Марина Серова.

Выбор Клеопатры

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

Я закурила, откинулась на спинку кресла и стала придумывать легенду, с которой можно явиться в старинный особняк на улице Рогожкина. Таня, а стоит ли приписывать себе грехи, которых у тебя нет, и закрывать глаза на то, что есть? Разумеется, не стоит. Итак, что же утяжеляет твой крест?

Сделав очередную затяжку, я понаблюдала за колечками сизого дыма и стала отгонять от себя мысль о том, что курение и есть мой самый тяжкий грех. Она не отгонялась, а как назойливая муха не отставала от меня, пока я не пришла к выводу, что мое пристрастие к курению никоим образом не заинтересует «благотворительный фонд». Сразу же настало облегчение, рука потянулась к очередной сигаретке, и на ум пришел другой – сребролюбие. Вот этим я действительно была грешна! Да, я любила деньги зарабатывать и тратить, снова зарабатывать и снова тратить. Вот теперь на те баксы, что заплатила и еще заплатит мне Иконцева, я собиралась кардинально обновить свой осенне-зимний гардероб. Для меня всегда было очень важно, как я выгляжу, недаром говорится, встречают по одежке…

Таня, а ты ведь не каешься в своем грехе, а оправдываешь его! Дорогая, делать этого не стоит. Во-первых, потому, что ты на самом деле не считаешь свою нежную любовь к деньгам смертным грехом. А во-вторых, потому, что именно это качество может сослужить тебе добрую службу, став основой легенды. Если дать понять, что ты девушка состоятельная и сильно страдаешь, когда видишь вокруг себя бедных людей, то тогда «крестоносцы» примут тебя в свой клан с распростертыми объятиями и будут «лечить» промыванием мозгов.

А еще я грешна тем, что…

Честное слово, стоило отключить все телефоны, чтобы никто не мешал впервые в жизни посмотреть на себя столь критическим взглядом! Иногда это бывает очень даже полезно.

– Алло!

– Тань, привет! Как у тебя дела? – поинтересовалась Ленка.

– Нормально, а у тебя? Как твой ботаник?

– Географ, Таня, географ, – поправила меня подруга. – Знаешь, он такой эрудированный… Мы ходили сегодня в краеведческий музей…

– Куда?

– В музей, краеведческий, – повторилась Ленка. – Представляешь, Таня, в Тарасове был проездом Александр Дюма собственной персоной и здесь у него возникла идея романа «Учитель фехтования»…

– И ты звонишь мне, чтобы сообщить об этом? Да уж, это очень интересная информация.

– Нет, не только за этим. Я хотела спросить у тебя насчет вчерашнего трупа…

– Ну спроси.

– Ты вышла на родственников покойного?

– Странно, что это тебя так интересует. Разве твоя голова не занята целиком и полностью Александром?

– Занята, конечно, но все-таки это я тебе о покойнике рассказала…

– Ну, да, конечно, именно ты, – признала я Ленкины заслуги. – И спасибо тебе за это огромное. Ты подкинула мне хорошо оплачиваемую работенку, так что с меня причитается. Благодаря тебе меня наняли-таки для этого расследования…

– Кто нанял?

– Мамаша убитого.

– А разве жены у него не было?

– Была, но мамаша оказалась расторопней, – сказала я, не вдаваясь ни в какие нюансы семейных взаимоотношений Шорниковой – Иконцевой.

А потом и вовсе перевела разговор на другую тему: – Слушай, а ты сейчас одна или вдвоем со своим Дежневым?

– Таня, Саша не Дежнев, а Вележев. Ты немножко перепутала фамилию…

– Да я ее и не знала, – буркнула я себе под нос, а потом сказала в трубку: —Ленок, слушай, я никак не пойму, что у вас с географом за отношения?

– Нормальные отношения. А что?

– Да так, ничего. Просто вы с ним ведете себя как школьники. Днем на экскурсии ходите, а по вечерам ты дома одна сидишь… Слушай, этот Беллинсгаузен вообще нормальный или его надо на прием к врачу записать?

– При чем здесь Беллинсгаузен? Иванова, если Саша сразу же не потащил меня в постель, так, по-твоему, он уже ненормальный! – парировала Ленка с необычайной горячностью. – Знаешь, он очень благородный и…

– И эрудированный. Это я уже слышала.

– Да, я верю, что Сашу ждет большое будущее. Он бывал в таких экспедициях!.. Короче, вместе со своими университетскими друзьями Саша в самое ближайшее время собирается внести в карту кое-какие уточнения. Я верю, что он обязательно станет знаменитым…

– Лена, пойми, недостаточно быть Колумбом, надо чтобы существовала еще неоткрытая Америка и чтобы конкуренты не обскакали… Ну скажи мне, какие перспективы у скромного учителя географии? Все континенты, моря и проливы уже открыты… А если он внесет в карту названия нескольких населенных пунктов, состоящих из двух домов, так этим не прославится.

– Танька, вот в этом ты вся! У тебя никакой широты души и долготы отношений нет, – упрекнула меня подруга. Географические термины, которыми она стала бросаться, еще раз убедили меня в том, что после знакомства с учителем у Ленки развилась тяжелая патология. – И как только ты преступления расследуешь?! – выдала она напоследок. – Убийство «мушкетера» тебе наверняка не раскрыть…

Я могла стерпеть все, только не это. Мои профессиональные чувства были уязвлены.

– Ты все сказала? – грубо спросила я.

– Нет, не все. Еще у тебя очень большие запросы, и подходящий для тебя принц обаяния еще не родился, да таковой никогда и не появится в поле твоего зрения. А вот мне многого не надо, мне достаточно того, что у Александра по отношению ко мне самые серьезные намерения, – стала бахвалиться подруга.

– Серьезные намерения? Это, по-моему, у тебя по отношению к нему серьезные намерения. Ты от него, кажется, ребенка собиралась родить…

– Таня, а что это ты вдруг начала так бесцеремонно лезть в мою личную жизнь?

– Нет уж, дорогая, извини. Ты сама вчера просила моего совета, вот я тебе и даю его – брось своего ботаника и найди стоящего мужика! А хочешь, я тебя с Дэном познакомлю?

– С тем, что в зубах ковыряется? Нет уж, спасибо, оставь его себе и заруби себе на носу – мой Саша не ботаник, а географ с большой буквы! – чеканя каждое слово, отбарабанила Ленка и бросила трубку.

«Вот чудачка, – подумала я. – И чем ее только этот мальчик прельстил? Неужели только умными разговорами? Ленуся вроде не такая зануда, чтобы запасть на них… Или я чего-то не знаю?»

Да, Таня, а ты, оказывается, страшно испорченная! Если мужик не предлагает интим, то это уже наталкивает тебя на какие-то подозрения… И чего ради ты прицепилась к этим педагогам, пусть они водят в каникулы школьников по театрам и библиотекам, это их профессия – сеять зерно просвещения. А твое дело – искать преступников. Вот и ищи!

Я подумала, что пришло время позвонить Кирьянову и обменяться с ним мнениями по поводу расследования.

– Слушаю, – сказал он.

– Володя, это я.

– Я знал, что ты позвонишь. Ну как, кто-нибудь откликнулся на мои рекомендации?

– Да, Иконцева. Но она странная какая-то, разговаривает стоя спиной, эмоций никаких, а вот обвинения серьезные…

– Кого же она обвиняет?

– Дарью Олеговну.

– У нас Галина Максимовна воздержалась от прямых обвинений в адрес своей снохи, но свою ненависть к ней не скрывала. А что ты сама об этом думаешь?

– Не исключено, что она права. Вдова ведет себя противоречиво.

– Так ты с ней тоже пообщалась?

– Да, я позвонила ей, желая предложить свои услуги. Она пригласила меня к себе, дав понять, что подумает над моим предложением. Короче, нанимать меня она так и не собралась, но попыталась выяснить через меня, какие существуют версии.

– Хитра!

– Не то слово. Потом она прикинулась опьяневшей и сказала, что ляжет отдохнуть. Я ушла, но решила немного покараулить ее у дома. И не зря. Шорникова протрезвела и поехала в Коммерческий университет, но пробыла там всего минут десять-пятнадцать, а потом вышла с каким-то мужиком, которому рассказывала обо мне. Потом они разъехались в разные стороны.

– Так, не с исполнителем ли она встречалась?

– Вот я тоже так подумала. Володя, пробей-ка ты этого товарища по базе данных. У него бежевая «Шевроле Нива». – Назвав Кире номерной знак автомобиля, я спросила: – Володя, а как у вас дела? Уже есть заключение о причине смерти?

– Пока нет, но думаю, что к завтрашнему утру будет. Знаешь ли, на вскрытие тоже очереди…

– А льгот нет?

– Есть, но только через кассу. Вот Иконцева и заплатила кому надо, чтобы побыстрее похоронить своего сына. Но на третий день, как положено по христианским законам, все равно не получилось. Кажется, похороны будут в воскресенье.

– Да, предприимчивая дама. Не удивлюсь, если она оговаривает сноху. Вдруг Шорников все-таки дуэлянт? – ляпнула я и почувствовала, что Ленкина версия совершенно глупа.

– Ты знаешь, Танюша, это не так уж и невозможно, – вдруг выдал Кирьянов. – Как выяснилось, наш «клиент» имел первый разряд по фехтованию. Дуэль не дуэль, но вот вести реальный бой на спор или от скуки он вполне мог. Во всяком случае, рапирой владел.

– Да, этот факт заслуживает внимания. Еще что-нибудь интересное есть?

– Ничего особенного. Вся надежда только на свидетелей, но их пока нет. Те школьники не в счет, они наткнулись на труп примерно через сутки после убийства… «Тойоту Прадо» тоже найти пока не удалось, но мы ищем.

– Скажи, а распечатку телефонных звонков на его мобильник вы еще не заказали?

– Обижаешь. Еще вчера взяли, но в среду он никому не звонил, да и его тоже никто не беспокоил. Более ранними звонками мои люди занимаются. Таня, а в каком направлении ты собираешься дальше действовать?

– Думаю, надо попасти Дарью, к тому же собираюсь завтра вечером посетить «крестоносцев».

– Оказывается, что это никакая не секта, а благотворительный фонд, – заметил Кирьянов.

– Знаю, только по субботам в здании этого фонда проповедует какой-то Николай.

– Да? Ну поработай в этом направлении. Знаешь, я хотел попросить тебя встретиться с секретаршей фирмы «Феррум-Маркет», с Надей Морозовой. Ее в офисе не оказалось, когда мы там всех опрашивали. Сначала была, а потом вдруг испарилась. Замдиректора сказал, что она ушла на почту.

– А завтра фирма работает?

– Нет, но я могу дать тебе ее домашний телефон.

– Давай.

Поговорив с Кирьяновым, я сразу же стала звонить Морозовой.

– Алло, – ответил мужской голос.

– Здравствуйте, пригласите, пожалуйста, к телефону Надежду.

– А кто ее спрашивает?

– Таня, – скромно ответила я, такая скромность обычно помогала мне в общении.

– Хорошо, сейчас позову, – благосклонно ответил мужчина, наверное, решил, что я Надина подружка.

– Да, – пропищал тоненький голосок.

– Здравствуйте, Надя, вас беспокоит частный детектив Татьяна Иванова.

– Кто? Частный детектив? – страшно перепугалась секретарша. – Зачем я вам?

– Я хочу встретиться с вами и поговорить об Андрее Владимировиче Шорникове.

– Да, произошла такая трагедия, но при чем здесь я?

– Вы же его личная секретарша, так?

– Не совсем. Я – офис-менеджер фирмы «Феррум-Маркет», и ничего личного с директором у меня не было… Папа, подожди, я сама, – сказала девушка, обращаясь уже не ко мне. Она стала пререкаться со своим отцом, а потом в трубке воцарилось неестественное молчание. Я пришла к выводу, что Надя закрыла микрофон рукой. Разговор с родителем не был предназначен для моих ушей, и это наталкивало на определенные подозрения. Минуты через две она наконец сказала мне: – Алло! Вы меня еще слушаете?

– Не слушаю, но с нетерпением жду, когда вы со мной заговорите.

– В общем, так. Я имею полное право ни о чем не разговаривать с частным детективом, поэтому вынуждена с вами попрощаться, – сказала Надя, но трубку тем не менее не повесила.

– Да, юридически вы не обязаны давать мне показания, но, отказываясь от разговора со мной, вы заставляете меня подозревать вас в причастности к убийству вашего шефа. Я поделюсь своими соображениями со следственной группой, и тогда она проявит к вам повышенный интерес.

– Да вы что! Я не имею никакого отношения к смерти Андрея Владимировича. Мне просто не о чем с вами разговаривать. Мне совершенно ничего не известно.

– Тем не менее я настаиваю на встрече.

– Но сейчас уже поздно.

– Давайте встретимся завтра утром.

Морозова ответила мне не сразу, а после того, как посоветовалась с отцом.

– Ладно, завтра в одиннадцать. Где ваш офис?

Офиса у меня не было, я всегда обходилась без него, поэтому, не долго думая, предложила Наде встретиться в пиццерии, находящейся в центре города. Это ее насторожило, тем не менее я нашла доводы, чтобы убедить секретаршу в необходимости нашей встречи, и оставила уже предложенное место ее проведения без изменения. Она согласилась со мной встретиться, но без удовольствия.

Глава 5

Пиццерию «Дядюшка Римми» я выбрала не случайно. Она находилась в непосредственной близости от дома, в котором жила Шорникова, поэтому, находясь там, я легко могла прослушивать через наушники информацию, посылаемую «жучками». Итак, я сидела за столиком напротив входа уже минут десять, нетерпеливо поглядывала на часы и упорно делала вид, что не замечаю косые взгляды одного странного гражданина, сидящего у окна. Плохим аппетитом и несварением желудка он явно не страдал, раз заказал себе макси-пиццу всухомятку. Только бы он не вздумал пересесть за мой столик! Черт! Кажется, именно это он и собрался сделать. Затолкав в рот последний кусок пиццы, мужчина вытер салфеткой испарину со лба, резко встал, положил на стол деньги, снял с вешалки кожаную куртку и пошел в мою сторону. Потоптавшись около меня в нерешительности, он наткнулся на мой холодный взгляд, резко развернулся и направился к выходу.

Молодец, Таня, отшила его одним взглядом!

Вскоре в пиццерию зашла невысокая, но фигуристая блондинка лет двадцати пяти. Немного задержавшись у входа, она просканировала зал огромными голубыми глазищами, безошибочно отгадала, что именно я назначила ей встречу, и подошла к моему столику.

– Наверное, это вы меня ждете?

– Если вы – Надя Морозова, то я жду именно вас, – сказала я, мягко улыбнувшись.

– Простите, я немного задержалась. – Девушка повесила короткую дутую курточку нежно-розового цвета на спинку стула, села и сказала, смущаясь: – Наверное, надо взять что-нибудь… Я попрошу меню.

– Не беспокойтесь, я уже заказала кофе и пиццу, правда, на свой вкус, с ветчиной. Не возражаете?

– Мне все равно.

– Надя, давайте не будем отнимать друг у друга время.

– Понимаю, время – капитал работников умственного труда. Так часто говорил Андрей Владимирович.

– Он был прав. Надя, расскажите мне все, что, по вашему мнению, может помочь найти убийцу вашего босса.

– Но я ничего не знаю, – сказала она и покраснела нежным румянцем невинности.

– Так, кажется, быстрого разговора не получится. Придется мне клещами вытягивать из вас информацию.

– То есть как это – клещами? – Морозова округлила свои огромные глазищи.

– Конечно, не в прямом смысле, а фигурально. Итак, вопрос первый – у Шорникова были проблемы с бизнесом?

– Нет, во всяком случае, мы… я о них ничего не знала.

– А если хорошенько подумать?

– Мы уже думали об этом, но ничего такого не пришло в голову.

– Кто это «мы» и в чью еще голову не пришло ничего «такого»?

Надя снова покраснела, а потом сказала:

– Ну мы все, это – сотрудники «Феррума»…

– Понятно, коллективный разум оказался несостоятельным. Перейдем к частностям. Был ли Андрей Владимирович в среду в офисе?

– Да, был.

– Весь день?

– Нет, он ушел перед обедом и больше в офис не возвращался, – ответила скороговоркой секретарша.

– А куда он ушел?

– Не знаю, – пожала плечами Морозова.

Принесли пиццу. Я подождала, когда официантка уйдет, и спросила:

– То есть вы никогда не знали, куда отлучался в рабочее время ваш шеф? Или он только в тот день ничего не сказал вам?

– Обычно Андрей Владимирович говорил, куда уезжает и насколько, а в этот раз действительно ничего не сказал.

– А как вы сами думаете – куда он мог направиться?

– Я тогда подумала, что он просто решил пораньше пообедать. На час у него была назначена встреча с оптовым покупателем. Человек прождал его полтора часа и ушел, сказав, что никаких дел иметь с нами не желает, а будет работать напрямую с металлургическим комбинатом.

– Вы звонили шефу на мобильник, чтобы напомнить ему об этом серьезном клиенте?

– Конечно, я то и дело ему звонила, но он сначала не отвечал, а потом и вовсе отключил мобильник или оказался вне зоны доступа.

– Шорников ушел пешком или уехал на машине?

– Конечно, на машине. Наш офис находится за чертой города. Там раньше металлобаза «Облснабсбыта» была.

– Где он обычно обедает?

– На конечной остановке десятого троллейбуса есть кафе «Ромашка», вот там. А если едет по делам в город, то в разных местах, где удобнее. Иногда дома. Я и в «Ромашку» звонила, Света, официантка, сказала, что его не было. Она нас всех в лицо знает.

– Ясно, а какие отношения были у Андрея Владимировича с женой?

– Не знаю. Он со мной их не обсуждал, – вполне резонно заметила секретарша.

– А вы лично знакомы с Дарьей Олеговной?

– Так, видела пару раз…

– А в среду Шорникова случайно не звонила мужу?

– Ну я не всегда отвечаю на звонки, он зачастую сам снимает трубку. Помню, ему какой-то мужик звонил, – сказала Морозова и посмотрела на часы.

– Какой мужик?

– Не знаю, он не представился. Только он уже несколько дней ему надоедал. Такой вежливый, но тембр голоса жутко противный, сиплый какой-то.

– А разговор с ним вы случайно не подслушали?

– Я не имею такой привычки, – сказала девушка и мило улыбнулась.

– Неужели никогда не возникало такого соблазна?

– Нет.

– Какая вы хорошая секретарша!

– Это в каком смысле?

– Да во всех!

– Это вы сейчас на что намекаете?

– Только на ваши деловые качества. Не подслушиваете, не сплетничаете… Это сейчас большая редкость.

– Значит, вы хотели со мной посплетничать? – Наденька поймала меня на слове и посмотрела с чувством превосходства.

– Вообще-то, мне хотелось бы вас допросить по всей строгости, но иногда в сплетнях больше полезной информации, чем в протокольных вопросах и ответах.

– Да что ж вас еще интересует? – удивилась секретарша «Феррума». – Мы, кажется, уже обо всем поговорили.

– Далеко не обо всем. Меня личная жизнь Андрея очень интересует.

– Он был женат, но вот детей не было.

– А любовниц?

– Без понятия. – Девушка кокетливо подернула плечиками.

– Ну да, я помню, телефонные разговоры вы не подслушиваете. А как насчет служебных романов? Ничего такого не подглядели?

– Кроме меня, у нас женщин практически нет. Нет, есть – в бухгалтерии одна пятидесятилетняя тетка и на складе вторая, но еще старше. Ну, еще уборщицы, так это такой контингент, – Надя махнула рукой, предоставляя мне возможность самой догадаться, мог ли Шорников завести любовную интрижку с поломойкой.

– Надя, а почему вчера вас так напугал мой звонок? – спросила я, резко сменив тему.

– Ну я же не знала, что вас Галина Максимовна наняла! – выпалила она и нежно порозовела.

– А теперь, значит, знаете. Откуда?

– Она мне сегодня звонила…

– Зачем?

– Сказала, что похороны состоятся завтра в двенадцать, и просила оповестить всех сотрудников.

– Значит, вы узнали, что меня наняла Иконцева, и успокоились… Это как-то странно… Разве так существенно, от чьего имени я действую?

– Нет, но просто раньше моей начальницей была Галина Максимовна, и я привыкла ей подчиняться.

– Неужели в таких вопросах надо кому-то подчиняться? Разве вы не хотите, чтобы убийца вашего шефа был скорее найден?

– Хочу, но я не знаю, как этому поспособствовать, – сказала Морозова и сосредоточилась на поедании пиццы.

Я посмотрела в окно и в который уже раз отметила про себя, что мимо пиццерии прогуливается туда-сюда мужчина, съевший всухомятку огромную пиццу. Неужели я так запала ему в душу, что он решил дождаться меня и познакомиться? Конечно, в этом не было ничего удивительного, потому что я пользовалась успехом у мужчин любых возрастов, но теперь интуиция подсказывала мне, что это не тот случай.

– Надя, а это случайно не твой папа маячит за окном?

– Где? – спросила она, вздрогнув от неожиданности, и стала сосредоточенно глядеть в окно, даже привстала. – Там никого нет.

Как назло, мужчина исчез из вида. Раз уж Наденьку совсем не удивило, что такой вариант в принципе возможен, то следовало полагать – мои догадки верны.

– Думаю, что у твоего отца есть серьезные основания за тебя беспокоиться.

– Нет у него никаких оснований! Папа всегда за меня волнуется, потому что он один меня воспитывал. Мама умерла, когда мне было три года.

– А мне показалось, что он тебя страхует, потому что вы знаете, кому Шорников перешел дорогу.

– Разве он меня страхует? Просто подвез меня сюда, мы ведь на окраине Тарасова живем.

– Нет, он не просто подвез, а пришел сюда раньше меня, присмотрелся, не нашел во мне ничего ужасающего, вышел и дал тебе отмашку, что можно заходить. Надя, так почему его испугала твоя встреча с частным детективом?

– Мы же не знаем, кто и за что убил Шорникова! – достаточно громко сказала девушка и с опаской посмотрела по сторонам. В пиццерии было не так много народа, и, к счастью, никто ничего не услышал. – Папа вчера усомнился в том, что вы на самом деле частный детектив. Он решил, что мне может угрожать опасность. А когда Иконцева подтвердила, что наняла вас, он немного успокоился, но все-таки решил сопровождать.

– А почему он отослал тебя на почту, когда милиция опрашивала всех сотрудников «Феррума»?

– Это не специально. Мне действительно надо было отправить заказные письма и взять корреспонденцию из абонентского ящика.

– Подозрительных писем не было?

– Нет.

– А может быть, вы с папой что-то от всех скрываете?

– Нет, что вы! Убийство нашего директора для всех, и для меня в том числе, большая неожиданность.

– А могла ли, к примеру, Дарья Олеговна пойти на такое?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное