так идет вам, – сказал Сабельфельд, заботливо принимая у меня шубу.

– Спасибо. Я рада, что вам понравилось.

Оставив вещи в гардеробе, мы прошли в зал.

Гости, прибывшие на банкет, объединившись в небольшие группы, вели неспешную беседу. Не будь рядом Сабельфельда, я была бы жутко одинока среди них. Он представил меня как старую знакомую.

– А это, Таня, моя жена и ваша тезка Татьяна Александровна. Познакомьтесь, пожалуйста.

Жена Владимира Ивановича – сероглазая изящная среднего роста женщина, с черными как смоль волосами, мило улыбнулась мне:

– Очень приятно, Татьяна Александровна.

– Взаимно.

Я узнала в ней женщину в собольей шубе, беседовавшую в банке с молодым человеком. На вид Татьяне Александровне было лет тридцать, не более. У меня закралась мысль, что для нее брак с Сабельфельдом был скорее удачной сделкой, чем венцом безумной любви. Хотя мое мнение может быть необъективным, ведь в обаянии Владимиру Ивановичу не откажешь.

После поздравлений и торжественных речей гости заняли места за столом.

Я оказалась рядом с Сабельфельдом, разумеется, не случайно. Ведь мне предстояло совмещать приятное с полезным, точнее, с необходимым.

Море шампанского и коньяка потихоньку начало делать свое дело. Негромкий светский разговор за столом плавно набирал обороты. Гости постепенно становились более словоохотливыми и громогласными. Тосты за здравие и процветание компании следовали один за другим. В некоторых из них сквозила откровенная лесть.

Я, наученная горьким опытом прошлой ночи и очередным предостережением косточек, за каждый тост выпивала лишь по глоточку шампанского. И меня безумно смешили метаморфозы, происходившие с гостями.

Владимир Иванович пил «Довгань».

– Я предпочитаю крепкие напитки, Таня.

– Я заметила. Недремлющее око детектива фиксирует обстановку, – пошутила я и улыбнулась.

– А зафиксировало оно что-нибудь, относящееся к нашему делу?

– Владимир Иванович, по-моему, вечер еще даже апогея не достиг. Делать выводы рано.

Ответив Сабельфельду столь обтекаемо, я немного слукавила. Кое-что я для себя все же отметила. Напротив Татьяны Александровны сидел тот самый молодой человек, с которым она мило беседовала в банке. И мне показалось, что ее взгляд преображался, когда она на него смотрела. У меня появилась мысль, что именно тут я найду ниточку, которая поможет мне размотать клубок.

Хотя, конечно, это чисто субъективное мнение. Тем более что юноша усердно ухаживал за своей соседкой справа, блондинкой в декольтированном платье цвета электрик. Они мило беседовали вполголоса. Во время медленного танца я расспросила об интересующем меня объекте.

– Это Ринат Галиулин.

Мое шестое чувство слегка заволновалось.

– Приятный молодой человек, не правда ли? И по деловым качествам вполне соответствует. Полагаю, что в недалеком будущем из него получится хороший заместитель.

– Возможно, – машинально ответила я, наблюдая за Ринатом, который в этот момент танцевал с женой Сабельфельда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное