Марина Серова.

Волшебная палочка крупного калибра

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

Мы отправились гулять по городу. Поели мороженого, покатались на пароходике, съездили на пляж. Под вечер вынужденный культурный отдых начал нам порядком надоедать.

В шесть вечера мы были на месте, однако Лугашева не вернулась. Мы остались дожидаться ее прямо у квартиры.

В половине седьмого мы увидели стройненькую девушку, очень симпатичную. Девушка достала ключ и просунула его в замочную скважину интересовавшей нас двери.

– Извините, вы – Марина Лугашева? – осведомилась я.

– Да, я. – Лугашева удивленно посмотрела на нас. – Что вы хотели?

– Нам надо с вами поговорить.

– Мы незнакомы.

– Если вы нам позволите объяснить… Согласитесь, мы не похожи на бандитов, как предположила ваша мать…

– Так это она дала вам адрес?

– Да. И передавала привет, просила заехать.

– Да вы, похоже, потратили время, чтобы меня найти. Не нравится мне все это. Я не люблю приключения. Предпочитаю, чтобы все происходило спокойно и понятно.

– Вы поймете.

– Хорошо. Проходите.

Мы прошли в квартиру Лугашевой. Она оказалась чистенькой, тщательно прибранной. Лугашева, как и подобает, первым делом предложила нам кофе.

– Вам знакомы фамилии Линин, Прохоров и Пронин?

Лицо Марины Лугашевой приобрело испуганное выражение. Потом она сжала губы и твердо ответила:

– Да. Это мои бывшие одноклассники.

Ее реакция и поведение показались мне странными.

– Вы в курсе, что они убиты?

Лугашева вздрогнула.

– Нет.

– Двоих застрелили, один пропал без вести.

– Я ничего об этом не слышала.

– Как давно вы с ними встречались?

– Очень давно. С тех пор, как окончили школу, мы стали общаться очень редко, а еще через несколько лет перестали совсем.

– Это точно?

– Точно.

Марина Лугашева явно колебалась и отвечала неуверенно. Мне показалось, что она что-то знает, но намеренно скрывает.

– Поймите, если вы нам поможете, возможно, удастся спасти множество людей, которые могут пострадать в этой истории.

– Я же сказала вам, что ничего не знаю! – закричала девушка.

– Почему вы тогда нервничаете?

– Отстаньте от меня! Я переживаю из-за смерти друзей! Понятно?

Я пожала плечами.

– Дмитрий Алексеевич, – обратилась я к клиенту. – Мы здесь ничего не добьемся. Пойдемте?

– Пойдемте.

– Всего хорошего! – помахала я Марине Лугашевой ручкой на прощание.

– До свидания.

Оказавшись на улице, я сообщила клиентам свои соображения:

– Эта Марина однозначно что-то скрывает.

– И как же нам заставить ее говорить? – поинтересовался Дмитрий Алексеевич.

– А не надо заставлять. Можно просто понаблюдать за ней. Я больше чем уверена, ждать придется недолго, Лугашева выведет нас на нужный след.

– Давайте попробуем. Когда приступим?

– Прямо сейчас. Пойдемте, подыщем подходящее местечко для наблюдения. Жаль, у нас сейчас нет времени переодеться. Придется соблюдать дистанцию.

Лугашева ведь теперь знает нас в лицо… А ждать до завтра, пока она закончит работу, слишком долго. Кстати, если она замешана в каких-то делах, которые считает нужным скрывать, то, скорее всего, займется ими после работы. То есть в ближайшее время.

Я подумала, что дворик наверняка просматривается из окна Лугашевой. И та, возможно, сейчас только и дожидается, чтобы мы ушли. Если ждать во дворике, Марина обо всем догадается. Значит, следует расположиться где-нибудь у выхода со двора. Я не преминула поделиться своими соображениями с клиентами.

Укромный уголок мы отыскали быстро. Напротив улицы, куда открывался выход со двора, располагался небольшой зеленый скверик. Вдоль него тянулись деревянные лавочки. Вот там-то мы и затаились.

Ждать пришлось недолго. Минут через пятнадцать Марина выбежала со двора и с опаской оглянулась по сторонам. На плече у нее болталась сумочка. От делового вида девушки не осталось и следа. Теперь это было зашуганное хрупкое создание, которому по воле судьбы предстояло совершить рискованный подвиг.

Лугашева, не заметив нас, повернула направо. Шагала она достаточно быстро. Пропустив ее вперед метров на двадцать пять, мы тронулись с места.

Через некоторое время стало ясно, что Лугашева намеренно петляет по узеньким проулкам, желая запутать след. Смешно! От меня не скроешься. Вскоре Марина стояла на автобусной остановке. Это предвещало большие сложности.

Наудачу, автобус, в который села Лугашева, приехал переполненным. Марину затолкали в него, мы втиснулись в другую дверь. В течение всей поездки волновались, не сошел ли наш объект на очередной остановке.

Марина вылезла из автобуса у Третьей клинической больницы. Мы покинули автобус в последний момент и тут же скрылись под крышей остановки. Лугашева, по-видимому, потеряла бдительность, так как даже не обернулась в нашу сторону.

Теперь она спускалась по Второй Садовой, не петляя, а явно направляясь прямиком к цели. Вскоре она свернула в какой-то загроможденный гаражами дворик. Я шепнула Дмитрию Алексеевичу на ухо несколько слов, и мы последовали за Мариной, крадучись вдоль гаражей.

Лугашева заскочила в подъезд. Переждав несколько секунд, мы нырнули за ней. Передвигались, по моему настоянию, на цыпочках и ориентировались по звуку шагов Марины. Девушка поднялась на третий этаж и позвонила в боковую дверь слева. Ей открыли, Лугашева проскользнула внутрь. Дверь захлопнулась. Мы остались ждать.

Примерно через полчаса дверь отворилась снова.

– Пойдемте! – шепотом скомандовала я и стремглав кинулась вниз.

Мы спрятались в гуще кустов, внимательно наблюдая за парадной дверью. Вскоре оттуда показалась Лугашева в сопровождении крепкого мужчины. Они не спеша, прогулочным шагом направились прочь со двора. Выждав необходимое количество времени, мы устремились за ними.

Держась за руки, Марина и незнакомец брели по аллее. Мы то пропускали их далеко вперед, то приближались к ним на небезопасное расстояние. И Дмитрий Алексеевич умудрялся при этом производить некое количество шума, способное привлечь внимание. Что вскоре и произошло.

Незнакомец резко затормозил, вцепившись в руку Лугашевой, и обернулся. От неожиданности остановились и мы. И тут случилось то, чего я никак не предполагала. Незнакомец бросился на нас с кулаками.

Еле успела загородить клиентов от нападающего своим телом, но сокрушительный удар незнакомца пришелся мне прямо в висок. Я отскочила в сторону и нанесла ответный боковой удар ногой по челюсти противника. Тот отшатнулся назад, забалансировал, размахивая руками и стараясь сохранить равновесие. Это ему удалось.

Незнакомец бросился на меня вновь. На этот раз он пустил в ход правую ногу. Я произвела захват, а далее – бросок через бедро. Мужчина грохнулся на асфальт. Он попытался вскочить на ноги, но я ловко оседлала его и заломила ему руки. Противник яростно зарычал. Завизжала Лугашева.

Я тяжело дышала. Тяжело дышал и поверженный противник.

– Ну вот, – выговорила я, – теперь мы можем спокойно пообщаться.

– Что вам надо? – прохрипел незнакомец.

– Все своим чередом. Кто вы такой?

– В смысле? Вы устраиваете за мной слежку, а потом спрашиваете, кто я такой?

– Как ваше имя?

– А вы не знаете?

– Нет.

Несколько секунд мужчина молчал, словно размышляя, а потом ответил:

– Ладно, черт с вами. Все равно, думаю, терять мне нечего. Я и так в капкане. Позвольте представиться, Пронин Александр.

– Саша, это ты? – удивленно воскликнул Семененко.

– Дмитрий Алексеевич? Ничего не понимаю!

– Мы думали, ты стал жертвой небезызвестных событий.

– Черт побери! Я даже не знаю, как относиться к вам – как к врагам или как к друзьям.

– Давайте вернемся в квартиру, – тихо промолвила Лугашева. – Там все обсудим.

– А вы не надумаете снова бежать? – обеспокоенно спросила я.

– Нет, – сказал Пронин. – Зачем? Судя по тому, что рассказывала Марина, вы скорее друзья, чем враги.

– Ладно. Но учти! Пистолет у меня рядом!

– Хорошо! Хорошо!

Я позволила Пронину встать на ноги.

– Ну что ж, – сказал он, – идемте. Здесь, право, неудобно разговаривать.

Мы поплелись следом за Мариной и вскоре были на месте.

– А что это за квартира? – поинтересовалась я, когда Лугашева поворачивала ключ в замке.

– Маринкина, – пояснил Пронин. – У нее их две. В одной из них я вынужден скрываться.

– От кого?

– От безумного колдуна.

– О-о! Вот об этом мы и поговорим.

Марина отправилась заваривать чай. Мы остались беседовать с Александром Прониным.

– Ну, рассказывайте, – потребовала я, – что вы знаете обо всем этом деле.

– Началось все с того, что погиб Прохоров. Мы с Лининым когда-то учились с ним в одном классе. Впрочем, вы уже знаете. Так вот, мы решили провести собственное расследование. Нам хотелось знать подлинную причину смерти нашего друга.

– То, что вы – одноклассники, могло быть связующим звеном?

– Только потому, что мы вместе принялись за расследование. А то, что три одноклассника оказались в одном дачном поселке, уверяю вас, это – простое совпадение.

– Ясно.

– Так вот, – продолжал Пронин. – Мы установили слежку за домом колдуна. Тут выяснилось несколько интереснейших вещей. Время от времени колдун наведывается в конюшню. Обычно при этом слышится ржание жеребца. Но иногда к знакомому звуку примешивается голос какого-то другого животного. Честно говоря, первый раз, когда я его голос услышал, у меня мурашки побежали по коже. Я затрудняюсь определить, что за зверь способен производить такие звуки.

– Что я и говорил! – торжествующе воскликнул Дмитрий Алексеевич. – Это не жеребец! Я тоже слышал кошмарные звуки!

– Просто душераздирающие! – кивнул Пронин. – Мы проникали через конюшню, когда колдуна не было дома. При помощи лестницы перебирались через открытую крышу. Однако, кроме жеребца, никого не обнаружили. Как будто колдун, проникая в конюшню, время от времени производит там какой-то магический ритуал, в результате которого доносятся жуткие крики.

– Более чем странно… – пробормотала Лидия.

– Кроме того, выяснились еще некоторые обстоятельства, – сказал Александр.

– Какие? – сгорая от любопытства, спросила я.

– Колдун каждое утро совершает паломничество в лес. Мы не рискнули следить за ним до конца. Но по дороге он вынимает из кармана мобильный телефон, с кем-то связывается. Правда, странно: колдун, бродящий по лесу, якобы собирающий какие-то колдовские травки, – и мобильный телефон? Кстати, звонки поступают к нему и тогда, когда он дома. Правда, ни одного разговора нам подслушать так и не удалось.

Пронин замолчал. Мы долго ждали, пока он заговорит снова. Потом я не выдержала и спросила:

– Еще что-нибудь узнали?

– Не успели. Однажды, когда мы в очередной раз ошивались у его дома и заглядывали в окна, надеясь подслушать разговор по телефону, он нас засек. Мы бежали, перепуганные до смерти. А на следующее утро нашли убитым Линина. Тогда я исчез. Решил прекратить всякое расследование и лечь на дно, пока все не утрясется.

– Не утряслось, – заметила я. – Продолжается вовсю.

– Да…

– И прятаться вы решили у школьной подруги?

– Да. Когда-то мы любили друг друга. Потом не встречались много лет. Ее квартира – единственное место, где я мог чувствовать себя в безопасности. Но, видимо, я недооценил чужие возможности.

– Ну, мы вам не враги… – поспешила заверить я.

– И тем не менее. Вашим путем пройдет и убийца.

– А куда вы направлялись в тот момент, когда столкнулись с нами?

– Вы думаете, я хотел сделать что-нибудь важное?

– Ну, не знаю…

– Я просто собирался прогуляться. Знаете ли, тяжело целыми днями сидеть дома и дрожать.

– Понимаю. Что дальше собираетесь делать?

– Скрываться. Попробую снять квартиру. Мы сегодня уже говорили с Мариной по этому поводу. После вашего визита я не чувствую себя в безопасности и здесь.

– Вы ушли от темы. Давайте вернемся к колдуну.

– А что к нему возвращаться? Больше мы все равно ничего не выяснили. И вам не советую. Ничем хорошим это не кончится.

– Ну, тут мы еще поглядим…

Остаток беседы не принес нам ничего нового.

– Не хочешь быть в нашей команде? – осведомилась у Пронина Лидия, когда мы уже собирались уходить.

Пронин покачал головой.

– На дно. Только на дно, – твердил он. – Пока беседовал с вами, я подумал, что неплохо бы уехать на время даже в другой город.

– Ну, как хочешь, – подвела итог Лидия. – Наше дело – предложить.

– Мое дело – отказаться, – заключил Пронин.

* * *

На следующее утро мы несли вахту у дома Рудникова. Решили проследить весь путь колдуна по лесу, вплоть до конечного пункта. Это принесло бы массу полезной информации.

Напротив дома Рудникова виднелись густые заросли шиповника. Вот там-то мы и притаились. Дмитрий Алексеевич, как я успела заметить, отличался невероятной неуклюжестью и изорвал рубашку о шипы. Меня тоже угораздило поцарапать лицо, правда, слегка. Ловчее всех оказалась Лидия. Она будто специально родилась для того, чтобы лазать по всяким дебрям.

Рудников покинул дом очень рано, в восемь утра. А мы ожидали его с шести. Пропустив его вперед, мы, наконец, выбрались из колючих зарослей. На этот раз я решила держаться поодаль, строго-настрого наказав Дмитрию Алексеевичу не шуметь. Тот обещал постараться.

Вскоре мы входили в лес. Как обычно, он начинался редкой порослью молодых деревьев, неокрепшие кроны которых хорошо пропускали солнечный свет. Рудников выбрал одну из самых малоприметных тропинок и уверенно зашагал в ту сторону, где виднелась зловещего вида чаща.

Под ногами шуршали сухие листья и ветки. Весело щебетали птицы. Я то и дело напоминала Дмитрию Алексеевичу о необходимости соблюдать тишину. Колдун шел быстро, и двигаться бесшумно становилось все сложнее.

Вскоре последовала тройная развилка. Я решила заметить путь, ведь неизвестно, как придется добираться домой. Возможно, бегом. И тут главное – не заблудиться в лесу, когда требуются быстрота и точность. Я расположила у нужной тропинки три камня, выставив их треугольником.

Развилка следовала за развилкой, и каждую из них приходилось помечать. Потом потянулась череда оврагов со слякотью от скопившихся на дне дождевых вод. Там просматривались человеческие следы. Я обратила внимание, что по этой заброшенной дороге ходит не один Рудников, так как отпечатки обуви разные. Меня насторожило также, что все они свежие. Возможно, это – следы людей, отправившихся на встречу с колдуном. И если они все друг друга знают, то наши отпечатки, которые нам придется оставить, неминуемо вызовут подозрения. Оставалось надеяться на невнимательность противника. «Как-никак, вряд ли они, петляя по лесу, каждый раз рассматривают то, что оставляют их собственные подошвы», – утешала себя я.

Мы заходили в лес все дальше и дальше. И вдруг колдун замер. Крадучись мы приближались к нему. Вскоре нам открылась небольшая опушка. Колдун уселся посреди ее, скрестив ноги на турецкий манер, и вынул из кармана мобильный телефон. Я жестом остановила клиентов.

Колдун что-то сказал в трубку, слов мы не расслышали. Пришлось подобраться поближе.

Рудников сохранял полную неподвижность. Возникало впечатление, что он медитирует. Минут через пять на опушке начали разворачиваться прелюбопытнейшие события.

Откуда-то из леса выскочили двое в масках. Рудников поднялся на ноги и по очереди пожал обоим руки. Завязалась дискуссия.

– Надо приблизиться еще! – зашептал мне на ухо Семененко. – Стоит подслушать, о чем они говорят.

– Это может быть рискованно, – заметила я. – Мы и так близко.

– Рискованно, но необходимо, – последовал ответ, и Дмитрий Алексеевич поднялся на ноги, после чего сделал решительный шаг вперед.

Я хотела было его остановить, но подумала, что тем самым наделаю много шума, и предпочла молча повиноваться желанию клиента.

Мы медленно приближались, но все равно ничего расслышать не могли. Только временами доносились до нас ничего не значащие обрывки фраз: «Зачем?..» «Пусть будет…» «До поры можно…» И так далее.

И вот то, чего я опасалась, произошло. Один из незнакомцев в маске замер и поднял руку в знак того, чтобы остальные притихли. Замерли и мы. Как мне хотелось в тот момент залезть в шкуру какого-нибудь животного, способного слиться с окружающей средой!

Несколько мгновений, показавшихся мне вечностью, Рудников и люди в маске не шевелились. Потом один из незнакомцев произвел зазывающий жест рукой, и все трое, крадучись, двинулись в нашу сторону. Сейчас даже шкура животного не устроила бы меня. Теперь мне понадобилась способность проваливаться сквозь землю или растворяться в воздухе. Говорят, тибетские монахи на такое способны…

И вот нас засекли. На какой-то миг мне показалось, что я вижу улыбки под масками. Возможно, насчет последних я ошибалась, но Рудников улыбался точно. И улыбался зловеще. Я не стала дожидаться страшной расправы и, словно рысь, атакующая добычу, первой бросилась на противников.

Нога распрямилась, словно пружина. Удар прямо по носу одному из людей в маске. Одновременно я выхватила из кобуры пистолет и выстрелила. Пуля просвистела в воздухе. Мимо! Тем не менее огонь произвел на Рудникова неизгладимое впечатление. Он со всех ног бросился в кусты, и больше его в тот день я не видела. Зато сейчас ясно слышала топот удаляющихся ног, крушащих на своем пути засохшие ветки.

Тем временем у другого человека в маске в руках появился пистолет. Мне пришлось швырнуть клиентов на землю, а самой заскочить за ствол дерева. Ствол вздрогнул. Пуля угодила прямо в него. Я выглянула и выстрелила еще раз. На этот раз мне удалось задеть плечо противника. Тот вскрикнул и скорчился от боли. Схватка близилась к концу. Вот-вот и противники окажутся поверженными. Тогда они расскажут все, что знают. В своих силах и способности защитить клиентов я ничуть не сомневалась.

Однако судьба распорядилась несколько иначе. Люди в масках не стали продолжать бой. Тот из них, который ухитрился остаться целым и невредимым, схватил под руку товарища и, разряжая обойму, бросился в лес, в ту сторону, где скрылся колдун. Мне снова пришлось прятаться за стволом дерева. Чета Семененко неподвижно припала лицом к земле. Уши они заткнули ладонями.

Когда патроны в обойме человека в маске закончились, противники уже скрывались в кустах. Однако тому, чье плечо задела моя пуля, несколько не повезло. Удирая, он зацепился рубашкой за ветку. Раздался треск рвущейся одежды.

Обнажилась спина, и в те короткие мгновения, которые имелись в моем распоряжении, я успела узреть наколку в виде церковных куполов, какие обычно делают себе люди, «отмотавшие срок» на зоне. Противники скрылись среди стволов деревьев. Я решила, что не стоит пускаться в погоню, так как, в отличие от нас, противник отлично знает лес.

Я наклонилась к клиентам. Дмитрий Алексеевич продолжал лежать, словно мертвый, а вот Лидия вся дрожала.

– Побежали! – воскликнула я. – Не стоит терять время! Они в любой момент могут вернуться или устроить засаду в лесу. Мы не должны давать им время осуществить это! Я буду вас прикрывать.

Лидия рыдала. Семененко, вполне очнувшийся, размахнулся и ударил ее по щеке.

– Кому сказали, надо сматываться!

И мы помчались. Я не переставала озираться по сторонам, крепче стискивая пистолет при каждом шорохе, производимом лесными обитателями, ветром или черт знает чем еще. Приходилось тщательно следить за оставленными мною же ориентирами, так как поворот на неправильную тропинку мог стоить жизни. Лидия продолжала рыдать. Тем не менее она не останавливалась.

Казалось, мы никогда не выберемся. Овраги, кочки, о которые то и дело приходилось спотыкаться, развилки… Но вот впереди забрезжил просвет. Заросли деревьев поредели. И вроде бы никто за нами не гнался.

Наконец кончился лес. Но бежали мы еще до самого дома, и даже там нас не покидало чувство опасности. Позже, немного успокоившись, мы решили обсудить последние события…

Глава 4

Собственно говоря, ничего дельного нам разузнать не удалось. Если, конечно, не считать наколки на спине одного из людей в маске, что выдавало бывшего уголовника.

– Скажите, Дмитрий Алексеевич, – обратилась я к клиенту, – вы не знаете, кто в поселке может иметь на спине такую татуировку? Вы ведь наверняка спускаетесь к Волге время от времени, чтобы искупаться, и не раз видели чужие спины?

Семененко покачал головой:

– Не знаю. Я вроде бы всех жителей поселка видел купающимися. Но такую наколку встретил сегодня в первый раз. Никаких ассоциаций. Возможно, и ошибаюсь. Так, с ходу, и не вспомнить, кого видел, а кого – нет. Спины Аркадия вот ни разу не видел, тот купается всегда в рубашке. Но это не он, точно. А в рубашке он купается потому, что чрезвычайно толстый и стесняется. Это уже стало поводом для шуток. Когда Аркадий надевает новую рубашку для купания, дачники говорят: «Аркашка лифчик сменил».

– Черт с ним, с Аркашкой! – раздраженно перебила Дмитрия Алексеевича Лидия.

– В общем, надо расспросить соседей, – заключил Семененко.

Вот этим мы и занимались остаток дня. Мы стучали в один дом, в другой, третий, однако везде нас ждал одинаковый результат. Соседи в один голос заявляли, что подобных людей в дачном поселке нет. Предлагали расспросить в соседней деревне. Мы не преминули последовать их совету.

В деревне нас ждал тот же результат. Одна особа женского пола и вовсе нас поразила.

Это была алкоголичка, участок которой зарос сорняками: амброзией, лебедой и коноплей. Стебли последней местами сильно поредели, что свидетельствовало либо о том, что хозяйка балуется коноплей сама, что представлялось маловероятным, либо о том, что ее огород регулярно навещают без спросу местные наркоманы.

Так вот, на тот вопрос она ответила следующим образом:

– А я наших мужиков голыми всех видела! Такой красивой наколки ни у кого нет! Нет у нас настоящих мужиков!

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное