Марина Серова.

За что боролись…

(страница 1 из 12)

скачать книгу бесплатно

Глава 1

– Зачем же так пить?..

Голос прозвучал хрипло, надтреснуто и глухо, а на ключевом слове «пить» сорвался на визгливый фальцет балаганного Петрушки. Я приоткрыла глаза и поняла, что эти звуки, испущенные чьей-то истерзанной «сушняком» глоткой, на самом деле изданы мной.

Я попыталась встать, но тут выяснилось, что диван, на котором я скорчилась в позе солдата Первой мировой во время газовой атаки под городом Ипром, является частью огромной центрифуги… Пространство резко рванулось в сторону, запульсировали, наплывая и вновь отдаляясь, серо-белые стены. В голове загудел тяжелый колокол.

– На, выпей, – сказало нечто большое и мутное, и из тумана вынырнул фужер с чем-то жидким, холодным и пузырящимся.

После того как я послушно выполнила это, по телу разлилось приятное тепло, в голове начало стремительно проясняться. Мутное «нечто» также вырисовалось в высокого молодого человека лет двадцати двух, хорошо сложенного и очень красивого, насколько можно судить сквозь еще не растаявшую пелену перед глазами.

– Ой, блин, – пискнула я, поскольку рассмотрела, что на теле молодого человека нет ничего, даже отдаленно напоминающего одежду. – Ты кто такой? – буркнула я, привставая на локте.

От-те раз, и я оказалась совсем голая! По телу прокатилась волна чудовищной усталости, и я рухнула обратно на подушку. Пусть смотрит, мне все равно.

Неизвестно откуда взявшийся парень рассмеялся и, присев, погладил меня по животу.

– Я артист больших и малых академических театров, – гнусаво сказал он, – а фамилия моя слишком известная, чтобы я ее называл.

– Сейчас сама угадаю, – пробормотала я. – Вспомнила! Воло… нет, Вадим… то есть Влад.

– Молодчинка, – одобрительно улыбнулся он, – осталось угадать, откуда ты меня знаешь и что я тут делал у тебя дома?

– Что делал, угадать несложно, – я скользнула взглядом по его обнаженному телу в царапинах и следах поцелуев. – А познакомились мы вчера… в ресторане «Лира»…

– Какая, на хрен, «Лира»? – довольно бесцеремонно перебил он. – Ты заходила в офис фирмы «Атлант», и там…

– Ах да, мне нужно было к Тимуру… по делу.

– Президенту «Атланта»? Анкутдинову? Ты с ним знакома?

– Да, он мой сокурсник. Мы с ним вместе в юридическом учились.

– В юридическом? Я тоже там учусь. На четвертом курсе.

– Да ну! Сколько ж тебе лет?

– Двадцать один, – ответил он и добавил: – Будет через полторы недели.

– Двадцать один? Ну-у… впрочем, ты их прожил недаром, – сказала я, припоминая отдельные подробности совместного ночного времяпрепровождения. – Это мы в офисе так набрались?

– Да нет, в кафешке. Сам уже не помню, в какой.

– А с тобой же еще один был… такой светленький… с глупеньким личиком. Леша его зовут.

– Почему «был»? – пожал плечами Влад. – Он и сейчас здесь.

– То есть… как это?

– Да на твоем компьютере играет.

– А он-то здесь какого?..

Влад хитро прищурился и сказал с ехидным смешком:

– Танечка, милая, а кто вчера весь вечер орал, что хочет заняться групповым сексом с малолетками, то бишь с нами? Мы ж на шесть лет тебя моложе.

Я захлопала ресницами.

– Я?! И что – мы…

– Все вышло превосходно, дорогая, как говорят в поганых американских мелодрамах.

Хотя, конечно, мы перебрали со спиртным.

– Чего это я так разохотилась? – задумчиво поинтересовалась я, адресуя этот риторический вопрос скорее самой себе, нежели моему Аполлону из академии права. – Да, впрочем, неважно. А чего это ты мне дал выпить? Божественно полегчало.

– Это фирменный светловский коктейль. Леши Светлова, который в соседней комнате.

– Хороший Леша, – промурлыкала я, потягиваясь на диване. «Сейчас он меня прожжет взглядом», – подумалось мне после того, как я уловила на себе пристальный, немигающий взор Влада, полный явно не сыновнего почтения.

– Подай мне халат, – сказала я, – да и сам чего-нибудь натяни. А то тоже мне Адам и Ева.

– Пошли лучше в ванную, – сказал он, не пошевелив и пальцем, чтобы выполнить мою просьбу, – освежимся.

Я скорчилась в позе a la роденовский «Мыслитель», но Влад, поспешно схватив меня в охапку, потащил через всю квартиру в душ.

«Здоровый какой, – подумала я, обнимая его стройную, мускулистую шею и закрывая глаза, – как пушинку подхватил!»

Хотя я, надо признать, никогда не страдала избытком веса.

– Теперь о сексе неделю думать не буду! – пробурчала я после душа, который оказался лишь предлогом для последующих сексуальных домогательств. Приняла я их, впрочем, более чем благосклонно.

Влад что-то нежно мурлыкнул, как огромный умиротворенный кот, и начал стремительно пожирать содержимое моего холодильника.

Я вошла в комнату, где стоял компьютер. За ним, по словам Влада, должен был сидеть Светлов.

– Хороший у тебя «пентюх», – послышался голос откуда-то из угла.

Светлов развалился в кресле и при этом рассматривал меня с самой гаденькой и откровенной улыбочкой.

– Доброе утро, – я почему-то растерялась и произносила слова приветствия голосом, дрожащим и неуверенным, чего за мной никогда прежде не водилось.

Серо-голубые глаза юнца сузились и вспыхнули холодно и цинично.

– Я немного в футбол поиграл, – нараспев произнес он. – Откуда у тебя «Soccer-98»?

– Да так, друг подарил.

– И друзья у тебя хорошие. Все хорошее, ек-ковалек. А Влад на кухне, что ли? Жрет, аж за ушами трещит?

– Ага.

– Да, ему силы восстановить не помешало бы, – на лице Светлова вспыхнула все та же гаденькая циничная улыбка.

– А ты что делаешь?

– Да так… кроссворды отгадываю. Мозги размять надо.

Я покосилась на простецкое лицо Светлова с растрепавшимся над высоким лбом светлым чубчиком и подумала: о чем он говорит, какие у него еще там мозги?

– Щас отгадаю и приду хавать.

Я прищурилась: на коленях Светлова лежал сборник кроссвордов, который валялся у меня года два, но я не собиралась ломать над ним голову. Уж больно мудреными показались кроссворды.

Я вернулась на кухню и желчно проскрежетала в ухо Владу:

– Какой у тебя друг… неприятный! Инфузория-туфелька!..

Влад покачал головой и неожиданно серьезно ответил:

– Ты просто не знаешь его. Он очень хороший человек и друг.

– Коктейли делает хорошие… да. Ну, еще кроссворды отгадывает вроде. А насчет всего прочего…

– Кроссворды? – встрепенулся Влад. – Он отгадывает кроссворды?..

Губы его конвульсивно дернулись, и он произнес несколько неразборчивых слов.

– Ты что?.. – тревожно спросила я, обнимая его за плечи. – Что-то не так?

– Все хорошо. Нам, вероятно, пора. Дай мне свой телефон, я позвоню.

«Молокосос нахальный», – нежно подумала я и беспрекословно выполнила его просьбу.

– Вот мой телефон, – мягко улыбнувшись, сказал он и, свернув листок с номером трубочкой, засунул за отворот моего домашнего халата. – Нам действительно пора.

После того как друзья ушли, я упала в кресло и задумалась. Как все это могло случиться? Благодаря какому счастливому стечению обстоятельств этот капризный красавец мальчишка добился того, чего добился? Да и второй… Второй?

В памяти всплыло простоватое лицо Светлова с чересчур умными и пронзительными для подобной физиомордии глазами. Что-то здесь не то. Безошибочная женская интуиция, помноженная на опыт и чутье частного детектива, говорили мне, что все это не просто очередное любовное приключение.

Я усмехнулась и сжала в руке три двенадцатигранника из слоновой кости. Мои гадальные принадлежности. Они никогда – или почти никогда – не подводили меня. Не глядя, я бросила их на журнальный столик.

34+8+18.

«Если он рассеянный, это говорит либо о сильно развитом интеллекте, либо о его полном отсутствии. Он либо гений, либо совсем наоборот».

– Что за бред сивой кобылы? – сказала я зеркальному отражению в трюмо напротив.

Светлов, это Светлов, вспыхнуло в мозгу… Я взяла со столика сборник кроссвордов, которые он еще недавно отгадывал. При этом одна гадальная кость, лежавшая на книге, скатилась на пол, под кресло. Я пошарила под ним рукой, пытаясь найти кость, и, схватив, вытащила на свет божий.

«Наверно, я еще не оклемалась», – в ужасе подумала я. Не могу на ощупь отличить гадальную кость от вот этого…

На ладони лежал использованный одноразовый шприц.

– Ах, ты, нарк чер-р-р-ртов! – пробормотала я, роняя шприц и механически листая кроссворды.

«Кстати, – подумала ни к селу ни к городу, – где ответы? Ах, я их сразу вырезала, как купила сборник. Интересно, отгадал он что-нибудь?»

В сборнике было тридцать кроссвордов. Все они были полностью заполнены. Черт-те что!

– Никогда бы не подумала, – громко сказала я и швырнула книжку в стену, и она, то есть книжка, разумеется, провалилась за диван.


Влад позвонил через два дня, и повод, надо сказать, был замечательный, лучше не придумаешь.

– Привет, Тань, – радостно сказал он, – включи телевизор на первом канале.

– А что там?

– Да так, включай, говорю!

Я разыскала пульт дистанционного управления, мирно дремавший под ворохом свежих газет, и нажала кнопку.

– «Брейн-ринг»? Ну, и что?

– Смотри, смотри.

– «А сейчас на ринг выходит новая команда – наши гости с берегов Волги из города Тарасова. Итак, команда „Атлант“. – Голос ведущего повысился максимально. – Генеральный спонсор команды – концерн „Атлант-Росс“!»

– О, черт! – сказала я с ноткой удивления в голосе. – Мне Тимур не говорил ничего.

– Смотри дальше!

– «Представляю состав команды. Номер первый – Константин Кузнецов. Номер второй – Елена Бессонова. Номер третий – Сергей Романовский. Номер четвертый – Константин Казаков. Номер пятый – Федор Дементьев. Номер шестой – капитан команды Владислав Вишневский».

– Ничего себе! – воскликнула я. – Так ты, оказывается, интеллектуал. И когда эти съемки были?

– Неделю назад. И вчера. Я только сегодня из Москвы прилетел. Но это снято неделю назад.

– И как успехи?

– Сама смотри.

«Атлант» играл с удивительным блеском, и квалификационная встреча была выиграна всухую. Два вопроса взял капитан, еще на один ответил первый номер Кузнецов, лицо которого показалось мне знакомым.

– Где таких набрали? – удивленно вопросила я в трубку. – Ну никогда бы не подумала! Кстати, а почему у вас в команде нет Светлова?

Влад помолчал, потом ответил осторожно и с расстановкой:

– Были такие мысли. Но не сложилось.

– Кто отбирал состав команды? Уж не Анкутдинов ли?

– Да, под его контролем.

– Ай да Тимур! Каких умниц нашел! Да вы еще сопляки против этих зубров брейн-ринговских, а обыгрываете их, как орехи щелкаете!

В матче за выход в высшую лигу «Брейн-ринга» команда «Атлант» не без труда, но обыграла сильную команду «Стирол» во главе с Магистром игры Александром Друзманом. Влад бурно вещал что-то в трубку, захлебываясь от восторга, а я внимательно разглядывала на экране взятое крупным планом его лицо с напряженно сощуренными красивыми глазами, чистым высоким лбом… Что-то неестественное почудилось мне в той ауре интеллекта, которым так и веяло от всего облика телевизионного Влада. И как он не был похож на мой недавний каприз – породистого самца с инстинктами сексуально озабоченного жеребца, фигурой Аполлона и мозгами плохо дрессированной гориллы.

– «Новый чемпион – команда „Атлант“, номер первый – Константин Кузнецов. Номер второй – Елена Бессонова… Третий… Четвертый… Пятый… Капитан команды – Владислав Вишневский!»

* * *

– Алло! Привет, Тимур, это говорит Таня Иванова.

– Чего? – неожиданно переспросили в трубке.

– Добрый день, Тимур Ильич, с вами говорит частный детектив Иванова Татьяна Александровна. Или вы стали туги на ухо?

– А, Таня, извини. Я тут с трех телефонов говорю, да еще факсы накручивают. Так что ты хотела?

– Тимур, ты никогда не говорил, что спонсируешь команду в московском «Брейн-ринге». Давно?

– Чего это вдруг ты заинтересовалась?

– Видела сегодня по телеку. Да еще ее капитана знаю.

– Вишневского? А-а-а, – протянул Анкутдинов тоном, далеким от восторженного. – Я команду сделал месяца четыре назад. Уже с полмесяца играют. Если что подробнее, позвони моему финдиректору Лейсману. А я очень занят, у меня тут неувязочки с акциями нефтеперерабатывающего завода.

– Кому, Аркадию Иосифовичу?

– Да, Лейсману. Надеюсь, твой интерес не связан с какими-нибудь темными делишками, Шерлок Холмс ты наш? – иронически хмыкнул Анкутдинов.

– Да нет. Пока, Тимур.

Лейсману я звонить не стала. Зачем лишний раз трепать себе нервы, разговаривая с этим крайне неприятным мне человеком.

Однако случилось так, что мне все-таки пришлось позвонить и Анкутдинову, и Лейсману. Потому что через три дня произошли события, вынудившие меня сделать это.

Глава 2

Звонок разбудил меня часов в восемь утра. Злобно ругаясь, я поползла к телефону.

– Я слушаю!

– Я хотел бы поговорить с Татьяной Ивановой, – произнес хрипловатый мужской голос.

– Да, это я.

– Вы действительно частный детектив?

– Если вы в этом сомневаетесь, зачем надо было звонить? – довольно нелюбезно переспросила я.

– Простите… Мне необходимо срочно встретиться с вами. Это очень важно и очень нужно. Меня зовут Владимир Андреевич Вишневский. Мой сын… – голос в трубке прервался каким-то нечленораздельным бульканьем.

– Вы отец Влада? – встревоженно произнесла я. – Что с ним? Говорите же!

– Приезжайте к нам немедленно. Прошу вас, он так хотел.

В голосе мужчины слышалась такая неподдельная боль, что я, похолодев, вытолкнула непослушными губами:

– Да, да, я приеду. Но что с ним?

– Он мертв.

– Как – мертв?

– Ради бога, не спрашивайте! Запишите адрес и приезжайте!

* * *

…Влад лежал на диване. Голова его, почему-то обвязанная пестрой старушечьей косынкой, мирно покоилась на подушке, и на первый взгляд могло показаться, что он спит, повернувшись лицом к стене.

Отец, высокий бородатый мужчина лет пятидесяти, держал себя достаточно сдержанно и с достоинством, несмотря на этот страшный удар.

Но его темные глаза смотрели в сторону, а губы нервно подергивались.

Я тронула Влада за плечо, словно пытаясь разбудить, и повернула его лицо вверх. На меня глянули не прикрытые веками мертвые стеклянные глаза. Черты лица были сильно искажены ужасом и злобой, словно кто-то жуткий и ненавистный наполнил собой последние мгновения жизни несчастного. Но слишком патологической показалась мне эта предсмертная маска ненависти.

– Он умер от передозировки какого-то сильнейшего психотропного препарата, – произнес Владимир Андреевич. – Все симптомы были налицо.

– Вы уверены?

– Татьяна, я профессиональный нарколог и не последний специалист в этой области. Я ручаюсь, что не ошибся.

– Почему у него на голове косынка?

– Я не мог смотреть на это, взгляните и завяжите снова.

Я сняла с головы Влада косынку, и пряди совершенно белых волос рассыпались по подушке.

– О, господи, он весь седой!

Вишневский молча завязал косынку на голове сына.

– Этот препарат неизвестен мне, – сказал он наконец. – Побочный эффект – поседение при передозировке – это что-то новое.

– Как он умер? Зачем вы позвали именно меня?

– Он пришел домой сегодня в четыре утра и упал на пороге, обхватив ладонями голову. Я включил свет и увидел седые волосы… Еще оставались черные пряди, но… он на глазах седел. Я схватил его, но сын отстранил меня и начал говорить:

– «Не надо, папа… со мной кончено… От перцептина нет спасения… лошадиная доза… Передай Тане Ивановой… пусть она сделает для меня это… не говори милиции… телефон в моей записной книжке… какой я дурак, они все обречены… да, ты знаешь, папа… светлячки исчезают с рассветом… все мы светлячки… скоро рассвет, выхода нет… это „Сплин“, папа… светлячки исчезают с рассветом… пусть Таня докопается до них… они сеют смерть, теперь я знаю… но светлячки исчезают с рассветом…» – это были последние его слова в сознании, – закончил Вишневский, – затем начался бред и агония. Он еще что-то пытался сказать… об Эйнштейне, просветлении, будто… об «Атланте»…

– «Атланте»?

– Да. Еще он три раза произнес фамилию «Светлов»… это его друг детства… и опять что-то о светлячках.

– Он говорил о Светлове?

– Да, о Светлове. Затем он затих и умер. Это произошло через сорок минут после его возвращения домой.

Я присела на краешек стула и сжала пальцами виски.

– Вы думаете, это убийство? – не меняя позы, спросила я.

– Да.

– Может ли здесь быть замешан Светлов?

– Леша Светлов? Что вы! Это же лучший друг Влада. Да я и сам знал Лешу, когда он еще пешком под стол ходил.

– Вы собираетесь заявить в милицию?

– Нет, там скажут – передозировка у вашего отпрыска. Я не хочу.

– Что должна делать я?

– Узнать правду обо всем этом. Я знаю, вы цените свои услуги недешево, но готов заплатить любые деньги – не за пределами разумного, конечно.

Я искоса посмотрела на спокойное лицо человека, потерявшего сына, и покачала головой.

– Влад не был мне чужой. Я возьму с вас вдвое меньше обычного, по сто долларов в день за расследование этого дела.

Потом я пристально глянула на Владимира Андреевича и, вынув из сумочки кости, показала их ему.

– Вы знаете, что это? Это мой метод расследования преступлений. Мой метод жизни. Люди живут так, как лягут кости, Владимир Андреевич.

– У кого-то лягут кости, а кто-то ляжет костьми, Таня, – печально ответил тот. – Так, как мой сын.

Я молча бросила их на пол.

Выпало 26+4+14.

– Это значит, что противники хотят подавить мою волю, – сказала я. – Есть вероятность, что кто-то, кого вы считаете другом, окажется предателем, господин Вишневский. Кажется, вы что-то говорили о дружбе между Владом и Светловым?

– Светлов никак не относится к вам, он не ваш друг.

– Именно это я и намерена выяснить в ближайшее время. Вы дадите мне его адрес?

* * *

Я зашла в лифт и нажала кнопку пятого этажа. Лифт со скрипом повлек меня наверх, наконец заскрежетал и остановился.

Я очутилась на лестничной площадке перед стальной черной дверью.

– Надеюсь, ты дома, Светлов, – буркнула я и нажала на звонок.

Не открывали долго. Наконец послышался звук отпираемого замка, лязг снятой цепочки, и дверь распахнулась. На пороге в шортах и майке стоял Светлов. Увидев меня, он удивленно поднял брови.

– Ты ко мне, что ли? Ну надо же.

– Нет, к твоему коту.

– Очень смешно. Ну, заходи, коли пришла. Тимка, кыс-кыс-кыс! К тебе пришли. Гляди, какая кошечка, Тимка!

– Да заткнись ты, идиот! – нервно сказала я. – Мне не до шуток, и тебе сейчас станет не до них.

– Пройди в мою комнату, – глупо ухмыляясь, произнес Светлов.

Комната его оказалась просторной и затемненной тяжелыми шторами. У окна располагался большой стол с компьютером, на столе валялись компакт-диски, бумажки и видеокассеты. В двух углах стояли колонки компакт-плейера, из которых невнятным бормотанием доносилась приглушенная музыка.

– Говори тише, бабка спит еще, – предупредил Светлов. – Ну?

– Когда ты в последний раз видел Вишневского?

Светлов пожал плечами.

– А черт его знает. Вчера вроде. Ага, вчера днем.

– Так ты ничего не знаешь, естественно?

– Что я должен знать?

– Вишневский умер от передозировки наркотика сегодня утром.

– Да ты что, сдурела? – шарахнулся Светлов.

– Сдурела! А перед смертью он сказал своему отцу что-то насчет «Атланта», Светлова, то есть тебя, три или четыре раза – и еще повторял фразу…

– Какую фразу? – опустив глаза, встревоженно пробормотал Светлов.

– «Светлячки исчезают с рассветом».

Кровь отхлынула от лица Алексея, и он медленно опустился спиной на подушку.

– Я так и знал, – пробормотал он, закрывая глаза ладонью.

– Что ты сказал?

– Я ничего не говорил. Зачем ты пришла ко мне?

– Я расследую это дело. Меня пригласил отец Влада. Он подозревает, что это убийство.

– Убийство? – холодея, переспросил Светлов.

– И еще Влад хотел, чтобы я нашла убийц.

– То есть он не знал их? Если это убийство…

– Ты говоришь то же самое, что и Вишневский-старший. Кстати, я говорила с ним относительно поведения Влада в последние месяцы его жизни. Владимир Андреевич сказал, что Влад сильно изменился. Он стал раздражительнее, агрессивнее, как-то даже энергичнее. Такая мрачная энергия… Он сказал, что Влад никогда не отличался исключительным умом и знаниями…

– Да, наверное, – подтвердил Светлов, все так же не поднимая глаз.

– Так вот. А тут он стал капитаном команды – чемпиона «Брейн-ринга». Откуда что взялось?!

– Что еще сказал отец Влада? – глухо спросил Светлов.

– Он подозревает, что уже несколько месяцев его сын принимал какой-то сильнейший психостимулятор, форсировавший деятельность мозга.

– Какой же?

– Он говорит, что какой-то новый сложный синтетический и, по-видимому, неизвестный широким кругам.

Светлов покачал головой и тяжело вздохнул. Мне было тягостно смотреть на его беспомощное, ставшее почти детским лицо. Глаза бессмысленно уставились в одну точку на стене, светлые волосы слиплись на лбу от выступившего пота – я сразу поняла, что его что-то гнетет.

– А еще у Влада сильно возросло влечение к женщинам. Конечно, тут отец не мог говорить определенно, но все-таки он заметил. Ты его друг и должен знать… Это так, у Влада действительно?..

– Да, – поспешно перебил меня Светлов, – а ты не заметила тогда, когда мы ночевали у тебя?

Я нахмурилась, чувствуя, как во мне закипает гнев при виде этого полудетского глуповатого лица с потупленными глазами.

– Что вы мне, кстати, тогда подмешали? – резко спросила я.

– Догадалась наконец, – устало выдохнул он. – Да «винт» обычный в рюмку добавили немного. Первитин.

– Так я и думала, козлы! Ладно, я все сказала, теперь будешь говорить ты.

Светлов молчал.

– Я же вижу, что-то тут не то. Откуда Влад брал этот синтетик? Что это за препарат? Ты должен знать.

Светлов все так же молча покачал головой.

– Ах ты гад! – не сдержавшись, прошипела я. – Убили твоего друга, а ты молчишь, опасаясь за свою поганую шкуру!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное