Марина Серова.

Все против короля

(страница 5 из 23)

скачать книгу бесплатно

Фирма, занимающаяся поставками импортного оборудования, располагалась на третьем этаже здания, причем в самом конце коридора. На двери висел уже пожелтевший от времени листочек, и на нем крупными буквами было напечатано ее название. Это красноречиво свидетельствовало о несолидности предприятия, с которым кирпичный завод «Красный Октябрь» заключил сделку на очень большую сумму.

Я открыла дверь и увидела совсем маленькую комнатушку, в которой скученно стояли четыре облезлых стола. Но только за одним сидел молодой человек и тупо смотрел в монитор. На мое появление он никак не отреагировал.

– Здравствуйте! – сказала я, зайдя без приглашения в кабинет.

Сотрудник «Сеула» вскинул на меня удивленный взгляд и осведомился:

– Девушка, вы уверены, что пришли по адресу? Склад парфюмерной фирмы этажом ниже, прямо под нами.

– Нет, я не ошиблась. Вы ведь тут оборудованием торгуете, так? – сказала я, усевшись на стул для посетителей и закинув ногу на ногу.

– Ну в известном смысле так и есть, – ответил молодой человек и бегло взглянул на мои ноги. – А что именно вас интересует?

– Для начала мне просто нужна ваша консультация.

– Боюсь, что вы все-таки не туда попали.

– Туда. Я вам сейчас все объясню. Дело в том, что я открываю свою фирму, – ляпнула я первое, что пришло в голову, – и подыскиваю поставщиков. Вы ведь поставляете импортное оборудование, так?

– Да, в основном южнокорейское. Но что конкретно вас интересует?

– Все, – я сделала широкий жест рукой. – Но для начала, может быть, вы мне покажете рекламные проспекты, прайсы?

– Да нет проблем, но, честно говоря, меня удивляет, что вы решили заняться такого рода бизнесом. Вот если бы вы сказали, что хотите открыть магазин модной одежды или что-то в этом духе, я бы не удивился. Но станки, автоматизированные линии, словом, промышленное оборудование... Зачем вам это нужно?

– Для повышения самооценки, если хотите, – сказала я и кокетливо поправила юбку.

– Вот уж ни за что не поверю, что у вас заниженная самооценка! – усмехнулся мой визави. – Скорее уж наоборот.

– Да, представьте себе, иногда такое со мной случается. Чувствую себя голой дурой. И это все из-за мужчин, которые видят во мне только блондинку и ничего более. Между прочим, у меня в Горовске, – при упоминании об этом городе сотрудник «Сеула» стал нервно теребить авторучку, что наталкивало на определенные размышления, – как раз был небольшой магазинчик нижнего белья, названный моим именем – «Эмилия». Так вот, мне пришлось его продать.

– А при чем здесь этот магазин?

– Как при чем? Все мужчины, с которыми я знакомилась, непременно начинали подкалывать меня... У меня, мол, как и у всех блондинок, в голове только и мысли, что о... простите за прямоту, о сексе. В конце концов мне это надоело, я решила продать магазин белья и открыть фирму, торгующую какой-нибудь серьезной техникой. Теперь вы меня понимаете?

– Не совсем. А не проще ли перекрасить волосы?

Дурак! Я же в парике, а ты этого не понял!

– Не проще.

Тогда все будут думать, что я не поняла инструкцию, как пользоваться краской для волос. А вообще, я хочу всем доказать, что у блондинок в голове много чего серьезного имеется, – сказала я с пафосом.

– Что ж, мотивы ваши мне, конечно, понятны, но вот в чем проблема. – «Сеулец» задумался, вероятно, подбирая подходящие слова. – Для организации такого рода бизнеса надо иметь хотя бы элементарные технические знания.

– И вы туда же! – воскликнула я, делая вид, что обиделась.

– Нет, девушка, вы меня не так поняли, – поспешил оправдаться молодой человек. – Дело совсем не в том, блондинка вы или брюнетка. Если уж кто-то решил надеть на шею петлю бизнеса, то это, на мой взгляд, должно быть то направление, в котором он или она хорошо разбирается. Иначе узел быстро затянется. Я ни черта не смыслю в женской одежде, какие фасоны в моде, какие фирмы-производители предпочтительнее, но понимаю в технике, а вот мой старший брат даже электрическую розетку не починит, он – гуманитарий, работает в газете, в свободное время пишет стихи. Скажите, а какое у вас образование?

– Высшее.

– Я имел в виду вашу специальность.

– Я – бухгалтер.

– Бухгалтер? Вот как? – переспросил он тоном искреннего сомнения.

– Да, – не без гордости за свою светлую голову ответила я.

– Это хорошо, но...

– Молодой человек, – перебила я, – вы меня не отговаривайте! Я твердо решила заняться продажей серьезного оборудования, причем чем тяжелее и сложнее оно будет, тем лучше.

– А почему именно того, которое мы поставляем? Разве в области мало других посреднических фирм и собственно производителей? – почему-то насторожился сотрудник «Сеула». – Почему вы остановили свой выбор именно на нас?

– Молодой человек, вы себе льстите! – усмехнулась я. – Мой выбор пока ни на ком не остановился. Я не только вашей номенклатурой интересуюсь. У меня есть и другие варианты, так что я нахожусь в свободном поиске.

«Сеулец», тщательно скрывая свою улыбку, поинтересовался:

– А где же вы взяли базу данных?

– Да это же проще простого! Выписала из «Желтых страниц» все фирмы, которые поставляют импортную технику, и стала с ними знакомиться. Вот «Сеул» уже пятая, которую я посетила за сегодняшний день. Осталось примерно столько же. Так что выбирать есть из чего.

– А почему вас отечественная продукция не интересует? Выбор мог бы быть еще больше, – подкалывал менеджер.

– Как вам сказать, сидит у меня в голове такой пунктик – импортная техника всегда лучше! Вот взять, к примеру, наш автопром...

– Да, в этом вы правы. Ну что ж, Эмилия, я желаю вам успеха на новом поприще...

– Вы что же, меня выпроваживаете? А как же знакомство с вашей номенклатурой?

«Сеулец» не успел ответить на этот вопрос, потому что зазвонил телефон, и он, сняв трубку, сказал:

– Алло! Да, Олег Павлович, все нормально. Компьютер подчищаю... Письмо? Кажется, было. Сейчас посмотрю...

Молодой человек отложил трубку, повернулся ко мне спиной и стал что-то искать на полке. Воспользовавшись благоприятным моментом, я осторожно взяла с соседнего стола рекламную брошюрку и засунула ее в свою сумку. Едва я успела это делать, как сотрудник фирмы повернулся и положил на стол раскрытую папку. Скосив глаза, я заметила письмо на фирменном бланке завода «Красный Октябрь». Чуть подавшись вперед, я хотела прочитать, о чем там идет речь, но молодой человек предусмотрительно задвинул папку под кипу бумаг. После этого он взял трубку и сказал:

– Да, я нашел. Переделать? Отсканировать? Ясно. Сейчас запишу. – «Сеулец» взял ручку и написал на листочке какое-то слово. Проявлять явный интерес к написанному я не могла, а с моего места не было видно, что он накорябал своим мелким почерком. – Хорошо, я все сделаю.

– Босс? – спросила я сочувственно.

– Да, надавал кучу заданий. Давайте поступим так: вы придете сюда завтра и все вопросы обсудите с Олегом Павловичем. Он у нас не любит, когда за его спиной кто-то что-либо решает.

– Но вы хотя бы дайте мне какую-нибудь рекламную продукцию, – попросила я. – Надеюсь, это вы можете сделать самостоятельно?

– Да, конечно, – молодой человек окинул кабинет взглядом, потянулся к той стопке буклетов, из которой я взяла тайком одну книжечку, но почему-то отдернул руку и сказал: – Сейчас я вам распечатаю прайс-лист.

Повернув к себе жидкокристаллический монитор, «сеулец» стал щелкать мышкой. Судя по тому, что он не сразу послал открывшийся документ в печать, я догадалась – он делает правку. Когда же из принтера, стоящего на соседнем столе, вышел распечатанный листок, он потянулся за ним, а я как бы невзначай подалась вперед и прочитала слово, продиктованное боссом. Это была фамилия главного механика кирпичного завода – Борщинский.

Я сразу же попыталась домыслить, о чем шла речь по телефону. Скорее всего, Олег Павлович хотел, чтобы его подчиненный подделал письмо и для этого отсканировал бы фирменный бланк «Красного Октября», изменил текст и подписал бы его Борщинским. Скорее всего, речь в письме шла о заявке с указанием количества и спецификации необходимого нашему заводу оборудования.

Взяв распечатку, я сказала:

– Хорошо, я внимательно изучу ваше коммерческое предложение, сопоставлю его с другими. И если вы выиграете первый этап тендера, то буду разговаривать с вашим боссом.

– О’кей! – сказал «сеулец», еле сдерживая себя, дабы не рассмеяться.

Вот идиот! Вероятно, он тоже был невысокого мнения о блондинках. А зря. При желании многие из них могли бы успешно торговать чем угодно – машинами, станками, шурупами или цементом. Но лично в мои планы это пока не входило.

Сев в машину, я отъехала от офиса, заглушила мотор и стала изучать документы. В прайсе, распечатанном специально для меня, номенклатура продукции, которую поставляла в Россию фирма «Сеул», явно была не полной. Во всяком случае, я не увидела там тех автоматов, которые несколько месяцев назад закупил Горовский кирпичный завод. Этот факт, конечно, сам по себе ни о чем криминальном не говорил. Возможно, их сейчас просто не было в наличии.

Я вынула из сумки свой трофей и, открыв красочный рекламный буклет, уже на первой странице увидела изображение автомата, который взорвался на «Красном Октябре». Правда, он стоил едва ли не в два раза дешевле, чем я думала. Может, этот просто похож на него? Нет, завод закупил именно такое оборудование, в голове прочно засели все буквы и цифры его полного наименования. Только в договоре на поставку была указана совершенно другая цена. Так вот, оказывается, где собака зарыта! «Откат» определенно был, и не маленький. Даже больше, чем я могла себе представить...

Уже без особого интереса я перевернула листок. На следующей странице была представлена другая модификация. Отличие этих двух автоматов состояло в том, что они работали на разном сырье. Первый – на базальтовой минеральной плите, а второй – на пенопласте. Цена разнилась незначительно. Прочитав текст, я поняла, что продажа автоматического оборудования для производства стеновых и кровельных сэндвич-панелей составила семьдесят процентов от всего товарооборота этой фирмы за прошлый год. Но мне не предложили эту номенклатуру, и это тоже наталкивало на определенные выводы. Скорее всего, до выяснения причин взрыва продажа данного оборудования была приостановлена, ведь вся партия могла оказаться некондиционной.

Уже без особого интереса я стала листать брошюрку дальше, и из нее вдруг выпала небольшая серенькая бумажка. На ней были какие-то бессмысленные каракули, будто кто-то просто расписывал ручку. Я уже собиралась выбросить этот листочек, но случайно перевернула его на другую сторону и увидела нарисованную от руки схемку. Изучив ее, я поняла, что ко мне в руки попал план того, как проехать от офиса «Сеула» к складу. Разумеется, я не могла отказать себе в удовольствии посетить это интересное место. Сдав назад, я развернулась и поехала до конца Валовой улицы, потом согласно схеме свернула налево и двинула по Никольскому проспекту до его пересечения с улицей Чернышова. Еще несколько поворотов – и я была практически у цели.

Припарковавшись около супермаркета, я вышла из машины и отправилась дальше пешком. Склад располагался в глубине двора в одноэтажном здании барачного типа. Это место было обозначено на схеме крестиком. Около раскрытых ворот стояла грузовая машина. Когда я подошла ближе, то едва не столкнулась лицом к лицу к Кудринцевым. Нет, не с генеральным директором «Красного Октября», а с его сыном. Тот, конечно, меня не узнал. Мы не были близко знакомы, просто Сергей раньше работал у нас на заводе в отделе снабжения, но недолго. Может, он и вспомнил бы меня, но я сейчас выглядела не так, как обычно. Хорошо, что мне хватило разума не подъезжать сюда на своем заметном «Мини Купере». Тогда бы я точно засветилась в самом начале своего расследования.

Покрутившись около склада, я кое-что подглядела и подслушала. Все имеющееся в наличии оборудование для производства сэндвич-панелей в спешке куда-то вывозилось со склада. А Сергей Кудринцев был на «ты» с Олегом Павловичем Молокановым. Вспомнив, что директорский сынок также водил дружбу с Анатолием Зайцевым, я уже ни в чем не сомневалась – сделка между «Красным Октябрем» и «Сеулом» была заключена по инициативе нашего генерального директора и, скорее всего, с подачи его сына. Так я, собственно, и думала с самого начала, но Гулькина своим языком, длинным и без костей, заставила меня в этом усомниться. И как это я могла внять ее бестолковой болтовне? Ведь никогда прежде не принимала Леркины слова всерьез. А тут вдруг поверила, что Борщинский взял «откат», что помогло ему купить элитную квартиру. А дабы не делиться своими барышами с Зайцевым, узнавшим про «сеульские» деньги, он выжил его с завода... Хорошо, что я сюда приехала и во всем разобралась!

Да, теперь нет сомнений, что Виталий Кириллович стал козлом отпущения. Когда грянул гром, то есть взрыв, Кудринцев быстро сориентировался и стал подставлять Борщинского, своего давнего недруга, конечно же, не без помощи Аронкиной. Скорее всего, она сама и распустила по заводу заведомо ложные слухи о главном механике. Для этого было достаточно шепнуть на ушко нужную информацию одному сплетнику, и цепная реакция пошла дальше сама собой. Ведь один болтливый человек как распечатанное письмо, его каждый прочитать может.

Что ж, Кудринцеву с Аронкиной удалось перевернуть общественное мнение с ног на голову, в результате многие заводчане стали думать о главном механике очень плохо. Но это еще полбеды, Борщинский попал под следствие. Вероятно, слухи о его вине были подкреплены материально. Наверняка следователю прокуратуры дали взятку. Другой бы уже на следующий день поставщиком взорвавшегося оборудования заинтересовался, а этот больше недели резину тянет...

Проезжая мимо офиса «Сеула», я подумала, что там полным ходом идет фальсификация заявки на поставку оборудования за подписью Борщинского. Конечно, отсканировать фирменный бланк можно, но надо еще и подпись Виталия Кирилловича подделать. Но долго ли это умеючи? Кудринцеву понадобится много подделок, чтобы обложить со всех сторон своего давнего врага. Но на этом он может и сам погореть...

День клонился к вечеру, а у меня, кроме утренней чашки кофе и хрустящего тоста, во рту сегодня ничего больше не было. Я решила остановиться около первой же попавшейся по пути кафешки, чтобы заморить червячка. Дорога домой предстояла неблизкая. Глазея по сторонам, я наконец-то увидела нужную вывеску и перестроилась в крайний ряд. Около бистро «Смак» не оказалось свободных парковочных мест, поэтому мне пришлось проехать немного вперед и остановиться около антикварного магазина.

Выйдя из машины, я подняла глаза и вдруг увидела его. Сердце судорожно забилось, я остановилась как вкопанная, не в силах отвести от него глаз. Он был мечтой всей моей жизни. Красивый до умопомрачения! С трудом переведя дыхание, я пошла за ним, в антикварный магазин. Четыре гнутые ножки в виде львиных лап, покрытых позолотой. Спинка, обтянутая нежнейшим небесно-голубым атласом! А сиденье! Оно словно набито пухом от крылышек юных ангелочков. Я знала это, потому что в нашей гостиной, обставленной в стиле рококо, стояло пять точно таких же стульев.

Я купила их у одного барыги на горовской барахолке в ужасном состоянии и отдала их в мастерскую на реставрацию. Шестого стула в комплекте не оказалось. Барыга сказал, что он сгорел при пожаре. Я отказывалась верить в то, что такое сокровище может поглотить безжалостный огонь, и тешила себя надеждой, что однажды все-таки найду его. И я искала шестой стул – давала объявления в газету, ходила по базарам и антикварным магазинам Горовска, но все тщетно. И вот он стоял передо мной в прекрасном состоянии и говорил: «Полетт, купи меня!» Это была поистине эпохальная встреча!

Возвращалась я домой в приподнятом настроении. Мне хотелось поскорее показать деду свою находку. Я жала на газ до отказа, и гладкая лента загородного шоссе с головокружительной скоростью ускользала под колесами моего «Мини Купера».

Глава 5

– Ариша! – позвала я, зайдя в дом. – Иди скорее сюда, посмотри, что я привезла! Ау, дед, ты куда пропал?

Дедуля на мой зов не откликнулся. Это показалось мне странным, потому что во всех окнах первого этажа горел свет. Оставив стул посередине холла, я прошла в столовую. На столе стояла полная и уже остывшая чашка чая. Это меня удивило еще больше. Я вышла из столовой и обратила внимание на то, что дверь в гостиную кантри приоткрыта.

– Дедуля, ты что там делаешь? Заснул, что ли? – вопрошала я, но оказалось, что разговаривала сама с собой.

Деда там не было, впрочем, в двух других гостиных тоже. Я решила, что мой прародитель спит наверху в своей спальне. Было еще совсем не поздно, около девяти. Но в последнее время он стал все чаще засыпать неожиданно и где придется, например, сидя перед телевизором в кресле. Это давал знать о себе многолетний ночной образ жизни. Ему бы уже угомониться, так нет, его все тянет за карточный стол! Ариша говорит, что самые интересные игры случаются ночью.

Я подошла к новоприобретенному стулу и нежно погладила его рукой. Увы, тотчас поделиться радостью не получилось. «Ладно, сделаю это завтра», – подумала я и взяла стул, чтобы отнести его к собратьям в гостиную, обставленную в стиле рококо. В этот момент послышались отдаленные шаги. Наверное, я все-таки разбудила Аришу, и он спускается вниз. Со стулом в руках я шагнула к лестнице и застыла в крайнем изумлении. На ней стоял незнакомый мне мужчина с топором в руках. Естественно, моей первой мыслью было, что это грабитель. О том, что он сделал с моим любимым дедушкой, я даже боялась подумать. Вяжущий комок подступил к моему горлу. Но я умела держать на привязи свои страхи, поэтому не грохнулась тут же в обморок, а, продолжая нежно прижимать к себе антикварный стул, шагнула к телефонному аппарату, висящему на стене.

– Поставьте стул и отойдите туда! – скомандовал незнакомец, помахивая топориком.

– Вы кто? – осведомилась я, оставаясь на месте и со стулом в руках.

– А вы кто? – Человек с топором стал спускаться вниз. – Хотя и так понятно – воровка.

– Вообще-то, я – хозяйка этого дома. Не приближайтесь! Я закричу! – сказала я.

Ситуация была самая нелепейшая. Мне казалось, что я слышу свои собственные слова ушами постороннего и осознаю их нелепость. Незнакомец, естественно, не испугался моей угрозы, а продолжал медленно спускаться вниз, играючи перебрасывая топор из одной руки в другую. Он выглядел как настоящий маньяк, но тем не менее мне было не страшно. Точнее, немного страшно, но не за себя, а за стул, который может подвергнуться чудовищному акту вандализма. Я поставила его на пол и села на него.

– Простите, я не расслышал, кто вы? – насмешливо переспросил человек с топором, приблизившись ко мне на расстояние трех метров.

– Повторяю: я хозяйка этого дома! А вы кто? Вор?

– Не лгите! Вы не живете здесь. Я знаю Полину Андреевну, видел ее много раз. Вы на нее совершенно не похожи, – сказал странный визитер, не торопясь с расправой. Но топор в его руках щекотал нервы. – Да, вы не хозяйка этого дома, а я не вор.

Я вдруг осознала, что выгляжу в данный момент действительно не так, как обычно. И все это благодаря парику и гриму, которые мне понадобились для мини-спектакля в «Сеуле». Но ведь этот человек мне был незнаком. Мы молча сверлили друг друга глазами и не знали, что делать дальше. Прошла минута, и на лестнице вдруг снова послышались шаги. «Напарник», – подумала я, но в следующую секунду увидела деда. Ариша неторопливо спускался вниз и, кажется, был не только в добром здравии, а еще и в прекрасном расположении духа.

– Аристарх Владиленович, – обратился к нему незнакомец, – я тут воровку поймал. Представляете, она хотела стащить венецианский стул из вашей гостиной.

– Кто? Зачем? Почему? – Дед поспешил вниз и, кажется, в первый миг меня тоже не узнал.

Я сняла парик и расхохоталась. Ариша сдержанно улыбнулся. Мужчина с топором был обескуражен. Переводя смущенный взгляд с меня на деда, он растерянно пожимал плечами. Хотел что-то сказать, но не находил подходящих слов.

– Полетт, где ты так долго была? Мы тебя ждали, ждали... Подожди... А что это за стул? – Ариша обошел вокруг меня, внимательно рассматривая раритет, на котором я сидела. – Не может быть! Неужели это шестой?

– Да, представь себе! Я наконец-то нашла шестой стул. Сегодня специально ездила за ним в областной центр.

– Это невероятно! Но нам же говорили, что он сгорел! Чудеса! – Дед перевел свой восторженный взгляд на гостя, опомнился и сказал: – Это – моя внучка, Полина Андреевна. А это – наш новый сосед, Вадим Юрьевич. Он купил коттедж Ивановых.

При этих словах мужчина спрятал топорик за спину и галантно поклонился.

– Очень приятно, – сказала я, встала со стула и подала новоявленному соседу руку.

Тот протянул мне свою для ответного рукопожатия, но в ней был топорик, наш, между прочим. Теперь я его узнала. Дед колол им дрова для камина и иногда что-то мастерил, правда, не всегда удачно.

– Простите. – Вадим Юрьевич положил инструмент на тумбочку, а затем взял мою ладонь и поцеловал. – Полина Андреевна, я очень рад знакомству с вами. Давно мечтал об этом. Признаюсь, несколько раз видел вас в окно, даже один раз вышел, чтобы подойти, представиться, но вы уже уехали. А сегодня вот так неловко все получилось. Я принял вас за грабительницу.

– А я вас – за маньяка, – простодушно призналась я.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное