Марина Серова.

Выбор Клеопатры

(страница 2 из 16)

скачать книгу бесплатно

А ведь красивый мужик был, наверное, при жизни этот мушкетер! Кто же и за что проткнул его рапирой?

* * *

Мысли об этом покойнике не давали мне покоя. Вернувшись домой, я первым делом включила компьютер, вставила диск и перенесла файлы в новую папку. Да, конечно, Ленка тысячу раз права – только ненормальный человек может смотреть на ночь глядя такие ужастики. Нет, не права! Из всех правил есть исключения. Вне зависимости от времени суток профессиональный интерес к подобным зрелищам испытывают также психически уравновешенные частные детективы.

Преступление, о котором поведала мне подруга, было явно неординарным. Очень хотелось приступить к расследованию этого дела, но как и кому предложить свои услуги, я не знала. Пока не знала, но надеялась в самое ближайшее время что-нибудь придумать.

Глава 2

На следующий день, после завтрака, я включила компьютер и снова пересмотрела фотографии, сделанные на месте преступления. Красивый пейзаж вокруг трупа способствовал творческому подходу к работе над версиями. Ленкино предположение о том, что в лесу состоялась дуэль, уже не казалось мне таким смешным. А почему, собственно, нет? Хотя версий может быть еще сколько угодно много – от заказного убийства до смертельных развлечений от скуки. Я перебрала в уме несколько возможных вариантов развития событий, приведших к трагедии, а потом поняла, что версии не должны обгонять факты. В принципе, возможно все, особенно если невозможно доказать обратное.

Я немного подумала о печальной участи мужика с фотографий и решила забыть про это дело, никто ведь ко мне по поводу расследования не обратится. Прошло несколько часов, и мне стало ясно, что дело «мушкетера» приклеило меня к себе и не отпускает. Мысли снова и снова возвращались на лесную поляну. Хотела я этого или нет, но сознание пыталось восстановить картину произошедшего. Однако толку было мало. Тогда я решила добавить бессознательного – бросить гадальные двенадцатигранники.

Я достала косточки из малинового мешочка и задумалась над формулировкой вопроса. Что спросить, когда мне практически ничего не было известно об убитом – я не знала ни его имени, ни чем он занимался, ни того, кто его друзья и кто его враги? Еще немного поразмыслив, я решила узнать, стоит ли мне вообще ввязываться в это расследование или не стоит. Мысленно обратившись с таким вопросом к всезнающим двенадцатигранникам, я высыпала их на компьютерный столик, а потом посмотрела на верхние грани. 12+20+25 – трактовка этой числовой комбинации заключалась в следующем: «Ваша предприимчивость больше проявляется в вашем воображении, чем в реальных делах». Косточки упрекали меня в бездействии. Впрочем, в этом упреке содержался ответ – в расследование ввязываться не можно, а нужно.

Итак, я должна была перестать фантазировать, а немедленно что-то предпринять, сделать какое-то реальное дело. Сначала я хотела заехать за Ленкой и отправиться вместе с ней на Кумысную поляну, но потом передумала.

Слушать про учителя географии мне совсем не хотелось. Вчерашних рассказов хватило на год вперед. Потом мне пришла идея побродить по дачным поселкам, расположенным недалеко от Малинового родника, поговорить с садоводами и огородниками. Возможно, убитый был одним из них. Хотя в замшевых ботинках картошку не копают…

Перед выходом из дома я решила позвонить подполковнику Кирьянову, моему давнему приятелю. Уж он-то наверняка что-нибудь знал о вчерашнем трупе!

– Алло, – откликнулся Володька бодрым голосом.

– Здравствуй, Владимир Сергеевич! Как твои дела? – начала я издалека.

– Нормально. А твои?

– Я вот слышала, что вчера «мушкетера» в лесу нашли…

– Да, было такое. А ты откуда знаешь?

– Сорока на хвосте принесла, – сказала я, уклонившись от прямого ответа. – Слушай, ты случайно не знаешь подробностей этого дела?

– Знаю и не случайно. А что именно тебя интересует?

– Ну, к примеру, перспективы расследования…

– Перспектив никаких! – сразу же обрубил Кирьянов. – Очередной «висяк» в конце месяца.

– Ты уверен?

– Уверен, – скучным голосом сказал Володька. – Знаешь, этого, как ты выразилась, «мушкетера» нашла толпа школьников. Они там все вокруг затоптали, набросали своих окурков, поэтому, сама понимаешь, следов много, но все бестолковые… Таня, так выходит, что ты тоже работаешь по этому делу! Интересно, кто же тебя нанял – мать покойного или его жена?

– В том-то все и дело, что никто меня пока не нанял. Я услышала об этом интересном дельце и решила прозондировать почву – не захотят ли родственники покойного воспользоваться моими услугами.

– М-да, – протянул Кирьянов. – А знаешь, я, пожалуй, смогу тебе посодействовать. Только вот не знаю, кому лучше тебя порекомендовать. И мать, и супруга покойного женщины состоятельные, обе – бизнес-леди. И мне показалось, что они находятся не в ладах друг с другом.

– Да? А что такое?

– Пока не разобрался. Но извечный конфликт свекрови и снохи налицо, причем свою нелюбовь друг к другу они даже не скрывают. Я подумал, что Шорников как раз мог стать жертвой этих семейных разборок.

– А как же антураж – мушкетерская накидка, перчатка… Может, это была дуэль?

– Таня, ну какая дуэль! – устами подполковника Кирьянова говорило само здравомыслие. – Вот уж не думал от тебя такой бред услышать! А перчатка?.. Да, кажется, там валялась какая-то перчатка, но я не думаю, что ей стоит придавать большое значение. Что же касается маскарада, так это все, на мой взгляд, для отвода глаз. У Шорникова была «Тойота Прадо», самый угоняемый нынче джип. Скорее всего, из-за этой тачки его и отправили к прародителям. Впрочем, существует и другая версия – ритуальное убийство. Сейчас столько разных сект развелось… Возможно, Андрей Шорников был членом одной из них, например, «крестоносцем».

– А что, есть такие? – удивилась я.

– Кого сейчас только нет! Таня, ты извини, меня к другому телефону зовут. Я постараюсь тебя с кем-нибудь свести. Пока!

Я даже не успела попрощаться с Кирьяновым, потому что он спешно повесил трубку. Жаль, что наш разговор прервался. Наверное, Володька мог еще много интересного рассказать по этому делу. Но я решила больше не надоедать ему своими вопросами, а терпеливо ждать, когда он даст насчет меня рекомендации заинтересованным лицам.

Такое было уже не раз. Мы расследовали с Кирьяновым вместе много дел, я даже сбилась со счета, сколько их было. Мое неофициальное участие в его расследованиях помогало повышать процент раскрываемости преступлений. А хорошие показатели добавляли оперу звездочек на погонах. Разумеется, мне тоже было много пользы от сотрудничества с Владимиром Сергеевичем. Он не только подкидывал мне клиентов, но и помогал с информацией, доступной только сотрудникам милиции, а иногда даже оказывал физическую поддержку.

Киря и в этот раз не обманул моих ожиданий. В середине дня мне позвонила Галина Максимовна Иконцева, мать «мушкетера», и мы договорились встретиться через час у нее дома.

«Yes! – возликовала я. – Мне все-таки удалось ввязаться в это расследование! Молодец, Ленка, что не забыла обо мне и рассказала о своей страшной находке в лесу. Да и от Кораблева помогла отвязаться…»

Зазвонил телефон, и я сняла трубку. Это был Дэн, легок на помине. Он поинтересовался, как дела у моей подруги, а потом стал приглашать меня к себе в гости. Услышав мой категоричный отказ, Кораблев проявил максимум красноречия, пытаясь убедить меня в том, что, пренебрегая сейчас им, я упускаю единственную возможность, ради которой, собственно, родилась. Заявление было более чем претенциозным, хоть и нелепым, но я осталась непреклонной. Провести время в обществе женщины, потерявшей своего сына, казалось мне предпочтительнее, чем с ним. Да и кто этот Дэн такой, чтобы я жалела о расставании с ним? Второстепенный персонаж уже прочитанного детектива, и не более.

– Прощай! – с легкостью сказала я и повесила трубку.

* * *

Галина Максимовна выглядела намного моложе своих лет. А черный траурный костюм и бледность лица только подчеркивали ее привлекательность. Я не дала бы ей больше тридцати пяти, хотя, по логике вещей, ей было под пятьдесят.

– Проходите, – сказала она тихим голосом. – Я и сама подумывала о том, чтобы обратиться к частному детективу, но, возможно, так бы и не решилась. Когда же подполковник Кирьянов дал мне вашу визитку, моим колебаниям пришел конец… Вот здесь вам будет удобно?

– Да, конечно, – сказала я, опускаясь в глубокое кресло, на которое указала мне клиентка.

– Таня… Вы не против, если я буду называть вас просто по имени?

– Называйте, – я кивнула в знак согласия.

– Так вот, Таня, – тихо произнесла Иконцева, стоя ко мне спиной и глядя в окно. – Я догадываюсь, кто мог убить моего единственного сына. Мне не хотелось сразу делать официальное заявление, сначала надо самой в этом убедиться. Малая толика сомнений у меня все-таки остается. И если я вдруг заблуждаюсь, то не хотелось бы выглядеть некрасиво…

– Да, Галина Максимовна, прекрасно понимаю вас, – сказала я, надеясь, что клиентка повернется ко мне лицом, но она не шелохнулась.

– Как это ни прискорбно, но, скорее всего, мой сын был убит по заказу собственной жены, – с раздражающим спокойствием заявила Иконцева.

Мне была предложена очень смелая версия, и я не могла не спросить:

– Вы в этом уверены? Какие у вас основания так полагать?

– Сердце. Вот мое главное основание. Оно подсказало мне, что, женившись на Дашке, Андрей обрек себя на гибель, – чуть слышно произнесла Иконцева и, повернувшись ко мне вполоборота, добавила: – Пожалуйста, займитесь вплотную этой особой.

Оказалось, что столь серьезные подозрения моей клиентки зиждились на очень хлипкой основе. Сердце! Мало ли что оно может подсказывать! Мне нужны были конкретные факты. Однако вслух высказывать свое сомнение я не стала, а попыталась вникнуть в суть семейных взаимоотношений Андрея и Дарьи.

– Хорошо, – ответила я, – расскажите мне о своем сыне и о снохе.

– Что именно вас интересует? – спросила Иконцева.

– Все.

– Все – это очень много. Задавайте вопросы, я попробую на них ответить.

В голосе Иконцевой проскользнуло какое-то неудовольствие. Учитывая также то обстоятельство, что она прятала от меня свой взгляд, я предположила – клиентка не очень-то со мной откровенна. Может, она просто с моей помощью хотела потрепать нервы ненавистной снохе? Или эта холодная отстраненность была результатом действия транквилизаторов, которые она наверняка стала принимать после страшного известия? Ладно, Таня, что бы за всем этим ни стояло, ты рано или поздно во всем разберешься. Раз уж ввязалась в это дело, то дерзай!

– Галина Максимовна, вы случайно не знаете, как Андрей мог оказаться на Кумысной поляне?

– Нет. Это для меня загадка.

– То есть ни у вас, ни у ваших знакомых нет дачи поблизости, так?

– У нас вообще нет дачи. Мы с Андрюшей закоренелые урбанисты. Всю жизни прожили в городе, и всякие там грядки, прополки и поливки – это не для нас.

– Ясно. Я тоже не дачница. Скажите, а вот накидка, похожая на мушкетерскую, ни на какие мысли вас не наталкивает?

– Наталкивает, – сказала клиентка. Она прошла к окну, взяла с подоконника пачку сигарет и закурила.

– Простите, но вы так и не сказали, каковы ваши соображения насчет белой накидки с крестами, – поинтересовалась я.

Откровенно говоря, спина и затылок Иконцевой мне порядком надоели. Хотелось бы видеть лицо собеседницы – следить за ее мимикой, выражением глаз, чтобы судить о степени откровенности.

– Я всегда подозревала, что люди, идущие на убийство, психически ненормальны. От них можно ожидать чего угодно. Они повинуются не здравому смыслу, а приказам своего больного воображения. Накидка – это всего лишь реквизит адского спектакля, жестокий изыск бредового сценария, и не более. Я думаю, что не стоит придавать этому особого значения. Убийца моего сына наверняка был сумасшедшим, поэтому нам с вами будет трудно понять ход его мыслей. Да и стоит ли гадать? Важно установить заказчика, его, точнее ее, мотивы более ясны, а исполнитель – дело второе…

Уж не знаю, с какого потолка Галина Максимовна взяла эту теорию, но такая интересная точка зрения заставила меня по-новому взглянуть на клиентку. Мне показалось, что где-то она фальшивит, но я пока не поняла, где именно.

– Значит, вы считаете, что Даша только заказала своего мужа, а смертельный удар в грудь нанес кто-то другой? – спросила я лишь для того, чтобы заполнить паузу и обдумать следующий вопрос.

– Думаю, что женщине, какой бы стервой она ни была, это не под силу, – вполне резонно заметила Иконцева. – Да, по-моему, Дашка только заказчица.

– Но все же, какой у нее мотив?

– Она никогда не любила моего сына, зато ловко использовала Андрюшу в своих корыстных целях. Я подозреваю, что это была ее последняя и самая крупная операция. Пожалуй, смерть Андрея могла принести ей двойную пользу. Во-первых, наследство. Во-вторых, скандал…

– Какая же польза от скандала? От него одна морока, – высказалась я, не понимая, что Иконцева имеет в виду.

– Таня, вы меня удивляете, – усмехнулась Галина Максимовна. – Разве вы не знаете, что самый короткий и эффективный путь к коммерческому успеху – это скандал. Кстати, накидка с крестами как раз может дать большую пищу для скандальных публикаций. Дашка может на этом прославиться…

Клиентка снова удивила меня нестандартным взглядом на ситуацию. Сделать себе рекламу на громком убийстве мужа – такой мотив мне точно не пришел бы в голову! Стоило скорее познакомиться с Дашей Шорниковой, чтобы понять, способна ли она на такое.

– Галина Максимовна, расскажите мне, пожалуйста, о Дарье. Чем она занимается?

– Мне не хочется о ней говорить, – сказала, как отрезала, Иконцева.

– Я вас понимаю, но в интересах следствия мне необходимо знать кое-какие детали…

Клиентка резко развернулась, будто в моих словах было нечто из ряда вон выходящее. Несколько секунд мы смотрели в глаза друг другу, потом клиентка моргнула и утерла со щеки слезу. Собственно, слезы я не видела, но по жесту догадалась, что она ее утерла.

– Детали, говорите… – задумчиво произнесла Галина Максимовна и подошла к шкафу. Открыв стеклянную дверцу, она достала небольшой альбомчик и протянула его мне. – Посмотрите это, и вы кое о чем составите представление сами. У меня красноречивей не получится.

Я раскрыла альбом. Он начинался со свадебных фотографий Андрея и Дарьи. Их действительно стоило увидеть, чтобы понять – эти двое не пара, хотя бы чисто внешне. Шорников был эдаким породистым самцом – высоким, широкоплечим, с благородными чертами лица. Его избранница была примерно его ровесницей и, как это грубо ни звучит, не вышла ни кожей, ни рожей. Маленькая, пухленькая и на лицо простовата. Мне сразу стало понятно, почему Галина Максимовна ее не приняла. Но Андрей, вероятно, любил Дашу, если женился на ней. Уточнять это обстоятельство я не стала, ведь чужая душа потемки, а что было в душе Шорникова, никто уже не узнает.

Пролистав альбомчик, я пришла к выводу, что замужество пошло Дарье на пользу. Она заметно похорошела, похудела и стала одеваться со вкусом. Надо признаться, ее свадебное платье с рюшками и юбкой, посаженной по подолу на обруч, вызвало у меня улыбку, поскольку этот помпезный наряд в духе Екатерины II являл собой апофеоз современной безвкусицы. А дама с последних фотографий выглядела почти гламурно. Сбросить еще килограммов пять, и можно в глянцевый журнал попасть, пусть не на обложку, а куда-нибудь в серединку, где печатают интервью с фотографиями. Да, похоже, прилежное посещение фитнес-клубов и салонов красоты способно творить самые настоящие чудеса! Во всяком случае, скороспелая элегантность была налицо.

А вот Андрей с годами немного осунулся – похудел, полысел, и грусть в глазах появилась. Ну мужчины не всегда придают важное значение своей внешности, уйдут с головой в бизнес и даже не замечают, что начали лысеть… Эх, Таня, ну ты и язва! Хоть в покойниках не ищи изъяны!

– Скажите, какой промежуток времени охватывает эта фотосессия? – поинтересовалась я, закрывая альбом.

– Около трех лет. Мой сын судьбоносно вписался в Дашкину жизнь, не правда ли?

– Наверное…

– По-моему, вы смогли сделать из всего этого правильный вывод. Это не трудно.

– Да, здесь есть над чем задуматься, – уклончиво ответила я.

На самом деле ничего криминального в фотографиях я не узрела. Да, замужество пошло Даше на пользу, ну и что с того?

– За три года Дашка все соки выпила из Андрюши. Она жала, жала его в своих тисках, а когда больше выжимать из него стало нечего, она решилась на убийство, – сказала Иконцева и застыла в хмурой задумчивости. Пауза длилась долго, а по ее завершении клиентка еще раз подтвердила все вышесказанное: – Да, я думаю, что теперь, когда Дашка надежно пустила в Тарасове свои корни, живой Андрей стал ей совсем не нужен. Она даже детей от него не хотела иметь, потому что план убийства давно созрел в ее голове.

– Возможно, вы правы.

– Докажите это.

– Виновность доказывают в суде, а я могу только выяснить обстоятельства того, как все происходило на самом деле, – ответила я, давая понять, что подставлять Дарью, если она не имеет никакого отношения к смерти мужа, не собираюсь. – Возможно, ваша сноха здесь ни при чем…

– Но если это не Дашка, а я все-таки уверена, что это она, то ваши труды тоже не будут напрасными. Скажите, Таня, сколько я должна заплатить вам за работу? – спросила Иконцева, постукивая пальцами по столу.

Я назвала ей цену, несколько завысив свои обычные тарифы, потому что поняла – клиентке, увешанной бриллиантами, это будет под силу. Галина Максимовна не торговалась, а оставалась воплощением спокойствия и деловитости. Короче, я получила оплату за три дня вперед. После решения финансового вопроса Иконцева назвала мне координаты своей снохи и дала понять, что на этом аудиенция закончена. Я поднялась с кресла, испытывая некоторое разочарование. Клиентка оказалась щедрой на деньги, но скупой на слова. Она совершенно ничего не рассказала мне ни о своем убитом сыне, ни о новоиспеченной вдове, которую, собственно, подозревала в убийстве. Если бы не мой принцип «клиент всегда прав», я бы задержалась и устроила ей допрос с пристрастием, но, увы, пришлось принять правила игры, навязанные мне Галиной Максимовной.

В машине я позвонила Даше. Она ответила не сразу.

– Да, слушаю, – голос звучал измученно и глухо.

– Дарья Олеговна? – на всякий случай уточнила я.

– Да. А вы кто?

– Я – частный детектив, Татьяна Иванова.

– Да, Владимир Сергеевич дал мне вашу визитку, но я пока не решила, нужны ли мне ваши услуги. Неужели вы не понимаете, что мне сейчас не до этого?

– Понимаю, – сочувственно произнесла я.

– Впрочем, я встречусь с вами. В этом городе у меня никого нет, я осталась совсем одна, мне нужна хоть чья-то поддержка. Приезжайте. – Даша назвала мне свой адрес. – Пока просто поговорим.

Оказывается, Кирьянов рекомендовал меня обеим женщинам. Что ж, это могло принести дополнительные дивиденды! Нет, быть слугой двух господ я не собиралась. Мне было пока достаточно тех денег, что заплатила Иконцева. Но вот прийти к вдове по рекомендации со стороны было предпочтительнее, чем в качестве частного детектива, уже нанятого свекровью. Я догадывалась, что Дарья тоже не пылает к ней любовью, и, мысленно поблагодарив Володьку за такое удачное решение, поехала на улицу Вавилова, где жила Шорникова.

Глава 3

Даша выглядела не самым лучшим образом – красные ненакрашенные глаза, небрежная прическа, полинявший халатик. Кроме того, от вдовы пахло спиртным.

– Что вы так на меня смотрите? – вместо приветствия спросила молодая вдова, попятившись назад и пропуская меня в прихожую. – Не нравлюсь?

– Дарья Олеговна, зачем же вы так сразу…

– А я здесь никому не нравлюсь! Тарасов меня не принял… Я здесь для всех чужая… Теперь, когда Андрея не стало, моя жизнь вообще утратила всякий смысл, – сказала Шорникова. – Вы хотите найти убийцу? А что это для меня изменит? Это не воскресит мужа, не воскресит…

Чего-то в этом роде я и ожидала услышать от Даши, поэтому, спокойно выслушав ее, сказала:

– Знаете, Дарья Олеговна, я не навязываю вам своих услуг. Но раз уж пришла, может, мы с вами просто поговорим? Вы обмолвились по телефону, что одиноки…

– Да, это так. Я теперь в Тарасове совсем одна, в полной моральной изоляции. Выпить хотите?

– Вообще-то я за рулем, но если только самую малость, чисто символически…

– Нет, вы не подумайте, я не алкоголичка, просто стресс надо чем-то снимать, – пояснила Даша и посеменила на кухню.

Я последовала за ней. Обе квартиры были очень похожи не только расположением комнат, но и мебелью. У меня создалось ощущение, что я не уходила от Иконцевой. Впрочем, у Галины Максимовны был идеальный порядок, а здесь, мягко говоря, бардак.

– Мне до сих пор не верится, что Андрюши больше нет, даже несмотря на то, что я была на опознании в морге и видела те ужасные фотографии с места преступления. Мне кажется, что это какой-то страшный сон, вот я проснусь и снова увижу и услышу его. – Даша разрыдалась, и я принялась ее успокаивать.

Мало-помалу Дарья успокоилась и стала накрывать на стол. Ее движения были неловкими, она то и дело что-то опрокидывала и роняла, постоянно извиняясь передо мной.

– Таня, я поняла, что вы на короткой ноге со следственной группой, – начала Даша после того, как выпила рюмку водки и закусила кусочком колбаски. – Скажите мне по секрету, какие имеются версии?

– Версии? – переспросила я, давая себе время на раздумья.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное