Марина Серова.

Волшебная палочка крупного калибра

(страница 2 из 16)

скачать книгу бесплатно

– Где тут можно присесть? – спросил сержант милиции по фамилии Городов.

– Где хотите, там и присаживайтесь.

Котов метнул на Рудникова убийственный взгляд, демонстративно стряхнул с одного из стульев пыль и сел. Сержант Городов последовал его примеру. Остальные разместились на диване.

– Не очень похоже на обжитое помещение, – заметил Свистунов, – а вы ведь, насколько я понимаю, давно здесь обитаете.

– Меня устраивает.

– Понятно. Гражданин Семененко утверждает, что как-то, проходя мимо вашего дома, слышал вой какого-то животного. Вроде не собака, не волк, короче, непонятно кто. Как вы можете это объяснить?

Рудников пожал плечами.

– Поблизости лес. Всякая тварь может заглянуть в поселок. Это всем известно.

– Бывает такое? – спросил Свистунов у Дмитрия Алексеевича.

– Бывает. Волки забредают случайно, лисы. Но клянусь, этот вой ничем не напоминал волчий!

– Что на это скажете? – обратился майор к колдуну.

– Откуда мне знать? Может, скрипело что. Ветер, кстати, и волчий вой так исказить может, что не узнаешь. Немало случаев было, когда черт знает что люди слышали, а потом оказывалось, что это просто ветер ветки ломал.

– Его правда, – заметил Городов.

– Однако по поселку ходят слухи, что чертовщина облюбовала именно ваш дом, – огрызнулся Семененко.

– Потому и говорят, что я – не такой, как все, – ответил колдун. – А я на самом деле человек мирный, травки целебные собираю, скотинку выращиваю.

– Скотинку? – заинтересовался Городов.

– Ну да. Жеребец у меня. Может, его ржание гражданин за вой неизвестного науке зверя принял?

– А может, и правда? – спросил Городов, поворачиваясь к моему клиенту. – Всякие россказни недалеких людей оказали влияние на вашу психику, и вы приняли конское ржание черт знает за что?

– Что я, по-вашему, различить их не смогу?

– Вы ведь – человек городской, наверное, – заметил колдун, ехидно улыбаясь.

– И что с этого?! – рассвирепел Семененко и вскочил на ноги. Руки Дмитрия Алексеевича непроизвольно сжались в кулаки, и Свистунову с Городовым пришлось силой усадить его на место. – Я каждое лето в деревню к бабушке ездил!

Рудников желчно рассмеялся.

– А я всю жизнь в деревне прожил. За Верхоянском. Почти Крайний Север. И достаточно всякого бреда наслушался. Знаете, как-то слух прошел, что в нашем селе у развалин старого дома завелась собака-кровосос. Некоторые дурачки даже боялись ходить туда, не дай бог, собака кровь высосет! А потом оказалось, что это сбежавший поросенок. Мальчишка маленький мимо того дома проходил, услышал хрюканье, а потом и животное увидел. А так как он не предполагал, что поросенок может так просто по улице разгуливать, то домой весь в слезах прибежал. И еще упал, коленку разбил. Так из этого старухи, что по вечерам на лавочках заседают и от нечего делать небылицы плетут, слух раздули такой, что потом во всех окрестных поселках тем для пьяных споров на полгода хватило!

Похоже, Рудников разошелся не на шутку, от его былой краткости и неразговорчивости не осталось и следа.

– Его правда, – кивнул Городов. – Нечего эту тему трогать.

– А то, что люди начали умирать после того, как вы тут поселились? На это что скажете? – задал вопрос Свистунов.

– Я же ответил! Мне кажется, из-за моего странного образа жизни и начали сочинять бог весть что.

А проблемы, скорее всего, – среди них самих.

– Да уж, странный так странный, – согласился Свистунов.

– А что? – вмешался в дискуссию Городов. – Гражданин Семененко, – милиционер указал на моего клиента, – сам высказывал предположение, что в убийствах, помимо колдуна, замешан кто-то из своих, из дачников. Может, правда, все гораздо проще. А то нелогично как-то. Получается, жил этот дачник нерадивый, жил, а как новый человек, – Городов кивнул на Рудникова, – появился, так вдруг по какой-то мистической причине с катушек съехал, убивать начал. Легко, конечно, на колдовство все списать! Тем более, как вы сами, гражданин Семененко, рассказывали, не общается новый сосед ни с кем, кроме как с продавцами в магазине да с деревьями в лесу.

– Да паникер он, вот и все дела, – подытожил Рудников.

Я обратила взор на Дмитрия Алексеевича и подметила, что того колотит от злости.

– Я не паникер! – возмутился Семененко. – Ни с кем не общался, говорите! Может, он в лесу с кем разговаривал!

Майор Свистунов поморщился.

– Ну так что, будем проводить обыск? – вяло предложил Городов.

– А стоит ли? – с сомнением отозвался Свистунов. – Мне кажется, тут больше старушечьих вымыслов, нежели правды. Ну чего мы тут искать будем? Следы оборотня или замаскированную летающую тарелку? Смешно же!

– Да он вас загипнотизировал! – взвился Дмитрий Алексеевич. – Имейте в виду, тех, кто осмелился приблизиться к его жилищу, колдун не прощает!

Я заметила, что Городов едва сдерживается от смеха. Он поспешно кивнул Свистунову:

– Пойдем, покурим.

Майор и сержант вышли на улицу. Тут же раздался оглушительный хохот. Взрывы веселья продолжались достаточно долго.

Отдышавшись, они наконец вернулись.

– Ладно, – сказал Свистунов. – Пойдемте отсюда. Этому человечку, на мой взгляд, меньше всего на свете пристало заниматься убийствами. А уж в то, что вместо жеребца в конюшне он содержит ручного дракона, я и подавно не верю!

– Всего хорошего, товарищ Рудников!

– Всего.

Мы дружно повскакивали вслед за майором. Колдун проводил нас до выхода.

Мои надежды на то, что все разрешится сегодня, не оправдались. Оставалось лишь положиться на мнение милиционеров: колдун здесь ни при чем, и моему клиенту никакая опасность не угрожает. В таком случае я, совершенно ни о чем не беспокоясь, отработаю установленный контрактом срок и при этом получу честно заработанные деньги. А вспомнив рассказ Семененко о человеке, который лез через забор, подумала, что это также могло показаться клиенту, охваченному паническим ужасом. Потом у меня мелькнула мысль, что последняя версия на самом деле мало вписывается в рамки здравого смысла и логики и колдун загипнотизировал меня вместе с остальными. Впрочем, я тут же выбросила все это из головы.

Глава 2

«Уазик» уехал. Я осталась с клиентами наедине. Дмитрий Алексеевич продолжал негодовать.

– Колдун загипнотизировал их! – орал он. – И они теперь не верят моим словам!

Семененко оборвала Лидия:

– Ты что, и правда веришь в мистические способности колдуна? Ну разве не бред?

Семененко призадумался.

– Пожалуй, нет. Я считаю, что все вполне объяснимо, просто…

– Просто шаман обладает гениальным даром убеждения, – высказала свое мнение я.

– И хватит об этом, – заключила Лидия. – Как вы думаете, Евгения, нам грозит опасность?

Я пожала плечами.

– Сделаю все, что в моих силах, чтобы ликвидировать ее.

Дмитрий Алексеевич глубоко вздохнул.

– Как бы мне хотелось в это верить! – пробормотал он. – Как бы хотелось!

За ограду участка четы Семененко я, как и в прошлый раз, проникла первой. Только после того, как твердо убедилась, что путь свободен, я позволила клиентам следовать за мной.

* * *

Весь день Семененко не высовывались на улицу. Лидия хлопотала с цветами в саду под моим бдительным присмотром. Дмитрий Алексеевич, сидя в гостиной, смотрел телевизор, и в течение всего дня мы его не видели. Я приглядывала и за домом, а потому особого беспокойства по поводу Дмитрия не испытывала.

Семененко выбрался из дома лишь вечером.

– Надо сходить в магазин, – сказал он. – Купить продукты.

– Надо, – согласилась Лидия. – Думаю, и Евгения с удовольствием прогуляется.

– С огромным, – подтвердила я.

Супруги наскоро оделись, и наша компания покинула дом.

Мы шагали по улицам поселка, и каждый метр давался нам с колоссальным напряжением. Дело было не только в том чувстве, которое заставляло меня беспрестанно озираться по сторонам. Я ощущала, как волны страха исходят и от моих клиентов.

По дороге в магазин мы повстречали одного из дачников. Он стоял за оградой своего участка, созерцал покой, царивший на улице, и курил сигарету без фильтра.

– Здорово, Алексеич! – махнул рукой дачник.

– Здорово, Петрович!

– Слышал, ментов вызывали, к колдуну в гости заглядывали? – полуутвердительно спросил Петрович, с любопытством сверля меня взглядом.

– Было дело.

– И как? Нашли что-нибудь?

На лице Петровича явственно читалась искренняя надежда услышать хоть какой-нибудь намек на существование оборотня, который потом долго можно будет муссировать на пьянках в мужской компании.

– Даже искать не стали!

– Неужто охмурил ментов? – недоверчиво покачал головой дачник.

Семененко вздрогнул.

– Теперь мне тоже начинает так казаться.

– Он может! Ты слышал, говорят, над его домом летучих мышей больше, чем над остальными!

С моих губ непроизвольно слетело презрительное фырканье. Сначала оборотни, теперь летучие мыши… Граф Дракула какой-то, что ли? Чего только люди не выдумают, лишь бы удовлетворить свою тягу к неведомому! И плевать им, что даже в мифологии никакой связи между оборотнями и вампирами не прослеживается! Народу лишь бы было над чем поломать голову, да так, чтобы мороз прошел по коже.

– Нет, не слышал. Я в эту чушь не верю!

– А зря! Он ведь теперь по твою душу волком в поселок явится! А ты, я гляжу, специальную бабу нанял, чтобы защищала? – Петрович покосился на кобуру с пистолетом у меня за поясом.

– Это моя телохранительница.

– И ты думаешь, защитит она тебя от оборотня?

– Дурак ты, Петрович!

Губы дачника скривились.

– Не знаю, не знаю, – сказал он, – словами каждый разбрасываться может… Куда топаешь-то?

– В магазин.

– А, ну давай. Колдун тоже там появляется. Временами.

– Дурак ты!

– Да ладно, я шучу! Ну, счастливо вам! – Последние слова Петрович произнес так, будто провожал нас в последний путь.

– И тебе того же!

Мы попрощались с Петровичем и продолжили свой путь.

– Да, легенда, похоже, расцвела пышным цветом, – заметила я.

– Еще бы! – воскликнула Лидия. – Столько людей погибло, а милиция ничего вразумительного сказать не может, даже не собирается этого колдуна обыскивать, будто он и правда загипнотизировал всех. Как тут не ударишься в мистику?

В магазине Рудникова мы не встретили. Благополучно купив все необходимое, отправились в обратный путь.

Мы отошли от магазина на несколько кварталов, когда откуда-то справа раздался резкий мужской голос:

– Эй, мужик!

Мы, все трое, разом вздрогнули. Еще бы, когда напряжение буквально витает в воздухе!

– Эй, мужик!

Я повернулась в ту сторону, откуда послышался возглас. К нам приближались трое. Обычная шпана. Бритые головы, рубашки навыпуск, джинсы, кроссовки. Ничего такого нового, чего бы я не видела. На какой-то миг меня даже охватило разочарование. После историй про ручных драконов и повышенную концентрацию летучих мышей…

– Эй, мужик, где здесь самогона купить? – крикнул парень из троицы. Его физиономия показалась мне понаглее остальных.

– Нигде, – ответил Дмитрий Алексеевич. – В деревню идти надо.

– А почем он там?

– Без понятия.

– Слушай, мы цен местных не знаем, вдруг нам не хватит. Дай двадцатку, а? Помоги пацанам!

Кобуру с пистолетом у меня за поясом бравый счетовод еще не заметил.

Семененко развел руками:

– Нет.

– Да ладно – нет! Хорош гнать! Ты, я вижу, из магазина идешь, с покупками. Наверняка с запасом взял! Ты уж извини, но не верится, что ты рассчитал все до копейки. Верняк, сдача осталась!

Семененко пожал плечами.

– Хочешь – не верь, а я правду тебе говорю. Все кончилось. Ничего не осталось.

– А если проверим?

– Слушай, прекращай канючить, а? Еще проверять у меня собрался!

– Дай проверю! – Наглец протянул руки к моему клиенту.

– Я тебе говорю, отвяжись! – Дмитрий Алексеевич оттолкнул юного грабителя обеими руками.

– Чего?! – заорал представитель уличной шпаны и бросился на моего клиента с кулаками.

Тут уж настала моя очередь вмешаться. Конечно, я могла отпугнуть негодяев пистолетом, но мне хотелось продемонстрировать свои боевые навыки клиентам. Тем более противники, очевидно, попались не самые сильные. Я посчитала, что справиться с ними мне будет легче легкого.

Руки хулигана не успели достигнуть лица отпрянувшего Семененко. Потому что в этот момент на челюсть наглеца обрушился мой кулак. Бандит упал. Я подпрыгнула и при помощи «вертушки» – удара ногой, описывающей достаточно широкий круг, – поставила на место двух оставшихся любителей самогона. Один из них сразу свалился с ног и распластался на земле. Другой устоял и посмел снова броситься на меня. Я ударила его коленом в живот. Противник согнулся. Самый наглый из них, нападавший первым, попытался реабилитироваться. Конечно, ему это не удалось. Мальчишка находился слишком близко от меня, и я не стала особо утруждаться. Ему хватило удара моей головой по носу. Парень тут же осел на землю и принялся сосредоточенно утирать кровоточащий нос.

– Ну что? – обратилась я к хулиганам. – Продолжим?

Самый нахальный из претендентов на двадцаточку с ненавистью поглядел на меня. Взгляд его на секунду замер на кобуре с пистолетом. Я с удовлетворением заметила, как на его лице отразился испуг.

– Пойдемте отсюда, пацаны! – потухшим голосом велел он своим товарищам.

– Идите, идите! И чтобы в радиусе километра я вас больше не видела! А не то… – Я угрожающе похлопала по кобуре с пистолетом.

Корчившиеся на земле хулиганы моментально вскочили на ноги.

– Вы уж извините нас, – пробормотал парень, брюшной пресс которого не прошел проверки на прочность.

Я даже удивилась, как быстро шпана убралась восвояси. Куда девалась их бравада, их уверенность в себе!

– Вот это да! – восхищенно воскликнул Дмитрий Алексеевич, когда хулиганов и след простыл. – Вот это да!

Похоже, Семененко даже не успел понять, что произошло. В течение минуты, которую занял у меня бой, он стоял столбом, не в силах шелохнуться, и завороженно глядел на нас. Боковым зрением я всегда фиксирую все происходящее вокруг. Зафиксировала я и искреннее недоумение в глазах моего клиента.

– Ерунда! – махнула рукой я.

– Нет, я, конечно, догадывался, что вы мастер своего дела, – не унимался Дмитрий Алексеевич, – но что вот так просто, сразу с тремя…

– Пустяки! Такие, как они, просто не умеют драться.

– Ну, знаете, Евгения Максимовна, я даже не знаю, что сказать… Вот это да! Вот это да! Вот это ни х… себе… Ой, простите!

* * *

Той ночью ничего страшного не произошло. Спала я плохо, хотя обычно такое со мной случается редко. Интуиция позволяет мне чувствовать опасность задолго до ее приближения. Видимо, сейчас сказывалось всеобщее безумие, охватившее поселок. Перед тем как отправиться спать, я спросила Дмитрия Алексеевича:

– Вы когда-нибудь видели тех ребят?

– Никогда. Здесь всегда так спокойно. Вы думаете, они имеют какое-то отношение к нашей проблеме?

– Нет. Уверена, это была обычная шпана.

– Да-а… Такое ощущение, что колдун действительно наслал на наш поселок порчу…

– Не верю я в порчу, – сказала Лидия. – Тем не менее сегодняшний инцидент меня обеспокоил!

Представляете, какая аура меня окружала?

* * *

Утро пятого мая. Кажется, мои клиенты скоро сорвутся, хотя ничего так и не произошло. В самом деле, паранойя какая-то!

– Как вы думаете, – обратился ко мне Дмитрий Алексеевич за завтраком, – есть ли способ обыскать дом колдуна, минуя участие в этом милиции?

– Просто стоит дождаться, когда колдун уйдет куда-нибудь, и проникнуть туда нелегально.

– Как?

– Ну, через окно, скажем. Будем ориентироваться по обстановке.

– Обычно с утра до обеда шаман бродит где-то в лесу. Сейчас как раз дом пустует.

– Мне кажется, это авантюра, – засомневалась Лидия. – Я, например, не собираюсь лазать через окна.

– А мы оставим тебя на страже. Евгения Максимовна одолжит тебе пистолет. Сама она и без него неплохо справляется.

– Не рекомендую… – начала я, но Семененко не дал мне договорить.

– Ерунда! Лучше так, чем жить в вечном страхе! Решено! Сейчас допиваем кофе и отправляемся к дому Рудникова.

– Смотрите, – заметила я, – многие впоследствии жалеют, что не обратили внимания на мои предупреждения.

Но Дмитрий Алексеевич только отмахнулся.

* * *

И снова этот «проклятый старый дом», как пелось в песне. И снова мы с трепетом в сердцах застыли у калитки. Дмитрий Алексеевич постучал. Ответом была тишина. Семененко барабанил долго. Никто не отзывался. На часах – половина десятого утра.

– Похоже, путь открыт, – обрадовался Семененко, схватился за один из прутьев ограды и ловко вскарабкался наверх.

Лидия последовала его примеру. Последней через забор полезла я, беспрестанно озираясь. И вот мы очутились в саду.

– Не мог он нигде тут притаиться? – боязливо огляделась Лидия.

– Не думаю, – ответил Дмитрий Алексеевич и смело зашагал к дому.

Конечно же, дверь была заперта. Дмитрий Алексеевич принялся бродить вокруг дома, проверяя окна.

– Вот это повезло! – воскликнул он. – Колдун забыл сегодня закрыть их!

– Они и вчера были открыты, – заметила я. – Все – настежь.

– Ну, тогда это свидетельствует лишь об одном: наш колдун – самонадеянный дурак.

– Мне кажется, это свидетельствует о другом, – снова поправила я. – В доме нет ничего такого, что помогло бы нам в расследовании, или того, что можно украсть.

– Все равно стоит проверить. Евгения Максимовна, вы дадите Лидии пистолет? Пусть караулит.

Я пожала плечами и отстегнула кобуру от пояса. Потом объяснила Лидии, как пользоваться пистолетом.

Дмитрий Алексеевич уверенно зацепился за выступ на стене дома, чуть подтянулся, приставил ногу к стене… Вскоре он сидел на корточках на подоконнике и протягивал мне руку. Через несколько секунд мы оказались в помещении.

Осмотр, естественно, начали с прихожей. Я внимательно обнюхала все травы, развешанные на стенах. Ничего такого, что могло бы смахивать на наркотическую зелень, не обнаружилось. Впрочем, никто из нас крупным специалистом в области ботаники не был. Ничего, кроме хлама, мы не нашли.

Потом обыскали гостиную. Проверили, не спрятано ли что внутри дивана, заглянули во все углы. Ничего. Сплошной хлам. Правда, это также наводило на некоторые подозрения. А именно, что Рудников приехал сюда вовсе не затем, чтобы наслаждаться свежим воздухом. Иначе он создал бы хоть какое-то подобие уюта у себя дома. По всей видимости, колдун ставил другие цели.

Существовала еще и спаленка, более или менее чисто прибранная. Но и ее осмотр ничего не дал. Мы поспешили покинуть дом.

– Ну как? – с надеждой спросила Лидия, щурясь от яркого солнца.

– Никак. Чисто. Надо обыскать пристройки.

Во дворе мы обнаружили подвал, запертый на засов. Засов мы, естественно, отодвинули, спустились в подвал, высвечивая себе путь спичками. И здесь пусто!

Потом я обратила внимание на чердак. Нужно только приставить лестницу, брошенную у подвала, к стене и забраться наверх. Здесь также особых препятствий мы не обнаружили. Чердак запирался лишь на смехотворную деревянную задвижку. И кроме паутины и осиных гнезд, мы ничего любопытного не нашли.

– Нет, тут что-то не так, – засомневалась Лидия. – Интересно, чем же он на самом деле занимается в поселке?

Оставалось проверить еще одно владение колдуна – конюшню. Вот та как раз оказалась надежно запертой на тяжелый подвесной замок. Это было вместительное квадратное помещение, с открытой крышей. Дмитрий Алексеевич несколько раз пнул ногой по стене. Изнутри донеслось лошадиное ржание.

– Похоже, и правда жеребец, – сказала я. – Эти звуки вы слышали, когда проходили мимо дома?

– Да что я, лошадиное ржание отличить не могу? – взбесился Семененко. – То, что я слышал, к жеребцу не имело никакого отношения!

– Но похоже, это действительно конюшня, – возразила Лидия. – Нам надо туда проникнуть.

– Дверь заперта, – сказала я. – Не будем же мы взламывать замок! Тем более это нам вряд ли удастся.

Дмитрий Алексеевич обошел конюшню вокруг.

– Евгения Максимовна, Лидия, идите сюда! – вдруг закричал он.

Мы поспешили к нему.

– Видите доску? Она гнилая! На добром слове держится. Можно ее выдернуть вместе с гвоздями, а потом незаметно вставить на место.

Доска, о которой говорил Семененко, располагалась у самого основания конюшни, параллельно земле.

– Во-первых, незаметно вряд ли получится, – сказала я, осмотрев указанную лазейку. – Во-вторых, проникнуть туда будет непросто. Вам придется лезть, сжиматься всем телом. То, что вы испачкаетесь, – это пустяки. А представьте себе, какова будет ваша реакция, когда вас попробует обнюхать любопытная лошадиная морда?

– Стоит попытаться.

Дмитрий Алексеевич уцепился пальцами за доску. Поначалу та не поддавалась, а потом раздался хруст ломающегося дерева. Еще немного усилий, и на месте доски зияла пустота. До нас донесся запах лошадиного навоза. И, конечно, возмущенное ржание.

– Вы пойдете со мной, Евгения Максимовна?

– Да уж…

– Ты, Лидия, снова останешься на страже.

Дмитрий Алексеевич принялся протискиваться в щель. Я представила себе, как будет выглядеть после этой процедуры его рубашка, и не смогла сдержать улыбки. Потом вспомнила, что то же самое предстоит сделать и мне, и улыбка пропала.

– Брысь отсюда! Брысь! – закричал Семененко, и я догадалась, что насчет любопытной лошади оказалась права.

Наконец Дмитрий Алексеевич пробрался внутрь. Я тяжело вздохнула и приготовилась повторить его путь. Мне повезло больше. Лошади на моем пути не встретилось.

В конюшне я огляделась. Здесь оказалось достаточно светло. Крыша-то снята! Пол был устлан сеном. В дальнем углу жался к стене небольшой жеребец.

– Ничего интересного, – сказала я. – Похоже, придется лезть обратно.

– Вот черт! – воскликнул Семененко. – Правда мистика какая-то!

Дмитрий Алексеевич, весь грязный и умопомрачительно пахнущий, присел на корточки, тоскливо уставившись на неудобный выход наружу. Он уже просунул голову в щель, когда я его окликнула:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное